Механики. Часть 23.

Механики. Часть 23.
Голосов: 18

Глава 1.

Проснулись мы уже вечером. На часах было почти шесть часов. И Булат вон тоже выспался, стоит около двери – просит, чтобы его выпустили. Пришлось вставать и выпускать его.
— Пошли поедим чего-нибудь, – закрывая за Булатом дверь, сказал я лежащей в постели Свете.
— Пошли, я тоже есть хочу. 10 минут дай мне, хоть немного в порядок себя приведу.
Конечно, десять минут не хватило, но через полчаса мы уже входили в столовую. Народу в ней было достаточно много, сервис-то работает уже, вот и ходит народ сюда на ужин. Вообще штат столовой за последнее время был кардинально расширен, плюс привезли некое количество оборудования из Киженя, что, несомненно, облегчило готовку нашим поварам. Одних больших плит и духовок несколько штук, те же самые посудомоечные машины, посуду, различные кухонные комбайны, так что нашим поварам, которых у нас тут все уважали, стало гораздо легче готовить на всю эту ораву народу, которая трудилась в сервисах, плюс салон, плюс охрана, плюс магазин по продаже запчастей.
Вечер прошёл прекрасно, посидели в беседке после сытного ужина. Потом мы со Светой взяли восьмёрку и, захватив с собой Булата, поехали погулять по городу. Леший с Нямой пристроились сзади на Лексусе, выспались тоже, как и мы днём. В Таусе за последние две с небольшим недели построили два парка и засадили семенами. Само собой дорожки, лавочки, кафешки, народ теперь тусил в этих парках постоянно. Вот в одном из таких парков мы и решили прогуляться. Тачку оставили на специальной стоянке и пошли пешочком, наслаждаясь травкой и кустиками. Света даже лёгкие шлепки с ног сняла и шла по траве. Булат носился туда-сюда. Народу в этот вечерний час было очень много. Попадалось много знакомых, в середине парка открылось маленькое кафе, я купил себе и Свете по мороженому. Булату взял два, он их проглотил, даже не жуя. Прям троглодит какой-то. Следующие за нами на небольшом расстоянии Леший с Нямой купили себе по три. Ну никакой личной жизни. Так этот крендель по имени Булат выпросил-таки у них по одному мороженому и так же благополучно сожрал. Уже поздно ночью, нагулявшись и накатавшись, вернулись домой, легкий перекус в круглосуточно работающей столовой и баиньки. Перед тем, как ложится спать, я посмотрел в окно на ангары сервиса. Везде горел свет, работа кипела, и трое слесарей закатывали в ангар очередную тачку для ремонта. Стоящие на открытой площадки КамАЗы, Плащи и Навары, на которых ребята ездили в облако отдыхали – завтра им предстоит очередная поездка в облако за свежей партией машин, а может быть, и не одна.


4 января.

На следующее утро в 9.00 я уже был в кабинете. Таня как штык так же была на месте. А мне всё больше и больше начинает нравиться, что у меня есть секретарь. Не успел войти в свой кабинет и присесть за стол, как следом вошла Татьяна и поставила передо мной чашку кофе.
— Спасибо, – поблагодарил я её.
Она кивнула и, открыв свой ежедневник, начала говорить.
— Вчера вас спрашивали двое людей. Некие Ильинов и Матвеев, это директора двух производств по переработке алюминия, хотят поговорить о дальнейшем сотрудничестве. Потом приезжал господин Кончевский, у него небольшая фабрика по производству одежды. Его интересуют поставки змеиной кожи. Ваш друг Армен оборвал телефон, – она улыбнулась, – хочет змеиного мяса. И ещё несколько человек с производств, их так же заинтересовало змеиное мясо. Те образцы, что мы им развозили, ушли у них на ура. Господин Суринов также хочет поговорить по поводу гранита. Их всех интересуют поставки. Кого приглашать и когда?
— Кого и когда, – побарабанил я по столу пальцами. – Тань присядь, а, ну не стой ты, ну неудобно мне.
Она улыбнулась и присела за стол напротив.
— Вот другое дело. Давай так. Для начала найди нашего Вертолёта и пригласи его ко мне, знаешь ты или нет, но я хочу назначить его директором базы пещеры. А после этого все контакты по мясу и по змеиной коже спихни на него. Пусть он сам там цены устанавливает и торгует с ними.
— Хорошо, – кивнула она и сделала пометку у себя в блокноте.
Тут зазвонил лежащий около неё один из двух сотовых телефонов. Она посмотрела на меня и, получив кивок одобрения, ответила на звонок.
— Приёмная генерального директора ГДЛ. Слушаю вас.
О мля, приятно блин.

— Да, хорошо, я запишу вашу просьбу и передам Александру. Как только у меня будет информация, я сразу дам вам обратную связь. Хорошо-хорошо, постараюсь узнать побыстрее, всего доброго.
— Армен звонил опять, – улыбнулась она, – хочет с вами встретиться.
— По мясу вопросы?
— Да.
— Армен хороший мужик, мы когда только сюда попали, он нас выручал. Приглашай.
— Когда?
— Да хоть прям сейчас. Вертолёта только мне найди. И Игоря с Ваней, директоров сервисов, тоже сюда пригласи прям сейчас. Пора их к делу приобщать, не всё же им в сервисе сидеть. Была у меня идея насчёт этой парочки, вот сейчас я её и осуществлю.
— Хорошо, – снова кивнула Татьяна, и взяв свою папку, вышла из кабинета.
Через несколько минут, когда я уже успел выпить кофе, ко мне пришли Игорь и Иван, директора сервисов. Мы только поздороваться успели, как заговорил спикерфон Татьяниным голосом.
— Александр, Борис Петрович будет через полчаса, он сейчас на развозке.
— Спасибо, приедет – пусть сразу заходит.
— Ну, как дела у вас, директора? – спросил я у сидящих напротив меня ребят. – Кофе будете?
— Я буду, – улыбаясь, сказал Иван.
— Я, пожалуй, тоже не откажусь, – поддержал его Игорь.
— Таня, два кофе пожалуйста, – нажал я кнопку.
— Хорошо.
— Ты посмотри на него, я тоже себе секретаря хочу, – хихикнул Игорь.
— Дело у меня к вам мужики есть, – обратился я к ним, – как вы уже оба знаете, мы нашли большой аэродром с разобранными самолётами, и Митяй нашёл гранит, думаю, что и мрамор тоже найдёт. Татьяна мне сказала, – кивнул я головой в сторону двери, – что директора производств, которым мы дали образцы, хотят со мной встретится и поговорить на предмет дальнейшего сотрудничества. Думаю, их интересуют дальнейшие поставки.
— Нам хочешь поручить с ними общаться? – спросил Игорь.
Тут в кабинет постучали и вошла Таня с двумя чашками кофе на подносе.
— Спасибо, Танечка, – поблагодарили её ребята, когда она поставила чашки на стол.
— Не только пообщаться, – продолжил я, – но и полностью отдать вам эти направления. Выбирайте, кто чем будет заниматься.
— Как это? – переспросил Ваня.
— Вань, не тупи, – улыбнулся я. – Например, ты будешь заниматься поставками алюминия, ты Игорь – гранита и, надеюсь, мрамора. Общаетесь с директорами, узнаёте сколько им надо, в тоннах я имею в виду. Ну и занимаетесь поставками. Люди, организация добычи, транспорт, ценовая политика – всё будет на вас, каждый по своему направлению. С ценами не ломите, там всего полно. И нам копейка прилипнет, и рабочие места создадим, и для города хорошо.
— Я алюминий возьму, – поднял руку Игорь.
— Я тогда гранит и мрамор этот. Там Митяй вроде как шарит в этом?
— Ага, – кивнул я, – только он мрамор ещё не нашёл. Но, надеюсь, найдёт. Ваша задача мужики обеспечить стабильные поставки. Сами знаете, сколько алюминия надо при строительстве посёлка нового.
— Это да, – кивнул Игорь, – там на одни окна и двери только тонны нужны.
— Вот и занимайся. У вас же наверняка есть замы в сервисах, которые могут вести ваши дела и доводить до вас ту или иную информацию?
— Есть конечно, – кивнули оба.
— Ну и хорошо. Да и гранит, Вань, тоже покупать будут. Если у него себестоимость не дорогая будет, то можно будет потом протолкнуть предложение о том, чтобы например дорожки в парках, бордюры в городе, и так далее этим самым гранитом выложить. Да и в посёлке можно использовать.
— Красиво будет, – кивнул он, – только его как-то добывать надо и сюда вести.
— Это, брат, уже твои проблемы, – поднял я руки. – Ты директор, тебе и рулить. Езжай к Рифу, бери баржу, оборудование, взрывчатку, людей, и туда. Расчищайте место, короче всё на вас будет. Тане скажите, пусть она этих директоров производств вызовет, сами и побеседуете, сколько тонн и в каком виде им надо гранита и алюминия.
— Ясно, – ответили ребята.
— Да, и ещё, мужики, – вспомнил я ещё одну вещь, – как вы знаете, мы сейчас строим себе два здания, паркинг и офисное. Так вот, я хочу, чтобы наше офисное здание было всё в граните, фасады, лестницы из плитки гранитной. Так что, Вань, сразу договаривайся, чтобы нам плитку делали. Найди дизайнера, который красиво всё придумает. Сейчас в пещере, где у нас будет база, группа ребят заканчивает с ремонтом. Я их потом пригласил к нам отделкой офисного здания заниматься, можешь их подключить. И по поводу алюминия тоже самое, Игорь. Наверняка нам и в сервис можно и нужно придумать, где алюминий в отделке использовать и в здании, и в паркинге.
— Ясно всё, Саш, – кивнул Игорь, – будем думать.
— Решим всё, – поддержал его Ваня.
— Как там дядя Паша в Кижене? – спросил я у Игоря.
— Нормально всё. Магазин и сервис строит, людей и оборудование я ему туда отправил. Вагонами тоже занялись. Степаныч занимается строительством на трассе заправок-гостиниц. Процесс идёт полным ходом.
— Ну и прекрасно. Тогда всё мужики, занимайтесь.
Ребята вышли, а я снова задумался. Так, что ещё нужно узнать пока Вертолёта нет? Арканит! Точно.
— Таня.
— Да Александр.
— Свяжи меня с заводом по производству Арканита. Знаешь с кем?
— Сейчас, – я услышал, как она зашуршала листками. Видимо ищет в блокноте имена.
— Не мучайся, Тань. Есть там двое профессоров, Лев Олегович и Сергей Викторович. Можно с любым.
— Хорошо.

Глава 2.

Следующую неделю я крутился как белка в колесе. Я даже и не предполагал, что скопилось столько вопросов, которые мне надо решить. А с бумажками-то сколько работы было. Тут подписать, тут подумать, народ всё шёл и шёл ко мне. Информация стекалась со всех уголков нашей ГДЛ, все чего-то требовали, просили, жаловались на нехватку того или этого. Очень сильно мне помогала Татьяна, без неё я бы совсем зашился, и моя башка либо лопнула бы, либо я пристрелил бы кого-нибудь на хрен. Светка, видать, понимала моё состояние и не лезла ко мне со своими женскими причудами; хотя она у меня и так умничка, грех жаловаться. Татьяна как-то умудрялась распределять этот поток информации и ловко подсовывала мне кипы бумаг на подпись в определённые часы и, что мне больше всего понравилось, она в двух словах доносила до меня информацию: где надо было принимать сложное решение, мне приходилось вникать самому. Как же не хватает электронной почты, это просто пипец. Попробуй по рации объясни, что ты хочешь, и увидеть цифры, которые тебе нужны. Тут-то в Таусе уже сотовые вовсю работали, было легче, а вот с со всеми остальными был информационный вакуум.
В целом, дела у нас шли хорошо. В мой первый рабочий день, когда Татьяна по рации связала меня с заводом, профессора дали мне информацию об арканите со дна озера в Венеце. А самое главное, механики Рифа делали какой-то мощный пылесос, шланг от которого они хотят опускать на дно озера и оттуда сосать песок с арканитовой породой, а наверху его уже просеивать и везти на переработку.
В данный момент там эту самую породу со дна вовсю черпали ещё жившие там Венецианцы и, со слов наших яйцеголовых, с каждой тонны поднятой породы после обработки и переработки в пластилин мы будем иметь около 100 килограмм пластилина, ну плюс минус 10-15 килограмм. А это уже совсем не могло не радовать. Оба профессора, все эти дни поочерёдно сменяя друг друга, плавали в сопровождении своей охраны по озеру и, поднимая то тут, то там ведра породы, изучали дно. Получалось так, что где-то совсем песок, где-то есть арканит. Всё равно хорошо – сделают пылесос, будут больше поднимать и перерабатывать. Арканит тут нужен всем. Уж больно хороший и крепкий материал из него получается.
Игорь с Ваней с ушами погрузились в свои новые направления. Особенно доставалось Ване с гранитом, он потихоньку набирал себе людей, и они с Митяем искали место, где развернуть добычу гранита. Там же скалы везде, на барже-то можно подойди, но вот выгрузить технику уже было проблематично. Матросы Рифа установили-таки на одну из барж мощную стрелу, чтобы была возможность грузить большие валуны гранита на баржи, но нужна была площадка для людей. Хоть пару вагончиков поставить, кухню, да и машины там нужны. Вот и взрывали они там всё подряд. Но в целом процесс у них шёл.
Игорь наладил поставки алюминия в Таус. На аэродроме развернули небольшой городок, и рабочие из Венеца вовсю пилили на куски детали самолётов.
Борис Петрович согласился с моим предложением возглавить оптовую базу. С ремонтом там закончили, и сейчас он активно набирал персонал и рулил там по полной программе. Также туда потихоньку завозились различные продукты. Раз в день мы с ним связывались, и он сказал, что машины из Руви за продуктами к нам пошли. Киженьцы купили у нас несколько фур и грузовиков и также начали ездить туда и покупать там оптом продукты.
Дороги строились быстро, я бы сказал, очень быстро. Тумановские, вернее, уже Грача, бойцы трудились не покладая рук. Часть из них ездила в облако за тачками, часть укладывала лианы. Асфальтированное шоссе уже ушло далеко по плато в сторону Киженя. У нас уже были связаны асфальтированной дорогой все наши оазисы и различные второстепенные дороги. По информации Большого, в Новом оазисе так же практически все дороги закатали в асфальт, так же Речной и дорогу от Нового до Тауса. Конечно, ещё оставалось куча дел по благоустройству и доделки мелочей, но это уже вторично.
Я никак не мог выбраться, чтобы посмотреть на ход строительства заправок и гостиниц на шоссе. Так же очень хотелось съездить в Зимний оазис. Туман же купил себе БМВ и целыми днями где-то ездил с несколькими бойцами. Ему везде надо было наладить охрану, установить количество людей в смене, назначить старших, сделать так, чтобы информация обо всех происшествиях стекалась в одно место, обеспечить ребят всем необходимым, оружием, обмундированием, транспортом, разработать единый регламент для всей охраны, и не забывать всех этих ребят периодически отправлять в облако либо за машинами, либо за катерами. И еще тренировки, полигон-то за городом у нас был. Вот и гоняли там ребят Грач и несколько его сержантов и в хвост и гриву. То есть в каждом месте, где у нас была охрана, находились подготовленные и обученные бойцы, которые и повоевать успели, и физически подготовлены. И вот этот круговорот был постоянный. Так же они набирали крепких мужчин из Венеца, перевозили их сюда. А у многих семьи, их надо разместить, обеспечить всем необходимым. ГДЛ рос не по дням, а по часам. Я только успевал ведомости подписывать на расходы.
Несколько раз общался с Георгичем. Он постоянно делился информацией. Посёлок строился круглосуточно, экономика города буквально выстреливала. Аналитики и экономисты только довольно потирали руки. Запустили две больницы и строилось ещё две. Из Киженя везлось медицинское оборудование фурами, бытовая техника, различные станки. Точно так же из Венеца везлись рабочие руки. Я-то как думал, что привезём человек двести, устроим их, через неделю ещё двести и так далее, ага, щас. Нужны были врачи, учителя, воспитатели, сантехники, плотники, строители, компьютерщики, продавцы, разнорабочие. Да только у одних нас сколько новых рабочих мест появилось.
Город буквально поглощал людей, в хорошем смысле этого слова. Ведь люди нужны были не только в Таус, но и в Хозяйственный, и в Новый, и в Речной. У меня проводилось совещание за совещанием. Решались кучу вопросов, проблем, согласовывались различные мероприятия и действия. После очередного такого совещания я откинулся на кресле и понял, какую махину мы создали. В течение этой недели Вольт с Тучей со своими бригадами наладили сотовую связь во всех наших оазисах. Ребята походу вообще круглосуточно работали, сейчас устанавливали вышки между оазисами и тянули сетку на интернет.
Несколько раз приезжал то Иван Мэр, то Колобок, то Марк, но встретиться с ними не было никакой возможности, да и они тоже все в делах были. У них заправки, конюшни, магазины, тоже дел хватало.
14 января.
— Таня, что у нас сегодня? – спросил я, остановившись около её рабочего места перед тем, как зайти к себе в кабинет.
— Вы просили вчера напомнить про поездку на заправку-гостиницу, – ответила она, посмотрев в свой ежедневник, – при условии, что никаких совещаний не будет. На сегодня у вас никаких встреч не запланировано.
До ближайшей от нас 240 километров – и хочется, и далековато. Честно говоря, я достаточно сильно вымотался за эти дни.
— Я подумаю, – ответил я и вошёл в свой кабинет. Через минуту появилась Татьяна с чашкой кофе. Молча поставила её передо мной и удалилась. Неужели правда никаких совещаний сегодня нет? Прям не верится. Может, рвануть в Зимний? Нет, надо ехать гостиницу посмотреть. Степаныч пару дней назад на совещании спрашивал, когда я приеду посмотреть, что они там сделали.
— Таня, – нажал я кнопку спикерфона.
— Да, Александр.
— Скажи ребятам, пусть машины готовят, едем заправку-гостиницу смотреть.
— Хорошо.
— Поедешь тоже. Мало ли там записать что надо будет, – тут я не лукавил. Я уже убедился в её полезности. Раньше-то как было, проводил я совещания, и мне приходилось все свои распоряжения и приказы записывать, делая себе маленькие пометки. А сейчас у меня была Татьяна, которая во-первых всегда вела протокол совещания, а во-вторых записывала то, что я ей говорил. То есть напоминалкой уже она у меня была. И было это ну очень удобно.
— А кто тут останется? Звонки постоянно идут, – тут да, входящих звонков было очень много, и вот сейчас у неё снова зазвонил один из сотовых. Его звонок я уже выучил наизусть.
— Ничего страшного, – ответил я, – тебе задание. Найди ещё одного секретаря. Тебе частенько придётся со мной ездить, а вторая будет тут сидеть. Только толковую девочку подбери, сама там разбирайся.
— Хорошо, – ответила она, и мне показалось, что она обрадовалась. Всё-таки очень много дел у неё было. И звонки, и бумаги, и совещания, второй секретарь точно не повредит. – Машины будут около входа через 3 минуты.
Я выпил кофе, быстренько просмотрел бумаги, лежащие у меня на столе, мало ли дела какие, глянул в ежедневник с пометками, да вроде ничего серьёзного на сегодня у меня нет. Ну и хорошо.
— Поехали, – сказал я, выходя в предбанник.
Там уже стоял и ждал Кирпич, Таня быстро взяла свой ежедневник, пару бутылок воды. Свою сумочку, один из телефонов у неё в руке тут же зазвонил.
— Офис генерального директора ГДЛ, добрый день, – на ходу ответила она.
— Да, да, Юрий Иванович, я помню про вас. Вашу просьбу Александру я передам, как у меня будет ответ, я сразу дам вам обратную связь, всего доброго.
Вышли на улицу. Там уже стояли Лексусы, и Няма услужливо открыл перед нами заднюю левую дверь.
— Садись, Тань, – показал я ей, а сам обошёл машину сзади. Клёпа открыл вторую заднюю дверь, и я приземлился в мягкий и прохладный салон седана.
Я уже давно не лез к ней с расспросами кто звонил, что ему надо, чего хочет и так далее. Она сама доводила до меня информацию. Так произошло и сейчас. Мы уже тронулись и ехали к выезду с территории сервиса, когда она сказала.
— Юрий Иванович — это директор по производству алюминиевых деталей. Хочет встретиться с вами. Поговорить насчёт прямых поставок не переработанного алюминия.
— А почему не переработанный?
— Себестоимость, – ответила мой секретарь, – ему выгодней самому его брать и перерабатывать.
— Так направь его к Игорю. Пусть он с ним и беседует.
— Хорошо, – кивнула она и сделала себе пометку в блокноте.
— Есть кто на примете-то? – спросил я. – Я имею ввиду второго секретаря.
— Есть две девушки. Сегодня постараюсь поговорить с ними. Какую им зарплату объявлять?
— Как у тебя сейчас можешь смело обещать, а к своей плюс 25 процентов. Готовь приказ для бухгалтерии, я подпишу. Без тебя я бы уже зашился.
— Спасибо, – обрадовалась она.
Выйдя сейчас на улицу, я обратил внимание, что на обоих Лексусах стоят другие диски и более широкая и низкопрофильная резина. Пару дней назад я видел, как их выгружали из фургона, думал, что это для машин в сервис или салон, оказалось, что для этих двух тачек.
— Слива, как новые колёса? – спросил я.
— Великолепно, – отозвался он, сидя за рулём, – мы с Кирпичом уже попробовали: и дорогу лучше держат и рулятся получше на более широкой резине. Джип теперь на двухстах не кидает как тогда, но тяжеловато ему всё-таки.

Глава 3.

