Механики. Часть 12.

Механики. Часть 12.
Голосов: 20

Глава 1.

Следующие сутки мы по второму кругу опрашивали людей и пленных бандитов. Старались узнать более подробную внутреннюю схему расположения всех дорог и помещений пещеры. Каждый из тех, кто там был, что-то да помнил. Таким образом нарисовали план пещеры. Чем больше я получал информации о пещере, тем больше убеждался в том, что нахрапом мы её точно не возьмём, нам нужны колёса и, желательно, ещё люди.
— Туман, сколько у нас всего бойцов получается? – спросил я у него, когда мы на вторые сутки пребывания в этом оазисе собрались в нашем маленьком штабе.
— Наших бойцов – 62 человека, плюс 9 человек выразили желание к нам присоединиться и идти выковыривать бандитов из пещеры. Мы больше пацанов погрузили, когда с трассы уезжали.
— Что по первоначальному плану?
— План такой, – подобрался Туман. – Завтра ждём грузовик бандитов, принимаем их тут. Они нам все живыми нужны. Вечером выезжаем большой колонной в сторону пещеры, за несколько километров до пещеры наши тачки останавливаются и ждут команды от тех, кто будет в грузовике. В сам грузовик сажаем наших бойцов, человек 10-15, думаю, туда влезет. Их задача – захватить один из входов и закрепиться там. Три Порша, которые у нас есть, смотрят за пещерами. Если кто из неё начнёт сваливать незамеченным, догнать и уничтожить. Мы знаем про два выезда для машин: южный и северный. Наша первая группа захватывает южный выезд, вторая потом держит под контролем северный. Плюс мы знаем про три пеших выхода. Там и лестницы, и лифты, один из них выходит на стоянку c машинами. Два других выходят на спортивную площадку и к бассейну.
— Курорт, прям, – засмеялся Корж.
— Сколько людей нам нужно будет оставить на поверхности? – спросил я у Тумана.
— Выезды из пещеры – по 3 бойца с пулемётами и РПГ, пешие выходы – по 2, три Порша – по 2 человека.
— Хочу добавить, – вмешался Дима. – Сами горы в некоторых местах плоские, там можно передвигаться на джипах. Предлагаю в оба наших «Индейца» посадить по 2 бойца в качестве группы усиления на колёсах. Мы не знаем, где может быть прорыв, а так пацаны подскочат в случае чего.
— Поддерживаю, – согласился я.
— Опять я всё веселье пропущу, – тяжело вздохнул Крот.
— И я тоже, – поддержал его Витёк, водитель Порша.
— Не волнуйтесь, – задумчиво произнёс Туман, – думаю, что вам, скорее всего, придётся к нам на помощь ехать внутрь пещеры.
— Получается, – я посчитал оставляемых нами людей, – что наверху будет 22 человека. Остается 49 на зачистку пещеры.
— Получается так, – кивнул Туман, – по 5 человек на пешие входы – 15, по 17 человек на машинах с двух въездов. Мало, но должны справиться. Если прижмут, Индейцы подъедут.
— На чём внутри там будем ездить? – спросил Дима. – На ногах много не набегаешься.
— Оба КАМАЗа, грузовик бандитов, багги и грузовичок Коржа, – кивнул Туман на него, – плюс наша Навара.
— Я надеюсь, что мы сумеем захватить и завести ещё несколько бандитских машин, – улыбнулся я.
— Вот схема, мужики, – вытащил Туман несколько листков на стол.
Мы все сгрудились сверху над этими листами. На них от руки была нарисована пещера, помещения, дороги и на отдельном листе поверхность самих гор. Затем Туман нам показал выезды, пешие выходы.
— Сколько машин у них стоит на поверхности? – спросил Корж, показывая пальцем на рисунок.
— Машины три-четыре, – ответил Туман. – Наши Порши стоят тут, тут и тут, – показал он карандашом на плане. – Мы поедем вечером, через час-два стемнеет, выехать с гор в пустыню можно только по этим дорогам, – снова показал он на рисунки. – Вот и стойте там. «Индейцы» – один тут, второй тут. Ехать им до каждого выхода, в случае запроса, меньше минуты. Наши все с рациями, если что, вызовут. Около Южного выезда, – Туман показал на листке, – сразу начинаются склады, дальше – мастерские. С другого выезда – их бар и жилые помещения. Все заложники – вот тут, ровно посередине пещеры. Там их всех держат под замком.
— Как бы бандиты не перестреляли там всех, – произнёс Рыжий, – пока мы прорываться будем.
— Надеюсь, что до этого не дойдёт, – невесело усмехнулся Туман. – Скорее, они ими прикрываться могут начать.
— Где логово Круга и остальных главарей? – спросил я, рассматривая схему.
— Вот тут. Где-то в километре от места, где держат заложников, есть ответвление в пещере. Там они и свили себе гнёздышко. Абсолютно все двери внутри пещеры железные, – посмотрел на нас Туман, – придётся рвать. Со слов людей, во многих местах оборудованы пулемётные гнёзда. Всё простреливается, прятаться там негде. Так что не щёлкайте, сразу мочите с РПГ или подствольников. Я, конечно, не думаю, что бандиты так хорошо подготовились к осаде и защите, но и того, что у них там уже наделано, нам хватит с лихвой. Нам, самое главное, их всех блокировать и не дать им вырваться. Там уже решим дальше, что делать. Это на тот случай, если сразу прорваться не получится. Времени у нас полно, помощи им ждать неоткуда.
Таким образом, сидели мы ещё, наверное, час-полтора, окончательно прорабатывая план.