Выехали за город и покатили по асфальту в сторону заправки-гостиницы. Слива держал 180-190, джип шёл сзади как привязанный. 250 километров пролетели меньше чем за два часа. Всё-таки лексус очень комфортный автомобиль, несмотря на большую скорость сзади было ехать очень комфортно. Трасса была практически пустой, и можно было ехать не напрягаясь. Я имею в виду, что не надо было постоянно притормаживать из-за вылезающих в левую полосу тихоходов. Так и шуршали мы в левой полосе; Кирпич на джипе висел сзади на заднице седана.
Только, скорее всего, джип с такими скоростями скоро умрёт. Ну не предназначен он для этого, раздатка и мост точно прикажут долго жить. По-хорошему, машины сопровождения живут год-два, в зависимости от стиля езды водителя в первой машине. Как правило, джип сопровождения должен висеть на заднице ведущей машины, все мы неоднократно видели такие картины. Но это в условиях жутких пробок. У нас тут конечно попроще с трафиком, но всё равно Кирпич в джипе висит на заднице седана постоянно. Я ещё до попадания в этот мир видел, как работает водитель в джипе: правая нога на газе, левая на тормозе. Расстояние до машины шефа полметра и чуть правее и сзади. Попробуйте постоянно держать такое расстояние, чтобы никто не вклинился, и умудриться не въехать в задницу. Мы все привыкли работать только правой ногой и с газом, и с тормозом, а тут этой доли секунды, когда вы переставляете ногу с газа на тормоз, может не хватить, поэтому и работают двумя ногами.
Так вот, при такой езде идёт бешеная нагрузка на трансмиссию и тормозную систему джипа. Постоянный разгон-торможение. В том мире к нам в сервис несколько раз приезжал довольно таки богатенький дядя, заказывал у нас переделку джипа, делали мы ему Патруль для охоты. Сначала он ездил на двух джипах, его возили на Тойоте Секвойе, сзади в сопровождении был Инфинити Кью Икс 56, ещё в том, старом кузове с тупым носом. Так вот, Инфинити умер через полгода такой езды, сначала коробка, а потом и движок. Не выдержал постоянных рывков-торможений. Купил он вторую Секвойю, на второй машине перестало хватать тормозов. Там всё-таки больше трёх тонн вес, пришлось менять все тормоза на более качественные Брембо.
А потом мне на подъёмнике показали Гелик из сопровождения. Я, честно говоря, когда увидел – обалдел. Машина рамная, все крепления к кузову расшатаны, а машине два года было. И вот тогда один из наших старых слесарей ответил на мой вопрос, почему так происходит. У него была полуметровая линейка из хорошего железа, гнулась она с трудом. Вот он и показал нам на её примере, что происходит с кузовом джипа при таких частых разгонах-торможениях в экстремальных режимах. Его линейку согнуть было очень сложно, а если туда-сюда несколько десятков раз? Железо хочешь-не хочешь начнёт гнуться. Вот точно так же все крепления, гайки и болты расшатывают кузов джипа. Сколько десятков, сотен раз, например, на этом Гелике резко разгонялись и тут же тормозили, стараясь удержаться на заднице машины шефа?
Так что, если вам будут предлагать купить джип из сопровождения в идеальном состоянии, никогда его не покупайте. Да, на обслуживание таких машин денег никогда не жалеют, у них только морды обычно в пескоструе и лобовухи несколько раз за год меняют от вылетающих камней из-под ведущей машине. А вот внутри у него всё расшатано и через сколько машина начнёт «гулять» никто не знает. Ну и само собой начинаются проблемы с той же раздаткой, трансмиссией, задним мостом, тормоза либо штатные, с сожжёнными дисками в ноль, либо спортивные, значит, на нём хорошо так отжигали. А ещё бывает и подшипники со ШРУСами перегреты. Попробуйте несколько раз остановить такую махину со 120, а если дождь? Мгновенный перегрев тормозов и ведение тормозных дисков, не с первого раза, так с десятого.
А мы сейчас ещё лапти пошире на джип одели, что тоже не добавит надёжности тем же подшипникам и ШРУСам. Да, красиво, да, машина стала устойчивей в поворотах и на высоких скоростях, но в совокупности это всё потихоньку убивает автомобиль. Ладно, покатаемся так, а там посмотрим.
— Вон подъезжаем уже, – подал голос Слива.
Первая наша заправка-гостиница строилась в 100 километрах от Оазиса-разборки. Основное шоссе и железная дорога уходили дальше в сторону Киженя. От основной трассы была проложена дорога к заправке-гостинице, около ста метров. Она была построена практически так же, как наша заправка у каньона. Сама заправка на 4 бензоколонки, небольшой магазин и кафешка в нём. Рядом построенная буквой Г гостиница. Всё это огорожено бетонным забором, и наверху магазина виднеется башенка с пулемётом и большим количеством прожекторов. С трассы это всё очень хорошо видно. Заправка-гостиница в небольшой низине расположена и прекрасно видна.
— Где парковаться-то? – спросил Слива, когда мы заехали на территорию через открытые ворота.
— Давай вон к магазину к рабочим.
Около магазина суетилось человек 10, несколько в данный момент разгружали фургон, таскали внутрь какие-то коробки. Ещё двое, стоя на больших лесах, вешали на навес над бензоколонками лампы освещения. Дальше трое красили бордюрчики, кто-то подметал и таскал мусор в большой контейнер. С виду, практически всё было готово. Не успели мы припарковаться на стоянке, как к нам подошли двое мужчин.
— Добрый день, Александр, – поздоровались они со мной, как только я вылез из прохлады салона. – Степаныч на дальнюю заправку уехал. Обещал к вечеру только вернуться. Он вам нужен? – мужиков я может и видел пару раз, но как зовут, не знаю. Видимо, они тут за старших в отсутствие Степаныча. Оба в годах, лет под 60. Один маленький, второй чуть покрупнее, одеты в лёгкие рабочие комбинезоны. На поясе у каждого весит различный инструмент, пассатижи, отвёртки, провода какие-то.
— Привет, мужики, – пожал я их руки в ответ, – нет, мы приехали посмотреть, как у вас тут дела. Покажете?
— Конечно, – улыбаясь, ответил тот, что повыше и покрупнее .– С магазина начнём?
— Да.
— Тут будут операторы, витрины, – начал свою экскурсию этот провожатый, как только мы вошли внутрь. – Всё будет сделано так же как в том мире на больших заправках. Кафешка, столы-стулья, там туалет для клиентов, – показал он рукой в угол.
Так мы и ходили за ним по пятам. С другой стороны заправки был вход для персонала, там же были и комнаты для него, кухня, небольшая столовая, комната охраны. Пара небольших кладовок, душевая, туалет. Само здание было уже готово, даже ремонт уже практически закончили, осталось только марафет навести в некоторых местах, и всё готово.
— Ну, вот в принципе вот так тут, – разведя руки в стороны после окончания осмотра, сказал этот дядька, когда мы, осмотрев помещения, вышли на улицу.
— А где душевые для водителей? – спросил я.
— Так это, в гостинице, – немного обалдело ответил тот.
— Это если кто переночевать решит. А если он просто в душ хочет сходить? С водой тут что?
— Две скважины, – тут же ответил мужик, скорее всего, он прораб. – С водой тут проблем нет, с электричеством тоже самое. А зачем водителям душ принимать посередине дороги?
— Душ нужен обязательно. Расстояния большие, просто ополоснуться захотелось, делайте душ сбоку. Таня пометь.
Она тут же записала в свой блокнот.
— Душ, раздевалку обязательно.
— Надо место тогда подобрать, – почесал затылок второй мужичок.
— Да сбоку вон где-нибудь постройте будку небольшую, – показал я рукой на свободный угол на улице — закажите материал и сделайте. Фонари вокруг поставьте. С камерами наблюдения что?
— Должны привезти, – ответил мужичок поменьше, – только никак не привезут.
— Таня, запиши, в сервис приедем – напомни, поговорю с Апрелем, – повернулся я к ней, – тут вроде всё, пошли гостиницу глянем.
Гостиница была на 20 номеров, в каждом хороший санузел, комната для персонала, прачечная, небольшая кухня и столовая.
— Кухню полностью упаковать бытовой техникой, – сказал я, – это для тех, кто сам захочет приготовить или разогреть что. Кофейный аппарат сюда, – снова кивок Тане, – в магазине всегда должны быть продукты, чтобы выбор был. Узнай у поставщиков, может в Кижене есть оборудование для производства пончиков и блинчиков. Если есть, привезти и сюда, и на дальнюю заправку. Да на все кстати можно поставить, узнай в общем.
— Хорошо, – кивнула Таня записывая.
— Молодцы мужики, – похвалил я этих двоих, – большую работу провели. Ещё проблемы есть какие? Зарплату платят вовремя?
— Да-да, – сказали они разом, – всего хватает. Проблем нет.
— Звери только по ночам лютуют, – спохватился тот, что поменьше. Блин, неудобно, они ко мне по имени, а я не знаю, как их зовут. С другой стороны, я всё равно всех сотрудников запомнить не смогу. Надо было со Степанычем связаться, узнать тут он или нет. Если нет, то спросить кто за старшего и его имя. Но умная мысля как обычно…
— Может от забора отступить и забор из колючей проволоки сделать? – предложил я. – Охрана тут в любом случае будет. А забор сделать полукругом вокруг заправки и пусть он упирается в шоссе.
— А что? Забор лишним не будет, – сказал один из прорабов, – метрах в двадцати поставить его и замечательно. И стробоскопов с прожекторами ещё добавить можно. Звери вспышек боятся.
— Заказывайте тогда всё, что нужно.
Оба кивнули.
— Сколько вам ещё надо времени? Чтобы тут со всем закончить.
— Если всё быстро привезут, – ответил мужичок поменьше, – то за неделю закончим, и можно будет запускать. Ну, только персонал набрать надо. Со второй заправкой-гостиницей подольше повозиться придётся, далековато она от Тауса всё-таки.
— Там точно так же всё? – спросил я.
— Да, один в один. С душевой понял, сделаем точно так же. И забор со вспышками.
— Замечательно, – кивнул я.
Затем мы ещё немного походили по этой заправке-гостинице и, погрузившись в тачки, поехали назад в Таус.
— Таня, когда приедем в сервис, найди Славку, пусть он ко мне зайдёт, – обратился я к ней, когда мы уже выезжали с территории заправки. – Стенды надо сделать. Просто напомни мне, стенды.
Она кивнула и записала.
100 километров до Оазиса-разборки пролетели за 32 минуты, я специально засёк. Неплохо, совсем неплохо. Доехав до небольших скал, где Полукед с девчонками отбивались от зверей, нагнали два прущих на всех парах автовоза с прицепами. Один автовоз был забит легковушками, второй джипами на верхнем ярусе, внизу я успел рассмотреть привязанные мотоциклы и какие-то коробки. Кстати говоря, теперь все эти скалы так и звали, скалы Полукеда. Ведь у нас абсолютно все бойцы и большинство работников знали, как он защищал там девчонок и получил там от зверей ранение. Полукед, помню, когда узнал об этом названии, ходил гордый и довольный до ушей. Ваня мне позавчера сказал, что Полукеду очень понравилось на аэродроме, и он помогает там мужикам, пилит и таскает алюминий. Очень ему нравится нацепив очки вгрызаться большой болгаркой в остов самолёта и пилить его на маленькие куски. Ватари, как и обещал, занимается обучением бойцов рукопашке. И, судя по отзывам ребят, его знания и методики обучения имеют успех. Даже наш Маленький, признанный всеми боец рукопашки, и то постоянно ездит из Нового к нему на тренировки. Вот же самурай-то наш, ниндзя прям.
Вернувшись, снова немного погрузился в дела сервиса. Они, кажется, никогда не кончатся. Таня связала меня с Апрелем, поговорили с ним по поводу камер и различного оборудования для заправок. Как я и предполагал, это было не его нежелание туда везти, это было отсутствие свободных машин. Грузовики и фуры были на разрыв. Водители работали по 12 часов в день с маленькими перерывами на сон. Я сам видел, как приезжала фура на сервис, её разгружали одним и разгружали другим, а водитель в это время спал в кабине и туда же ему несли еду. Водителей никто не трогал, все понимали, что сидеть весь день за баранкой тоже не сахар. Но никто из них не жаловался, все знали, что в зарплате никого не обидят.
С Апрелем мы решили, что несколько его водителей из второй смены, или кто выходной, отвезут в заправку-гостиницу что смогут на своих машинах. А уже более громоздкое оборудование Апрель отправит туда через день-два, и сразу же туда поедут установщики. Поток машин на трассе увеличивался с каждым днём, так что заправку-гостиницу надо запускать.
Следующий, с кем я хотел поговорить, был Плотников Вадим Евгеньевич, он у нас был главный по всем заправкам, и на нем же висит задача по набору персонала. С ним я смог поговорить уже вечером, и то по рации. Он со Степанычем как раз был на второй заправке-гостинице, которая была почти в четырёхстах километрах от Тауса. По персоналу у него тоже всё оказалось под контролем, людей он уже набрал, они только ждали, когда смогут приступить к своим обязанностям. За три дня до открытия он хочет отправить их всех туда на весь день, чтобы люди увидели место, где им придётся работать, и помочь хорошенько там убраться. Да и наверняка ещё что-то надо будет туда привезти из вещей и тому подобному. Так что зря я переживал. Человек подошёл к делу со всей серьезностью и понимал, что от него требуют и что надо делать. Он со Степанычем тоже постоянно в разъездах, то на одной заправке, то на другой, то в Кижень едут, то назад в Таус. Пробеги на машинах бешеные, ну ничего, зарплату получают хорошую, купят себе если захотят другие тачки.

Глава 4.

— Александр Вячеслав подошёл, – заговорил спикерфон голосом Тани.
Я посмотрел на часы, висящие у меня на стене. Однако, время уже 19.40.
— Пусть заходит. А ты чего домой не едешь? – спросил я у неё.
Открылась дверь, и ко мне в кабинет зашёл Славка.
— Я ещё одну девушку жду, – ответила мне Татьяна, – собеседование на второго секретаря.
— А, точно, – вспомнил я, – хорошо.
— Я нужна ещё сегодня?
— Нет, Тань, спасибо, – ответил я, одновременно показывая Славке рукой на кресло. – С одной уже поговорила?
— Да, если честно, мне она не очень понравилась. Амбиций много, а знаний нет.
— Ну, это ты сама смотри. Я с тебя буду спрашивать.
— Я поняла, Александр. Если и вторая девочка не потянет, я найду ещё одного секретаря в течение пары дней.
— Хорошо, Тань.
— Чай-кофе сделать вам?
Я вопросительно посмотрел на Славку, тот отрицательно помахал головой.
— Нет, спасибо.
— Как дела, дружище? – спросил я у него, закончив разговаривать с Татьяной.
— Да пипец, Сань, – вздохнул Славка, – пацаны целыми днями с алюминием и гранитом занимаются, всё на мне висит.
— Так у них же замы есть? – удивился я.
— Да есть-то они есть, только право подписи у меня. Они со своими бумажками мне всю кукушку вынесли, то это надо, то другое. Голова как дом советов.
— Так дай им право на определённые суммы. Чего ты мучаешься? Потерпи чуток, Слав. Сейчас офисное здание построят, будут там у вас всех нормальные кабинеты с секретарями. Вы, кстати говоря, можете сейчас себе секретарей взять, чё мучаешься? Вон Тане моей давай скажем, найдёт она тебе секретаря.
— Ты мою каморку видел? – засмеялся Славка. – И ребят, где мы сидим? Это у тебя кабинет вон, – обвёл он его рукой.
— Слав, не бухти, – улыбнулся я, – посадим тут секретарей ваших.
— Это где тут? Там места у тебя нет, – показал он пальцем на предбанник, – второго сейчас посадишь секретаря и всё.
-Слава, надо потерпеть месяц, ну полтора и всё будет нормуль. Офис вон круглые сутки строят. Сейчас ещё бригада из пещеры сюда переедет. Ремонтом начнёт сразу заниматься. Навалятся все, сделают всё быстро.
— Да понял я, понял, – вздохнул он, – чё звал то?
— Я с Плотниковым сегодня разговаривал. Спрашивал у него по поводу стелл на заправку. Он сказал, что ты в курсе и твои ребята их делают.
— Ну да, – кивнул Славка, – большую хреновину из оргстекла с подсветкой. На каждой заправке будет стоять. Её с дороги будет хорошо видно.
— Отлично. Я хочу попросить вас сделать ещё несколько штук. Только огромных, чтобы они через всё шоссе были.
— Как это? – удивлённо спросил Славка.
— Буквой «П», Слав. Огромную просвечивающуюся конструкцию с подсветкой.
— Фигасе, – Славка задумчиво почесал затылок, – да можно в принципе. Только там крепления нужны мама не горюй. Мы это-то под бетонную подушку делали. А эту тем более придётся.
— Ну да, по бокам от шоссе и посередине столбы придётся устанавливать. Высота метров 15 и шириной в два-метра. Чтобы её за километр видно было, да и лишнее освещение там точно не повредит.
— Я тебя понял, Сань. На все заправки?
— Да, на все.
— Хорошо. Ещё что-то?
— Да.
Он вопросительно на меня посмотрел.
— Ты же знаешь, что у нас сейчас арканита будет больше, чем было раньше.
— Да, из Венеца породу возят и на заводе у нас перерабатывают.
— Вот я и хочу тебе поручить заняться его распределением.
— О как.
— Меня уже замучали с ним. Рвут на части каждый день. То в сервис под инструмент, то Туман, сейчас ещё Грач добавился. Дядя Паша, Степаныч, Большой с Маленьким как коршуны над этим пластилином кружатся. Риф на корабли требует. То крепления какие ему, то заплатки. Киженьцы вот тоже уши навострили. Корж несколько раз уже спрашивал про наши фирменные обвесы для бойцов. А так будешь ты этим всем заниматься. Давай, Слав, забирай на себя это. Я физически не успеваю всем заниматься. Узнавай у профессоров, какое количество килограмм они еженедельно могут выдавать, и распределяй его. Наши потребности удовлетворишь, можешь начать продажи.
Славка сидел задумчивый и внимательно меня слушал.
— Продавать пластилин или уже готовую продукцию? – спросил он.
— Сам решай. Я не могу тебе сказать, сколько у нас будет пластилина, всё зависит от поставок из Венеца. Для начала можно инструмент продавать. У нас же делают из него пилы, зубила, топоры, молотки, ключи и так далее. Лучше всё-таки наверное уже готовую продукцию. Те же самые листы, например. Размеры пусть дают кому какие надо, а наши раскатывают.
— Да, лучше инструмента я ещё не видел, – согласился наш главный электронщик. — В сервисах все слесаря буквально пищат от восторга и его надёжности. Конечно, ломается и выходит из строя по мелочам, но в целом хорошие вещи из него получаются. Ключи-то слепить вообще не проблема. Правда, если рожковый ключ двухметровой трубой крутить, никакой инструмент не выдержит. Да и болгарки стачиваются, но в любом случае лучше любой детали из самой хорошей стали.
— Ну вот и занимайся. Оформите коробку там красивую или ещё что. Ножи вон для кухни сделайте. Выдели отдельно место для лепки наконец. А то Мишка там с подмастерьями своими на коленке до сих пор всё лепит.
— Хорошо, – согласился Славка. – Я прикидываю, как на меня теперь ребята навалятся.
— Ну, это уже твои проблемы, – засмеялся я.
— Ну спасибо, Сань, – рассмеялся в ответ Славка.
— И ещё, Слав.
— Что ещё? – вытаращил он на меня глаза.
— Спокойно, – выдвинул я перед ним свою руку. – Выслушай для начала. Контакты тех, кто разрисовывал и раскрашивал ангары, магазин и стены остались? Ну кроме тех супругов, которые тачки на воротах рисуют.
— Конечно остались, – хмыкнул Славка, – хочешь им поручить так же все заправки разукрасить?
— Точно.
— Да не вопрос. Сюжет? Стиль? Пожелания?
— Что угодно, но чтобы глаз радовало. Пусть займутся, серые бетонные стены меня просто убивают.
— Я тебя понял, Сань. Сегодня их найду, завтра отправлю на заправку-гостиницу. Сколько там до открытия осталось?
— Прорабы сказали неделя.
— Успеют или нет я не знаю, но по крайней мере хоть что-то сделают.

Глава 5.
15 января.

Вчера вечером зам. Игоря сказал, что полицейские машины готовы. Я позвонил Бондареву и сообщил ему эту новость. Сегодня в обед он приедет со своими экипажами забирать тачки. До 11 утра я опять разбирался с бумагами. Зашился я что-то с ними, надо свалить куда-нибудь в разведку. Иначе эта бумажная волокита никогда не кончится. Таня вчера поговорила со второй девочкой, я сегодня с утра у неё это первым делом узнал, когда пришёл в офис. Короче, вторая тоже пролетает. Сейчас я её отпустил на биржу посмотреть там резюме других девушек и, если будет возможность, сразу побеседовать с девушками. Так же я её сказал, чтобы она подобрала ещё троих. Игорю, Славке и Ване. У ребят резко добавилось работы, а я по себе знаю, что такое завал. Когда не знаешь, за что хвататься. Места конечно тут нет, но Слива, который вечно лазает с ребятами по всем ангарам, сказал, что в одном из них есть большая комната, которую можно временно выделить для девчонок, пока не построят офисное здание. Мы быстренько сходили и посмотрели её, в принципе ничего. Комната, метров 20-25 площадью, я даже не понимаю, как она свободной оказалась. Короче я дал задание в ней убраться, выкинуть весь хлам, поставить столы, стулья и кое-какую офисную технику. Татьяна перед отъездом на биржу быстро накидала список того, что нужно.
Ничего страшного, посидят все вместе пока. По крайней мере, ребята могут им и так задания и поручения давать. А там, глядишь, через месячишко переедем уже в новое офисное здание, где будут и рабочие места, и условия лучше, и кабинеты. И почему-то я думал, что свою Татьяну я сегодня уже не увижу. Интересно, где она будет собеседование проводить? Хотя там кафешек вокруг полно, да и на бирже ей наверняка смогут комнатку выделить. Я с ней на всякий пожарный Кирпича послал. Вот и повезли её как королеву на джипе. А с другой стороны, на её и наш имидж это хорошо сработает, пусть видят, на чём секретаря генерального директора ГДЛ, то есть меня, возят.
— Саша, мусора приехали, — зашипела моя рация голосом Сливы. Слива, как обычно, выражается коротко и ясно.
— Иду.
Через 5 минут я вышел на улицу. 5 красавиц БМВ пятёрок стояли намытые и наполированные в рядок около забора. Около них была довольно-таки большая толпа полицейских во главе с Бондаревым. С ним так же были Перминов, Смирнов и Женя. Это те ребята, которые провалились в наш мир с зеками на Газоне, их я хорошо запомнил. Да и видел их несколько раз. Все они так же продолжали служить в полиции в нашем городе.
— Привет руководству, – поприветствовал меня Бондарев, протягивая руку, когда я подошёл к этой толпе полицейских.
— Привет, господа полицейские.
— Тачки просто улёт, Александр, – сказал мне Перминов. – Они гораздо красивее смотрятся, чем Мазды.
— Ребята старались, – улыбнулся я, – принимайте аппараты, – кивнул я на Бэхи. Хотя полицейские итак их уже осматривали. Периодически то на одной, то на другой машине загорались сирены, стробоскопы или срабатывали крякалки.
— Ну, коллеги, – громко сказал Бондарев, обращаясь в полицейским, которых тут же построил около машин, – вот вам быстроходные тачки. Надеюсь, от вас не уйдёт не один нарушитель. Служите честно и будьте справедливы. Первая группа к патрулированию города и трасс приступить.
20 человек тут же расселись в седаны, и полицейские машины выехали со двора сервиса. За всем происходящим с интересом смотрели наши работники. Мы с Бондаревым вчера решили передать тачки без какой-либо помпы и без разрезания, как говорится, красной ленточки. Вон приехали экипажи, по два человека на машину. Всего 20 человек, приняли машины и быстренько свалили.
Бондарев попросил позвать ребят, которые занимались ремонтом и оборудованием этих 5 машин. Тут же позвали ребят из сервиса, и оставшиеся тут 4 полицейских поблагодарили их, пожав им руки.
— Саша, на пару слов, – позвал меня Бондарев после того, как они поблагодарили всех ребят, принимавших участие в ремонте полицейских БМВ.
Мы прошли с ним в ближайшую беседку. Всё-таки под палящим солнцем было жарковато.
— Не буду ходить вокруг да около, – сказал Бондарев, когда мы присели внутри неё. – Несколько дней назад в Таусе угнали ваш переделанный Порш.
— О как? – удивился я. – Угоны пошли?
— Да я бы не сказал, что угоны, – задумчиво произнёс Бондарев, смотря на стоящих ребят недалеко от беседки, — ваш этот Порш, слишком специфический транспорт.
— Ну да, – согласился я, – по городу на нём не очень удобно ездить, самое оно по пескам и камням гонять.
— Вот и я про это, – кивнул начальник полиции Тауса. – Два дня назад была ещё одна попытка угона. Но там хозяин в окно заметил возню у себя во дворе и спугнул этих угонщиков. То, что его Порш тоже хотели угнать, сомнению, не подлежит. Проводку разворотили и уже почти завели. Он прям вовремя успел.
— К чему ты клонишь? – ещё не до конца въезжая в его слова, спросил я.
— А то, Саш, – сказал он, посмотрев на меня, – что эти тачки воруют, чтобы гонять на них по пескам и их никто не смог догнать. Думаю, что объявилась новая банда, просто она ещё не проявила себя.
Тут у меня глубоко внутри что-то кольнуло.
— Да ладно, Алексей, – попытался я отмахнуться от него, – может, какие-то ухари просто спёрли тачки, чтобы на них погонять от души. Тут от города отъехал на пару километров и всё, ищи-свищи их. А ты сразу подозреваешь, что банда образовывается.
— У меня работа такая, банду подозревать. Ты слышал что-нибудь про угоны?
— Откуда? – обалдел я. – Я вообще ни сном ни духом, да и парни мои скорее всего тоже. Если бы кто чего знал, наверняка бы мне сказали.
— Вот и Дима твой так же сказал, – вздохнул Бондарев. – То, что тачки ушли из города, это сто процентов. Найти их просто нереально. Задницей чую, неспроста это всё.
Тут я опять задумался. Чуйка на неприятности у Бондарева всегда была хорошая. Мы-то ему, конечно, помогли занять его кресло главного полицейского, но с его мозгами и опытом он бы сам его занял через несколько лет. Просто мы ускорили этот процесс.
— Это не банальный угон, Саш, – подумав, продолжил Бондарев, снова уставившись на смеющихся моих ребят и тех троих полицейских. Вон Слива стоит, рассказывает что то, активно помогая себе руками. – Когда пытались угнать второй Порш, мимо ехал ночной патруль на Мазде. Хозяин Порша спугнул угонщиков, они запрыгнули в какой-то чёрный джип и дали по газам. Он успел крикнуть полицейским, и они погнались за этим джипом.
— Догнали? – тут же последовал от меня вопрос.
— Нет, они свалили в пустыню.
— В пустыню? Там же не видно ничего, темно как у негра в заднице. Зверей-то, конечно, поблизости города нет, всех перестреляли. Но как Мазда не смогла джип-то догнать? Тем более по асфальту.
— А джип без включённых фар от них уходил, да так и ушёл. Полицейские только по пыли поняли, что он в пустыню нырнул.
— Совсем психи, что ли? – окончательно я обалдел от слов Бондарева. – Ночью по городу без фар и в пустыню нырнуть? Как они не разбились-то? Твои точно не свистят?
— Ты забыл про видеорегистраторы на всех машинах, – напомнил мне Бондарев. – Я потом смотрел запись, и на ней очень хорошо видно как джип перепрыгивает бордюры, едет по недостаточно освещённым переулкам и объезжает все препятствия. Погоня как в кино была, разве только что лотки с фруктами не сносили.
— И что это значит?
— Я думаю одно, – снова сказал он и, посмотрев на меня, выдержал паузу, – у водителя был прибор ночного видения.
— Да ладно? – ухмыльнулся я. – Не слишком ли ты усложняешь всё? Угон тачки с ночником. Прям операция целая.
— Поршу есть равные в пустыне? – вопросом на вопрос спросил он.
— Нет, – сразу ответил я. – Ребята их и построили такими, чтобы им равным не было. Догнать и перехватить такую машину в пустыне не сможет ни одна из тачек, которые существуют в этом мире. Есть конечно ещё некоторые модели багги, но они не могут то, что может Порш.
— Ну а теперь сам подумай, – улыбнулся Бондарев, – будь ты бандитом, какую бы тачку для передвижения ты выбрал?
Млять, а ведь Бондарев прав. Неужели опять бандиты какие появились? И они действительно набирают себе технику. Тут у него зазвонил сотовый.
— Да, слушаю тебя, Капитан, – минуту он слушал своего собеседника и кивал головой. – Живы все? Понял, спасибо, – и он нажал кнопку отбой.
Я сидел и терпеливо ждал, скажет он мне что там произошло или нет? Дело-то меня не касается.
— Часа два назад в пустыне угнали ещё один Порш, – выпалил Бондарев. – Ребята катались на нём и двух квадроциклах, остановились перекусить. К ним подъехали на двух багги и синем Порше, как раз синий и угнали. Вооружены до зубов, в масках все, 14 человек. Отобрали тачки, оружие, квадроциклы, рации, сотовые, некоторые вещи и умчали в пустыню. А те пешком топали до города, благо недалеко было.
— Охренеть просто.
— Вот так, Саня, – покачал головой Бондарев, – никакие это не покатушки, как ты выражаешься. Банда это. И где она выстрелит? Вот вопрос. Хоть этих гонщиков хорошо не пристрелили.
— Млять, – только и смог вымолвить я, переваривая информацию.
— Свалились они на мою голову. Как их ловить и где искать ума не приложу.
Тут я ему ничего посоветовать не мог. Да и что я могу? Людей выделить? Технику? Если только Поршей этих полицейским предложить себе заказать? Но сейчас это точно не вариант.
— Ладно, Саш, не буду тебя грузить больше этой бандой или кто они там. Ты вот что. Первое, скажи своим ребятам, пусть они нам три Порша таких же сделают. Полицейские я имею в виду. Город само собой всё оплатит. Прожекторы, мигалки, все дела там. Расцветку как на всех наших машинах.
— Больше 30 тысяч каждый обойдётся, – тут же сказал я, вспомнив, что стоящий в салоне на камнях Порш стоил в районе 30 тысяч.
— Делайте, – уверенно сказал Бондарев, – а то будут ещё на джипах злодеи какие. На чем ты мне их прикажешь догонять?
— Хорошо. Будут вам три Порша.
— И ещё. Скажи всем своим, что мы открыли пункт ГИБДД. Пусть все начинают гонять свои тачки на регистрацию и получать права.
— Сказать-то я скажу, – ухмыльнулся я, – но обязательно найдутся балбесы, которые будут тянуть до последнего.
— Пусть тянут, – пожал плечами Бондарев, – через месяц, если полицейские остановят незарегистрированную машину, выпишут штраф, а если водитель будет говорить, что эта тачка не его, её отгонят на штрафстоянку и там уже будет совершенно другая сумма для того, чтобы оттуда забрать автомобиль.
— Хитро, – засмеялся я.
— Да достали эти умники, – выругался Бондарев, – чуть что, тачка не моя, прав нет, правил не знаю, идите в жопу. Гоняют, подрезают, пешеходы только щемиться успевают. А уж про всяких пьяных я вообще молчу.
— Да уж, – почесал я голову, – весело у вас.
— Не то слово. Сейчас зарегистрируем всех. Посмотрим, как они будут говорить «не моя тачка» и пьяные ездить. Права сразу за пьянку забирать будем. Ну, я тебе говорил уже.
Да, я тут же вспомнил наш с ним разговор. Там он и говорил про гаишников и обычных полицейских, которые будут всегда с регистраторами и некоторых из полицейских будут выборочно на детекторе лжи проверять.

Глава 6.