Кстати, про этот оазис. Уж не знаю, есть тут какие полезные ископаемые или нет, но, в целом, землица неплохая. Мы покатались немного по нему на нашем истерзанном «Индейце». Тачка, конечно, представляла печальное зрелище. Мы когда сюда на нём ехали, я его особо не рассматривал, а сегодня, когда решили прокатиться и оглядеться тут вокруг, посмотрел. Стёкол нет, капота нет, заднюю дверь при закрытии до конца оторвали. Вернее, хлопнули ей, она и отвалилась, видимо, совсем на ладан дышала. Кузов весь в дырках от пуль, то-то бывшие заложники на наши машины так косятся. Так вот, оазис. В километре от зданий и бараков было достаточно большое пастбище, где выращивали каких-то зверей, похожих на наших овец и баранов, только всё же они чуток другие. Ну и на соседнем поле картофан, свекла, пшеница, кукуруза. Было несколько аллей с фруктовыми деревьями. Сараи и загоны для скотины, навесы, неплохо так.
— Да тут, в натуре, курорт, – посмотрев на всё это, сказал Рыжий. – Корж верно сказал.
— Олег, а это что за животные? – показал я рукой на них нашему проводнику. Те стояли и мирно щипали травку.
— Это аналог земных коров, – улыбнувшись, ответил муж Алевтины Ивановны, – молоко у них очень вкусное. Масло, сметану, всё из этого делаем.
— Как сыр в масле бандюки тут катаются, – резюмировал Рыжий.
— Ну да, – согласился тот, – свежее мясо, овощи, фрукты, всё есть. Что им еще надо было? Жили бы в своё удовольствие и не тужили.
— Власть и внушение страха от себя другим, – ответил я, – вот, что им нужно. У них натура такая – спокойно жить не будем и другим не дадим. И кто бы это всё сделал? – кивнул я на поля и пасущихся животных. Сами бы они точно не стали таким хозяйством заниматься.
— Много тут голов-то? – кивнул на животных Туман.
— Много, – ответил Олег. – Баранов этих с овцами около трёх сотен, коров – под сотку и продолжают размножаться. Да и посевов много, не знаю как это убирать теперь всё и где хранить. Вернее, хранить-то есть где, – тут же поправился он, – в пещере места много, там прохладно и холодильники есть. Не сами холодильники, а естественные помещения с круглогодичной температурой как раз для хранения. Вы там не разнесите всё, пещера точно пригодится ещё.
— Это да, – согласился я, – а с уборкой людьми поможем. Оазис наш теперь будет, от свежего мяса и всего остального никто не откажется. Мы его нашли, наш он и будет. Хорошо тут растёт всё?
— Ещё как, – засмеялся Олег, – пару тракторов и человек 50 людей, тут так развернуться можно будет. Только жилье нормальное построить надо, а не в таких сараях, типа нашего, жить.
— Будет всё, Олег, – заверил я его.
— Ладно, – повернулся к Чероки Туман, – поехали назад, мужики. Чё-то мне мясца жареного захотелось. Вы как, мужики?
— За! – хором сказали мы.
— Надо поймать тогда парочку баранов, – улыбнулся Олег, – там разделаем и пожарим.
— Рыжий, – коротко сказал Туман.
Не успели мы и глазом моргнуть, как Рыжий дёрнул затвор своего Калаша, вскинул автомат и пристрелил трёх ближайших к нам баранов. Остальные животные мгновенно сорвались с места и побежали на другую сторону пастбища. Закинули трупы в багажник и тронулись назад. То, что весь пол будет уделан кровью, мы уже не переживали. Как бы ни было жалко, но Чероки на списание, если до этого дойдёт, конечно. Как бы он окончательно не помер смертью храбрых в пещере.
Через пару часов после нашего возвращения, вокруг нас распространился умопомрачительный запах жареного мяса. Бойцы, увидав двух баранов у нас в багажнике, мгновенно смекнули, что дело пахнет вкусняшками. Тут же запалили костры, соорудили вертел, другие разделали туши убитых животных, и вот они сейчас вертятся с помощью двух бойцов на вертелах.
— Господи, – взмолился Туман, – да когда же вы их уже дожарите? Запах просто сумасшедший, у меня сейчас желудок сам себя съест.
— Ща, 10 минут и будет готово, – ответил ему один из шашлычников.
Мясо получилось просто объеденье, то ли я голодный был, то ли у этих зверюшек вкус другой, но мясо – самое то. Плюс ещё бывшие заложники сварили картофана, овощи были. От спиртного сразу отказались, завтра все должны быть со свежей головой. В общем, ужин и вечер удались.

Глава 2.

— К нам гости, одна машина, фургон, – услышали мы в своих рациях голос одного из наших наблюдателей, которые сидели на горе на следующий день. Как раз после обеда где-то. Мы и выспались, и позавтракать успели. Всё оружие проверили, в общем, ждали гостей и вот они, наконец-то, появились.
— А вот и бандиты пожаловали, – улыбнулся Туман. – Свежих продуктов, видать, захотелось. Всем по местам! – сказал он в рацию. – Приготовиться, работаем.
Освобождённых людей тут же убрали с площадки перед зданиями. Так, несколько наших бойцов в одежду освобождённых людей переоделись, чтобы совсем пусто не было. Наши машины отогнали в лес, водители сидели в них. Джипы готовы были броситься вдогонку, а КАМАЗы должны были перекрыть собой пути отъезда бандитскому фургону. Захваченные нами бандиты так и сидели в ямах. Фургону этому, главное, сюда приехать, отсюда-то они уже точно не уедут. Сам я залёг неподалёку от площадки. Сюда как раз и должна была приехать машина со слов всех людей. Остальные пацаны расползлись кто куда. Если вдруг эти, кто в машине, захотят свалить, то из них мгновенно сделают решето, вместе с машиной. Но, надеюсь, они не камикадзе.
— Фургон въехал в оазис, – очередной доклад от наблюдателей. – В машине двое, через пару минут будут у вас.
— Понял тебя, – отозвался Туман.
И вот через несколько минут из леса выехал фургон, который мы тут очень ждали. По мне какие-то мухи или муравьи ещё начали ползать. Кусаются, засранцы. Фургон представлял из себя смесь современной машины с тем, что с ним уже сделали тут. В той жизни это был обычный Мерседес Спринтер, я его сразу узнал. Передок остался от Мерина, сам кузов был поднят над землёй и установлены другие колёса, видимо, чтобы по песку лучше ехал. Спереди на сваренном бампере виднелась лебёдка. Кстати, достаточно аккуратненький такой. Я, честно говоря, думал, что тачка будет сильно «уставшая», а нет, живой такой. Кажется, его уже тут и покрасили. Это был фургон песочного цвета. Сразу за водительской дверью врезали ещё одну дверь. Получились две двери по бокам и две сзади. Неплохо вроде всё, ровненько. Ладно, потом посмотрим. Спринтер, шурша большими покрышками, вырулил на стоянку перед зданиями и, чихнув чёрным выхлопом, заглох. Одновременно открылись две двери, и на землю выпрыгнули два бандита.
— Эй, народ! – закричал один из бандитов. – Вы где все? – Он был одет в кеды, шорты и футболку, на поясе – кобура с пистолетом. Автомат, или что у него там, скорее всего, в кабине оставил. Второй, водила, был одет точно так же, за исключением того, что цвет одежды другой.
— Захват, – услышали мы команду Тумана.
Тут одновременно со всех сторон к машине побежали с дикими криками наши бойцы.
— Лежать, работает ОМОН! – прям как тогда с мартышками. – Полиция! Лежать, уроды! – доносилось со всех сторон.
Бандиты, видать, были знакомы с таким захватом, так как заученным движением тут же упали на землю лицом вниз и вытянули перед собой руки, показывая, что в них ничего нет. Как-то быстро всё произошло. И чё Туман тут целую операцию по их захвату разработал? Ладно, лучше так, чем стрелять бы пришлось. Бандюков быстро обыскали, связали руки за спиной, ноги тоже, только оставили им немного пространства для движения, не на руках же их тут носить двоих, и поставили вертикально.
— Вы кто? – ошарашенно спросил один из бандитов. Тощий и высокий парень, когда немного отошел от шока.
— Тебе кто слово давал? – врезал ему подзатыльник Туман.
— Это Дрищ и Капа, – сказал вышедший вперёд уже наш Крепыш. Кстати, когда у него спросили, как его зовут, он назвался Кактусом. Ну, Кактус так Кактус, нам всё равно. У нас тут больше половины пацанов с позывными ходят. Кто из них кто, я сразу понял, тощий это и есть Дрищ.
— Тыыы? – ошарашенно протянул Дрищ. Но ещё больше их морды вытянулись, когда к нам стали подходить остальные наши бойцы и бывшие рабы.
— Ага, – улыбнулся Кактус, – вижу, что узнал меня. Тебе как, ноги сейчас сломать или потом?
— Походу, тут все хотят, что-нибудь больное сделать каждому из бандитов, – быстро сказал мне стоящий рядом со мной Слива. Кирпич и Леший стояли по бокам. Они теперь так и выполняли роль моей лички и никуда от меня не отходили. Тоже мне президента нашли. Но это приказ Тумана. Честно, с одной стороны, мне это льстило, конечно, но с другой – не всегда удобно. Как говорится, ни вздохнуть, ни пер.., пукнуть.
— Разошлись, все! – рявкнул Туман. – Чё, бандитов никогда не видели? Ты, – ткнул Туман пальцем в Кактуса, – свободен тоже.
— Есть, – неохотно ответил тот и, развернувшись, пошёл в сторону.
Следом за ним стали расходиться и остальные.
— Жить хотите? – спросил я у этих двоих.
— Да, – сказали оба одновременно и кивнули головами. Видимо, поняли, в какой ситуации оказались.
— Тогда делайте, что вам скажут, отвечайте на вопросы, которые вам зададут, и мы сохраним вам жизнь. Всё зависит от того, как будете стараться. В противном случае отдадим вас им, – кивнул я в сторону расходящихся людей. – Очень уж тот хлопец с пулемётом жаждет с вами поговорить.
— А я ему помогу, – зловеще улыбнулся Кирпич и достал из ножен свой тесак. Рэмбо бы, наверное, от вида такого тесака сдох от зависти. – Представляете, что будет, – продолжал улыбаться Кирпич, – если я вот этим зубчиками, – он их специально к лицу каждого бандита поближе поднёс, – проведу каждому из вас по горлу?
Психологическая обработка получилась очень хорошей. Оба бандюка сглотнули.
— Обоих в здание, – сказал Туман.
— Пошли, Пингвины, – хохотнул Слива, и Дрищ с Капой, смешно перебирая ногами, потопали к указанному им зданию.
Со стороны они действительно топали как Пингвины. Смешно, конечно, ноги-то связаны у них. Руки только за спиной, а так расставили бы их по сторонам и топали. Я, прям, заулыбался от этой картины.
— Итак, девочки, – садясь на лавку, стоящую в доме, обратился к ним Туман, – мы задаём вопросы, вы отвечаете. Будете юлить, он покажет вам в действии свой нож, – кивнул Туман на стоящего и продолжающего улыбаться Кирпича.
Через полчаса мы узнали всё, что нам было нужно. Оба пели соловьями, рассказали всё, что нужно и не нужно, оба, прям, захлёбывались от потока выдаваемой ими информации. Жить-то хотца, ещё не то расскажешь и вспомнишь. Оставив их под охраной двух бойцов, мы вышли на улицу.
— 64 бандита в пещере, – произнёс Туман, садясь на крыльцо, – и 93 заложника. Стрелков много, – скривился он, – если окапаются в пещере, замучаемся их выковыривать.
— У нас выбора нет, Валер, – ответил я ему, присаживаясь рядом.
— Да это понятно, – махнул он рукой.
— 10 человек постоянно на поверхности, – продолжил Дима. Он так и стоял около нас, рассматривая что-то вдали. – Снимем их, уже меньше будет.
— Меня одно бесит, – снова взял голос Туман, – что мы не знаем, что там и как в этих покоях Круга, где главари все. Амазонка эта, на которую Крот глаз положил, толком нам ничего так и не сказала. Ни точки где огневые, ни, толком, схему помещений. Так, пару поворотов и дверей.
— А чего ты хочешь? – удивился я. – Её туда не на экскурсию таскали, а для другого дела. Странно, как она вообще после этого умом не тронулась. Её же ведь не один раз насиловали и тут еще несколько раз. Вон, как она того здоровяка дубиной охаживала и ногами пинала.