Бондарев и остальные полицейские уехали, оставив меня наедине со своими мыслями. Неужели он прав и у нас тут где-то в округе появилась банда? Только где у неё база? Хотя как раз с местом для базы, думаю, тут не проблема. Вокруг куча гор, скал и различных пещер. Найти укромное местечко как два пальца об асфальт. А всё необходимое можно купить у нас в Таусе. Только что вот это за хлопцы? Наши старые знакомые Круг и Рог? Вполне возможно. Опять примутся за старое и начнут грабить машины? А если они решать нам и лично мне отомстить? Или Мэру нашему за то, что он тогда не вмешался. Наверняка же они пробили всю ситуацию и кое-какую информацию собрали. По крайней мере, про наш ГДЛ они знают точно, ну что мы к этому причастны.
Ох как я не люблю этих шпионских игр. Да думаю, их никто не любит. По мне, так лучше встретиться в открытом бою. Там ты хоть понимаешь, в какой стороне противник. А в нашем случае я вообще не понимаю и даже не догадываюсь, что будет. Охота? Заказ? Ограбления? Блин, где у них -о? С другой стороны, мы можем сделать так, что наши парапланеристы будут всегда висеть в воздухе и, увидав такой Порш, просто проследить за ним, направляя поисковую группу или кого-нибудь из ребят Крота. Ну и сколько они так висеть будут в воздухе?
Что бы сделал я на месте бандитов, если бы хотел отомстить? Ну во-первых, начал бы мелко гадить точно. Взорвать заправку, расстрелять пару машин, грохнуть кого-нибудь из близких. Да тут куча вариантов. К каждому охрану не приставишь. Да и к кому приставлять-то? С чего я вообще решил, что эта банда по наши души? Отобрали тачки, угнали. Никого не убили, были в масках. Может они просто работать не хотят. Ну да, смешно. Жить-то надо на что-то. То, что Порши для личного пользования, а не на продажу, я уже ни капельки не сомневался или сомневаюсь ещё? Бондарев прав, слишком приметные тачки. Продать их в том же самом Руви тоже будет проблематично. Хотя почему бы и нет? Приехать туда, быстро скинуть, документов тут пока нет. Ну возьмут потом за одно место покупателя. А он скажет ничего не знаю, приехали пацаны, предложили тачку, ну я и купил.
Да уж млять. Задал Бондарев задачку. Ладно, чё голову ломать. Поживём-увидим. Тут у меня зазвонил телефон. Судя по входящему, Иван Мэр.
— Привет, дружище, – сказал я в трубу, ответив на входящий, – рад тебя слышать.
— Привет, Саня, – услышал я с той стороны довольный голос здоровяка, – весь в делах и заботах как обычно?
— Ну да. Тут с делами такой завал, еле разгребаться успеваю.
— Да, у нас тоже со строительством этим забот хватает. Вы в Зимний-то этот оазис ездили уже?
— Да нет ещё, всё руки не доходят, да и одежды тёплой особо нет. У нас тут конечно в городе есть склад, где хранится одежда людей, которые в этот мир попали, но как-то брезгую я ношеную одежду и обувь надевать. Всё жду, когда вы тут свой магазин откроете, и к вам приеду за одеждой и скидками.
— Так мы уже, – засмеялся Иван. – Завтра открываем магазин по продаже спорттоваров, как у нас в Кижене вы видели. Ну и Зимнем тоже, только там поменьше, ещё один в Новом оазисе откроем.
— О как. Молодцы, шустренько вы магазины-то открыли.
— Стараемся. Ты это, сейчас не хочешь приехать в магаз? Я тут как раз, посидим, жахнем по 50 капель. Заодно себе и шмотки с обувью подберёшь. И Свету свою бери, у нас тут много чего есть. Ну, если дел у тебя никаких нет конечно. Я завтра с утра назад в Кижень уеду.
Дела? Я быстро прокрутил в голове все свои дела, вопросы. Да вроде нет ничего такого срочного. Действительно, почему бы не съездить-то?
— Диктуй адрес, через полчаса будем, – ответил я ему. – С меня закуска.
— С меня текила, – захохотал Иван.
Быстро кликнул Свету, ребят, Туман тут тоже был. И всей этой гурьбой поехали по названому Ивану адресу. Наша Мэрия выделила Киженьцам большое пустующее здание с краю города, как раз для продажи спорттоваров, обуви и различного инвентаря для зимних и летних видов спорта. Как только мы к нему подъехали, я сразу понял, что оно находится недалеко от одного из выездов из города, дорога которого как раз была по направлению в Зимний оазис. В общем, все те, кто будут ездить в Зимний, будут заезжать в этот магазин. Вон на главной дороге уже установлен яркий и большой указатель с рекламой этого магазина.
— Неплохой магазин, – произнесла Света, когда мы припарковались на стоянке около здания рядом с Секвойей Ивана. На здании так же висела большая вывеска «Спорттовары, одежда, обувь», коротко и ясно. Любой поймёт, чем тут торгуют. Само здание было внешне полностью перекрашено в светло бежевый цвет. Витрин в нём не было, скорее всего, ранее тут была какая-то фабрика или ещё что-то. Большая стоянка перед ним, новые уличные фонари, стеклопакеты в окнах. Не успели вылезти из машин, как из центрального входа через автоматически раскрывшиеся двери вышли Иван и Марк.
— Привет, мужики, – радостно крикнул я, идя к ним на встречу.
Несколько минут мы приветствовали друг друга. Я был искренне рад видеть этих двоих мужчин.
— А Колобок ваш где? – спросил Туман.
— Колобок в Зимний с товаром укатил, – ответил Марк. – Мы там сами ещё, правда, не были. Но он там ангар какой-то пока поставил, магазин говорит через неделю достроят. Там точно такой же ассортимент будет, как и здесь, – Марк ткнул себе пальцем за спину, – ну по зимней одежде я имею в виду.
— Пошлите уже за покупками, – нетерпеливо произнесла Света.
Мы все засмеялись, женщины не меняются нигде и никогда.
— Ты, мать, только весь магазин не скупи, – улыбнулся я.
— Когда мы в Зимний поедем? – спросила она.
Иван тут же нахмурился и щёлкнул себя пальцем по горлу. Света заметила это его движение.
— Ясно всё с вами, вы сейчас пить опять будете.
— Свет, мы за встречу, по чуть-чуть, – тут же сказал я, – а в оазис завтра поедем на лыжах кататься, – правда я не на лыжах хотел покататься, а на Эво по озеру, которое там есть, прожечь. Резину зимнюю уже там продают, это я точно знаю. Производители открыли там магазин с различными видами зимней резины. Её можно как купить, так и напрокат взять. Различные размеры шипов, тут же шиномонтаж и огромный склад для хранения этой резины. Это рассказывали те, кто там уже были. Дослушать что там ещё, мне не дали, кто-то позвонил и отвлёк меня. Но я успел услышать восторг этого человека: снега до хрена, холодно, озеро, трассу чистят для машин, кафешки где поесть уже стоят и коптят небо печками. А я помню, как вкусно после мороза поесть горячего борща. И несколько домиков есть, где можно переночевать. Основной комплекс ещё строят. Вот и, надеюсь, всё это мы завтра увидим своими глазами.
— Хорошо, – улыбнулась она, – но завтра едем в Зимний.
— Ну показывай, – кивнул я на двери, – чего у вас тут есть.
— Да заходите, – отходя в сторону и приглашая нас внутрь, сказал Иван.
Заходим в магаз. Двери услужливо разъехались в стороны, и нас тут же окатило прохладным воздухом. При входе нас встретили 7 человек продавцов, 4 девушки и трое молодых парней. Все были одеты в единую, ярко- синюю униформу.
Тот, кто хоть раз был в большом магазине спортивных товаров, меня поймёт. Магазин был очень большой. Насколько хватало взгляда, везде виднелись огромные стеллажи, вешалки, полки с различными товарами на них. На высоте пары метров висели большие таблички «Коньки», «Лыжи», «Сноуборды», «Мячи», «Груши», и так далее и тому подобное. Мне это напомнило магазины «Спортмастер» из того мира, которые как правило располагались в больших торговых центрах около МКАДА и радовали своим огромнейшим ассортиментом. Помню, сколько раз я по нему ходил, и нет-нет, но покупал что-либо из спортивной одежды. Это как в Ашан приехать или в Икею, ходишь, вот не нужно тебе это, а руки сами кладут в тележку вещи. А тут изобилие товара было просто нереальным.
— Ну, я пошла, – сказал Света, нетерпеливо подпрыгивая на месте, – где у вас тут женская зимняя одежда? – спросила она ближайшую к ней девушку продавца.
— Сюда, пожалуйста, – показала та рукой.
Ну и все пацаны мгновенно разбежались по магазину.
— Иди Саня за покупками, – сказал Иван улыбаясь, – как закончишь, скажешь любому из помощников этих, – кивнул он в сторону продавцов, они тебя проводят ко мне в кабинет. Закуску привёз?
— Да, в багажнике Лексуса всё.
— Тачка открыта?
— Слива, где ключи от тачки? – крикнул я.
— Лови, – крикнул он и откуда-то из-за стенда с вещами вылетел ключ от машины.
У Марка реакция оказалась лучше, чем у нас с Иваном, он поймал ключ на лету.
— Мы в кабинете, – напомнил Иван, и они с Марком пошли на улицу вытащить из машины закуску, которую мы с собой привезли.
Два часа я как инопланетянин ходил по магазину, рассматривая и таская в примерочную одежду. Продавцы всё это время ненавязчиво находились неподалёку и по первому нашему знаку тут же оказывались рядом, помогая нам с выбором той или иной одежды и обуви. Светка, мне кажется, вообще завалила одну из примерочных одеждой, хотя от неё не отставали и Слива с Нямой.
— Саня, ты видел у них там боксы на багажник продаются? – с горящими глазами ворвался ко мне в примерочную Слива, когда я примерял зимний комбинезон и стоял перед зеркалом в одних трусах.
— Слива, млять.
— Они разноцветные, – не обращая на моё «млять», продолжил Слива, я себе на Бэху свою купил один, туда до хрена вещей поместится.
— Куда ты с ним ездить будешь?
— Найду куда, – обиженно надул он губы и тут же исчез за шторкой.
— Где у вас тут касса? – услышал я голос Лешего из-за вороха одежды, который он нёс в руках.
В ней я успел разглядеть и зимнюю, и летнюю одежду, плюс на обеих руках болталось пару пар ботинок и кроссовок.
Да уж. Вещей мы набрали много, и нас тут всего несколько человек. Представляю что будет, когда они откроются и население Тауса узнает об этом магазине. Народ сюда просто хлынет за одеждой, обувью, велосипедами, скейтами и тому подобными вещами. И бренды-то все такие хорошие. Будет у нас тут народ щеголять в спортивной одежде, не все конечно, но многие точно себе её купят. А сейчас ещё Зимний оазис появился. Туда хочешь-не хочешь надо зимнюю одежду и обувь покупать. Хотя вон, глядя на Тумана, как он прёт к кассе сноуборд, такие штуки тоже будут покупать. Или Леший вон прям в лыжах шлёпает к кассе. Автомат сзади за спиной болтается, а разгрузку с боекомплектом за ним один из продавцов несёт.
А вот и Светка моя, за ней сразу две девушки несут ворох коробок и одежды. Куда ей столько? Хотя фигурка у неё красивая, и если она купила какие-нибудь лосины в обтяжку и короткий топик, я это только поприветствую.
Естественно, все вещи, которые мы по прошествии двух часов купили, в две наши машины, на которых мы приехали, не поместились. Пришлось звонить Виктору закупщику, чтобы он приехал сюда на своём фургоне. Да одни сноуборды и лыжи кучу места занимают. Слива всё бегал вокруг своего бокса, дергая всех за рукава и показывая, какого он красавца купил. Бокс как бокс, только красно-жёлтый какой то. Ну Сливе он нравится, пусть покупает. Короче, фургончик шмотками забили битком. Светка умчалась вместе с Виктором примерять вещи. Не удивлюсь, если через пару часов с небольшим сюда приедут девчонки наших пацанов, которых она сюда притащит. А завтра будет официальное открытие и народу тут будет в несколько десятков раз больше.
Ну а потом мы, переодевшись в новую одежду, пошли к Ивану в кабинет пить Текилу, с парой бутылок которой он периодически выходил к нам в торговый зал и показывал. Типа ну вы когда? Давайте уже быстрее. Ну вот и наступило когда. Короче, как мы дали, да как закусили, а потом опять дали. Тосты за встречу, за процветание, за дружбу, за инопланетян, за Таус и Кижень, за баб, ну как же без них. Ну и так далее и тому подобное. Через два или три часа я уже был совсем хороший, да все были под градусом таким большим, и мы решили ехать купаться на пруд. Но тут встрепенулся Слива, типа почему на пруд, поехали на наше озеро Аватар. Ну а нам-то дуракам чё? Правда все водители пьяные, но это не проблема, начальник я или кто? Правда это они уже на меня наехали, типа давай шеф, ищи нам водителей и поехали на озеро в Новый. Нашёл не я, я Апрелю позвонил и сказал, что нам нужны трое водителей, чтобы наши тушки отвести в Новый. Апрель, недолго думая, прислал нам автобус с водителем, ну на котором сюда япошки провалились. И там мы ещё раз дали по 5 капель. Кто-то вырубился, кто-то продолжал бухать и петь песни пока мы ехали. Перед этим мы правда в сервис заехали, взяли наших девчонок, которые, как я и предполагал, уже собирались во главе со Светой ехать в этот спортивной магазин. Ну а мы то пьяные, весёлые, а тут такие девчонки стоят в коротких юбчонках. Короче погрузились в автобус и помчали на озеро. Уже под конец поездки я заснул, проснулся уже когда приехали на озеро. Свистнули Васьков, Рифа, те привезли мяса, рыбы и ещё спиртного. Я уже пить не мог, только ел и плавал. Гуляли мы так часов до 12 ночи, потом всей толпой пошли в пещеры Митяя спать. В общем, чудно время провели. Мне очень понравилось.

Глава 7.
16 января.

— Привет алкаши, – радостно поприветствовал нас Рыжий, когда мы уже ближе к обеду заходили в столовку в пещере.
— Ой, а сам то, – передразнил его Клёпа.
— Я столько не пил.
— Не пил он, – пробухтел Большой, плюхаясь за стол, — а кто с Кайтой и Булатом чокался?
Все заржали.
— Да ладно? – не поверил Рыжий.
— Было-было, – засмеялся Лама, – я сам видел, как ты к ним на четвереньках подполз и чокался об их миски.
— Вот же мля, – протянул Рыжий.
— Как же башка-то болит, – протянул Слива, присаживаясь за стол рядом со мной, – сколько же мы вчера выпили?
— Всё что было, – коротко ответил Маленький.
— Вот они где, – услышали мы звонкий голос Иры Большого от входа, и в столовую вошли девчонки пацанов.
— Ира, громкость убавь, – сморщился Большой, – у меня сейчас башка взорвётся.
— Бедненький мой, – подошла она к нему и начала гладить по голове, – болит головушка-то, а я тебе вчера говорила, не пей много. Мы когда мой милый мужчина в магазин спорттоваров поедем? А потом в Зимний? Света вон с ребятами вчера уже купили себе одежды.
Большой вздохнул, выпустил воздух, снова сморщился.
— Сейчас подлечимся и поедем, – сказал он, – а завтра в Зимний. Сань вы когда?
— Завтра тоже, – не моргнув глазом, ответил я. Света только удивлённо на меня посмотрела. – У меня дела ещё есть в сервисе. Да и ехать туда часа три точно. Асфальта нет, сильно не разгонишься. Я предлагаю нам всем завтра туда поехать с ночёвкой, на день или два, как пойдёт.
— Хорошо, – кивнула она смиряясь.
А остальной народ радостно поддержал это моё предложение.
— Кто-нибудь точно знает? – спросил я у всех сидящих в столовой. – Там переночевать есть где? Или в машинах спать придётся? Я как-то не горю желанием в тачке ночевать.
— Есть там домики небольшие, – раздался от раздачи голос Ламы. – Крот со своими там уже были. У меня даже номер волны раций есть, ну тех, кто там домиками этим рулит.
— Связывайся, бронируй нам домики, – сказал я.
— Сколько бронировать-то? Вернее, на сколько человек?
— Да я-то откуда знаю? – пожал я плечами. – Посчитай кто едет и бронируй.
— Добро, – кивнул Лама.
Через несколько часов мы такой же дружной, но уже тихой компанией въезжали на этом же автобусе на территорию сервиса. Я было предложил Киженьцам остаться с нами, завтра съездить в Зимний, там пару деньков и только потом ехать к себе домой. Марк тут же замахал руками и сказал, что у них дел много. И Иван сказал, что из-за нас алкашей они пропустили открытие магазина. Ага, мы виноваты, у них в багажнике его Секвойи оказалось пару ящиков текилы, которая вчера как-то кончилась. Короче Ивана и Марка оккупировали наши девчонки, взяли их под белы рученьки, и они поехали за покупками к ним в магазин.
— Интересно, как эти барбосы к снегу отнесутся? – спросил у меня Слива, когда мы проводили взглядом несколько машин с нашими девчонками и Киженьцами, и мимо нас на бешеной скорости пробежали Волхи. С ними ещё Васьки поехали, тоже зимние шмотки покупать.
— Без понятия, – пожал я плечами. Голова уже прошла, но во всём теле была какая-то слабость. Больше так пить не буду, – снега они не видели никогда, даже не знают, что это такое. Надеюсь, не будут сидеть в доме у печки, поджав хвост. Ладно, пошёл я к себе, надо с делами закончить и предупредить секретаря, что меня с завтрашнего дня пару дней не будет.
— Нам-то чё делать? – спросил Слива.
— Эво на прицеп погрузите, – немного подумав сказал я ,– и к Кадиллаку его. Я на нём поеду. 260 километров на Эволюшине ехать, это та ещё пытка. Лексус джип берём тоже, седан не знаю нужен или нет, сами смотрите.
— Добро, – кивнул Слива, и они вдвоём с Клёпой пошли в сторону стоянки, где стояли наши машины.
— Добрый день, – поздоровался я, входя в предбанник своего кабинета.
Там за столом сидела Татьяна и рядом за столом ещё одна девушка, младше Татьяны, лет 25 ей с виду, но симпотная.
— Добрый день, Александр, – поздоровалась со мной Татьяна.
— Здравствуйте, – сказала вторая девушка и зачем-то встала.
— Саша, — это ваш второй секретарь, – представила мне её Татьяна, зовут Оксана.
— Привет, Оксан, – улыбнулся я, – не надо вставать. Тань что с секретарями для ребят?
— Троих нашла, они сейчас в комнате этой раскладывают всё. Необходимые вещи и канцелярские принадлежности я им заказала, Виктор поехал покупать.
— Хорошо. Есть что на сегодня?
— Срочного ничего, несколько звонков, но я их распределила по другим ребятам.
— Добро, – кивнул я и вошёл к себе в кабинет.
Через минуту, постучавшись, ко мне зашла Оксана с чашкой кофе и сливками.
— Спасибо, Оксан. Присядь, – кивнул я ей на кресло.
Следом зашла Татьяна с папкой и, увидав, что я разговариваю с Оксаной, села на соседнее кресло.
— Давно в этом мире?
— Чуть больше года, – ответила она, – я из Венеца. Видела, как вы там воевали с теми бандитами и как помогали всем.
— С кем ты тут очутилась?
— С мамой, она у вас в столовой теперь работает. Мы на даче были, когда дождь пошёл и гроза началась. Так там на острове и оказались.
— Сколько тебе лет? Замуж тут ещё не вышла? Молодой человек есть?
— Нет, не вышла, – улыбнулась она, – мне 26, но молодой человек есть, тоже из Венеца.
Она отвечала уверенно, взгляд не отводила, глазки не бегали, платочек в руках не теребила. В общем, чувствует себя уверенно и держаться тоже умеет.
— Ну, про опыт, думаю, у тебя не стоит спрашивать, – сказал я, – если тебя Татьяна взяла.
— Там всё хорошо с опытом, – ответила за неё Татьяна.
— Ну, тогда добро пожаловать в ГДЛ, Оксана. Обязанности и что тебе делать, думаю, тоже Таня объяснила.
— Да, я всё поняла.
— Что там у тебя, Тань? – кивнул я на папку.
Оксана поняла, что с ней разговор закончен, и вышла из кабинета.
— Хорошая девочка, – сказал я Тане, когда мы остались вдвоём.
— Тут документы кое-какие на подпись, – положила она передо мной папку, раскрывая её. – Да, девочка хорошая, я её из 12 девушек выбрала. В том мире она закончила курсы секретарей и проработать пару лет успела по специальности.
— Отлично. Я завтра уеду на пару дней в Зимний, – немного подумав, сказал я, – все дела на тебе как обычно. Если что, рации там, думаю, работают.
— Я поняла, – улыбнулась она.
Пару часов я сидел, разбирался с бумажками. Затем спикерфон заговорил голосом Татьяны.
— Александр, к вам тут Няма хочет.
— Пусть заходит – ответил я, нажимая кнопку не поворачиваясь. Я уже на ощупь научился нажимать её.
Дверь открылась, и в кабинет шагнул Няма.
— Саш, мы куда ещё поедем сегодня? Хочу отпроситься, Виктор закупщик приехал — говорит, в одном из сервисов видел БМВ как у меня, разбитую. Другая команда добытчиков из облака привезла. Хочу слесаря взять и поехать посмотреть, если не сильно ушатанная, купить попробую.
— О, меня возьмёшь с собой? А то я тут с этими бумажками совсем уже зашился.
— Конечно, – обрадовался тот, – мы тогда на улице ждём.
— Я на Восьмёрке поеду, вы на чём хотите езжайте, думаю нет смысла всем ехать. Возьми там парочку ребят, остальные могут быть свободны. Дальних поездок у нас сегодня не будет.
— Добро, – кивнул тот и вышел из кабинета.
Через несколько минут я вышел на улицу. Секретарей предупредил, что отъеду на часик с небольшим. По-хорошему, дело уже близилось к вечеру, так что я им сказал, чтобы они сегодня не задерживались, в шесть чтобы обе топали домой. Ко входу уже подогнали мою Восьмёрку, и она стояла, ожидая меня, ласково урча движком. Сзади стоял джип со стоящими рядом с ним Нямой, Собровцами и слесарем из нашего сервиса.
— Поехали, мужики, – крикнул я, – кто со мной поедет?
— Я, – тут же ответил Клёпа и, мгновенно добежав до Вазика, запрыгнул на переднее место.
— Куда ехать-то? – спросил по рации Клёпа, когда мы выехали из сервиса на одну из центральных улиц города.
Тут же отозвался Няма и назвал адрес сервиса. Через пятнадцать минут неспешной езды мы, остановившись около ворот сервиса на окраине города, дружно посигналили в клаксоны. Одна из воротин открылась, и оттуда показалась морда молодого парнишки. Его глаза расширились от удивления, когда он увидел стоящую перед воротами Восьмёрку. Я видел через лобовое стекло, как он посмотрел на Ваз, потом на стоящий сзади джип, из которого уже вылезал Няма с Колючим, потом снова перевёл свой взгляд на мою тачку и аж вышел и стал обходить машину по кругу.
— Обалдеть тачка, – восхищённо проговорил он. Музыку я приглушил и открыл своё окно. Всю дорогу мы с климатом ехали, хорошо холодит кстати. Сквозь тонированные окна я то и дело ловил удивлённые и восхищённые взгляды на своей машине когда останавливался на светофорах. Один мужик даже из БМВ посигналил и показал большой палец, ткнув в мою машину.
БМВ оказалась тут, как и сказал Виктор. Нам открыли ворота, и мы заехали в небольшой дворик, внутри которого был небольшой гараж. На подъёмнике внутри него висела какая-то разобранная машина без движка. Вся морда у неё была разобрана, и что это за тачка определить было проблематично. Со всех сторон около забора стояли разукомплектованные машины, несколько других были накрыты брезентами. Больше походило на какую-то разборку, чем на сервис. Стоящие две тачки на колёсах, Сонату и покоцанный Мондео я не считаю, скорее всего, это машины работников. В уголке стоял видавший ещё кажется нашествие Монголов Патруль, полностью переделанный как в фильмах про апокалипсис. Решётки на окнах, небольшой отвал, зашитые в железо колёса, несколько прожекторов по кругу, наверху в крыше турель и на ней виднеется Печенег, к нему прицеплен большой прицеп с установленный в его носовой части лебёдкой. Ребята сами видать в облако ездят и таскают оттуда тачки, какие-то разбирают на запчасти, какие-то восстанавливают и продают. Чуть дальше в уголке стоит багги, кажется тоже бывший когда-то трёхдверный Патруль, только морда от него осталась, одни дуги и наваренные на них листы железа, бойницы, решётки, отвал спереди и сзади. Монстр прям, а не тачка. Таранить рогачей и ящеров на нём точно можно. С рогачами правда аккуратней надо быть, весят они побольше. По машинам было видно, что им достаётся по полной программе. Вмятины, царапины, запёкшаяся кровь, этакие боевые тачки.

Глава 8.