— Это да, – вздохнул Туман, – придётся прорываться. Ладно, – хлопнул он себя по коленям, – выезжаем вечером. Сейчас ещё раз по плану пробежимся, и я бойцов соберу. Разделим всех не пятёрки, экипажи и каждому обозначим задачу. И надо в фургон этот пацанов набрать и с бандитами поговорить, они же поедут за рулём. Что бы с ними сделать? Так, чтобы они шум по приезду к пещерам не подняли.
— У меня есть идея, – улыбнулся Дима и посмотрел на нас. – Я им мини-заряд на пояс одену и кнопку покажу. Типа, рыпнутся – станут шахидами. Только погибнут они сами, живот просто вырвет вместе с кишками, и всё. Только я тогда в фургоне поеду сзади и буду следить за каждым их словом.
— Я тоже в фургоне поеду, – сказал я. – Со мной – мои пацаны. И этого Кактуса тоже возьмём, он там знает кое-что из внутренних помещений.
— Может, кто-то другой? – попытался остановить меня Туман.
— Нет, Валер, я поеду. Человек 8 в фургон точно влезут. Митяя и Кедра тоже возьмём, парни стреляют хорошо и в бою проверенные уже.
— С бандитами по приезду туда, что делать будем? – с интересом спросил Дима.
— Кончим, – спокойно ответил я, – что с ними ещё делать? Тех, – кинул я головой в сторону сидящих в яме бандитов тоже в расход. Не нужны они нам.
— В принципе, я так и думал, – ответил Туман и взялся за рацию. – Рыжий, приём.
— На связи.
— Тех шестерых в ямах – в расход. Прям щас, ямы закопать.
— Понял, – тут же последовал ответ.
— А может, оставим их? – спросил Дима. – Пусть поработают, как люди тут работали, и получать периодически будут от тех, кого они сами раньше охраняли. Испытают все «радости» смены ролей, так сказать, на своей шкуре.
— Рыжий, отбой, – тут же в рацию сказал Туман.
— Охрану к ним надо тогда приставить, – сказал я.
— Да тут желающих, знаешь, сколько будет? – улыбнулся Дима.
— Ох, Дим, – покачал я головой, – как бы не начудили чё бандюки эти потом.
— Не начудят, грохнуть мы их всегда успеем.
— Ну, пошли тогда к ним, – поднялся я с крыльца. – Людям скажем и этим уродам. Но я бы их грохнул, спокойней было бы.
— С нашими-то не связывались? – спросил я у Тумана, пока мы шли к захваченным бандитам.
— Связались еле-еле, – ответил Туман. – Пришлось тачку гнать и кружить на ней, чтобы, как говорится, волну поймать. На пределе вышли на связь с сервисом, доложились. В общем, всё путём, нас ждут и желают удачи.
Мы подошли к зинданам, в которых сидели шестеро захваченных нами охранников-бандитов.
— Ну и вонь, – сморщил нос Слива, когда мы подошли к самому краю одной из ям и посмотрели сверху на сидящих в ней.
— Мы ночью, когда тут ползали и ямы эти искали, – сказал Туман, – нашли их по этому запаху. Там семь человек сидело и пахло точно так же. Так что всё честно.
Вокруг нас тут же стали собираться бывшие рабы, и бандиты, увидав нас, тут же задрали головы. Мы стояли, молчали и смотрели на них. Я автомат на них ещё свой направил, те подумали, что их сейчас кончат прям тут, попытались вжаться в землю, но, естественно, это не получилось.
— Не убивайте, – снова заныл Качан, – пожалуйста, не убивайте.
Люди, которые подошли к нам, теперь молча стояли рядом и ожидали дальнейшего развития событий.
— Вытащите их из ямы, – сказал я.
Стоящие бойцы тут же притащили лежащие недалеко лестницы и спустили их в ямы.
— Вылезайте! – рявкнул Туман.
Бандиты, а теперь пленные, стали по одному по лестнице вылезать на поверхность.
— На колени и руки за головы, – зло сказал Туман.
Ну и видок у них! Я рассмотрел бандюков, когда они все вылезли и стали так, как им сказал Туман. Грязные, заросшие, одежда и обувь превратились в одну сплошную тряпку, а запах от них идёт! Ну ничего, на пользу им это всё.
— Есть два решения этой проблемы, – громко сказал я людям, показывая стволом автомата на бандитов. – Первое – мы сейчас прям тут валим их и делу конец, второе – они трудятся тут не покладая рук.
— Пожалуйста, не убивайте, – жалобно заныл один из бандитов.
— Тебе кто разрешил говорить и перебивать его? – крикнул Слива и, подойдя к говорящему бандиту, врезал ему прямой ногой в голову. Того перевернуло, и он покатился по земле. Остальные бойцы тут же навели на оставшихся пятерых своё оружие.
— Быстро встал назад! – подошёл к этому злодею Слива и, несмотря на то, что у того текла кровь из носа, дал ему пинка. Тот послушно быстро засеменил обратно и встал также на колени в ряд со своими подельниками.
— Вы все, – обвёл я людей рукой, продолжив говорить. – Смотрите за ними сами, наказываете их, поощряете, назначаете дежурство и всё такое. Вырвутся, убегут, поранят кого-нибудь из вас – ваши проблемы. Можете делать с ними, что хотите. Мы через несколько часов уедем, нанесём визит вежливости бандитам в пещере, потом вернёмся. После этого окончательно решим, кто куда едет. Этот оазис теперь наш и ваш. Мы построим тут всё необходимое для жизни. Те, кто хотят, могут остаться тут, кто не хочет, перевезём в наш город или другой оазис, рабочие везде нужны. Про условия жизни и зарплату я вам всем уже говорил, так что всё честно и без обмана.
— Пусть живут пока, – вперёд вышла здоровенная тётка, – работы им хватит, – про таких говорят, что конь, завидя её, сам останавливается, а изба тухнет. В руках у неё были грабли, но смотрелись они в её руках, как детская лопатка какая. Она не толстая, именно здоровая. Такая врежет раз в лоб, вмиг копыта откинешь.
— Как вас зовут? – улыбнулся я.
— Так это, Семёновна я, – улыбнулась она мне.
— Они ваши, Семёновна, – улыбнулся я ей в ответ, кивнув на бандитов, – организовывайте тут всё сами, – я развернулся и пошёл в сторону зданий.
— Петрович, Люська, притащите воды помыться этим, – кивнув на бандитов, тут же гаркнула наша новая начальница. – А вы, ироды, только рыпнетесь, вмиг голову откручу.
— Почему-то мне кажется, – сказал, с опаской оборачиваясь назад, Слива, – она это голыми руками может сделать. Больно здоровая тётка, как Большой наш.
— Вот пусть сами и разбираются, – буркнул Туман. – У нас самих дел полно. Несколько стволов им оставим, пусть сами своих бывших охранников охраняют.

Глава 3.

— Значит так, граждане бандиты, – обратился Дима к двум стоящим под нашими прицелами у Мерседеса Дрищу и Капе. – Это, – он показал два небольших пояса, – это – пояса шахидов. Каждый из них начинён небольшим количеством взрывчатки. Мы сейчас поедем к вам назад, в вашу пещеру. Эти пояса я вам надену для того, чтобы вы не вздумали подать какой сигнал или выпрыгнуть из машины и поднять тревогу.
У обоих бандитов лбы мгновенно покрылись испариной.
— Перекусить незаметно провода у вас не получится тоже. В поясе проволока, а взрыватель у меня в руках. Я буду сидеть сзади в фургоне, слышать и видеть вас от и до. Так что даже не думайте, что сможете как-то выкрутиться. Будете себя хорошо вести, эти пояса я с вас потом сниму.
— А где гарантии, что вы нас оставите в живых? – с испугом спросил Капа.
— Какие тебе гарантии, придурок? – рявкнул на него Туман. – Скажи спасибо, что мы вас сразу не пристрелили. Или вы думаете, что мы не знаем, как к вашей пещере проехать? Быстро майки задрали оба!
Бандиты послушно задрали свои футболки, и Дима прикрепил каждому взрывчатку. Плюс ещё сам ремень обмотал проволокой, быстро снять точно не получится.
— Теперь залезайте в машину, – сказал Дима, закончив свои манипуляции с поясами, – только осторожно, провода сейчас по полу в кузов проведём.
Ох, и страшно же им! Они оба, как в замедленной съёмке, залезли в Мерин и сидели не шелохнувшись. Дима подключил к поясам провода и протянул их в кузов.
— Не рванёт? – спросил я у него, смотря, как он скручивает провода уже внутри машины. Посередине было сделано небольшое окошко, так что водитель и его пассажир нас хорошо слышали.
— Рыпаться не будут – не рванёт, – нарочито громко, сказал Дима. – Всё готово, можем ехать.
-Туман, мы готовы, – сказал я, ему вылезая из кузова Мерседеса.
— По машинам! – закричал тот.
Нас вышли провожать практически все люди, которых мы освободили.
— Возвращайтесь с победой, – произнесла какая-то тётка и перекрестила нас три раза, – и удачи вам.
— Спасибо, в машину, пацаны, – негромко сказал я тем, кто поедет в Мерседесе.
План у нас был такой. Сначала мы на Мерседесе подъезжаем к Южному въезду в пещеру, снимаем там охрану и наблюдателей. Затем едем к Северным воротам, оставив несколько бойцов на Южных. На Северных также стараемся сработать по-тихому. Потом ждём, когда подъедут остальные наши бойцы к двум въездам, блокируем все входы и выходы и вперёд, заходим в пещеру и начинаем зачистку.
Туман разбил нас на пятерки. Моей пятёрке, в которую помимо меня и моей охраны вошёл ещё Кактус, выпала честь спускаться по лестнице, а не ломиться на машине через въезд. Как сказал Кактус, колёсами мы обзаведёмся уже в самой пещере. Тот вход, по которому пойдём мы, ведёт как раз к каким-то складам, а машины там есть везде. Так, со всех сторон, мы продвигаемся сначала к центру, где держат заложников, а потом блокируем гнездо главарей. Ну и наверху, как решили, будут наши машины с бойцами. Выезд из покоев Круга один, так что никуда они оттуда не денутся. Да плюс ещё наверняка из тех заложников, которых мы освободим, к нам кто-нибудь да присоединится. Пусть и стрелять толком не смогут, но хоть на месте подскажут, как и что, да и поднести чего-то. КАМАЗы, как наиболее крупные наши машины, как раз и поедут с двух сторон. Скорее всего, их мы используем в качестве таранов. Как нам объяснили бандиты, напротив каждого входа стоят доты с пулемётами. Так что-либо из РПГ их рвать, либо ставить грузовики, чтобы перекрыть их корпусами секторы обстрела. Но в этом случае головастики можно будет списать окончательно, решето из машин будет. А терять эти два грузовика, которые прошли огонь, воду и медные трубы, никому из нас не хотелось. Ладно, на месте разберёмся. Эх, сюда бы пару Америкосов типа грузовика Сели, можно было бы смело ехать на доты. Но к сожалению, таких у нас больше нет.
Итак, в фургоне к Южным воротам нас должно было ехать 15 человек. По 3 бойца на ворота, моя пятёрка и по 2 бойца на оставшиеся два пеших выхода. Наша задача – закрепиться и дождаться остальных. Тесно, неудобно, все обвешаны оружием, ну ничего, потерпим. Выехали. Мы не стали сразу ехать все в фургоне, расселись по машинам. Запустили в небо нашего змея – Саныча. Пусть полетает, посмотрит там за пустыней, мало ли кто куда решит из бандитов поехать. Как только Саныч увидит горы, где эта пещера, и мы будем вне видимости наблюдателей, вот тогда уже и залезем в фургон и поедем к Южным воротам, а пока ехали в разных машинах. Я с Димой и своей охраной сидел в фургоне. Дима смотрел за Дрищем и Капой, чтобы эти два потенциальных покойника не отчебучили чего, ну а мы, так, за компанию.