— Глянь, пацаны, зубило наше, – услышал я голос, вылезая из Восьмёрки.
— Вот это аппарат, – услышал я ещё голос, и откуда-то из-за угла вышли двое ребят в промасленных комбинезонах, один из них вытирал тряпкой руки.
— Привет мужики, – громко поприветствовал их Няма, – где у вас тут БМВ купе?
— Вон там, – не поворачивая головы, махнул рукой на стоящую машину под брезентом один из слесарей, продолжая смотреть на восьмёрку. – Можно посмотреть? – спросил он у меня.
— Да ради бога.
Вот что значит профи, он сразу подошёл к капоту и я, дёрнув рычаг, открыл его ему.
— Ух ты, мля! – услышал я его восхищённый возглас, когда он открыл капот и посмотрел, что там, – Глянь, Паш, турбовый движок. Фолькс? – высовываясь из-под капота, спросил он.
— Ага, 1.4.
— Крутяк, много видать с ней работы провели, прежде чем сюда засунули. Начинка вся на ней стоит? – кивнул он на восьмёрку.
— Да, вся электроника, климат, ну и по мелочам много чего.
— Вещь, – сказал этот подошедший Паша.
Я посмотрел в сторону, куда направились Няма со слесарем. Они уже скинули брезент с машины и теперь рассматривали её, слесарь уже подстелил под неё небольшую клеёнку и полез под тачку.
— Красавица, – сказал Паша, аккуратно закрывая капот и посмотрев на БМВ.
Я закрыл дверь и направился к этой тачке, Няма уже нарезал круги вокруг неё, с трудом протискиваясь около забора. БМВ была достаточно сильно бита в задницу и была она какого-то непонятного серого цвета. Слесарь выбрался из-под машины, посмотрел её сзади, заглянул в багажник, потом открыл капот.
— Мотор как у тебя, Ням, – тут же сказал он, – запчастей тебе теперь надолго хватит.
— Чё по состоянию? – спросил Няма.
— Задницу отрезать надо полностью, короче из двух машин, соберём одну. Эта вроде ничего так, в любом случае её надо на подъёмник и смотреть, но она совсем мертвая, задние колёса зажало, лонжерон левый точно ушел, правый не знаю. Но это всё, – он захлопнул капот, – вытягивается и чинится, бери.
— Сколько денег, мужики? – ткнул пальцев в БМВ, спросил Няма.
— 25, – тут же сказал Паша.
— Да ты чё? –начал торговаться Няма. – Она же битая под орех. Я себе другую найду в лучшем состоянии.
— Найди, — спокойно ответил Паша, продолжая улыбаться, – а эта стоит 25. Не купишь ты, купит кто-нибудь другой, нет — пусть стоит.
— Ну хоть чуток-то скинь, – взмолился Няма, – мне за работу прикинь сколько надо будет отдать.
— У тебя, я так понял, такая же есть? – спросил парень, который открывал нам ворота.
— Да, – кивнул Няма, – была. Чуток в аварии пострадала.
Я невольно улыбнулся, вспомнив женские губы на подушке и как Туман орал на него, когда Няму и его девушку привез из леса Крот, а следом приволокли его разбитого апельсина на галстуке Наварой.
— 23 и она твоя, – немного подумав, сказал Паша.
— Договорились, – вздохнул Няма и снял со своего плеча сумку, в ней, я так понимаю, деньги были. – Колючий, звякни Коляну, пусть сюда на эвакуаторе своём едет и забирает тачку. Ключи-то хоть есть от неё?
— Один, в бардачке лежит, – ответил Паша.
Пока Няма с ребятами откидывал всякий хлам от уже своей БМВ, чтобы её было удобней грузить на наш эвакуатор, я стол облокотившись на восьмёрку и осматривал двор этого небольшого сервиса. Вот один из здешних ребят, откидывая какую-то трубу, зацепил брезент, которым была накрыта стоящая рядом тачка. У неё немного оголился передний бампер, он мне показался смутно знакомым.
— А там у вас что? – с интересом спросил я, показав на эту машину.
— Да блин притащили из облака, – в сердцах сказал один из местных ребят, а чё с ней делать не знаем. — Стояла больно удобно она там, вот и погрузили на прицеп от жадности.
— Чё за тачка-то? – повторил я свой вопрос.
— Панамера мля, – выругался Паша.
После этих слов, я аж подпрыгнул.
— Да ладно? – не поверил я. – Покажь.
— Да на, – ответил Павел и одним махом сдёрнул брезент с тачки.
— Вот же млять, – завернул Клёпа, увидав машину.
Перед нами стояла красная Порш Панамера, битая точно в левую среднюю стояку. И удар был такой хороший. Я чуть ли не вприпрыжку подошёл к машине и заглянул в салон. Стойка ушла в салон от удара сантиметров на 15, боковые шторки сработали, стёкла в дверях естественно разбиты. Но крыша и порог вроде как целые, волн нет. Панели на дверях тоже лопнули, подушка на водительском сиденье сбоку тоже выстрелила.
— Глянуть? – спросил у меня подошедший наш слесарь.
— Ага, – кивнул я, всё ещё не веря в происходящее.
Сколько раз я спрашивал у Тумана про такую машину. Ну не попадаются они в облаке. А тут вот она, живая стоит, ну как живая, чинить конечно нужно, но это уже второй вопрос.
— Себе что ли хочешь? – хитро спросил Павел.
— Не знаю пока, – прикинулся я дурачком.
— Ага, а твой слесарь её просто так осматривает, – засмеялся он.
— Продадите? – кивнул я на машину.
— Да забирай ,– махнул он рукой ,– мы всё равно её сами не восстановим до хорошего состояния. Порш этот давно у нас уже стоит, месяца полтора точно. Я тебе даже больше скажу, она едет, с прицепа сама съехала. Вся электроника тоже вроде как функционирует, только сами видите, что с кузовом.
— И сколько вы за неё хотите? – осторожно спросил я.
— Погодите торговаться, – услышали мы громкий голос из-под машины нашего слесаря, – дайте мне её посмотреть сначала. А то купят хлам, а нам потом делай.
Паша, уже было набравший воздуха для объявления цены, шумно его выдохнул.
— Ключи где? – с деловым видом спросил наш слесарь спустя пять минут. – Есть чем завести её? Буду всю её смотреть. Тут центров по ремонту Порше нет, так что тащите мужики пусковик какой.
А парнишка то молодец, быстро «включил» спеца.
— Момент, – спохватился Паша и быстро ушёл в гараж.
— Не лезьте только, Александр, – быстро сказал мне слесарь, – я их сам опущу в цене, – он хотел ещё что-то мне сказать, но эта троица уже тащила из гаража пусковик и провода.
Чем несколько минут Порш завели. О, этот звук. Наш слесарь через правую переднюю дверь залез на водительское место и сначала там долго нажимал различные кнопки, потом даже тронулся на тачке туда-сюда. Я прям извёлся весь, меня так и подмывало спросить, ну чё? Ну как там? Пришлось изображать на морде полное равнодушие и стоять, давя в себе эмоции.
— Александр, можно вас на пару слов, – нарочито вежливо обратился ко мне наш слесарь, вылезая из машины.
— Тачка нормальная, порог и пол целые, крыша тоже не пошла, – сказал он мне, когда мы отошли в сторонку. – Остальное всё вытягивается. Работы до хрена конечно, но в целом ничего страшного, не такие тачки вытягивали. Пробег на нём 54 тысячи, электроника ошибки выдаёт на панели кое-какие. Я конечно гарантию дать по состоянию не могу, вам решать брать или нет, но битый он не был, кузов весь ровный до аварии был. Ни одна панель и деталь с неё не снималась, я всё посмотрел, покраска тоже заводская. Единственная проблема, которая может быть, это запчасти. Тут их взять негде, аналог конечно подобрать можно будет, но это время. Он не зря у них стоит тут так долго.
— Сам-то что скажешь? – спросил я у него. — Брать или нет?
— Себе?
— Да.
— Берите, восстановим. С виду всё ужасно, но ничего страшного на самом деле.
— И сколько денег? – спросил я.
— Сколько хотите за него? – громко спросил слесарь к ожидающим вердикта троим ребятам.
— 60 тысяч, – выпалил Паша.
— Не, мужики, так не пойдёт, – засмеялся наш слесарь, а я немного охренел от цены.
— Да это же эксклюзив, – попытался так же вести себя, как и при продаже БМВ, Паша.
— Ага, один на весь город, – кивнул слесарь. – Это вам не БМВ, – ткнул он в тачку Нямы пальцем, – таких Поршей в облаке днём с огнём не сыщешь. Не купим мы, у вас его вообще никто не купит. Так и сгниёт он тут у вас, и по запчастям вы его не продадите.
— Сколько? – обречённо вздохнул Паша, он видать и сам это уже давно понял.
— 25 тысяч, не больше, – ответил слесарь, и я опять охренел от цены. То 60, то 25 штук.
— Да вы обалдели! — практически хором сказала троица.
— Мужики, – поднял я руки, обращая на себя внимание, решив подсобить слесарю. – Вам тачка досталась совершенно бесплатно. Либо мы даём вам 25 штук и уезжаем вместе с Поршем, либо забираем только БМВ и вы накрываете Порш снова брезентом и ждёте другого покупателя. Только сами подумайте, кто будет ещё готов его купить и восстановить и когда.
— А, хрен с ним, – махнул Паша, – забирайте.
Таких денег у меня, естественно, с собой не было. Поэтому я отправил в сервис Колючего на Лексусе, предварительно позвонив Татьяне и сказав ей, чтобы она взяла в нашей кассе 25 штук и отдала ему.
— Чего мы хоть купили-то? – спросил я у слесаря, когда приехал ещё один эвакуатор и стал грузить на себя Панамеру.
— Панамеру, – засмеялся тот, – 4.8 мотор, 440 лошадей. Состояние ,– он задумался, – вроде нормальное. Если хотите, я могу со своими ребятами им заняться. Только старшему надо сказать, чтобы он нас от других работ освободил.
— Справитесь?
— Справимся, – уверенно сказал он, не секунды не сомневаясь. – Дайте неделю, и будет как новенькая. В какой цвет красить?
— Я не знаю, честно говоря, – немного растерянно ответил я, – ехали за тачкой Няме, а тут вон Порша купили. Тебя как звать-то?
— Владимир.
— Давай, Володь, занимайся, старшему я скажу.
— Великолепно, – обрадовался тот, – а по цвету предлагаю следующее. Можно будет несколько картинок сделать, выберите сами. У него передний бампер спереди расколот, восстановить можно конечно, но я точно знаю, что один из наших дизайнеров от нечего делать сидел обвес на такую Панамеру рисовал. Вот и можно будет вам выбрать.
— Годится, – кивнул я, – в сервис приедем, тащи рисунки эти.

Глава 9
17 января.

В Зимний выехали около 11 утра. Не спеша проснулись, позавтракали, собрали шмотки. Слива вчера установил-таки на свой Бумер багажник, сверху прилепил бокс, а свой сноуборд, сноуборд Тумана и лыжи Лешего эти кренделя, пока я завтракал, привязали к багажнику моего Кадиллака. Да уж, наверное смешно теперь будет смотреться мой красавчик. Пустыня вокруг и едет большой чёрный джип, у которого сноуборд и лыжи привязаны, Эво-то на прицепе, ладно. И будет как в том анекдоте. Стою на асфальте в лыжи обутый, толи лыжи не едут, толи я ……., ну вы поняли. Асфальт в сторону Зимнего только-только начали укладывать, мы проехали буквально километров 15-20 по хорошей дороге, как началась пыль, песок. Эх, только я насладился ездой по асфальтированной дороге через пустыню, как она кончилась. Опять пылища, жарища; хотя нет, климат работает в пол силы и довольно-таки хорошо охлаждает салон Кадиллака. Сидящие сзади в багажнике Булат с Кайтой зырят в окна и, судя по тому, что у них не вывален язык, чувствуют они себя великолепно. Светка с Иркой Большого сидят сзади и шелестят пакетами, в зеркало я периодически вижу, как они перебирают какие-то шмотки и чего-то жуют вместе с Волхами. Те от пожрать никогда не откажутся. Рядом со мной Большой, пацаны сзади на Лексусе, 7-ка БМВ Тумана, Апрель на А8 своей, Слива на 5-ке, тачки битком шмотками, людьми и едой, ну и оружия до хрена у всех. Клёпа вон в багажник Тумановской БМВ 3 РПГ погрузил с запасными выстрелами. СОБРовцы вообще в этом плане ребята были запасливые. У них вечно во всех карманах боеприпасы.
Мы-то, конечно, знали, что в Зимнем есть и кафе и магазины, где эту еду можно купить. Но ведь как бывает, сколько не бери, а второй раз бежать придётся. Пить-то опять придётся, а мясо на морозе пожарить? Да это дураком надо быть, чтобы не пожарить шашлыки на улице около какого-нибудь домика. Вот и набрали мы всего с собой, у нас пикник или что? Слишком уж сильно все соскучились по снегу, морозу, такому, до озноба. А замёрзшие тачки? А снег с них сметать? А задница мёрзнет, когда ты в неё садишься? Я очень хотел снова вспомнить эти ощущения. Интересно, а там баня есть? Такая, Русская, чтобы голышом из парилки в снег с башкой нырнуть, поорать от холода и назад в парилку. Мля, я уже снега хочу. А ведь у нас есть ребята, которые его несколько лет не видели. Ладно мы сюда недавно провалились. А Туман, Слива? Апрель? Эти тут очень давно, я представляю, сколько у них сейчас эмоций от предвкушения.
А вчера вообще прикольно было, когда мы вернулись с двумя тачками в сервис. Панамеру, конечно, ребята сразу облепили. Каждая бригада хотела заняться его восстановлением, но Володя уже был первый. Директор сервиса мне подтвердил, что эти 5 человек, которые входили в команду Володи, действительно делают всё качество и аккуратно. Он так же легко согласился поставить их на восстановление Порша, БМВ Нямы взяла в работу другая команда. Через пару часов я уже видел обе БМВ с полностью разобранными салонами и без стёкол, быстро они тачки разбирают, конечно. Принесли мне и рисунки с Панамерой. Выбрал я один из них. Будет у меня белый Порш в обвесе и на белых же литых дисках. Если они её сделают как на картинке, то будет красавиц, или красавица. Тут как-то двояко: Порш мужского рода, Панамера женского. Володя заверил меня, что через неделю тачка будет готова. Я пообещал себе, что если они действительно сделают мне конфетку, то выделю им пятерым премию от себя лично.

Ну и шлейф же за нами! Покатавшись по асфальту несколько дней, я уже отвык от того, что по аркам тарабанят мелкие камешки и за машиной поднимается нереальное количество пыли. Хорошо, что мы по старой привычке накрыли брезентом стоящий на прицепе Эво, а то бы точно либо фары, либо лобовуху вылетающими из под колёс Кадиллака камнями разбило, про мелкие сколы вообще молчу. Следующие за мной машины практически не видно, только периодически включённые фары в пылищи мелькают.
До Зимнего доехали за три с половиной часа. Сильно не разгонишься конечно, но дорогу уже достаточно хорошо накатали. Мы обогнали несколько грузовиков, фур, джипов и легковушек, которые ехали в том же направлении, да и навстречу тачки попадались, оттуда значит уже едут. Правда, нас какой-то псих на Максиме обошёл, я аж шарахнулся от него в сторону. А тот так и умчал вдаль, я аж притормозил, чтобы пылища, которую он поднял, осела. А уж те же грузовики, которые мы догоняли, вообще за километр уже было видно по поднимающейся за ними пыли. Благо водители попадались нормальные, они сбавляли скорость и принимали правее, чтобы мы потихоньку своей колонной обгоняли их.
И вот он Зимний. Оазис как оазис, въехали внутрь — лес, просёлочная дорога, сразу травка показалась, температура упала с 40 до 26 градусов за пару минут. Дальше за три километра, которые проехали вглубь через лес, температура ощутимо упала до плюс 12, я уже забыл, что такая погода бывает. В машине стало ощутимо прохладно, климат-то холодит салон на полную. Ещё через километр показались первые постройки. А вдалеке виднелись горы со снежными шапками наверху.
Петляющая через лес дорога привела нас к большому вагончику, из крыши которого торчала труба печки, коптящая вовсю небо. Дальше виднелся огромный ангар, несколько строительных вагончиков перед ними, полевая кухня, много машин, штук 20. Отдельно в сторонке стояли грузовики. А вон и шиномонтаж, эта Максима, которая нас обогнала, уже висит на двух мощных домкратах, и трое ребят лихо меняют на ней колёса, а на стоящий рядом грузовик ребята надевают на задние колёса цепи.
Я подъехал к вагончику и остановился перед вышедшим к нам из него мужчине, который был одет в тёплую куртку, штаны, шапку. Я тут же посмотрел на градусник на панели Кадиллака, плюс 10. Неплохо так температура упала за несколько километров. Оглядел себя, Большого, оба в шортах, футболках и легких шлёпках, туристы мля. Про девчонок вообще молчу, те как только с пляжа, в купальниках сидят обе. Только Волхи бошками своими крутят по сторонам, и Булат как-то принюхивается, видать тоже чует, что температура упала.
— Добрый день, молодые люди! — поздоровался с нами подошедший мужчина. – Добро пожаловать в Зимний оазис. Были тут уже? Знаете, что к чему-то?
— Нет, – честно ответил я ему сквозь открытое окно, вытаскивая рацию, чтобы ребята в машинах за мной всё так же слышали; а задувает в окошко-то! – Мы в первый раз, подскажите, пожалуйста, что тут к чему.
— Дык, так это пожалуйста, – улыбнулся дедок, около 60 ему с виду было. – Вон там, — он показал нам на вагончики, – вы можете переодеться в зимнюю одежду. Есть у вас с собой?
— Есть.
— А то вон там, – взмах руки в другую сторону, – магазин открыли, там всё можно купить. Ну так вот, в вагончиках переодевайтесь, они отапливаются, не замёрзнете. Одевайтесь теплее, через пару километров отсюда уже минус 11.
— Охренеть! – вырвалось у меня.
— Ага! – засмеялся сторож, – у всех такая же реакция почти, ну кто тут в первый раз, и снега во! – он показал себе по грудь. – Дальше рекомендую вам подъехать вон к тому большому ангару, там продают зимнюю резину, любую, шипы разные там, размеры, ну или на прокат можете взять, так все делают. На ваши машины тоже найдут. Дорога везде укатанный снег, есть и ледовые участки.
— Понял, – кивнул я.
— Ну а дальше, как переобуете свои автомобили, езжайте по дороге прямо три километра. Дорога приведёт вас в небольшой строящийся посёлок. Домики бронировали?
— Да, несколько штук.
— Вот там, при въезде в посёлок, справа первое жёлтое здание, туда зайдите, там вам дальше подскажут что к чему.
— Спасибо, отец! – поблагодарил я его, крепко пожимая его жилистую руку.
— Не за что, — улыбнулся тот. – Приятного отдыха, только не отморозьте себе чего-нибудь с непривычки.
— Бывает и такое?
— Ух! – махнул он. – Частенько. Приедут, напьются, вернее, для сугрева выпьют, и в снег падают, а мороз-то ночью до минус 20 бывает. Вот и собирает патруль таких.
— Тут и патруль есть? – удивился я.
— А как же?! сюда много людей едет, многие по несколько лет снега не видели. Вот ребята и ездят на снегоходах и квадроциклах, собирают таких выпивох и в тёплое помещение везут. Барбосы-то ваши, – он кивнул на торчащие головы Волхов в салон, которые с интересом сидели и так же слушали его, с любопытством нюхая прохладный воздух, – снег-то видели?
— Не-а, – засмеялся я. — Сейчас в первый раз увидят.
— Ну-ну, – покачал он головой. — Здоровые Мухтары! Вы это, на тачках своих с дороги только не съезжайте, там сразу полтора метра, хрен откопаете.
— Спасибо за подробную информацию, отец! – поблагодарил я его ещё раз.
— Спасибо, благодарим, – зашипела рация у меня в руке голосами наших ребят.

Глава 10.

Заехав на эту достаточно большую поляну, расположенную среди различных деревьев, подъехали к ближайшим вагончикам. Там к нам сразу подошёл мужчина, одетый в точно такую же куртку зелёного цвета, как и у встретившего нас при въезде сюда дедка. Шапка тоже, кстати, зелёная, видать, у местных работников это стандартная униформа, что в дальнейшем и подтвердилось. Сначала он нас отправил переодеваться, все же, очень тут прохладненько, скажу вам! Я в шортах быстро мурашками покрылся, про девчонок вообще молчу, они, накинув на себя куртки, быстро нырнули в ближайший отапливаемый вагончик. Нам с Большим пришлось таскать им из машины зимние шмотки и обувь. Переоделись очень быстро, никому не хотелось терять время впустую в этом месте, всем хотелось быстрее услышать давно позабытый хруст снега под ногами. А ничего так одежда-то, удобная! По совету этого мужчины оделись сразу тепло, нижнее бельё другое, носки, обувь. Он нам так и сказал: мол, одевайтесь как вы одевались в том мире зимой, не стоит просто накидывать что-то на себя и так ехать. Хоть тут сейчас плюсовая температура, но через несколько километров будет конкретный мороз.
Потом подъехали к большому ангару, зайдя в который мы увидели просто нереально огромный выбор зимней резины! Различные диски, шины, все колёса с шипами. Назвали встретившим нас работникам марки автомобилей, те за минуту по своим каталогам нашли нам нужные диски и резину, уточнили штатные ли стоят размерности колес (часто при тюнинге наши мастера машинам меняют и колеса, чтобы внешний вид соответствовал стилю). Всё оказалось очень быстро, тачки тут же переобули в зимнюю шипованную резину. А нашу летнюю отнесли на этот склад, нам в замен выдали бумажки, по которым мы сможем так же потом назад получить наши колёса и переобуться. Покупать зимнюю резину не стали, да и сами работники нам сказали, лучше их на прокат взять. Так и поступили. Через час 6 наших тачек, включая мой Эво, уже стояли на зимней резине.
— Если вы тут в первый раз, то рекомендую вам послушать небольшую лекцию, что тут и как, – напутствовал нас напоследок очередной работник в зелёной куртке, когда мы собрались в кружок вокруг него перед тем, как ехать дальше. – Там, в этом большом жёлтом доме при въезде в посёлок, вам всё расскажут.
— Есть что рассказать? – спросил Слива.
— Да, – улыбнулся он, – послушайте обязательно, потом проще будет.
Поблагодарив этого радушного работника и погрузившись в тачки, поехали дальше. Кстати, колёса на прокат оказались не такие и дорогие. Например, сутки комплекта колёс на мой Кадиллак стоит 160 Лин, Сливе и Туману обошлось в 120 Лин, Апрелю в 130, Эво 150, Лексус джип 150 Лин.
Конечно, кто будет сюда ездить достаточно часто, целесообразней купить комплект дисков с зимней резиной и хранить её тут же на складе, вон тут отдельно такой есть. Но это я потом подумаю, надо мне это или проще на прокат брать.
Пока нам меняли колёса на наших тачках, я вспомнил, как к нам в сервис приехали несколько ребят из этого Зимнего оазиса. Я с ними не общался, с ними кто-то из начальников сервиса разговаривал. Потом только мне сказали, что они купили два автокрана, которые делают наши слесаря, небольшой бульдозер, сделанный из полноприводного грузовика, пять или шесть дизельных джипов и заказали на них отвалы для чистки снега. Так же ими была приобретена Газ-66, в миру известная как «Шишига», которую мы захватили в качестве трофея в Оазисе-разборке у рокеров-индейцев. И они сделали заказ на пару вездеходов на больших и широких гусеницах
И вот мы снова едем по достаточно широкой дороге дальше. Я катился не спеша, наслаждаясь видом осеннего леса. На самом деле осенним этот лес называть было бы неправильно, потому что тут все время один и тот же сезон, поэтому природа находилась в своей постоянной поре. Хотя, возможно, граница снежного покрова тут подвижна, то накатывает на зеленые деревья, то отступает к горам, создавая иллюзию смены сезонов, не знаю, нужно наших ученых спросить, пускай подумают об этом, не все же им арканит перерабатывать! Температура за бортом падала прямо на глазах. Уже отъезжая от шиномонтажа, мы все увидели, как к нему подъехала Шкода универсал, ну вся в снегу. Я даже глаза протёр, такое ощущение, что чувак только вынырнул на ней из какого-то сугроба. Пока водила пошёл в магазин по продаже резины, его оба пассажира вылезли из машины и стали счищать с неё снег. Моё настроение тут же попёрло вверх.

А ещё через два километра мы увидели первый снег! Лес неожиданно кончился, и мы выехали на поле, а там… Короче снег, снег и ещё раз снег. Проехав несколько сот метров по укатанной дороге я, не выдержав, остановился на обочине. Перед тем, как вылезти из машины наружу, глянул на градусник, минус 8. Наши все тут же так же повылазили из машин. Под ногами тут же раздался такой знакомый хруст, изо рта пар.
— Понеслась! – услышал я радостный крик и увидел, как разбежавшийся Слива прыгнул в снег, следом за ним полетел Клёпа, Леший, Ирка Большого тут же слепила снежок и залепила им в Большого. Народ тут же стал играть в снежки, Слива еле выбрался на дорогу назад, там и правда оказалось очень глубоко, больше метра точно.
— Ну, а вы чё сидите? – спросил я, открывая заднюю дверь Кадиллака и смотря на Волхов.
Булат с Кайтой сидели и большими глазами смотрели на окружающую их обстановку.
— Идите сюда! – вновь позвал я их.
Булат было дёрнулся, но, увидав перед машиной снег, остановился, а вот Кайта осторожно вылезла наружу. Сначала она аккуратно обнюхала снег, потом начала поднимать лапы, одной из них потрогала снег, лизнула его.
— Кайта, ко мне! – услышал я бас Большого.
Он отошёл от машин на десяток метров и теперь звал её к себе. Кайта засеменила к нему.
— Ну, а ты чё? – спросил я у продолжающего сидеть на заднем сиденье Булата. – Вылезай, трус.
Кайта уже потихоньку освоилась, и теперь носилась по дороге, ловя пастью снежки, которые ей поочерёдно кидали то Большой, то Ирка.
Около Кадиллака стал собираться народ, и каждый посчитал своим долгом позвать Булата. Но тот, так же дёргаясь на заднем сиденье, вылезать из машины категорически отказывался.
— А если так? – сказал я вслух и, подойдя к нему, взял его на руки. Здоровый кабан, еле поднял его.
Я вытащил его на руках из тачки и, подойдя к краю дороги, просто бросил его в снег. От того, что произошло дальше, ржали все и потом ещё неоднократно вспоминали. Представьте, что вы бросили в снег что-то большое и тяжёлое, и оно, продавив снег, замерло там. Вот то же самое произошло и с Булатом. Он полностью с головой погрузился в снег и там замер.
— Э, братан, ты чё? – забеспокоился Клёпа, когда увидел, как из снега торчит только хвост Булата, а сам он не шевелится.
— Булатик, мальчик! – запищала рядом Светка. – Вылезай оттуда. Вот зачем ты его в снег-то кинул? – наехала она на меня. – У него сейчас разрыв сердца будет.
— Булат, вылезай, епт! – крикнул я.
Он так в сугробе просидел около минуты, потом видимо понял, что это не опасно, и буквально ввинтился в снег дальше. Тут он мне напомнил плуг, который волокут по земле. Что же он вытворял: прыгал, скакал по снегу, ел его, пищал и визжал на своём языке. А когда к нему ещё прыгнула Кайта… Короче, мы просто встали все на обочине и, улыбаясь, смотрели, как Волхи нарезают борозды, носясь по снегу. Несколько раз они выбирались на дорогу и, разогнавшись, прыгали в снег снова и снова. Вся шерсть у них тут же покрылась катушками из снега, но Волхов это, кажется, ни капельки не волновало. Им было хорошо, очень хорошо!
Напрыгавшись и наигравшись в снежки, мы снова погрузились в машины, с трудом загнав разыгравшихся животных в багажник Кадиллака. Те просто отказывались туда забираться. Я даже не предполагал, что им так понравится снег. Интересно, как себя поведут тут Лимуты? Кошки-то более нежные. Ладно, потом у Страйка с Селей спросим, когда они с ними сюда съездят.
Пока мы бесились, мимо нас проехало несколько автомобилей и посигналили нам. Парочку тачек мы расстреляли снежками, в ответ из одной из них в Маленького прилетел снежок, и мы все увидели в заднем окне довольное лицо пацана лет 10, а девочка, которая сидела рядом с ним на заднем сиденье показала нам язык.
Клёпа с Колючим слепили большого снеговика и установили его на обочине. Девчонки тут же сделали ему из палок и какой-то еды глаза, нос, рот, и внизу приделали штуку, чтобы было видно, что это мальчик. На что, недолго думая, мы слепили ещё одного снеговика, этот стал девочкой. Слива ей большую грудь сделал, причем сначала схватил руками свою Наташку за её достоинство, померил, а потом такие же слепил и снеговику. Клёпа даже бейсболку свою не пожалел и нацепил на голову снеговика-мужика.
Все-таки странная эта штука, память! Столько времени жили в пустыне, не испытывая потребности в снеге, а как оказались в зиме, сразу же вспомнили всё – и это ощущение, когда мороз пощипывает лицо, и запах морозного воздуха, и скрип снега под ногами, его хруст в руках при лепке снежков, и непонятная радость от созерцания заснеженной природы, наверное, родом из далекого детства. У всех на лицах была нарисована вся гамма этих чувств. Что же было нарисовано у двух больших снеговиков в багажнике там, где у обычных собак бывает морда, сложно описать словами. Если бы Волхи умели говорить, они бы, наверное, не затыкаясь сейчас рассказывали наперебой свои ощущения и впечатления. Снег с них уже начал таять в теплом салоне, поэтому они удивленно оглядывали друг друга, не понимая, что происходит и пытаясь при этом вылизываться.
Через полтора километра мы въехали в небольшой посёлок. Больше это, конечно, напоминало какую-то сказочную деревню. Большие и не очень бревенчатые дома и домики, крыши которых были покрыты большими шапками снега. Около дома с вывеской «Продуктовый магазин» стояло несколько машин, снегоход, в двери входили и выходили люди с пакетами. Кое-где вдоль довольно широкой улицы стояло несколько фонарей освещения. Вот мимо нас быстро проехал Фокус и водила лихо зашёл в один из поворотов на ручнике, отправив машину в контролируемый занос. Тут и там росли деревья. Елки, все в снегу. По бокам от дороги большие сугробы, прочищенные дорожки, как раз вон двое мужиков с лопатами откапывают проход к небольшому бревенчатому домику, из трубы которого вьётся дымок. И всё вокруг белое, много снега, очень много. Остановились на перекрёстке под знаком «Уступи дорогу», мимо нас по главной дороге проехал снегоход с двумя людьми на нём, и сзади к нему был прицеплен небольшой прицеп с какими-то коробками. Дальше справа увидели то жёлтое здание, про которое нам говорили. Около него большая стоянка, под несколькими навесами стоит около десятка различных автомобилей, еще несколько под открытым небом, полностью покрытые снегом. Один из них девушка с ребёнком лет десяти как раз очищают. Припарковавшись на этой стоянке, повылазили из машин на мороз, а он был, градусник показывал минус 11. Я для начала просто встал около джипа, закрыл глаза и медленно втянул в себя свежий морозный воздух, заново переживая все чувства и ассоциации, с детства связанные с зимой. Морозец, хорошо-то как! В носу щекотно и дышится легко.
— Мама! Мама, смотри какие собачки! – услышал я детский девичий голосок.
Булат с Кайтой уже сами выпрыгнули из машины, и теперь стояли, виляя хвостами и глазея по сторонам.
— Как же тут хорошо! – произнесла Света, втягивая воздух, как я, и закрывая глаза от удовольствия.
— Ляпота! – произнёс Туман.
Каждый из нас высказался по поводу этого посёлка, погоды, снега, эмоции были только положительные. Только Слива, как обычно, негромко завернул пару словечек для красного словца.