И вот снова пустыня. Мы едем, поднимая клубы пыли, все максимально сосредоточены. Ехать недолго, за полчаса должны доехать. До пещеры всего-то 30 с небольшим километров. В небе, где-то над нами тарахтит Саныч. Ему там хорошо наверху, прохладненько, а мы тут дышим раскалённым песком, да пылища эта ещё везде проникает. Как ни вытряхивай одежду и обувь и не запаковывайся, песок проникает везде, про машины, вообще, молчу. Там фильтры воздушные и салонные приходится вытряхивать практически после каждой поездки. Песок проникает всюду, потихоньку перемалывая железные детали машины. Особенно те, которые крутятся-вертятся.
— Саныч, приём, – вызвал я его по рации.
— На связи, – раздался его голос.
— Чё там сверху видно?
— Пустыня вокруг, посторонних машин и людей нет, вас вижу. Если что, сообщу.
— Добро, конец связи.
И снова пустыня, жара, несмотря на вечер. Пару раз наезжали на Скатов, которые лежали тихонько в песочке и никого не трогали. Понятно, что они пытались схлопнуться, но машины слишком тяжёлые для этого и их просто давили с мерзким чавканьем. В последний раз вообще проехали через небольшую поляну, где они лежали, по типу той, на которой наш боец погиб. Вот и мы машинами только что уменьшили их поголовье. И тут я услышал, как глушитель на одной из машин заревел.
— Это у меня, – доложился один из наших бойцов, он второго Индейца вёл, – видимо, один из Скатов, которого я только что переехал, повредил там что-то.
— Тебя теперь за километр слышно будет, – хохотнул в рацию Туман, – будешь своим рыком врагов распугивать.
— Вижу описанные горы, – услышали мы доклад Саныча через небольшое время, – всё, мужики, тормозите. Прямо перед вами большой бархан, вставайте за ним, я иду на посадку.
Пока мы парковались, Саныч уже приземлился, как большая летучая мышь. Я опять ничего не услышал.
— Грузимся парни и поехали, – скомандовал я тем, кто должен был ехать в фургоне на захват ворот.
— До темноты два с половиной часа, – посмотрел на часы Туман. – У вас несколько человек с глушаками, – показал он на Лешего и ещё двух бойцов, – так что из своего оружия старайтесь не стрелять.
— Понял тебя, – кивнул я.
— Давайте, ребятки, удачи вам, – пожал он мне руку. – Мы тут стоим, ждём вашей отмашки и сразу мчим к вам, каждый по своим точкам.
— Покажи глушак-то, – сказал я Лешему, когда мы погрузились в фургон и взяли курс на пещеру.
Тот достал из разгрузки свой Макаров с уже накрученным на него глушаком и протянул мне.
— Откуда дровишки? – спросил я про пистолет с цилиндром глушителя на нём.
— Из облака, со склада. Мы последнее время частенько за оружием туда ездили, вот и нашли в очередной раз. Жалко только, что так мало, товар редкий и специфический, оставили себе. Как видишь, – он улыбнулся, – пригодился.
— Это, мы подъезжаем, – неуверенно крикнул нам из-за руля Дрищ.
Мы, как дети в автобусе, тут же метнулись к окошку, которое было проделано из грузового отсека в кабину. Тесно нам, конечно, было, но кто успел, того и тапки. Мне ещё кто-то на ногу больно наступил. Вот она, вернее, они, горы. Сквозь пыльное лобовое стекло нам открылся вид на горы, под которыми была нужная пещера. А так и не скажешь. Не знал бы, мимо проехал. Таких гор тут вокруг полным-полно. Да уж, природа местная чудит так, что я не перестаю ей удивляться.
— К Южным воротам давай рули, – сквозь зубы сказал Дрищу Дима. – И помни, ни звука. Мы-то отобьемся, а ты, пока будешь умирать, успеешь посмотреть на свои кишки.
Тот медленно кивнул и его лоб снова покрылся испариной. Капа сидел бледный, как молоко, и вообще не произносил ни звука.
— Всем приготовиться и без звука, – сказал я, обернувшись к бойцам в фургоне, – там трое-четверо охранников. Те, у кого глушаки, валят их, и трое, кто должен, остаетесь тут. Мы едем дальше.
Как же всё-таки хорошо, что механики, которые работают у бандитов, сделали ещё одну боковую дверь слева. Теперь можно спокойно выходить со всех сторон. Через пару минут мы выехали на дорогу, которая вела к Южному въезду. Еще каких-то несколько сот метров и всё закрутится, завертится. Что мы будем говорить охранникам на Северных воротах? Об этом я пока не думал. Придумаем что-нибудь. Как известно, наглость – второе счастье. Подъедем и вальнём их. Тут Мерин начал взбираться по дороге, ведущей вверх. Хороший такой подъёмчик, метров на сто с небольшим точно забрались наверх. Прям как у нас в новом оазисе в пещере Митяя, где мы жили.

Глава 4.

И вот они, ворота. Их я хорошо разглядел, пока Дрищ ехал к ним. Уж не знаю, из чего они были сделаны, но смотрелись они впечатляюще. Высота метров пять, наверное, ширина каждой створки метра по два-три. Наверняка электродвигателем их открывают или ручной лебёдкой. Интересно, это они сами их такими сделали или они уже такими сюда переместились? Рядом с воротами небольшая калитка. А около неё – трое злодеев. Двое сидят на стульях и режутся в карты, один встречает фургон, автомат за спиной. У этих двух картёжников оружие стоит рядом. А неплохо у них тут. Небольшой блокпост, сделанный из мешков с песком, стол, стулья, сортир, вон, отдельно стоит. Ага, вон и ствол пулемёта торчит. Прекрасно, его мы потом на ворота развернём. Навес большой, который накрывает всё это хозяйство. Охранник, который вышел к нам навстречу, поднял левую руку, призывая остановиться машину.
— Приготовиться, – быстро прошипел я, – один бандит идёт к нам навстречу слева. Леший, он твой, двое других сидят, играют в карты, направление два часа, выпрыгивайте через правую боковую дверь. Леший слева, мы следом.
Пацаны с пистолетами, тут же подобрались поближе к дверям и взяли за ручки открывания.
— По команде, – сказал я до того, как машина полностью остановилась.
Дрищ с Капой сидели и не шевелились. Злодей практически подошёл к машине.
— Пошли, – сказал я. Сам на всякий случай направил ствол своего автомата на подходящего бандита. Очередью я его сразу сниму через лобовое, но уж очень шуметь раньше времени не хочется.
Обе боковые двери мгновенно открылись, и из них пулей вылетели наши пацаны. У того, что шёл к нам и широко улыбался, улыбка мгновенно сползла с лица, когда он увидел выпрыгнувшего Лешего. Дрища-то за рулём он узнал, но вот Лешего с пистолетов в руке, он никак не ожидал увидеть. Бах, бах, плюнул пистолет двоечкой. Через лобовое я отчетливо увидел, как одна пуля попала бандиту в район сердца, а вторая в голову, готов. Бах, бах, бах, ещё несколько выстрелов. Те, которые играли в карты, даже не обратили внимания на подъехавшую машину. Видимо, очень сильно были увлечены процессом игры, за что и поплатились. Я только ствол автомата успел на них перевести, но там всё было кончено. Я успел увидеть, как они оба практически одновременно дёрнулись и слетели со стульев на землю, только карты полетели по земле. К ним тут же подбежали наши пацаны и быстренько сделали им по контрольному в голову. Леший сделал то же самое со своим.
— Дима, паси их! – крикнул я ему. – Пошли, мужики.
Мы выскочили из машины и, быстро схватив за ноги только что убитых нами бандитов, оттащили их под навес. Пусть пока в тенёчке полежат.
— Чисто, чисто, – раздавались со всех сторон негромкие голоса ребят. Большинство из них встали на одно колено и взяли под прицел круг вокруг нас.
Двое заглянули внутрь пещеры, открыв маленькую дверь. А вид-то отсюда действительно хороший. Это я заметил, когда быстро обернулся и посмотрел на пустыню. Несколько километров перед горами точно видно.
— Трое остаются тут, – скомандовал я, после того как мы убедились, что вокруг всё спокойно, – остальные – в машину быстро, едем к Северным воротам. Туман, приём.
— На связи.
— Южные ворота наши, едем дальше.
— Принял.
Оставшиеся наши бойцы тут же сняли с убитых бандитов верхнюю одежду, напялили её на себя, предварительно сняв свои разгрузки, и уселись за стол играть в карты, как ни в чём не бывало. Но ствол пулемёта, который стоял на мешках, как бы невзначай развернули в сторону ворот, а своё оружие положили себе на колени.
— Монки не забудьте! – крикнул им Дима.
Один из бойцов хлопнул себя рукой по лбу, кабанчиком метнулся под навес, куда они сложили свои вещи, и выбежал оттуда с небольшим рюкзаком. Добежав до края дороги, которая вела в пещеру, он достал Монку и стал быстро устанавливать. Это всё я успел также через лобовое стекло разглядеть, пока мы от этих самых ворот отъезжали. Теперь, даже если кто-то и попытается вырваться из пещеры на машине, получит в бочину хороший заряд и больше никуда уже не уедет. Того количества металлических шариков, что пока спали в мине, хватит, чтобы сделать решето из любой машины, если она не бронированная, конечно, или танка с БТР у бандитов тут нет.
Дальше мы поехали по дороге, которая петляла между горами и была хорошо накатана. Было видно, что по ней достаточно часто передвигаются. Как бы нам кто навстречу ни попался, но, как сказали бандиты после довольно-таки болезненного допроса, по вечерам тут никто не ездит. Так что будем надеяться, что нам навстречу не попадётся какой-нибудь рьяный проверяющий, решивший вечером проехать по всем постам и осмотреть их.
— Дрищ, тормози! – крикнул из кузова Кактус, внимательно смотревший за дорогой в окошко. – Первый пеший выход вон там, – показал он пальцем на большой валун, напротив которого был построен вход для людей.
Я, быстро пригнувшись, посмотрел на этот вход. Большая, широкая дверь. Перед ней – небольшая стоянка для машин, которая сейчас пустовала. Там же и лестница, и большой грузопассажирский лифт. Мерседес скрипнул тормозами и остановился. Сразу видно – спортивная площадка: натянутая волейбольная сетка, несколько тренажёров и турников, навес. Под ним стол, стулья, диван, вон, даже стоит. Видать, снизу они его припёрли. В общем, всё для занятия спортом.
— Двойка пошла, – быстро сказал я.
Из машины тут же выскочили двое бойцов и, оглядевшись, побежали к этому входу. Сейчас они тоже тут всё вокруг заминируют и будут ждать наших парней. Затем через несколько километров нашей езды мы остановились около ещё одного входа для людей и также высадили там ещё двоих бойцов. Около этого входа был сложен из кирпичей небольшой бассейн под навесом, плюс еще один навес подальше.
— Откуда тут асфальт-то? – с удивлением спросил я, увидав, как нам периодически попадаются хорошо заасфальтированные участки дороги, которая петляла между гор. Ну не может тут асфальта быть. Если у нас его нет, то у бандитов-то он откуда?
— С пещерой, может, перенеслась часть? – сделал предположение Дима. – Ты, кстати, обратил внимание, что оба пешеходных входа немного забетонированы и асфальт также лежит?
— Да, видел, только значения не придал.
— Бетон хороший и таблички на дверях есть, – продолжил глазастый Дима, – так что наверняка эта часть так же сюда перенеслась.
— Скоро Северные ворота, – прервал нашу беседу Кактус.
— Приготовились все, – быстро сказал я, – Дрищ, снижай скорость, нам рассмотреть надо там всё ещё.
— Там трое тоже будут, – жалобно сказал Капа. О, первый раз он голос подал, сидел, как будто язык проглотил.
— Заговорил, – хохотнул Леший.
— Кактус, где наш вход? – спросил я у него.
— Где-то в километре от Северных ворот.