Глава 11.

— Ну, пошли, что ли? – сказал я своим друзьям. – Хватит жалом по сторонам водить. Булат, иди сюда! – пристегнув к Волхам поводки, мы пошли в это здание.
Внутри у входа, после теплого тамбура, располагалась стойка администрации с приветливыми девушками.
— Добрый день! – практически хором поздоровались они с нами.
— Добро пожаловать на базу «Снежная», — широко улыбаясь, сказала нам брюнетка за стойкой, – в первый раз у нас или уже были?
— Первый, – выпалил Туман. – И мы тут у вас домики бронировали, на двадцать человек.
— На чьё имя? – тут же переспросила она.
— На фирму «ГДЛ», — ответил я, и тут же вспомнил, как Лама доложился мне о бронировании 4-х домиков и небольшого здания для нашей тусовки. Цены за домик были тысяча Лин в сутки, мы забронировали на двое.
— Да, есть такие, – кивнула она, щёлкнув мышкой и посмотрев в стоящий перед ней ноутбук. – Для начала рекомендую прослушать вам краткий инструктаж. Проходите, пожалуйста, вон в ту дверь, к вам сейчас подойдёт человек и всё вам расскажет. А потом прошу вас снова подойти ко мне, я вас запишу и выдам вам ключи от ваших домиков.
— А это обязательно? – спросил Апрель.
— Обязательно, – продолжая улыбаться, сказала она, – тут зима немного отличается от зимы в нашем том, старом мире.
А вот это уже мне стало интересно! Мы быстренько прошли в эту комнату и расселись по свободным стульям. На стене висел подробный план этого Зимнего оазиса, причём его довольно-таки большой кусок был обведён ломаной красной линией. Рядом висела схема самого посёлка, горнолыжных трасс, и ведущих к нему дорог. Я толком их и рассмотреть-то не успел, как к нам в комнату вошёл молодой парень в зелёном свитере под горло, зелёных же штанах. Походу они тут все зелёные какие-то, девушки на ресепшене тоже были в зелёных блузках, Гринпис прям какой-то. В здании было достаточно тепло, мы даже верхнюю одежду с себя сняли.
— Добрый день! – поздоровался с нами вошедший молодой человек, с любопытством покосившись на Волхов. – Меня зовут Дмитрий. Возьмите, пожалуйста, памятку по оазису и нашему посёлку, — в руках у него были маленькие буклеты, которые он тут же раздал каждому из нас. – Прошу вас выслушать меня. Я не займу у вас много времени, – после этого он пододвинул ближе к нам доску на треноге с висящей на ней точно такой же картой этого оазиса. – В данный момент мы находимся вот тут,– ткнул он ручкой в схему, – но это, я думаю, вы и так все поняли. Ваши домики, в которых вы будете жить, находится здесь, – ручка показала другую часть схемы, – они находятся в глубине леса, отсюда чуть меньше километра. Большое административное здание и сам гостиничный комплекс строят в другой стороне, так что стройка вам мешать не будет, – всё это он сопровождал жестами руки с указкой на схеме. – В каждом доме по два-три номера с отдельным входом из общего коридора. В номере полностью оборудованный санузел, электричество, канализация, холодная и горячая вода. Вами так же было забронировано ещё одно здание, в нём столовая, гостиная, камин, печка, там вы можете готовить себе еду и просто собираться своей большой компанией. Столовая полностью оборудована бытовой техникой. Я с напарником живу вот тут, – снова показал на схеме, – и мы полностью в вашем распоряжении, 24 часа в сутки. Вот тут баня, она тоже в вашем распоряжении, есть купель, кому надо, – он улыбнулся.
— Извините, – подал голос Клёпа, – а почему камин и печка только в этом отдельном здании?
— Потому что было несколько случаев, когда отдыхающие слишком много накидывали дров в домики и парочка из них таким образом сгорело. Поэтому руководством базы было принято решение о переводе всех жилых домиков на электрический обогрев. Вы не замёрзнете, – вновь улыбнулся он. – Там Ташкент, как в пустыне можно сделать.
— Баня русская? – спросил Туман.
— А как же. Самая что ни на есть русская, с вениками, парилкой, до 120 температуру можно нагнать легко.
— Крутяк! – крякнул Слива.
— Так же вот тут, тут, и тут есть кафе, – снова ручка запрыгала по схеме, – там вы круглосуточно можете поесть, естественно, за деньги. Либо приобрести продукты в магазинах и приготовить сами у себя в отдельном здании, магазины здесь и здесь. Цены на продукты питания как в Таусе, один в один, цены в кафе тоже. Ассортимент тот же. Здесь один бар, здесь второй, полицейский участок, административное здание, небольшой медицинский пункт, – он всё это показал на схеме. — Это что касается самой базы. Всё это так же подробно нарисовано в буклетах, которые у вас в руках. Дальше, – он поставил на подставку другой лист, – вот эта дорога ведёт к озеру, оно всегда замёрзшее и наши сотрудники его чистят. Трасса длиной три с половиной километра. На берегу так же есть несколько домиков, которые вы при желании можете забронировать на несколько часов. Это касается тех, кто хочет погонять по льду на машинах. Я видел у вас Эволюшен на прицепе, думаю, вы специально его для этого и привезли.
— Точно, – улыбнулся я.
— Ваш?
— Ага.
— Вот тут сбоку озера есть ещё один шиномонтаж. Там дают напрокат зимнюю резину со спортивными шипами. На ваших машинах сейчас надета обычная шиповка, к которой вы все привыкли в том мире, а это боевая резина, на которой участвуют в гонках по льду или ралли.
— Отлично! – обрадовался я. – Обязательно попробую на такой.
— Попробуйте, – кивнул Дима, – на них машина едет по льду как по рельсам. Если хотите, можете на ней передвигаться по всему зимнему оазису, но на ней не очень комфортно, жестковато. В общем, сами решите. Так же есть несколько других дорог с односторонним движением. Проложены они через лес и пару полей, кому надоест гонять по льду, можно почувствовать себя Колин Макреем, например, на этих дорогах. Но там бывает снегу много, сильно разогнаться не получится, но с другой стороны, просто погонять по снегу можно.
— Такая боевая резина на все машины есть? – спросил Слива.
— Нет, не на все, у неё немного другой диаметр, надо смотреть по факту, шипами можно порвать арки. Это вам лучше у ребят на месте спросить.
— Понял, – ответил Слива, – на крайняк, на обычной шиповке погоняю.
— От посёлка в горы ведут две дороги, – показал он нам на другую схему. – Одна только на подъём, вторая только на спуск. Так же есть третья дорога, предназначена она только для грузовиков, её специально расширяли и укатывали, чтобы тяжёлые машины могли спокойно проехать и где надо взять разгон, чтобы преодолеть подъём. Там песок, щебёнка, и дежурит тягач в момент заезда грузовика. Наверху сами горнолыжные трассы, несколько домиков, прокат различного оборудования, подъёмники, стоянка для машин, пара кафе. Там также активно ведётся строительство ещё одной гостиницы и развлекательного комплекса. Вся эта территория посёлка, озера, лыжных трасс и дорог, занимает около 25 квадратных километров. Никаких диких и опасных животных тут нет. Это полностью разведанная и изученная территория.
Сам оазис больше раза в три. Там дальше горы, – он снова ткнул ручкой в схему, — но их изучение проходит с трудом. Как вы все видите на большой схеме, весь этот курорт прямоугольник, обнесён красной линией. Внутри этого прямоугольника температура от минус 8 до минус 20. Но такая она бывает только ночью и очень редко, в большинстве своём не ниже минус 15. Но зато очень часто идёт снег, то просто снежок, то снегопад, я бы даже сказал снегопадище. Каждая ваша машина получит по рации, если застрянете, вызывайте спасателей, приедут — откопают, вытянут, помогут в любом случае. Тут, конечно, лучше передвигаться на полном приводе. Просто переднему или заднему приводу бывает сложновато. В каждом домике есть лопаты, щетки, тросы, крюки и домкраты. То, что посчитаете нужным, можете погрузить в багажник своих автомобилей, даю гарантию, вам это всё пригодится. Только не забудьте всё это потом выгрузить и положить на место, – он снова улыбнулся. – Ну и если у вас у кого-нибудь сядет аккумулятор, а он обязательно сядет, так же вызывайте спасателей, приедут — заведут. Ну и по машинам последний совет. Вы знаете температуру замерзания охлаждающей жидкости в системах охлаждения?
— Млять, у меня вода! – выдохнул Туман.
Я сидел и лихорадочно пытался вспомнить, что залито у меня. Если вода, то движку однозначно хана будет. Ночью вода замёрзнет, и блок с радиатором просто лопнут. Насчёт этого никто из нас не подумал. Вот что значит привычка жить в тёплом климате. Разумеется, вода залита со специальными присадками, улучшающими ее свойства, делая максимально пригодной к использованию в охлаждении двигателей, но ведь машины используются в пустыне, там свойства незамерзающей жидкости вообще не нужны!
— Если у вас вода, в магазине, где шиномонтаж при въезде в оазис, можете купить антифриз и залить к себе в машину, – продолжил Дима, – либо оставить её там на хранение. Стоянка там охраняется, так что за свой автомобиль можете не волноваться.
— Я тоже по льду погонять хочу! – Радостно сказал Туман. – Так что я лучше съезжу антифриз залью.
— А у меня вперемешку и антифриз, и вода, – внезапно сказал Апрель. – Пожалуй, я с тобой, Валер, поеду, поменяю всё на нормальный антифриз. На полном приводе и не погонять по льду, это дураком надо быть.
— Так что это за красная линия-то? – напомнил про неё Колючий.
— А вот это уже загадка местной природы, этого оазиса я бы сказал, – ответил Дима. — Красная линия, это так называемое силовое поле, толщиной полтора метра. Вы можете без проблем пройти через него, просто почувствуете небольшое сопротивление.
Я тут же вспомнил про такое же силовое поле в нашем Новом оазисе, перед карьером, мы его забором огородили. И это силовое поле окружает облако со старой электроникой, и там мы тоже успели повоевать с ящерами, добывая эту самую электронику.
— Только с той стороны силового поля, – Дима взял небольшую паузу и оглядел нас, – температура от минус 50 и ниже.
— Хренасе! – выдохнули мы все разом.
— Да, – засмеялся наш гид, – именно так! Так что попробовать такую температуру вы, конечно, можете. Запретить вам мы не можем, но удаляться далеко не советую. Там другой воздух, он более разреженный. У некоторых из тех, кто туда ходил, разные ощущения, кто-то нормально себя чувствует, у кого-то галлюцинации начинаются, у кого-то ещё что-то. Если всё-таки пойдёте туда, рекомендую идти туда втроём, если увидели, что ваш товарищ начинает себя вести по-другому, сразу тащите его назад. И идти лучше с 12 до 14 часов дня, температура будет выше 50 градусов. Потом она начнёт резко падать. Чтобы привыкнуть к той температуре и воздуху, надо минимум сутки. Это сказали те, кто занимаются изучением этого явления и дальнейшей разведкой этого оазиса. Но это очень сложно и хлопотно. С их слов, там бывает и до минус 65 температура опускается, а при такой температуре если вы вздохнёте полной грудью, ваши лёгкие сгорят.
— Как это? – переспросил Леший. – От холодного воздуха?
— Да, – кивнул Дима. – Мгновенный перепад температуры. Идти туда надо в другой одежде, обуви, в масках и в очках. Через 20 минут вашего дыхания на маске образуется наледь. Если среди вас найдутся те, кто захочет сходить туда с профессионалами, обращайтесь ко мне, вам проведут инструктаж и экскурсию, и вы будете под наблюдением профессионалов. Сами только как мышки лучше, туда-сюда. Пять минут и назад. С 12 до двух дня, не позже. Запомните, если зайдёте туда сами и с вами не дай бог что-то случится: заблудитесь, ногу подвернёте, вздохнёте не так, и так далее, вас никто никогда не найдёт и не спасёт. Не надо играть в героев и суперменов.
— Были такие? – с интересом спросил я.
— Были, конечно, — вздохнул он. – Двое совсем недавно. Били себя в грудь, типа, мы вахтовики, всю жизнь на севере при такой погоде на грузовиках проработали. Только тут у нас воздух другой, он слишком разреженный, в теле появляется лёгкость. Вот они и пошли так, нашли их потом через пару часов, их друзья тревогу подняли. Оба не дошли до силового поля около 50 метров, замёрзли насмерть, а один из них маску снял и лёгкие сжёг. Так что десять раз подумайте, надо вам это или нет.
— Я лучше тут посижу, – хмыкнул Слива.
С ним согласились все.
— У меня вопрос, – поднял руку Туман. – Вы говорите, что оазис сейчас активно изучают. С противоположной стороны такое же силовое поле?
— Да, – кивнул Дима, – и плюс труднопроходимые горы. Особо-то и лезть никто не хочет, так, на машинах сунулись пару раз, посмотрели что к чему и назад. Получается так, что в самом этом всём большом оазисе, – он показал на схему, – есть ещё один оазис, с другой температурой, в котором мы сейчас и находимся. Там с другой стороны горы, довольно-таки большие, и что в них, никто не знает и, честно говоря, я даже не уверен, узнаем мы это когда-нибудь или нет. Всё-таки при минус пятидесяти и ниже проводить разведку, и при минус 10 — это две большие разницы. Вы же приехали на лыжах кататься? Вот и катайтесь, тут абсолютно безопасно, обычные горы. Моя обязанность была вас предупредить, чтобы вы не ушли куда-нибудь не туда и не испугались этого силового поля, если на него наткнётесь. Это как в воде идти, такие же ощущения.
Я хотел сказать, что нам это знакомо, потом промолчал.
— Спасибо, – поблагодарили мы его. Инструктаж и впрямь, оказался и полезным, и интересным.
— Вопросы есть ко мне какие?
— Да, наверное, нет, – произнёс я, обведя всех своих друзей взглядом.
— Ну, тогда проходите к девушке на ресепшене, записывайтесь, получайте ключи, и я вас провожу в ваши домики. Мой снегоход на улице, жёлтый, сразу у крыльца стоит. Про машины не забудьте, – посмотрел он на Тумана и Апреля. – У вас, я смотрю, рации есть, – кивнул он на них, они у нас по привычке на поясах висели, – мой канал 33, спасатели и все службы 11. Закончите с машинами, возвращайтесь сюда, зовите меня, я вас встречу приеду, или мой напарник на этом же снегоходе, её зовут Тамара.
— Её?
— Да, – улыбнулся он, – она моя жена.

Глава 12.

Зарегистрировавшись на рецепшене у приветливых девушек и получив ключи от своих домиков, а также извинившись за лужи воды, что натекли с Волхов, пока те сидели с нами на инструктаже, прошли к машинам. Я-таки открыл капот на обеих тачках и посмотрел, что там у меня в бачке залито. Вроде зелёное что-то булькает, значит точно не вода. Ну и хорошо. Туман и Апрель, прыгнув в тачки, поехали заливать антифриз. Ну, а мы тронулись следом за Димой на снегоходе. Хорошо он так на нём подрывает, только снег из-под гусеницы летит! Пока ехали по посёлку, я обратил внимание насколько он большой. Всё-таки те, кто строит тут этот посёлок и горнолыжный курорт, хорошо так развернулись. Пока ехали, с обеих сторон дороги я насчитал больше двадцати различных построек. Ещё несколько активно строили бригады строителей, весело стуча топорами, собирая из готовых брёвен такие же домики.
Около нескольких домов под навесами стоят машины, вокруг и рядом с ними взрослые и дети. Очень много людей передвигается по улице, причём у каждого второго в руках либо лыжи, либо сноуборд, либо дети тащат за собой санки или тюбинг. В общем, вся окружающая обстановка вокруг говорит о том, что тут горнолыжный курорт.
Вот со второстепенной дороги выруливает Чероки, скорее всего один из тех пяти, которые купили у нас. Спереди у него небольшой отвал и он чистит им дорогу, плюс в салоне виднеются довольные детские лица, а на крыше на багажнике привязаны лыжи и в специальном креплении сзади на пятой двери пара тюбингов. Около километра мы так ехали за ними, затем Черокез ушёл по дороге налево, она вела через лес в сторону гор, а мы повернули направо, тоже в лес.
Как же тут красиво! Я всегда любил вот так ехать или идти по зимнему лесу. Смотреть на деревья, на которых лежат шапки снега. Но больше всего мне нравилось то, что все дороги тут, по которым мы успели уже тут сейчас поездить, не укатаны, на них пушистый снег. Кадиллак уверенно пёр по такому снегу, таща за собой прицеп с Эво, сзади за мной ехал Слива на своей БМВ, и я несколько раз видел, как он виляет на ней, входя в поворот веером. Один раз даже успел разглядеть его довольную морду. А вот Кирпич на джипе Лексус пару раз не смог поймать тяжёлую машину и сносил бампером бруствер из снега и, поднимая кучу снега, выруливал из сугроба. Эх блин, я тоже так хочу, только нельзя, у меня груз на прицепе.
Дима уверенно вёл нас по одной из дорог, и уже через несколько минут мы подъезжали к одиноко стоящим домикам среди елей. Снегоход лихо, с разворотом, остановился на небольшой площадке, и Дима, спрыгнув с него, подошёл к Кадиллаку.
— Мы на месте! – широко улыбаясь, сказал он мне в открытое окно. – Вон ваши домики, – показал он рукой, – вон баня, вон мой дом с женой, а вон ваше здание с кухней. Так что можете заселяться.
— Дима, а где домик с номером 3? – спросил у него Большой, посмотрев на свой ключ с табличкой.
— Вон тот.
Не успела Света открыть дверь, как оба Волха буквально пулями выпрыгнули из машины, чуть не снеся Иру и, не останавливаясь, со всего маха прыгнули в ближайший сугроб бошками вперёд. Надеюсь, там нет никакого пенька, хотя Волхи наверняка чуют препятствия. Не психи же они прыгать по сугробам просто так. Они опять начали скакать и прыгать по снегу, вот же их прёт-то!
Домики мне очень понравились. Они были полностью построены из брёвен. Загнав Кадиллак мордой под навес, взяли шмотки и пошли в наш дом. Он оказался двухкомнатным.
Небольшое крыльцо, массивная входная дверь, ведущая в предбанник дома. Там мы увидели стоящие несколько лавочек, вешалки, пару сушилок. В предбаннике было сухо и тепло. Там же лежали тросы для машин, щётки, несколько веников и лопат. Открыв следующую дверь, увидели небольшой коридор и по бокам две двери. Светка тут же нырнула в левую дверь. Комната как комната, метров 20 квадратных. Большая двуспальная кровать, большой шкаф, оружейный несгораемый шкаф, два кресла, журнальный столик. На полу плитка, но, разувшись, я понял, что пол с подогревом. Отдельный санузел, в нём полноценная ванная, душевая кабина, раковина и унитаз. На вешалках висят халаты, на полках полотенца и различные принадлежности. В общем, смело можно сказать, что этот номер на 100% напоминал любой из номеров в любом отеле Турции или Египта. Только что сам дом был из брёвен, и в таких номерах в Турции оружейного шкафа нет.
Большой с Ирой и Кайтой расположились в соседнем номере, ну а все остальные наши расползлись по соседним домикам.
Бросили вещи и пошли разгружать машины, надо перетаскать всю еду и выпивку, которую мы привезли с собой. К нам тут же присоединились ребята, и мы за несколько ходок перетаскали всё это в это отдельное здание. Там было просто большое крыльцо и внутри его большая кухня-гостиная. Дима уже разжёг нам камин и напомнил про рацию, чтобы если что-то понадобится, мы обращались к ним. Пришли наши девчонки, раскидали продукты по полкам и двум холодильникам.
— Есть готовить? – спросила Наташа Сливы.
— Конечно! – тут же откликнулся Слива. – С утра маковой росинки во рту не было.
— Ого! – посмотрел я на часы. – Время-то уже почти пять вечера. Я бы тоже поесть не отказался.
— Сейчас приготовим, – хлопая ящиками и полками сказала Света.
Через несколько минут к нам ввалились довольные Туман и Апрель.
-Жрёте уже? – прищурившись спросил Туман, увидав Сливу с большим бутербродом.
— Готовим только, — ответили ему девчонки.
Мне очень хотелось есть, но больше мне хотелось снять с прицепа Эво и поехать дать ему как следует на озере. Через час с небольшим девчонки приготовили вкусный ужин.
— Пить будем? – спросил Туман, доставая и показывая нам всем бутылку с Арменовской настойкой.
— Я пас, – поднял я руки. — Хочу на озеро поехать покататься. На лыжах сегодня не успеем уже, наверное — вечер.
— Я, пожалуй, тоже пить не буду, – кивнул Туман.
Короче, выпили все девчонки, ну и Собровцы жахнули по 50 капель, водители пить не стали. Поужинали, помогли убрать со стола и быстро пошли к машинам. Пока девочки готовили, я согнал с прицепа Эво. Так что мой боец стоял и ждал меня на улице. Он так и манил меня на этой зимней резине, мне в прямом смысле слова не терпелось как следует погонять на нём по снегу и льду. Да и, судя по другим ребятам, они хотели тоже самого.
Пока рассаживались по машинам, пошёл снег, и хлопья такие большие, красота нереальная. Лес, деревья, домики, идущий из трубы дым и этот запах сгоревших дров распространяется по всему лесу вокруг нас. А тихо-то как. Булата с Кайтой загнали к Лешему в джип.
Какой же кайф ехать по заснеженному лесу! Хорошо всё-таки, что этот Дима раздал нам буклеты с подробными картами дорог и постройками в этом оазисе. Дорогу к озеру мы нашли без проблем.
Выехав из леса, мы увидели лежащее перед нами довольно большое озеро и ведущую прямо на него дорогу. Как раз в данный момент мимо нас по озеру, поднимая за собой снежный шлейф, пронесся чей-то ярко-красный фокус, а за ним, метрах в ста позади, Сузуки Гранд Витара. Я даже останавливаться не стал, сразу направил Эво на лёд.
Ну, понеслась. Газ в пол, Эво взревел мотором, колёса стали бешено буксовать на льду, и мой боец стал довольно-таки быстро для такой поверхности разгоняться.
— Это было охрененно, мужики! – орал Слива, когда мы накрутили по озеру около 10 кругов и собрались в кружок на своих машинах уже на берегу. – Я так давно не ездил. А снег-то какой пушистый!
— Я даже не предполагал, что на этой тачке, – довольный Леший хлопнул по капоту Лекуса, – можно такие пируэты выкручивать. А как он боком идёт! — Леший покачал головой. – Снег, ни хрена не видно, музыка орёт, Кирпич рядом орёт.
— У меня тоже пассажирки кричали, – радостно сказал Апрель покосившись на девчонок. – И Большой пару раз заорал.
— Да ну тебя в жопу, психа! – пробурчал Большой, сидя на корточках и рассматривая расколотый бампер на БМВ Тумана. – Разогнаться до 120 и дёрнуть за ручник, это конченным психом надо быть и предупреждать надо.
Я только стоял и смеялся, слушая впечатления моих друзей от прошедшей поездки. Леший-то сначала остановился на берегу, чтобы посмотреть, как мы будем гонять. С ним Ирка с Наташкой остались, боязно им было с ребятами ехать, да и Волхи в багажнике. Потом Леший высадил Кайту с Булатом и девчонок, ну и дал следом за нами по льду. Туман, не удержав свою белую красавицу в очередном повороте, влетел на ней в большой сугроб. Хорошо, что отделался только расколотым бампером.
Два дня пролетели достаточно быстро. В этом Зимнем оазисе нам всем очень понравилось. Мы и на лыжах покатались от души, и ещё пару раз на озере погоняли по льду на тачках. До этого силового поля не ходили.
Особенно запомнился поход с Волхами на склон, где дети катались с родителями на тюбингах. Сначала все остановили катания, чтобы посмотреть, как два здоровых пса бегают друг за дружкой по снегу, выпрыгивая из сугробов и тут же вновь ныряя с головой в них. Ни дать, ни взять – дельфины, только с четырьмя лапами! А потом начались катания на собаках. Картина получилась почти сюрреалистичная – по пухлому снегу несется ватрушка с весело смеющимися детьми или взрослыми, а перед ней на длинной веревке бежит Волх. Но так как сугробы тут очень глубокие, Волха не видно вообще, поэтому получалось, что ватрушки катались по поляне сами по себе. И если Кайта двигалась словно дельфин, совершая длинные прыжки и ныряя в сугробы головой вперед, таким образом, изредка показываясь зрителям из сугроба, то Булат словно крот упрямо пер под снегом, одним только ему известным способом не натыкаясь на препятствия. Со стороны это выглядело как передвижения тех червей из фильма «Дрожь земли».
К концу дня вся поляна рядом со склоном была перепахана вдоль и поперек, счастливые дети охрипли от радостных криков, а Волхи, вдоволь набегавшись, успешно помогали уничтожать припасы еды, взятые с собой и приносимые довольными детьми и взрослыми. В общем, успех у Волхов был не меньше, чем на пляжах в других оазисах.
Кстати, обнаружилась еще одна особенность, присущая только этому миру. Шерсть Волхов, какой бы мокрой она ни была, у костра полностью высыхает меньше, чем за пять минут. Там, в пустынных оазисах с водоемами, под солнцем они сохли как обычные собаки минут пятнадцать-двадцать, а тут стоило им лечь у костра, как они почти мгновенно становились сухими.
На второй день отдыха наши девчонки съездили с Большим в поселок и вернулись на снегоходах, найдя там их прокат. В итоге мы изъездили весь лес вокруг трассы и наших домиков, помяв несколько кустов и получив ощущения, сравнимые, по словам Тумана, с поездкой на кроссовом мотоцикле по лесу после дождя. Разумеется, многие из нас по лесу на мотоциклах не ездили, поэтому ему поверили на слово, отметив, что усталость от поездки на снегоходе сравнима с катанием на горных лыжах, хотя, казалось бы, сиди и рули.
Был и снегопадище, о котором рассказывал Дима на инструктаже. Картинка прям сказочная – идет снег, настолько плотный, что видно вокруг максимум на пару метров. И свет такой мягкий и рассеянный, что теней нет совершенно. Хорошо наши домики стояли рядом друг с другом, и мы могли перекрикиваться, удивляясь полному отсутствию эха и необычно глухому звучанию наших голосов.
Разумеется, первой фразой, что мы услышали сквозь снег, был будто очень далекий из-за снега крик Лешего:
— Лошадкаааа!
И следующий за ним взрыв хохота.
Снег шел не так долго, но за эти полчаса все дорожки присыпало основательно. Однако через пять минут после завершения буйства стихии пришел Дима, и буквально за десять минут не без нашей помощи очистил все дорожки вокруг домиков, а еще через полчаса дорогу к нашему месту отдыха очистил уже виденный нами ранее Черокез с отвалом. Да, сервис тут, все-таки, поставлен очень хорошо, видно, что хозяин всего этого подошел со всей ответственностью. На наш третий день с утра, это 20 января было, собрались, горячо поблагодарили Диму с его женой, оставили им щедрые чаевые. Всё-таки люди помогали нам во всех вопросах и всегда были на связи. Мне их работа очень понравилась. Я им ещё от себя несколько сотен Лин подкинул, это помимо тех, что им ребята наши дали. Потом мы заехали и перекинули назад нашу резину. Ну что же, пока Зимний, мы обязательно сюда вернёмся. Переоделись в нашу более привычную повседневную и лёгкую одежду, вздохнули, посмотрели на виднеющиеся вдалеке горы со снежными шапками и поехали в Таус.
До дома доехали за три часа. И машин много в обе стороны, и пылищи, и ехали не спеша. По возвращению час потрещали, поели, потом Васьки, прыгнув в свою стоящую БМВ, поехали в Новый, как-никак у них там тоже дела есть. Света моя через часок тоже засобиралась туда же, дела там у неё в доме нашем какие-то. Взяв Иру Большого и обоих Волхов, они сели в Светин Икс и, посигналив мне на прощание, выехали со двора сервиса. Ну вот и всё, все разъехались, снова наступили трудовые будни.
Люди конечно знали, что мы поехали в Зимний, и за остаток дня мне пришлось несколько раз рассказывать желающим о том, как мы там провели время. Свой восторг и эмоции я не скрывал и рассказал всё честно и без утайки. Короче, теперь, я думаю, что народ туда буквально хлынет. Я даже услышал, как несколько слесарей, активно разговаривая между собой, пошли к старшему, чтобы сделать себе единые выходные и отправится в Зимний со своими семьями. Да и остальные наши, кто там был, так же рассказывали про Зимний. Люди собирались кучками и жадно впитывали информацию о Зимнем. Да уж, рекламу мы сделали неплохую им. И вот тогда я понял, насколько наш народ, который родился и вырос в средней полосе России, соскучился по снегу. До самого вечера я был этаким рассказчиком. Да и ещё в столовой пришлось всё для наших уважаемых поварих повторять. У меня прям язык заболел одно и тоже рассказывать, наговорился по самое не хочу. Уже в 11 вечера поплёлся к себе в номер, чтобы завалится спать.
Ах да, самое главное чуть не забыл. У нас же было несколько платформ, на которых ребята ездят в облако за тачками. Все я их понятно каждый день не вижу, но вот две по приезду сегодня увидел. И должен признать, их новый внешний вид меня очень впечатлил. Наши художники разрисовали несколько платформ и тягачей в различные рисунки. Пару Камазов и платформ были полностью перекрашены в пустынный камуфляж, у одного кабина была чёрная, у второго такая же камуфляжная. У одного чёрный отвал, у второго на нём нарисована пасть какого-то дракона и на самих платформах на бортах тоже рисунки. Я минут десять наверное вокруг них ходил, всё рассматривал и любовался. Здорово получилось, ребята понимали, что скорее всего после первого же тарана рогача или ящера в облаке рисунок повредиться и поцарапается, но всё равно нарисовали дракона этого. Будут подрисовывать, ничего страшного.

Глава 13.

21 января.

С утра зазвонил мой сотовый. В принципе, я уже не спал, так, валялся.
— Алло, – ответил я на звонок.
— Привет, Саня, – услышал я радостный голос Коржа
— Привет, дружище, – обрадовался я его голосу.
— Спишь ещё?
— Не, уже проснулся.
— Давай уже выходи, дело есть на 100 лин. Мы у вас во дворе сервиса.
— 15 минут, – ответил я и отключился.
Быстро приведя себя в порядок, вышел на улицу. Ха, во дворе стояли бандитские тачки. Как из кино прям, тачки из 90-х. БМВ, Мерседесы, пару джипов. 5 машин. Те, которые у нас пацаны Коржа купили, а вон и Вайпер его. Около них эвакуатор, на нём тачка под брезентом, правда, что за машина не видно. Корж с пацанами стояли около своих машин в окружении наших ребят, и они о чём-то вели беседу, весело смеясь.
— Привет, Саня, – заорал во всё горло Корж, увидав меня.
— Привет, мужики, – поздоровался я с ними, подойдя и пожимая им всем по очереди руки, – какими судьбами?
— Да вот, в гости решили заехать, – хитро прищурился Корж.
— Ага, с тачкой на эвакуаторе, – кивнул я на машину. – Расколотили поди какую и к нам привезли на ремонт. У вас чё, запчастей нет?
— На такую нет, – тяжело вздохнул Тамаз и полез на эвакуатор. – Егор, помоги.
Они быстро залезли и скинули с машины брезент. На эвакуаторе мы увидели его Альпину, морда у машины отсутствовала.
— Куда же ты влетел на ней? – обалдело спросил Игорь.
Бэха его и правда выглядела не айс. Переднего бампера, фар, решётки радиатора нет, оба крыла замяты, телевизор ушёл, капот домиком, лоб разбит.
— Занесло, – снова вздохнул Тамаз, спрыгивая с эвакуатора на землю. – Починить сможете? Запчасти есть?
— Это к нему всё, – тут же я перевёл стрелки на нашего Ваню, который уже нарезал круги вокруг эвакуатора рассматривая Альпину, бывшую когда-то чёрной красавицей.
— Починим, дружище, – ответил он Тамазу спустя минуту, – не переживай, запчасти есть, чего нет закажем.
Я тут же вспомнил, что когда мы были в Облаке-разборке, ребята как раз собирались грузить на автовоз такую же Альпину, походу с неё все запчасти и снимут. Да и наверняка там же в облаке можно другие на такую машину найти.
— Лонжероны вроде на месте, – негромко сказал Ваня, продолжая осматривать автомобиль, – а так вскрытие покажет.
— И сколько денег? – осторожно спросил Тамаз. – И сколько по времени?
— Пока не скажу, надо смотреть. Но дней 5-6 точно бери. Подушки выстрелили?
Тамаз кивнул.
— Значит, нужны другие.
Снова кивок.
— Других у нас нет, значит панель надо менять.
— Может, тебе всё-таки другую машину купить? – сказал Корж. – Ремонт этой тебе сейчас в хорошую копейку обойдётся.
— Нет, – уверенно ответил грузин, – эту хочу.
— Да не вопрос, – улыбнулся Ваня, повернулся к стоящим ребятам, нашёл кого-то глазами и сказал – давайте в цех её, разбирайте.
Из толпы ребят вышли двое слесарей.
— Водила где? – спросил один из них.
— Тут я, – услышали мы голос, и из-за эвакуатора вышел крепкий мужичок.
— Заезжай задом вон в тот цех, – показал ему слесарь на открытые ворота ангара.
Мужик кивнул и полез за руль своего эвакуатора.
— Ну, пошли кофейку, что ли попьём, – сказал я Коржу. – Слива, угости ребят остальных.
— Пошли, мужики, подкрепимся, – тут же сказал тот и повёл всех приехавших ребят за собой в столовую.
— А ты хорошо устроился, – засмеялся, падая в кресло в моём кабинете Корж, – прям большим боссом стал. Секретари у него, Танечка, кофе нам, пожалуйста, – передразнил он меня.
Тут открылась дверь и в кабинет вошла Татьяна, неся на подносе две чашки кофе. Поставила поднос, на нём оказались ещё печенки, сливки, сахар. Улыбнулась мне и Коржу, сказала «Пожалуйста» и, развернувшись, вышла из кабинета.
— Однако, – проводив её взглядом, сказал Корж, – вторая тоже симпотная.
— У неё муж и ребёнок, а у той молодой человек есть.
— Да я так, Саня, – засмеялся тот, – у меня у самого сын же и жена, забыл что ли?
— Да не, не забыл, – ответил я, беря свою чашку с кофе.
— А круто тут у вас всё-таки в городе стало, – продолжал хвалить нас Корж. – Давненько я у вас не был. Ребята, кто сюда ездят, говорили, что у вас тут вообще всё по-другому стало. Но я даже не предполагал, что настолько всё изменилось. Зелень эта, асфальт, сотовые.
— Ну так давай я вас с Киженьцами сведу, – предложил я, – по асфальту и семенам мы вам поставим.
— С Киженьцами мы уже договорились, – засмеялся Корж, – пока вы на каникулах, Александр, были, перед новым годом. Да и с семенами тоже всё путём.
— Откуда? – спросил я, а потом меня мысля озарила. – Георгич и Колобок?
— Точно, – снова засмеялся Корж. – Колобок этот торгаш тот ещё, а на Георгича ребята вышли, когда искали, откуда у вас кустики и деревья тут появились. Знаем мы уже и про вашу оптовую базу.
— И что скажешь?
— Да мы уже вовсю торгуем с вами. И оттуда товар возим, и туда к вам. Круто вы там, конечно, развернулись. Очень удобно стало, всё в одном месте. Сейчас ещё окончательно асфальт до Руви нашего проложат, вообще красота будет.
— Про Зимний оазис ты наверно тоже уже знаешь? – спросил я.
— Ага. Страсть как соскучился по снегу.
— И тут я не успел, – разочарованно вздохнул я, – ну Колобок, ну везде он успел.
— А ты как хотел, — беря очередную печеньку, сказал Корж. – Хочешь заработать, не так крутиться будешь. Я его конечно не видел, но говорят, мужик хваткий.
— Я видел, ещё какой хваткий.
Поговорив ещё минут пятнадцать обо всех делах и обменявшись новостями, я уже было собрался предложить Коржу скататься всем вместе в Зимний оазис, всё равно собирался туда сегодня ехать, но он меня остановил.
— Погоди, Саш, – вмиг стал он серьёзным. – У меня к тебе есть более серьёзное дело, и оно в твоих интересах.
Я мгновенно напрягся. Что опять?

Глава 14

— Пару дней назад мои ребятки сцепились с какими-то отморозками в одном из баров нашего города, – начал свой рассказ Корж. – Ладно бы просто подрались, такое бывает, да и у вас я думаю тоже. Но там всё гораздо серьёзней было. Эти отморозки накачаны были по самые брови.
— Наркота? Химия? – ахнул я.
— Она самая, – задумчиво покивал головой Корж.
— А с чего взяли, что они под наркотой были? – взяв себя в руки, спросил я.
— А с того! Мои потом сказали, что посреди драки эта троица схватилась за стволы. Слава богу, мои шустрее оказались и быстро понаделали в плохих парнях дырок. Но беда в том, что плохие парни с этими дырками в теле ещё какое-то время продолжали жить и пёрли как на параде. И когда их били, сильно били, никак завалить не могли. Позже, уже после всех событий, когда прошёл первый шок от произошедшего, я разговаривал с официантками. Девушки рассказали, как вскоре по приезду, заказав плотный ужин, эти трое нюхали какой-то порошок. Полицейских-то официантки сразу вызвали, но пока те добирались, наркоманы или кто они там, сами себе приключения на задницу нашли.
— Обалдеть.
— Ага. Обыскали их, у каждого нашли крупную сумму денег, и по маленькому пакетику.
— Героин? Кока? – блеснул я знаниями.
— Не, какая-то другая дрянь, – махнул рукой Корж, – я отдал нашим яйцеголовым этот порошок, чтобы они его на молекулы разложили. Уж не знаю, чего они с этим порошком делали, но их вердикт такой. Это новый наркотик, в том мире, – Корж махнул себе за спину, – его не было.
— С чего они взяли? – перебил я Коржа.
— Да один из них врач там какой-то, — неопределённо махнул перед собой Корж и сморщился, – сталкивался с наркотиками и таблетками ранее. Изучал он их там или ещё чего… Хрен его разберёт, в общем, но про наркотики знает не понаслышке. Ну, вот он и сказал, что эту дрянь изобрели уже тут, в этом мире. Порошок, бежевого цвета, мгновенное привыкание. В кино видел, как через соломку вдыхают?
Я кивнул.
— Вот и этот так же. Притупляет чувство страха, боли, человек становится агрессивней и превращается в супер воина, ну это ему так кажется, что он бэтменом стал, на самом деле всё тоже самое. Но болевой порог снижается в разы, это факт.
— Море по колено становится? – предположил я.
— Типа того, – ответил Корж. – Эта троица в том баре на всех подряд прыгала, невзирая на размеры и количество. И били их, и кидали… Похрен, как машины какие, терминаторы прям.
— Обалдеть просто, – сказал я, поражённый этой информацией.
— Жалко, побеседовать с ними не удалось, – вздохнул Корж, – я бы хотел узнать, где у них лаборатория и откуда дровишки, порошок этот вернее. На одном из пакетиков была бумажка, на ней рисунок синими чернилами, «капля».
— Капля? – переспросил я.
— Да, капля. Походу так он и называется.
Ещё кого ловили или находили с этим порошком? – спросил я. – С этой каплей вернее?
— Нет, – посмотрел на меня Корж, – но думаю, это только начало.
— Это же насколько надо быть отмороженным, чтобы не бояться? Ведь тут с распространителями, дилерами, теми, кто будет предлагать эту гадость, даже разговаривать никто не будет, их же сразу грохнут.
— Вот тут я тоже думал, – согласился Корж, – не факт, что это для людей, обычных людей.
— Маленькая армия чувствующих себя супер воинами бандитов? – предположил я.
— Думаю, да.
— Рог и Круг? – спросил я.
— Не знаю, Сань. Ни ты, ни мы их так больше и не видели с того боя в пещере. Где они, мы тоже не знаем. Но не это самое интересное, – Корж достал из кармана своих штанов несколько листов и протянул их мне. – На вот, посмотри. Это мои ребята нашли у убитых наркоманов при обыске.
Я взял листы, развернул их и, посмотрев на изображение, почувствовал, как у меня по спине побежали мурашки, каждая с размером с большого таракана. На трёх распечатанных листках были чёрно-белые изображения людей. Я, Света, Туман, Апрель, наши ребята, многие наши. Я и ещё несколько из наших были обведены красным кружком и над моей головой стояла цифра 1. Туман 2, Апрель 3, Дима 4.
— Узнаешь место, где вас снимали? – спросил Корж.
Было видно, что фотографировали нас из какого-то укрытия. Какое-то смутно знакомое место.
— Да это же наш Новый оазис! – воскликнул я. – Вон дом Большого на заднем плане виднеется. Млять.
— То-то и оно, Сань.
— И как это понимать? – обалдело спросил я.
— На вас начинается охота, – серьёзно сказал Корж. – Если уже не началась. И у тебя есть крыса.
— С чего ты взял?
— Ну про то, когда обводят голову человека на фотографии, я думаю тебе не надо объяснять. Кто мог бы сделать такую фотку?
— Млять, – выругался я. Корж прав, в этом месте где нас фотографировали, были только свои. А значит, и фотографировал кто-то из своих. Меня пробил холодный пот. Получается, нас всех быстро сфотографировали, а потом эти фотографии передали бандитам. Я ещё раз посмотрел на листки. Вот я обнимаюсь со Светой, рядом Булат, дальше Туман с Апрелем стоят, Большой с Кайтой играют, Ира его с Наташей Сливы. Снимали скорее всего из машины, сквозь тонированное окно. Но понять, когда это было и в какой день невозможно.
— Так что, Саня, будь осторожней, – сказал ещё раз Корж. – И почему-то я думаю, что это наши старые знакомые, Круг и Рог. Главная цель это ты и несколько твоих людей, которые в «ГДЛ» имеют вес. Либо месть, либо вас хотят просто убрать, чтобы занять вашу нишу.
— Думаю, это месть, – ответил я, немного успокоившись. — Конкурентов у нас тут нет. Слишком мощные мы – как с нефтяниками с нами не прокатит. Дима со своими шпионами не зря ест свой хлеб, и если бы тут появилась какая-нибудь сильная группировка, я бы о ней уже знал. Значит месть, значит наши старые знакомые. Кто ещё про это знает? – показал я на листики, спрашивая у Коржа.
— Я, Тамаз, и тот, кто обыскивал бандитов. Больше никто, я их сразу к себе убрал и никому не показывал, – ответил Корж .– Будь осторожнее, – снова предупредил он меня, – крыса у тебя точно есть, и кто-то из своих. Пацаны держат рот на замке по поводу фоток.
Да уж, тут он прав на все сто. Такие фотки мог сделать только свой. Ведь в этом месте, где нас снимали, только свои обычно. Постороннюю машину ребята бы сразу срисовали. Млять, кто же это?
— Спасибо дружище, – поблагодарил я Коржа, – я твой должник.
— Пустяки, Сань. Ищи крысу и будь осторожней, – снова предупредил он меня. – Не знаю правда, как ты это будешь делать, но ищи. Твоя охрана — это конечно всё хорошо, но ты сам знаешь, от снайпера не убежишь, ребят предупреди, – он замолчал и некоторое время молчал, смотря на меня. — Пошёл я, Сань – вставая со своего кресла сказал Корж, – а ты тут думай уже.
— Спасибо тебе, дружище, – поблагодарил я его ещё раз.
— Не за что. Сегодня я тебе помог, завтра ты мне поможешь. Сотовую связь нам обещали сделать через неделю, в Руви я имею в виду. Значит, через пару недель будем на связи. Как всё заработает, пришлю к тебе Тамаза, он тебе номера телефонов даст.
— Ага, – кивнул я на автомате. Я весь в думах был. Кто же крыса?
Я и не заметил, как он вышел из кабинета.
— Александр, что-нибудь ещё надо? – услышал я голос Татьяны из спикерфона.
— Нет пока, – быстро ответил я и откинулся на кресле, погружаясь в свои мысли.
Взял ещё раз листики с фотографиями и стал их рассматривать. Кто же ты, невидимый фотограф? И кто же ты, кто нас обвёл красным фломастером? Значит, заказали меня и ребят. Млять. Целью для киллера я ещё не был. Пипец, приплыли. И чё делать? Сам я ничего не сделаю. Значит, надо говорить. Туман, Апрель и Дима, им надо говорить. Если подумать логически. Насколько вероятен был шанс, что тех троих положат в баре и что эти фотки попадут ко мне? Ничтожно малы были эти шансы. Нам просто повезло, что те отморозки перебрали с «каплей». Значит ребята тоже в опасности.
— Таня, – нажал я кнопку спикерфона.
— Да, Александр.
— Найди Тумана, Апреля и Диму. Диму поняла какого?
— Да.
— Всех ко мне как можно быстрее.
— Хорошо.
Так. Пока она ищет ребят, надо подумать. Что мы можем? Я встал из кресла и стал ходить по кабинету. Прятаться как мышь я точно не собираюсь. Охрана всегда со мной, парням я доверяю как себе, слишком через многое мы прошли. Может, им сказать, чтобы они внимательны были? Девчонкам охрану выделить? Тогда крыса, которая среди нас поймёт, что мы чего-то знаем, и они могут либо затихариться, либо посложнее чего придумать. Как их выманить? Ехать в Руви и там искать Рога с Кругом? Нет, не вариант, там мы чужие. И наверняка тот, кто заварил всю эту кашу, догадывается, что трупы бандитов обыщут и найдут фотки, значит они затихнут на какое-то время. Пока у меня только в голове крутится одно — быть внимательней, не наводить панику, и Димины шпионы должны начать копать. Мля, вот тут у меня мозг отказывался придумывать, как нам решить эту проблему. Ничего мне в голову не лезло. Хорошо, как бы поступил я? Взрыв? Точно нет. Нападение? Тоже нет, ребята вооружены и подготовлены. Скорее всего Корж прав, только снайпер. Но во всех фильмах, книгах, и так далее, киллер изучает график своей жертвы. Места, где он часто бывает. У меня такого графика нет и никогда не было. Вот тут киллеру будет сложновато. Кстати, а почему киллер? Так, стоп. Я плюхнулся назад в кресло. Трое там, у одного из них фотки. Не думаю, что наркоманы — это киллеры, если они совсем не конченные какие. Если только «капли» этой своей нанюхаются и на штурм не пойдут? Так их быстро в фарш покрошат. С чего Корж вообще взял, что меня и ребят заказали? Предположения? Если это наши старые знакомые бандиты. Может, они для информации просто эти листы раздали? Млять. Одни вопросы.
— Туман и Апрель подошли, – заговорил спикерфон голосом моего секретаря.
— Пусть заходят.
Эти двое зашли довольные до ушей.
— Дима где? – спросил я, не отвечая на их шутки.
— Сейчас будет, – прекратив улыбаться, сказал Туман, видя мой озабоченный вид.
— Что-то случилось? – спросил Апрель.
Видать, на моей роже было написано, что что-то не так.
— Присаживайтесь, – показал я на кресло, – ждём Диму, чтобы по два раза я всё не рассказывал.
Прошло ещё пару минут.
— Таня, где Дима? – рявкнул я в спикерфон.
— Тут я, – услышал я его голос, и он буквально ворвался в кабинет, тяжело дыша. – Чё случилось-то? Звонит Таня, говорит, тебя срочно вызывают.
— Садись к ребятам.
Дима быстро поздоровался с ребятами, и они втроём уставились на меня, а я на них.
— Смотрите, – протянул я им листы с фотографиями.
— Это что? – удивлённо спросил Туман через минуту.
— Это то, о чём я думаю? – задал вопрос Апрель.
— Да, пацаны, – почему-то весело ответил Дима, – мы цель. Саня первый в списке.
— Чё смешного-то? – спросил я у него.
— А чё, плакать что ли? – философски сказал он. – Нас не так просто взять.
— И кто же нас заказал? – ошарашено спросил Туман.
— Есть предположение, что наши старые друзья, – усмехнулся я, – Круг и Рог.
— Вот же падлы, – сжал кулаки Апрель.
Дима перестал улыбаться и сидел внимательно рассматривал фотки, скорее всего, он так же, как и я, пытался понять кто мог их сделать.
— Место-то у нас в Новом, – подал он голос .– Дом Большого сзади. Только вот какой день я понять не могу.
— Я тоже не понял, – кивнул я.
— Крыса? – спросил он, посмотрев на меня.
— Да, кто-то из своих.
— Откуда картинки?
— Теперь слушайте меня внимательно, – устраиваясь поудобней в кресле сказал я. – Всё, что сейчас я вам расскажу, остаётся в пределах этой комнаты. Потом будем думать, что и как.
Ну и после этого я постарался им передать слово в слово рассказ Коржа, про «каплю», его действие на человеческий организм, троих наркоманов, мои и Коржа предположения и про крысу.
— Убью гада, – только и сказал Туман, когда я закончил говорить про крысу среди нас.
— Его ещё найти надо, – нервно улыбнулся Апрель, – это кто угодно может быть. Из тачки снимали?
— Скорее всего, да, – подтвердил Дима мои предположения, – сквозь тонированные окна. И это точно свой. Среди нас в Новом оазисе чужих не бывает. Мы тут на пикнике каком-то походу.
— Да у нас там всё сплошной пикник, – рубанул я рукой воздух, – расслабились мля.
— Не кипятись, Сань, – сказал Туман, – надо думать, что делать. И никто не знал, что так будет.
До вечера мы сидели думы думали, как и что. Делались различные предположения, что-то придумали, я имею в виду как обезопаситься и подстраховаться. Конечно, особенный упор делался на Диминых шпионов, да и он сам это понимал. Так что его шпики теперь носом будут землю рыть. Мы решили не наводить панику, просто стать более внимательными. Хотя не очень приятно передвигаться понимая, что на тебя и твоих друзей возможно началась охота. Но наводить панику, это ещё хуже будет. В общем, кое-какой план разработали.
А вечером ко мне в кабинет ввалился встревоженный Апрель.
— Саня у нас ЧП – с ходу выпалил он.
Я оторвался от очередной бумаги и уставился на него. Началось млять.
— Одна из наших фур пропала – выдохнул он садятся в кресло.
— Как это? – удивлённо переспросил я.
— А вот так. Выехала из пещеры базы ещё с утра и как в воду канула. Наш логист мне сообщил. Вот он и сказал, что в 11 утра из пещеры выехала одна из наших фур «Красавчик 4» и всё, ни слуху, ни духу.
Я тут же посмотрел на часы. Время уже 6 вечера, по идее он десять раз уже мог до сюда доехать, ну или куда он там едет.
— Мы сначала подумали, что он сломался, рация у него сломалась. Тут езды то – Апрель махнул рукой перед собой – час, ну два, а его уже долго нет. На вызовы не отвечает, я послал несколько ребят на Инфинити на его поиски. Они до пещеры доехали и недавно сюда вернулись. Нет фуры, как будто её и не было.
— Млять. Сколько там людей в ней? – спросил я.
— Водитель и охранник. Оба тоже пропали.
— Груз какой?
— Продукты. Фура битком была ими забита. Я сейчас ещё раз ребят на двух Инфинити послал, чтобы они попробовали найти хоть какие-то следы съезда с шоссе. Может увидят что.
— Бесполезно – махнул я и встав с кресла начал ходить по кабинету – если фуру действительно свистнули, а мне почему-то и кажется, что так оно и есть, то наши люди скорее всего мертвы, а те, кто это сделал, явно озаботились, куда её отогнать и спрятать.
— Думаешь началось? – озадачено спросил Апрель.
— Думаю да. Фуры пусть теперь по две ездят и по машине сопровождения добавь, в неё два три человека. Парапланеристов не запустил в воздух?
— Трое уже летают – кивнул Апрель – но расстояния сам знаешь какие. Фура хоть и чёрная, но различных скал и гор тоже хватает, да и за каждый бархан не заглянешь. Этих то лётчиков далеко видно.
— Знаю дружище – кивнул я – но так хоть шанс есть. Через сколько ребята на джипах вернуться должны?
— Да как темнеть начнёт, так и вернуться.
— Хорошо – сказал я, плюхаясь в своё кресло – подождём. Но не нравится мне это. Список того, что в машине был есть?
— Я же говорю, продукты – повторил Апрель – колбаса, мяса немного, фрукты, молоко. Сам знаешь, от пещеры до Тауса ехать час. Ничего не испортится, да и за несколько часов тоже ничего не пропадёт. Мы же на все фуры кондеи установили. Сутки можно ехать и ничего продуктам не будет. Только у нас тут таких расстояний нет.
— Ну видимо у тех, кто угнали машину, есть где всё это разгрузить и есть место, где они могут спрятать грузовик. Нда, весело короче. Да и уехать они могли тоже далеко, ты же сам прекрасно знаешь, что у нас тут не везде вокруг песок, есть и каменистые участки, и саванны.
— Ну да, ты прав.
Через пару часов вернулись наши бойцы на двух Инфинити, как я и предполагал, никаких следов съехавшего с шоссе тяжёлого грузовика они не нашли. Парапланеристы тоже, покружив несколько часов в оздухе по окрестностям, ничего не увидели. А это значит, что сегодня мы потеряли двоих наших ребят. Хрен с ней с машиной, железка, а вот люди. И в этой ситуации, мы вообще ничего не могли сделать. Кто? Что? Как? Вопросов много, ответов нет. То, что пропал один из наших грузовиков, к вечеру знал весь ГДЛ. Уже потом, я связался с Большим и попросил их быть внимательными и выделить Светке охрану. На что Большой меня заверил, что всё будет путём, и чтобы я не волновался.

Глава 15
22 января.