Ещё через пару километров мы увидели большую площадку и точно такие же ворота. Такой же навес, мешки с песком, пулемёт. Услышав шум двигателя, к нам из-за мешков вышел один из бандитов и остановился, остальных не было видно.
— Дрищ, езжай прямо к мешкам и останавливайся, – быстро рассмотрев этот пропускной пункт сказал я. – Тройка с глушаками, готовьтесь выйти через правую дверь. Леший – первый, твой этот чувак, – кивнул я ему на стоящего и смотрящему на нашу машину бандита.
Мы подъехали практически вплотную к мешкам, когда стоящий бандит, видимо, почуял неладное. Он потянулся к своему автомату, который также висел у него за спиной.
— Пошли! – крикнул я.
Дальше всё продолжалось как в замедленной съёмке. Правая боковая дверь открылась и наружу выпрыгнул Леший. Бах, бах, один готов. Следом за Лешим – ещё двое. Они, не сговариваясь, быстро побежали под навес. Оттуда раздался крик, который мгновенно оборвался, звон посуды, и всё стихло. Пока мы выпрыгивали из машины, всё было кончено. С автоматом на изготовку я зашёл под навес и увидел лежащих на земле двух мужиков. Стало понятно, почему они не вышли наружу, ужинали злодеи. На небольшом сбитом из досок столе стояли три тарелки с какой-то кашей, в других тарелках лежали жареное мясо, хлеб, фрукты, зелень. Пули наших пацанов их достали в самый пик ужина. Вон, один валяется спиной на земле, а ноги застряли в лавочке. Второй успел выпрыгнуть из-за стола и практически дотянулся до автомата, но пуля оказалась быстрее.
— Чисто, чисто, – тут же снова посыпались доклады.
С этого места тоже открывался великолепный вид на лежащую перед нами пустыню. А по моему субъективному мнению, вид отсюда даже лучше, чем от Южных ворот. Выше что ли мы находимся? Непонятно, в общем. Даже не верится, что под нами пещера с длиной дорог в 13 километров, а может уже и больше. По поверхности-то мы не больше 10 проехали, я специально на километраж смотрел. Ну и ладно, нам-то что.
— Туман, приём.
— На связи, – сразу отозвался он.
— Северные ворота наши, два входа наши, можете выезжать по точкам. Мы едем на третий вход.
— 5 минут, – обрадовался тот.
— Кактус, пацаны, в фургон, едем к третьему входу, – сказал я, стоящим рядом со мной ребятам.
Оставив разбираться на этом посту ещё троих наших, мы снова погрузились в Мерседес и поехали ко входу, который Туман определил для входа нам.
— Дим, – несильно толкнул я его, когда я уже на подъезде увидел точно такой же вход, как и два других, – этих, – я кивнул в сторону Дрища и Капу и провёл рукой по своему горлу.
Дима только головой кинул.
Сам вход виднелся с дороги. Что перед ним на площадке, с дороги видно не было. Когда мы на неё выехали, я увидел стоящие на ней две багги и около неё троих бандитов.
— Млять, бандюки! – почти закричал Леший, увидав бандитов.
— Дрищ, не тормози, жми к ним быстро! – сказал я и ткнул ему в затылок ствол автомата.
Они тоже увидели нашу машину, но особо, как мне показалось, значения этому не придали. Посмотрев так с ленцой, двое снова повернулись к одной из машин, один направился ко входу в пещеру.
— В ножи берём, – сказал я и достал свой, – Леший, вали того, что к пещере идёт.
Двое ребят, у которых были ПМ с глушителями, остались на других точках. С нами был только Леший, и у него единственного пистолет с глушителем.
Мы подъехали к стоящим багги, и я, быстро выпрыгнув из машины, метнул в ближайшего ко мне бандита свой нож. Попал в туловище, следом в него воткнулась ещё пара ножей. Во второго со всей дури воткнулся тесак Кирпича, бандита аж снесло с ног от сильнейшего броска. Третий бандит, который шёл ко входу, в этот момент обернулся, на пару секунд он завис от увиденного.
Леший выпрыгнул из машины и только стал целиться в третьего злодея, как его нога оступилась. Он выстрелил, но пуля прошла мимо, чиркнула о камни недалеко от бандюка. Автомат в руках третьего стал подниматься, но тут в него кинули пару ножей. От одного он успел увернуться, второй нож воткнулся ему в левое плечо. Автомат из его рук тут же выпал. Всё заняло буквально несколько секунд, но этого оказалось достаточно, чтобы раненый бандит успел сообразить.
— Тревога, тревога! – завопил тот в рацию, висевшую у него на плече, и попытался добежать до двери, ведущей вниз.
Тут Леший всё-таки встал на ноги и, быстро прицелившись, высадил в кричащего бандита всю обойму. Только хлопки раздавались.
— Вот же, млять! – раздосадовано произнёс Леший. – Долбанная яма!
— Проверить всё быстро! – быстро сказал я, вставая на колено и осматривая всё вокруг в прицел своего автомата.
Парни быстро рассыпались по сторонам.
— Чисто, – снова доклады.
— Будем надеяться, что его никто не услышал, – кивнул я на лежащего мертвого бандита, которому буквально пары метров не хватило добежать до двери. – Не переживай, Леший. Нас бы всё равно заметили, как только мы спустились вниз. Главное – все входы наши. Дима! – крикнул я ему.
— Вы двое, выходите, – услышал я его крик из кузова машины.
Водительская и пассажирская двери машины открылись и наружу вылезли Капа с Дрищём. Оба были белые, как мел. От каждого из них тянулись по земле провода к поясам. Мы со Сливой взяли их двоих на прицел, чтобы они не вздумали убежать или ещё чего-нибудь сделать. Те, как завороженные, смотрели на меня и Сливу.
— На колени, руки за голову, – сказал я им.
Те послушно исполнили приказание. Они не видели, как к Лешему подошёл Дима и взял у того его ПМ с глушителем. Леший уже успел его перезарядить. Дима молча подошёл к стоящим на коленях бандитам сзади и выстрелил каждому из них в