На следующее утро, вернее в обед, я собрал небольшое совещание по поводу вчерашнего происшествия. Я понимаю, что у нас люди все взрослые, ни раз бывали в переделках, слышали свист пуль над головой и вытаскивали своих товарищей. Можно сказать, что мы прошли огонь, воду и медные трубы. И сидящим сейчас передо мной парням, я бы без малейшего сомнения доверил свою спину. Проговорили мы ещё раз и дополнительную охрану, и средства связи.
— В общем всем всё понятно? – спросил Туман в конце нашего совещания.
— Да, всё ясно – ответили мы все.
Тут у Тумана зашипела его рация.
— Туман приём.
— На связи – тут же отозвался он в неё.
— Это радист с центрального – сказал ему собеседник – тут на связь вышел старший охраны с блокпоста-заправки через каньон, говорит срочное дело.
Мы все притихли и с интересом слушали переговоры.
— Соединяй если срочное.
— Туман приём – через несколько секунд мы услышали другой голос.
— На связи, Павел ты?
— Я.
— Чё хотел?
— Полчаса назад у нас заправлялась Света Александра на Иксе.
Меня как током шибануло, как только я это услышал, а сердце стало быстро-быстро стучаться.
— Ну – поторопил его Туман.
— Она была с Ирой Большого и Волхами- продолжил быстро говорить этот Павел. По голосу было слышно, как его голос взволнован – потом подъехали три парня на Белой Октавии и спросили про Свету.
— Как спросили? – не поняв переспросил Туман.
— Ну они у охранника спросили, что это типа за девчонки такие красивые в Бэхе?
— А он что?
— Ну он и сказал, что это Света гражданская жена владельца ГДЛ Александра.
Я вырвал у Тумана рацию из рук и почти закричал в рацию.
— Как давно это было?
— Пол часа назад, он мне только что сказал.
— Где эти парни на Шкоде? – выпалил я, не на шутку испугавшись.
— За ними поехали.
Я бросил рацию и пулей вылетел из-за стола. Уже вылетая из кабинета я услышал, как сзади меня загремела мебель. Дверь я кажется выбил или вырвал точно. Секретарши испуганно отпрыгнули в сторону. Но это всё я видел краем глаза, в голове пульсировала только одна мысль, девчонки, волхи, девчонки, волхи.
— Охрана быстро на выезд – услышал я сзади громкий крик Тумана.
Из комнаты охраны тут же выбежал Слива и следом за ним СОБРовцы с оружием на изготовку. Я выбежал на улицу и стал глазами искать какую-нибудь машину. Вон Лексусы стоят. Следом за мной, с отставанием в несколько секунд выбежали остальные пацаны.
— Саня в мою Бэху быстро – услышал я сзади очередной крик Тумана – вы все в тачки и за нами. На Свету и Ирку Большого сейчас походу нападут, оружие возьмите, шевелитесь мать вашу быстро-быстро.
Когда я чуть не оторвал ручку двери на его Бэхе и запрыгивал в салон вспомнил, что из оружия у меня только пистолет в кобуре. Но рядом со мной тут же вырос Кирпич с разгрузкой и автоматом в руках. Швырнув мне всё это, он залез сзади в БМВ Тумана. Туман уже сидел за рулём и заводил свою машину.
— Быстрее Валер быстрее – торопил я его надевая на себя разгрузку.
— Дежурный твою мать – заорал Туман в открытое окно.
Выбежав во двор, мы навели неплохую такую панику. Находившиеся во дворе наши бойцы растерянно стояли и не знали что делать и что происходит. Сзади только моторы заводились, и ребята в тачки прыгали. Я увидел, как Слива плюнув, побежал к своей стоящей БМВ и быстро прыгнул за руль, с ним в тачку кинулся Клёпа.
— Тут я – услышал я голос в открытое окно.
— Свяжись с Большим, объясни ситуацию – затараторил Туман — скажи, что мы поехали навстречу девчонкам, пусть он вышлет за ними ребят, за пол часа они где-то посередине дороги до Тауса должны быть, выполнять.
— Поехали твою мать – заорал я наконец то справившись дрожащими руками с молнией на разгрузке.
Туман выжал газ, и машина с пробуксовкой вылетела со двора, за нами две или три машины ещё выехало с ребятами.
— У девчонок должна быть рация – прокричал мне Туман – когда мы с огромной скоростью неслись по городу распугивая всех пешеходов и машины клаксонами.
— Точно – спохватился я и тут же нащупал рацию в разгрузке.
— Да свали ты – матерился Туман на какого-то тихохода на Гетце, сгоняя его с левой полосы бешено сигналя и моргая дальним светом. Сзади нас как в кино неслись ещё три наши тачки с пацанами.
— Света Света приём – начал орать я в рацию.
— Далеко Сань, не возьмёт – крикнул мне с заднего сиденья Кирпич – сотовые тоже самое.
— Млять млять млять – орал я в рацию пытаясь докричаться до девчонок. В итоге от нервов и со психа я её просто в окно выкинул. Ребята благоразумно промолчали, видимо понимали, что я сейчас чувствую.
И вот наконец мы вылетели на трассу, ведущую в сторону Нового оазиса. Тут уже Туман выжал полный газ и скорость мгновенно подскочила до 250 километров в час, всё, дальше ограничитель не даст. Сзади нас не отставая, неслись ещё три иномарки. Но в данный момент мне казалось, что мы плетёмся со скоростью пешеходов. Мимо нас пролетали другие машины, и я кажется что-то орал и матерился. Я не знаю, сколько по времени мы так ехали, у меня вся жизнь перед глазами пронеслась пару раз и пронеслась она не из-за того, что мне было страшно за мою жизнь, нет. Мне было страшно за жизнь девчонок и Волхов. Хорошо, что на трассе было мало машин и нас практически никто не тормозил, если бы мы в данный момент всё ещё ехали по городу, то я бы от нервов наверняка бы начал палить в воздух, чтобы все эти водители дятлы, быстро сваливали в сторону перед нашей колонной.
— Вон они кажется – внезапно заорал у меня над самым ухом Кирпич, тыча рукой на противоположную сторону дороги.
Посмотрев туда, я потерял дар речи. Там был Икс моей Светы, он лежал на крыше метрах в двадцати от дороги, на дороге стояла белая Октавия и стоящий около неё человек стрелял короткими очередями в сторону перевёрнутого Икса. А дальше, дальше метрах в тридцати от Икса с противоположной стороны от него, стоял синий пустынный Порш и от него с оружием на изготовку в Иксу медленно шёл ещё один человек, второй сидел в Порше за рулём. Туман резко нажал на тормоз, и я еле успел упереться руками в панель. Затем оттолкнувшись от панели, схватил автомат и высунувшись из окна стал стрелять в сторону Октавии. Сзади раздались ещё выстрелы, это видать ребята открыли огонь. Кирпич тоже присоединился к стрельбе так же высунувшись из машины в окно.
Эти два стрелка увидав или услышав, что по ним ведут огонь, мгновенно открыли огонь по нашим машинам. Краем глаза я увидел, как в капоте БМВ появилось несколько дырок от пуль. В того, кто стрелял от Октавии, кто-то из нас попал, всё-таки он более удобно стоял. Он мгновенно упал и затих. Тут в Шкоде открылась правая передняя дверь, оттуда выставили автомат и в нашу сторону выпустили длинную автоматную очередь. Я еле нырнуть назад в машину успел и пригнуться как услышал, как пули дырявят машину и характерный звук от попаданий в кузов. Хлоп, отлетело салонное зеркало, хлоп, в крыше надо мной появилось пару лишних дырок.
Туман матерясь упал на меня. На лобовом стекле тут же появилось множество пулевых отверстий. Тут я почувствовал, как наша машина остановилась. Перезарядив автомат, я открыл дверь и выкатился из машины. Человек, который шёл от Порша уже бежал к нему, отстреливаясь на ходу развернув автомат в нашу сторону. Посмотрев на остановившуюся справа от нас Сливену БМВ, я увидел, как от его лобового стекла отлетают фонтанчики стекла, а левую фару буквально разорвало пулями. Дальше Остановился Лексус, думаю ему тоже прилетело. В бандита, который со всех ног бежал к Поршу попали, и он мгновенно упал, выронив автомат, всё, готов.
По Шкоде тоже стали попадать. Вон в лобовом стекле появилось несколько дырок, водительское боковое зеркало разбило пулями, в боковых стёклах так же появились дырки от пуль. Сидевшие в Шкоде не стали искушать судьбу и машина, взревев двигателем сорвалась с места сначала задним ходом, затем круто развернулась полицейским разворотом и поехала в противоположном от нас направлении, по встречке. Сквозь заднее стекло разбив его, по нам выпустили ещё несколько длинный очередей. Снова попадания по тачкам. Порш лихо развернувшись на месте, на полном газу ушёл в пустыню, всё, его мы не достанем.
— Слива за Шкодой – снова услышал я крик Тумана, когда уже вскочил на ноги и бежал к перевёрнутому Иксу. Мимо меня что-то пронеслось, скорее всего это Слива. Сзади меня я слышал топот ног наших ребят.
«Только бы живы, только бы были живы» — пульсировала у меня в голове мысль. Быстро оббежав машину, я увидел лежащего на земле мужчину, рядом с ним автомат, а на нём лежащего Булата. Булат вцепился ему в горло и лежал не шевелясь. Млять.
— Булата гляньте – заорал я бросая свой автомат и практически рыбкой ныряя в заднее разбитое окно Икса.
Я тут же столкнулся лицом с Кайтой. Она была жива, только жалобно заскулила. Вокруг машины на колени и животы падали другие наши ребята.
— Света – заорал я – Ира.
— Мы живые – услышал я стон Иры.
— Колючий Кайту вытащи – заорал я увидав его рядом с собой.
Сам я оббежал машину, подбежал к водительской двери, попытался её открыть, но только сейчас увидел, что тачка несколько раз перевернулась и двери заклинило. Ещё шторки эти мешают, походу в ней все подушки сработали, пока их вырвал с корнем.
— Есть – услышал я с той стороны чей-то крик и увидел, как открыли переднюю правую дверь.
Снова оббежав машину увидел, как Апрель и Леший вытаскивают Иру из машины, я нырнул внутрь тачки и увидел повисшую на ремнях Свету, она не шевелилась, висела вниз головой на ремне.
— Бейте водительской окно быстро – заорал я снова и снова услышал, как заскулила Кайта, когда её стали вытаскивать из машины.
Да млять, что же это такое-то?
В водительское окно тут же стали бить прикладом автомата, я как мог подобрался к Свете и прикрыл её голову своими руками. Её стекло стало покрываться трещинами. С той стороны присоединился ещё один приклад и маты тех, кто пытался вынести стекло. Наконец ребятам удалось разбить окно и они, не жалея рук, буквально выдрали его наружу.
— Нож дайте – заорал я попытавшись расстегнуть ремень безопасности, на котором повисла Света, но его заклинило.
Мне тут же сунули рукояткой вперед нож, и я разрезал ремень. Как мог поймал Свету, её водительскую дверь уже выламывали ребята. Через небольшое время, мы вытащили её наружу и положили рядом с Ирой.
— Жива – пощупав её пульс сказал Леший – ранений нет, просто без сознания.
— Что с остальными? – заорал я держа Свету за голову.
— У меня кажется рука сломана – услышал я Ирин голос – Булата посмотрите в него стреляли. Он первый из машины выбрался и напал на этого – она кивнула на лежащего мёртвого бандита, у того горло было разорвано.
— Две пули в нём – сказал Клёпа, бережно беря Булата на руки – одна на вылет, много крови потерял.
Я чуть не завыл. Только сейчас я обратил внимание на большую лужу крови на том месте, где лежал Волх. Песок конечно впитал в себя часть крови, но песка в крови было много. И это была точно кровь Булата. Из разорванного им горла бандита, кровь вытекала в другую сторону.
— В больницу всех быстро – снова заорал я, но ребята и так знали, что делать. Они схватили обоих Волхов, девчонок и потащили к машинам.
Пока тащили к машине Свету, она пришла в себя.
— Булат? – спросила она белыми губами не успев открыть глаза.
— Жив жив Булат – обрадовался я тому, что она пришла в себя – все живы милая.
— Млять колёса – услышал я голос Тумана.
Его красавица БМВ представляла печальное зрелище. Вся морда была в пулевых отверстиях, оба передних колеса пробиты пулями и спустили, из радиатора всё содержимое вытекло наружу.
— К Лексусу быстро – закричал я Колючему, который тащил на руках Булата.
— У Кайты лапа задняя сломана — крикнул кто-то из ребят.
— Иру и Кайту ко мне в Ауди быстро – крикнул Апрель прыгая за руль своей А8.
— Поставьте меня быстро – окончательно придя в себя крикнула Света и стала вырываться.
— Света успокойся у тебя шок – закричал на неё в ответ Туман.
Свету мы быстро погрузили на заднее сиденье Лексуса, туда же Булата, положив его к ней на колени.
— Езжайте – быстро сказал нам Туман – мы тут останемся.
Я прыгнул за руль Лексуса, на правое переднее сиденье плюхнулся Леший, на ходу снимая с себя разгрузку, кто-то кинул нам в окно аптечку, и я стартанул. В зеркало я увидел, как за мной тронулась Ауди Апреля.
— Булатик миленький, только не умирай – слышал я сзади всхлипы и плачь Светы.
Леший быстро открыл аптечку и развернувшись на сиденье, стал там что-то делать с Булатом. Я мчался по трассе стиснув зубы, хотелось орать, плакать, выть.
— Булатик, Булатик, только не умирай – продолжала реветь Света.
— Светка хватит ныть – заорал на неё Леший – и так тошно, вот тут прижми.
Этот крик подействовал, она замолчала.

Глава 16.

До Тауса мне кажется мы долетели ещё быстрее. В город я буквально влетел, чуть не врезавшись на перекрёстке в стоящие на красном сигнале светофора несколько машин. Ехал практически не останавливаясь, снёс какую-то мусорку, когда еле вписался в поворот. Светка притихла сзади окончательно, Леший сидел, стиснув зубы и вцепившись в ручки. Сзади нас я услышал вой полицейских сирен. На одном из пролетевших нами перекрёстков на красный, нам на задницу села полицейская БМВ, через квартал полицейская же Мазда. Извините мужики, останавливаться и объясняться с вами времени нет, курс на больницу.
— Водители чёрного Лексуса и чёрной Ауди немедленно остановитесь и прижмитесь к обочине – услышали мы усиленный матюгальником строгий голос.
Естественно мы не остановились, Мазда на одном из поворотов отстала, её развернуло, а вот водитель на БМВ оказался получше, он веером зашёл за нами в поворот и тут же снова повис у нас на хвосте, всё так же крича в матюгальник, чтобы мы остановились.
Через несколько минут такой бешенной гонки по городу наконец-то показалась больница. Я тут был то пару раз всего. Мы ездили сюда смотрели на оборудование, которое привезли из Киженя. Так что я точно знал, что наша больница упакована от и до и зарплаты у врачей тут будь здоров, не то что, как в том мире были копейки. Тут даже медсёстры очень хорошо получают. Мы кстати из ГДЛ даже проспонсировали тут несколько направлений. Кажется, на лабораторию какую-то и комнату отдыха для персонала. Охранник на воротах успел нас увидеть, наши несущиеся тачки, я видел его расширенные глаза из его будки, а вот пластиковый шлагбаум он открыть не успел. Короче теперь на этом въезде шлагбаума нет. Его я снёс машиной, лобовое стекло тут же треснуло, в принципе его всё равно надо было бы менять. В нём было три пулевых отверстия и в крыше дырка и в капоте две. К приёмному покою мы подлетели, давя на клаксоны машин изо всех сил. Следом завывая сиреной залетела полицейская БМВ и через несколько секунд та Мазда, догнал-таки.
Из машины мы посыпались как горох. Я чуть водительскую дверь не выломал и опа, удача, к нам из дверей больницы выбежал доктор, которой благодарил меня за то, что мы профинансировали лабораторию. Его я узнал сразу. Только я не помню, как его зовут.
— Вы с ума сошли – услышал я сзади громкий крик после того, как стихли сирены. Это двое полицейский выбрались из БМВ и быстрым шагом шли к нам, держа руки на кобуре – что происходит? – тут же спросили оба увидав, как мы с сумасшедшей скоростью открываем двери и вытаскиваем из Лексуса и Ауди девчонок и Волхов.
— Извините мужики – рывком открывая заднюю дверь Лексуса крикнул им Леший – у нас тут раненый.
— Следом к нам уже подходили Ира и Апрель, нёсший на руках Кайту, было видно, как у него на шее вздулись вены, тяжелые всё-таки Волхи стали, но он нёс её.
— Помощь нужна? – тут же спросил один из полицейских убрав руку от кобуры.
— Саша что случилось? – подбежал ко мне доктор.
— Док, миленький помоги – чуть не плача закричал я – Булата ранили, две пули, большая кровопотеря.
Тут док остолбенел, когда увидел, как Леший вытаскивает на руках из салона Волха. Но быстро взял себя в руки.
— Таня каталку быстро – заорал док и через пару секунд в открывшиеся двери две медсестры выкатили большую каталку. На неё мы тут же положили Булата и Кайту. Кайта успела лизнуть в нос Булата. Света с Иркой заплакали.
Дружно схватив эту каталку, мы буквально понеслись по коридору больницы. Те немногие больные, которые в этот момент шли по коридору, успели отскочить в сторону. А какой-то старичок, который шёл на костылях увидав нас, схватил костыли и рванул от нас в сторону на своих двоих. Вот что значит увидать несущихся вооружённых, перепачканных кровью и пылью на тебя людей, с каталкой, на которой лежат два огромных Волха. Тут не то что побежишь, тут взлетишь с испугу. Док на ходу отдавал распоряжения крича персоналу.
— Операционную быстро. Таня найдите Самуила и в операционную его. Что с девушками? – на ходу спросил он меня посмотрев на бегущих рядом девчонок. У обеих были несколько царапин на лице. А Ира придерживала свою левую руку.
— Наташа займитесь девушками – не дождавшись от меня ответа крикнул он появившейся из-за угла и бегущей к нам девушке в белом халате.
— Стоять всем – появилась перед нами большая тётка, растопырив руки перед тем, как каталка с Волхами нырнула в очередные распахивающиеся в обе стороны и обитые железом двери – туда нельзя – и чуть смягчившись сказала снова – ждите тут, прошу вас – и она, показала нам на стоящие тут несколько сидений.
Девчонок тут же увели в соседний кабинет, а мы остались стоять в коридоре. Если Булат умрёт, я этого не переживу. Булатик, миленький, только выживи, говорил я про себя нарезая круги по коридору. Апрель, Леший и Кирпич ходили вместе со мной, никто из нас не мог сидеть, слишком возбуждены мы были.
— Пойду тачки отгоню – сказал Апрель.
Я только кивнул ему на это. Через пол часа я успокоился, ещё через двадцать минут, к нам в коридор словно вихрь ворвался Большой, Маленький, Рыжий и ещё несколько пацанов включая тех, кто остался на трассе.
Девчонок уже перевязали, Ире наложили гипс и отпустили. Кайте тоже наложили гипс и привели к нам. Они сидели с нами, мы все ждали итогов операции и не расходились. Вернее девчонки сидели, а Кайта лежала около ног Иры как будто понимая, что где там сейчас, решается судьба Булата. Даже не решается, а идёт борьба за его жизнь. С расспросами к девчонкам никто не лез. Все понимали, что они только что пережили и как им сейчас тяжело. Отойдут, сами расскажут. Ира, увидав ворвавшегося Большого, который чуть не снёс двери бросилась к нему на шею и заплакала.
— Что с Булатом? – спросил он меня обнимая её своими огромными ручищами. Кайта тут же вскочила и прыгая на трёх лапах подошла к нему. Он присел вместе с Ирой на корточки обнял их обеих. Кайта пару раз лизнула Большого и улеглась на пол.
— На операции, ждём.
— Вот же млять – выругался Маленький и в сердцах пнул сиденье.
— Не ломать мне тут мебель – услышали мы грозный рык этой большой тётки.
— Извините — тут же сказал пригнувшись Маленький, когда разглядел эту медсестру, а она чуть-чуть поменьше Большого была.
— Слива с Клёпой не догнали этих на Шкоде – падая на сиденье сказал Туман и кладя себе на колени автомат – шустрые сволочи. Ушли на ней в пустыню, подняли кучу пыли и выкинули гранаты на дорогу перед пацанами. Слива тачку свою разбил в хлам.
— Млять – как уже раз выругался я – сами целы?
— Целы.
— Хоть это хорошо, хрен с ней с тачкой, починим – с твоей то машиной что? – спросил я у него.
— Да тоже там разворотили всё, а, фигня, починим, не заморачивайся. Машины уже в сервисе все повезли. К нам там ещё наши ребята потом приехали, на Наварах и на Плаще. Да только поздно уже было.
— Они внезапно выстрелили – неожиданно сказала Света прижимаясь ко мне, когда мы сидели уже больше часа всё там же в больнице, ожидая информации от доктора – я даже сообразить ничего не успела, как раздался выстрел.
Все посмотрели на девушек.
— Они в переднее правое колесо попали – продолжила свой рассказ Света – оно сразу лопнуло и машину в сторону кинуло. Перевернулись несколько раз, дальше я не помню, сознание потеряла.
— Я помню – подхватила Ира – я видела, как какая-то машина остановилась на шоссе. Думала это помощь, но затем услышала, как один мужчина крикнул другому, давай типа быстрее девок из машины вытаскивай и валим отсюда. Я так и поняла, что они за нами. Один из них подошёл, Булат уже выбрался из машины и сразу на него кинулся. Уж не знаю, как он понял, что этот человек плохой, но я видела, как он ему горло рвёт – Ира закрыла глаза и сглотнула, видимо эта картина намертво отпечаталась в её памяти и ей было неприятно от увиденного – Булат его рвёт, а тот кричит, ну и другой с дороги выстрелил в него несколько раз, Булат сразу затих и мужчина этот затих.
Я тоже сглотнул и закрыв глаза глубоко вздохнул снова, переживая за Волха. Несколько секунд, мы опоздали на несколько секунд. Меньше минуты нас отделяло от того, чтобы ничего этого не было. Вернее, может и был бы небольшой бой, но девчонки и Волхи бы точно не пострадали.
— Ну а дальше вы подъехали, этого который в Булата стрелял вы сразу убили. Там Порш ещё со стороны пустыни в нашу сторону ехал – продолжила Ира — мы ещё со Светой подумали, вот мол ребята веселятся, гоняют на джипе по пескам.
— Выяснили кто такие? – спросил я у Тумана.
— Не местные – ответил он – ни документов, ничего. В наших базах их нет, лица уже прогнали.
— Большой – не выдержал я – какого хрена? Тебе же сказали – сказал я и прикусил язык.
— Что сказали? – спросила Света и посмотрела на меня.
Млять, проболтался.
— Чтобы вам охрану выделили – ответил прислонившийся к стене Маленький с закрытыми глазами– бандиты какие-то появились опять. Вот Саша и попросил Большого. Куда охрану дели? – внезапно спросил он и открыв глаза, посмотрел сначала на Свету, а потом на Иру. А те сидели и хлопали глазами.
— Простите нас – наклонив голову сказала Света – мы сами виноваты. Нам весело было, мы решили уехать от них. Типа волхи с нами, чего нам бояться.
— Вот дуры млять – не выдержав выругался Туман – ни шагу чтобы больше без охраны не делали.
— Хорошо хорошо – закивали обе.
— Извини Большой – сказал я.
— Да ладно Сань – вздохнул он.
— Да сколько ещё ждать то? – внезапно вскочил Леший и стал нарезать круги по коридору.
Только сейчас я обратил внимание, что все штаны у него в крови, в Булата крови. На меня снова накатила грусть. Тут же в памяти начали всплывать одно за одним воспоминания, связанные с Булатом. Озеро Аватар, в пещере Митяя, как он там вечно на кухне трётся, тут в сервисе, зимний оазис, как он детишек катал, с лимутами они в бассейне купались. И такая тоска на меня накатила. Как я без него буду? В такие моменты вечно всякая хрень в голову лезет. Соберись Саня. Он выживет, он сильный, он обязательно выживет. Ну не может этот Волх, этот член семьи просто так взять и умереть.
Так мы просидели ещё около часа наверное. Все сидели тихо и молча, и ещё мне очень хотелось выпить, даже не выпить, напиться. Меня уже давно отпустило, всех отпустило. Я имею ввиду адреналин после боя. Теперь было только волнение и переживание за Волха. Пусть он выживет, пусть он только выживет. Я если понадобится, буду его лично с ложечки кормить. Мой Волх, мой друг, нет, он больше чем друг. Спас нас в оазисе, привёл обезьян. Не может он умереть, просто не может. А как его Кайта лизнула в нос, когда их обоих на каталку положили. В горле встал ком, и я никак не мог его проглотить.
Внезапно дверь открылась и в коридор вышел доктор. Мы как по команде вскочили на ноги загремев мебелью и оружием. Доктор был в этой медицинской одежде, ну которую в операционную одевают. Он снял маску, этого человека я не знаю. Скорее всего это и есть этот Самуил или как там его. Увидав такое количество людей в коридоре, да ещё все с оружием, он остановился как вкопанный. Следом за ним вышел второй, тот который на улицу выбежал, наш знакомый. Мы даже дышать перестали. Сейчас либо да, либо….
— Всё будет хорошо с вашим Булатом – не став тянуть кота за хвост выпалил второй – жить будет.
У меня прям ноги подкосились, и я плюхнулся на стоящие позади себя кресло. В коридоре раздался отчётливый выдох множества людей.
— Спасибо вам – через пару секунд вскочил я на ноги и подбежав к ним обоим, схватив их за руки, стал трясти им их. Следом подключились пацаны.
— Ну ладно ладно вам – засмущались доктора от наших благодарностей.
— Пару недель он у нас точно полежит – сказал знакомый док – уход мы ему обеспечим.
— Что надо от нас? – тут же спросил я.
— Подруга? – спросил второй, присаживаясь на корточки и гладя по голове просунувшую между наших ног голову Кайты.
— Да – заулыбался я – сестра его. Мы их двоих в облаке нашли.
— Будет жить твой братишка сестричка – улыбался док, продолжая гладить её.
— От вас нужно вот это лекарство – произнес знакомый. Блин, как его звать то? – у нас тут доктор хороший есть. Мы пока Булата оперировали, он успел несколько анализов с его кровью провести. Булату определённое лекарство подойдёт 100%, но у нас его не много. В Кижене есть на складе медицинском.
— Список сколько и чего надо – требовательно протянул я руку.
— Вот – достал док из кармана листок – в нём написано сколько и чего надо. У нас на 4 дня есть, в общем съездите привезите.
— Завтра всё будет – беря у него листок из руки сказал Апрель и убрал листик к себе в карман штанов.
— Что ещё нужно? – снова спросил я у докторов – всё-таки это не человек, может там питание какое специальное?
— Больше ничего — ответили доктора.
Ещё раз горячо поблагодарили докторов. К Булату нас не пустили, типа он в реанимации, весь под трубками, капельницами, а вас много, нечего шуметь и всё такое, в общем идите отсюда. Через пару дней может быть пустим проведать его. Уже на улице, я включился окончательно и сообразил, что надо было бы их отблагодарить обоих. Да и персонал, который участвовал в операции и девчонок наших с Кайтой ремонтировали тоже. В общем вечерком отвезу им по хорошему подарку. В машину сел, вроде отпустило. Полицейских уже не было. Они, убедившись, что для гонок по городу у нас была уважительная причина сели в свои тачки и уехали.

Глава 17.

Вернулись в сервис. Ну и недолго думая, пошли в столовку и как следует выпили. О попытке похищения наших девчонок, а то, что именно так и планировалось, никто из нас не сомневался и о том, что пострадали оба Волха, знали уже все. Короче напились, выдохнули, чуток отпустило.
— Где ваши тачки то? – спросил я у Тумана и Сливы, которые сидели напротив меня.
— В сервисе вон стоят – вздохнул Слива, и улыбка тут же пропала у него с лица.
— Пошли глянем – сказал я поднимаясь со стула – Свет тут посиди.
Она только молча кивнула. Я был немного зол на неё, и она видимо это понимала. Свалить от охраны просто так, потому что ей было весело, да и Ирка тоже хороша. С другой стороны, мы сами виноваты, что толком не предупредили их. А о чём предупреждать то? Что нашли фотки? И на этих фотографиях наши рожи, обведённые красным фломастером? Ну бред же? А этим двум полезно будет. Пусть посидят подумают. Большой вон Ирке тоже пару раз свой здоровый кулачище показал. Я прикидываю как он на своей Бэхе эти сто километров от Нового с пацанами пролетел. Они сюда сразу на четырёх тачках приехали. Думали, что у нас тут военные действия начались. Собровцы аж охренели, когда заглянули в багажники машин. Там оружия было, на несколько десятков человек хватит. Сто процентов все рекорды по времени езды от Нового до Тауса перебили. Хорошо, что хоть не влетели никуда. А Туман хитрец, он девкам так по ушам проехал, что они теперь шагу без пацанов не ступят. Да и Грач такой же хитрожопый, взял и мимоходом им сказал, чтобы они представили, что было бы, если бы парни на такой скорости улетели с трассы или в аварию попали. Сами то девчонки на 120 где-то кувыркаться начали, а эти 250 шли на всех машинах.
И думаю, что после сегодняшнего случая, ограничители на всех машинах будут отключены. В общем девчонки впечатлились по самое не хочу. И сделали из всего этого нужные нам выводы.
— А Икс крепкая тачка то оказалась – икнув сказал Апрель – мы, когда его сюда на эвакуаторе сегодня привезли, ребята первым делом спросили. Живые мол там хоть остались.
Я шёл и слушал Апреля и не мог вспомнить внешний вид Икса, ну, когда он перевёрнутый лежал. Как-то моя память не выдавала мне эту картинку. Видимо стресс, переживания и адреналин сделали своё дело и это ничего не запомнилось.
— У него все 6 подушек сработали- продолжал рассказывать Апрель — да и в багажнике несколько одеял для Волхов лежали и девчонки привязанные были. Вот это всё в совокупности это их четверых и спасло. Короче повезло им сильно.
— У меня знакомый в том мире был – начал говорить я – он гонял машины из Германии в Москву на продажу. В 90-х дело было. Они всегда компанией ездили, ну чтобы от бандюков если что отбиться, а в тот раз он чего-то один поехал. Короче где-то под Брестом его на посту гаишники тормознули, документы проверили и отпустили. Я говорит, сразу понял, что они пробили кто я и куда путь держу и сейчас сдадут меня бандитам. Тачка то редкая и дорогая. В общем выжал сколько он ехал. Вот так через лес по трассе шёл ночью, послышались несколько ударов по кузову, передние подушки сработали, и я в лес на нём улетел от неожиданности. Сам цел, тачка восстановлению не подлежит.
— От чего они сработали то? – с интересом спросил Апрель, когда мы заходили в один из ангаров.
— Он потом в салоне несколько шариков от подшипников в салоне нашёл – ответил я – видать горсть кинули, чтобы он остановился и посмотрел в чём дело. А тут скорость большая, да и шарики тяжёлые, может там перглючило чего. Хрен его знает в общем, факт в том, что подушки выстрелили и он потерял управление. А Мерин говорит крепкий оказался, он им несколько деревьев срубил. Там всю морду под днище завернуло.
— Хоть сам живой остался – вздохнул Туман.
— Ну да, ребята приехали потом, забрали его и тачку, её на запчасти продали. Правда там ничего не осталось практически от него. Ну хоть сиденья там, да и по мелочам можно было что-то снять, типа задних фонарей.
— Вон тачки – показал нам идущий и молчавший всю дорогу с нами Игорь.
В углу ангара стоял весь перекорёженный Икс Светы, с полностью разбитой мордой Сливы БМВ пятёркой и Тумановская 7-ка.
— Икс на списание – вынес вердикт Игорь – не одной целой детали.
— Да уж – сказал я, внимательно обходя его по кругу и рассматривая бывший когда-то красавцем БМВ Икс 5. Раза три –четыре они на нём точно перевернулись и судя по огромному счёсу на крыше, ещё потом катились по песку на ней. Диски и те погнуло. Как они выжили? Видать смотрел за ними кто-то там наверху.
— А с этой чё? – улыбнулся я, показывая на тачку Сливы.
— Не смешно Сань – ответил Слива – эти придурки две гранаты кинули, и они рванули от нас по бокам, пылища, ни хрена не видно. С дороги прям ровненько на камни налетели.
— Завернуло там всё снизу Сань – улыбаясь ответил Игорь – сделать можно, но работы до хрена.
— С Тумановской тачкой чё? – снова спросил я.
— Нормально у меня всё – тут же ответил Туман – радиаторы оба прострелили, лоб под замену и пару дырок в капоте и крыше.
— Да – подтвердил Игорь – за пару дней всё сделаем. По Лексусу и Апрелевской тачкам вообще по мелочам, зеркала, фары и лобовые стёкла. Пару дней тоже на ремонт, ими уже занимаются. Тумановской завтра займёмся.
— Ну и хорошо – улыбнулся я – тогда делаем так. Слива, выбирай себе другую тачку.
— Вот это дело – тут же обрадовался он – я там себе уже другую Бэху присмотрел, только не хочу больше чёрную, серебристую хочу.
— Не вопрос дружище. Игорь, такой же Икс сделайте Свете. Есть?
— Есть, не вопрос, на стоянке вон стоит – кивнул он головой в сторону – один в один?
— Да. Один в один как этот был.
— Хорошо. Эти тогда на запчасти разберём, с них есть чё снять обеих.
До врачей этим вечером мы так и не добрались, были слегка выпивши. Но про своё обещание себе про подарки им, я помнил.
23 января.
На следующее утро позавтракал и прошёл с несколькими ребятами в беседку. На улице было ещё не очень жарко, можно было спокойно посидеть, попить кофейку. Да и народу что-то там стало прибавляться, вот мы и свалили на улицу в беседку.
— О Крот приехал – воскликнул Слива кивая головой на въездные ворота.
Посмотрев туда я увидел, как на территорию сервиса заезжает одна из переделанных Тойот Крота, на которых они ездят по пустыне и спасают людей. То, что это тачка Крота, было сто процентов. У него спереди был сваренный на заказ кенгурин, и мы уже научились все их машины различать между собой. Там вообще экипажи у него хорошие подобрались. Машин 8 кажется у него уже таких было, по два человека в экипаже. Каждый экипаж как-то индивидуально немного добавлял на свою машину тех или иных деталей. У кого-то диски, у кого-то подножки, у кого-то прожектор на крыше большой, у Крота вон кенгурин, толщиной с мою ногу. Смотрелся он конечно очень угрожающе. А Крот на него ещё всяких черепов животных навешал. Не тачка, а машина апокалиптического охотника.
Тойота резко затормозила практически перед беседкой и из-за руля выскочил Крот. Судя по его перекошенному лицу, он был очень злой. Морда злая, волосы всклокочены. Следом за ним с правого переднего сиденья выскочил его напарник и недолго думая, подбежал к Кроту
— Я их сейчас пристрелю нахрен – зашипел Крот и стал хвататься за висевший у него на плече автомат.
— Чё это у них там? – испуганно спросил Леший наблюдая за этой картиной.
— Погоди Крот – смеялся напарник Крота и подбежав к нему отобрал у него автомат.
— Достали, пристрелю – продолжал кипятится Крот и стал вытаскивать пистолет из кобуры.
— Дай сюда – снова смеясь крикнул его напарник и отобрал у него пистолет.
— Убью гадов – не останавливался Крот и полез за другим пистолетом.
— Во дают – весело сказал Слива и мы вышли из беседки.
— И это сюда давай – снова сказал напарник и отобрал у Крота второй пистолет.
— Мужики чё у вас происходит то? – решил я спросить, когда мы аккуратно подошли к ним.
Крот в этот момент уже вытащил из ножен большой тесак и на всякий случай ещё один нож. Нож он спрятал за спину.
— Привет мужики – всё так же улыбаясь поприветствовал нас напарник Крота, кажется его Чуб звали – да там у нас – кивнул он на Тойоту распихивая по своей разгрузке пистолеты Крота продолжая улыбаться, тесак он у него тоже отобрал. Нож Крот не отдал, он пару шагов назад сделал.
Да уж, таким злым я Крота уже давно не видел. Видимо кто-то уж очень сильно его разозлил. А Чуб вон ржёт над ним стоит.
— Вылезайте давайте – крикнул Чуб – опасность миновала.
— Какая опасность? – тут же спросил я.
— Я, я млять их опасность – заорал Крот – убью гадов – и он вытащил из-за спины нож.
— Отберите у него кто-нибудь ножик – устало сказал Чуб – я устал с ним бороться.
— Дай сюда – тут же подключился Клёпа и ловким движением выхватил из руки Крота нож, немаленьких таких размеров причём.
— Ох и хлебнёте вы с ними – резко успокоившись сказал Крот – я вас предупредил и развернувшись пошёл в столовую, продолжая сквозь зубы матерится.
— Да кто там у вас? – в сердцах спросил я вообще ничего не понимая – вы там что, ящеров привезли? Которые человеческую речь понимают?
Хотя какие нафиг ящеры, Чуб вон стоит и ржёт.
— Щас увидите – весело сказал нам он нам и снова крикнул – вылезайте, спецназ по имени Ух.

Глава 18.

И тут, стоявшая до этого спокойно Тойота закачалась. Возникло такое ощущение, что внутри идёт нешуточная борьба.
— Да кто там у вас? – обалдело спросил Слива, на всякий случай снимая с плеча автомат.
— Ща покажу – выдохнул Чуб и подошёл к задней двери Тойоты.
— Пристрелите их лучше сразу – услышали мы крик Крота от столовой.
— Да ладно тебе Крот – негромко сказал Чуб – нормальные пацаны, крыша только течёт у них чуток – он взялся за ручку и дёрнул за неё. Дальше я увидел его полностью охреневший взгляд, когда он повернулся к нам, а ручка была у него в руке. Тойота продолжалась раскачиваться. Тут изнутри в эту дверь что-то сильно ударило, и машина начала раскачиваться ещё сильнее. Задних окон то нет, не видно, что там внутри. Рядом послышались щелчки затворов автоматов других ребят. Я уже было хотел снова спросить, что или кто там у них, как дверь рывком открылась и на землю посыпались люди, двое.
— Вот они – радостно сказал Чуб и сделал пару шагов назад.
Эти двое парней продолжали копошится на асфальте, а из салона наружу выбрался третий человек, тоже мужчина. И выходил он с таким достоинством, как будто он минимум президент страны. На нём была кожанка, тёмные штаны, высокие военные ботинки на шнуровке и тёмные очки на глазах. Двое на земле перестали копошится и толкая друг друга вскочили на ноги. У одного из них в руках была отломанная ручка двери, у второго, отломанный же подлокотник.
— Я первый – толкнул мужчина с подлокотником в руке того, у которого была ручка.
— Нет я первый – заверещал тот.
Мужик в очках, лет сорок пять ему, стал внимательно крутить головой и осматривать двор и нас.
— Равняйсь, смирно – неожиданно рявкнул Чуб. Я аж сам подпрыгнул от неожиданности и чуть не встал по стойке смирно. А вот Собровцы походу выпрямились.
Троица мгновенно выпрямилась, отломанная ручка полетела в салон машины, а подлокотник на землю. Там его быстро высокий и длинный парень пнул ногой и подлокотник улетел под джип.
Вот тут я успел как следует рассмотреть стоявшую перед нами троицу. Главаря, а именно так я и обозвал мужика в очках я уже описал. Рядом с ним стоял тощий и высокий парень. Обутый в такие же армейские ботинки на высокой шнуровке, камуфляжных штанах и какой-то непонятной разгрузке на голое туловище.
Третий был маленький и пухлый мужичок, с виду около 30 лет. Короткая стрижка, только чёлка на башке. Футболка, какая-то сумка через плечо, такие же штаны и ботинки.
— Стоять не шевелится и не дышать – снова рявкнул Чуб – и судя по его лицу, он с трудом сдерживает улыбку.
— Простите военный – подал голос высокий и тощий парень набрав воздуха в грудь, с не обременённым интеллектом лицом – но больше минуты я без воздуха не смогу, я просто умру.
Я аж охренел от этих его слов ещё не понимая, плакать мне или смеяться.
— А я полторы минуты могу без воздуха – тут же весело сказал пухлик.
— Слабаки – сплюнув на асфальт, сказал мужчина в очках. Как ему не жарко то только в ней? – две минуты как два пальца об асфальт.
— Как это два пальца об асфальт? – тут же удивлённо переспросил длинный и посмотрел на свои руки.
И тут мы заржали. Первый заржал Слива с Клёпой. Следом подхватил я и остальные пацаны.
— Вы ещё не знаете, как их зовут – вытирая слёзы от смеха сказал Чуб – эй гопники, представьтесь.
— Паштет – щёлкнул каблуками мужик в очках как в кино про немцев.
— Котлета – выдохнул Пухлик и почесал свою подмышку.
— Упырь – широко улыбаясь сказал длинный подтягивая штаны.
Снова взрыв хохота. Эти трое начали ржать вместе с нами, только не понятно, чего их так развеселило. Пухлик закрыл дверь Тойоты.
— Ты зачем её захлопнул? – тут же закричал на него Паштет – как её открывать теперь?
— Момент – тут же засуетился длинный и как ниндзя вытащил из-за спины монтировку.
Тут я вообще обалдел.
— Не надо – тут же закричал Чуб увидав, как этот Упырь вставил монтировку в щель между задней дверью и крылом и высунув язык, уже приготовился взламывать тачку – я сам открою – быстро сказал ему Чуб положив руку на монтировку.
— Есть чё пожрать мужики? – тут же спросил у нас Паштет – а то у нас всё отобрали.
— Кто? – тут же спросил Слива продолжая смеяться.
Паштет покосился на Чуба.
— Там столовая – кивнул им Слива.
А на лице Чуба я прочитал, типа, не надо было им об этом говорить.
Троица мгновенно сорвалась с места и побежала к входным дверям. Снесли выходящих наружу двоих слесарей, внеся их назад. Пока мы шли к столовой, поражаясь их скорости, я увидел, как из столовой в открытую дверь наружу вылетает Упырь, падает на асфальт, вскакивает на ноги, вытаскивает из-за спины ещё одну монтировку и с ней наперевес ломанулся назад в столовку.
— Это наша монтировка – растерянно сказал Чуб, смотря на монтировку в своих руках, которую он только что у него отобрал.
— Щас что-то будет – негромко сказал Клёпа.
Меж тем в столовой раздавались крики, шум бьющейся посуды и звуки драки. И тут через окно разбивая его вылетает сначала Паштет, за ним Упырь, а следом Котлета. Следом в окно появилось несколько лиц наших бойцов и слесарей. Это они их походу в окошко запустили.
— Во дают – крякнул Слива.
Я аж остановился от неожиданности, настолько нестандартной была данная ситуация. Троица неспеша поднялась на ноги, отряхнулась от стекла и пыли и уже медленным шагом снова пошла в столовую.
— Простите, были не правы – услышал я громкий крик трёх глоток – кто последний на похавать?
— Пипец отморозки – выдохнул я.
— С ними вам точно скучно не будет – снова засмеялся Чуб.
— Нам?
— А мы сейчас заправимся и назад в пустыню уедем. Делайте с ними что хотите.
— Погоди Чуб – остановил я его – сначала расскажите кто эти три чудика.
— Пошли глянем на них и расскажу.
Когда зашли в столовую, я увидел картину. Эти трое набирали себе на подносы еды, как Русские в отелях Турции или Египта. Как будто они сейчас будут есть в последний раз, а потом голод, неделя, не, две. Проследив взглядом куда Упырь понёс поднос увидел, что они уже заставили его весь стаканами с компотом и все из работников ГДЛ, кто в этот момент находился в столовой, с интересом наблюдают за этой троицей, а те, совершенно никого не стесняясь, продолжают таскать еду себе на стол.
— Только попробуйте не сожрать всё это – пробасил здоровенный мужик в спецовке. Его лицо я видел в окне, ну когда эти трое через него вылетели.
— Спакуха братан – лавируя с подносом между столами произнёс Котлета – ещё добавки попросим.
Наконец они уселись за стол, пожелали всем приятного аппетита. Паштет снял свои очки, вытащил из куртки чистый платок и заложил себе его за воротник.
— Аристократы млять – засмеялся Слива.
— Откуда эти отморозки? – подошли к нам и спросили несколько бойцов.
— За что вы их в окошко то? – вопросом на вопрос сказал я.
— Да они в столовую залетели, двоих мужиков сбили и ещё орать на них начали, типа чё они им мешаются. Толстый этот сразу котлету вон у Ваньки со стола схватил.
— Ага, я аж охренел – подтвердил этот парень
— А длинного то сначала за что выкинули? – не унимался Слива.
— Он к нашему столу подошёл, сначала за мой автомат схватился, а когда я у него его отобрал, нож у меня из ножен выхватил – боец показал на рукоятку ножа, висевшего у него на поясе — вот мы его и выкинули наружу. Эти двое сразу в драку полезли. Причём толстый вторую котлету Ваньки схватил, в рот запихал, глаза вылупил и в атаку попёр. Тут этот длинный с монтировкой забегает. Но мы их и того, в окошко всех.
Мы снова заржали. Да уж, скучно нам походу с ними точно не будет. Вон уборщицы уже разбитое стекло подметают.
— А я вам говорил пристрелите их – сказал Крот, проходивший мимо нас с подносом, на котором стояла грязная посуда – меньше проблем будет.
— Да чё ты так взъелся то на них? – смеясь спросил Клёпа.
— Они нашу тачку гавном обкидали – сказал Чуб – когда мы к башне по вызову подъехали.
— Как это? – обалдели мы
— А вот так, в газетку завернули и бросили в лобовуху. Мы остановились, они на нас сразу напали. Вон тот в очках всё орал, живым не дамся и вокруг машины бегал, когда мы с Кротом этих двоих вырубили.
Я уже смеяться не мог. Мы даже на улицу вышли, чтобы там просмеяться.
— Ага, какого-то зверя поймали и зажарили его прям в башне – уже улыбаясь продолжил Крот – как будто там еды в ней мало, хотя после этих троглодитов мало что осталось. Аппетит видели какой? – кивнул он в сторону столовой- чуть башню не спалили.
— Крот их хотел сразу грохнуть – весело сказал Чуб – и закопать там где-нибудь в пустыне, когда мы увидели, что они там в башне наделали.
— А чё они там наделали? – тут же спросил я.
— Сожрали всё, мангал сделали, забаррикадировались. Правда прикольно у них всё получилось. Если бы кнопку вызова не нажали, мы бы не скоро туда приехали. Они там походу несколько дней в ней были, все запасы сточили, да и зверей поймать в ночной пустыне это вам не шутки, сами знаете какие там зверюшки по ночам бегают, а у них оружия вообще не было.
Тут на всю столовую раздалась громкая отрыжка, мы аж с крыльца услышали.
— Упырь? – вопросительно спросил Чуб у Крота, кивнув в сторону столовой.
Тут же раздалась вторая отрыжка.
— А это Котлета – сказал Крот.
— Вот за это – вздохнул Чуб – Крот их хотел второй раз пристрелить. Мы уже в машине ехали, эти чё то жрали сидели и как выдали оба, а Паштет ещё шептуна пустил, потом тачку минут двадцать проветривали.
— Извините – услышали мы громкий троих глоток из столовой.
— А потом они вели себя как три дибила – продолжил Крот – фильм, «Тупой и ещё тупее» все помнят? Ну, когда они в машине с толстым ехали. Песни орали, играли?
— Ага, кивнули мы смеясь.
— Вот и эти такие же. Достали, слов не понимают, орут, друг друга перебивают, гремят там чем-то сзади и чё то жрут постоянно – Крот покосился на Сливу — пока мы у них еду не отобрали. Пока сюда доехали, я чуть с ума не сошёл.
— Весёленькая у вас поездка походу была мужики – посочувствовал им Колючий.
— Не то слово.
— Так что это за крендели то? – почесал я затылок – и чё с ними делать?
— Без понятия – пожал плечами Чуб – мы так и не смогли у них ничего узнать. Их по одному надо допрашивать, можно с пытками, им думаю только в кайф это будет. Мы их с Кротом около тачки пакуем, а они вырываются, до конца сопротивлялись. Только спросишь откуда они, они сразу друг друга перебивать начинают и с темы соскакивают. Хрен выяснишь чё у них. Мы попытались пару раз, потом плюнули. Но походу повёрнутые все на военном деле, а интеллект как у детей. Им в зарницу какую поиграть или в войнушку на стройке как в детстве. Не знаю короче, сами их допрашивайте и определяйте куда-нибудь. Не вздумайте им стволы давать, перестреляют друг друга и кого-нибудь зацепить могут. А Паштет свои ручонки так и тянет к оружию. Спецназ мать их отморозков и дибилов. Дурачки, а кое-что знают и умеют. Эти и Рогача голыми руками поймать смогут. Не хуже Полукеда нашего, только тот спокойный, а эти буйные какие-то. Всё приключения на свою задницу ищут. Такие и на ящеров втроём пойдут. Причём я не уверен в том, что ящеры их завалить смогут.
— Вы же их вырубили? – удивился Слива.
— Благодаря нашей реакции. Машина остановилась ровно в том месте, где им надо было. Паштет гавно в газетке кинул в лобовуху, а когда мы вылезли из тачки, Упырь и Котлета с двух сторон на нас из песка выпрыгнули. Сделали лёжку, картонками накрылись и сразу в ноги нам кинулись. Пару раз успели по нам кулаками попасть. Их подготовить чуток, диверсанты пипец будут. Смерть врагам прям. Не хотел бы я, чтобы они у меня в тылу были.
— Гавно то оттёрли с тачки? – смеясь спросил Леший.
— Они же и оттирали, когда мы им по почкам настучали – сказал Крот – потом посмотрели, что они в башне наделали и ещё раз дали, а им хоть бы хны, психи какие-то.
— А зачем вы из тачки то вдвоём вылезли? – спросил Клёпа – вы же вроде как сразу к башне подъезжаете и один выходит, а второй прикрывает.
— Да мы охренели – взмахнул руками Крот – тебе на лобовуху газетка прилетит с какашками. И ещё со смаком таким разобьётся об него. То, что это какашки мы сразу поняли. Они их копили походу, а потом водичкой разбавили. Ну Паштет млять.
Мы опять все засмеялись.

Глава 19.

— Да уж, дела – выдохнул я – чё с ними делать то? – спросил я у ребят.
Все стояли молчали. То, что эти чудики в любой момент могут что-то отчудить, я даже не сомневался. То, что это ходячие, сплошные неприятности, мы уже все поняли.
— Отдай их Грачу Сань – предложил Клёпа – у нас в армии и не таких перевоспитывали. Грач с ними точно церемонится не будет, либо будут синие от побоев ходить, либо всё выполнять, либо сдохнут, четвёртого не дано.
— Вот Грач то обрадуется – засмеялся Колючий – а дело верное, к нему их надо. Но нервы они ему покрутят.
— Точно – согласился я – так и сделаем – выпускать их в город чревато, тем более на биржу определять. Если вы мужики говорите, что они на военном деле повёрнутые, то пусть приносят пользу. Выделим им всё, кроме оружия, ну Грач думаю сам разберётся.
— А вот и он сам – сказал Леший, кивая на въездные ворота.
В открывшиеся ворота въехали одна за другой две платформы. Они тоже были разукрашенные рисунками и у первого ехавшего КАМАЗа весь отвал был в крови.
— Грузовики на мойку сразу – крикнул Грач, выпрыгивая из кабины второго Грузовика – отмыть, потом разгружать, на сегодня всё.
Следом за Грачом, из кабинок и коридорчиков посыпались его бойцы. Следом заехала Навара. Внутри платформ я разглядел виднеющиеся там машины.
— Привет мужики – подошёл и поздоровался с нами Грач.
От него сильно пахло порохом и смертью. Морда и руки, закопчённые пороховыми выстрелами.
— Тяжко пришлось? – спросил я.
— Не то слово – облокачиваясь на косяк ответил Грач – такое ощущение, что Рогачей и Ящеров всё больше и больше становится. Ящеры то ладно, а вот Рогачи эти тяжёлые пипец. Они стали по трое на машину нападать.
— Да ладно? – не поверил я.
— Ага, в одну сторону вместе бьют. У обоих грузовиков опять подвеску повредили, третий раз за неделю. Еле ушли, зато двух пастухов завалили. Ладно, фигня, у вас тут чё?
Только я хотел ему сказать, что мы ему троих бойцов нашли, как от входа раздался голос.
— Гля пацаны какие тачки.
Обернувшись, мы увидели, как эта троица стоит и во все глаза таращится на заезжающие на мойку КАМАЗы. Дальше они не сговариваясь, сорвались с места и побежали к грузовикам.
— Это что за придурки? – обалдел Грач.
— Твоё пополнение – улыбаясь сказал я.
— Да ладно? – не поверил тот.
— Точно.
Через несколько секунд мы увидели, как Упырь уже лихо забрался в одну из кабинок и вращает стволом пулемёта. У меня как-то сердце ухнуло вниз, если сейчас пальнёт, всем кирдык.
— Там всё равно патронов нет – спокойно сказал Грач – всё до железки выпустили. Ты не шутишь Сань? Они походу не совсем нормальные.
Тем временем, Паштет уже забрался в кабину одного из КАМАЗов, а Котлета уже стоял в кузове Навары.
— Не Грач, я не шучу. Ребятки сложно контролируемые, но это твоё пополнение. Крот и Чуб введут тебя в курс дела по ним.
— Иди отсюда придурок – услышали мы чей-то крик и увидели, как из кабинки на землю вывалился Упырь и не слова не говоря тут же с проворностью обезьяны забрался на вторую платформу.
— Млять – выпалил Грач – они совсем психи?
— Ну не совсем – уклончиво ответил я.
— А куда Котлета делся? – спросил Слива – он же только что в Наваре был.
— Пацаны смотрите что я нашёл – услышали мы его радостный крик.
Затем все услышали знакомый звук бензопилы, и Котлета выбежал уже из-за КАМАЗа с работающей бензопилой в руках. Следом за ним бежало два наших бойца и судя по их открывающимся ртам, они что-то кричали и думаю не «остановись пожалуйста». Когда Котлета пробегал мимо очередной платформы, а два бойца бежали за ним, сверху на бойцов прыгнули Паштет и Упырь, мы даже глазом моргнуть не успели, как они свалились на бойцов, сбили их с ног, вскочили и побежали за Котлетой.
— Пипец – окончательно охренел Грач.
— Иди дружище, бери их под свой контроль, пока они не распили чё нибудь – посоветовал я ему.
Меж тем Котлета наворачивал уже второй круг с бензопилой в руках, распугивая всех бойцов. За этой троицей уже бежало около десяти наших бойцов. Упырь успел нырнуть рыбкой под КАМАЗ, а вот Паштет не успел, кто-то кинул в него каску, она прилетела ему в голову, и он упал на землю без сознания. Наконец бензопила заглохла, но Котлета не сдавался, он бежал и пытался заводить её вновь и вновь, дергая за шнур.
— Грач беги к ним – повторил я – их же убью сейчас пацаны твои.
Грач опомнившись, схватил оружие и рванул к грузовикам.
— Стоять всем – заорал он на ходу.
Этот окрик подействовал. Правда Котлету уже поймали и начали немного ровнять ему бока и лицо, а вот Упыря никак не могли выковырять из-под платформы.
— Стоять всем, смирно – снова заорал Грач – вы трое, двое – поправился он, стоять не двигаться. И приведите в чувство третьего.
— Ну теперь они в надёжных руках – засмеялся я.

Все изображения в этой части предоставлены MACKandCo.

Автор категорически против размещения ещё где-либо «Механиков» кроме сайта «ЯПисатель» без его согласия.
Copyright (c) Nota34.

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели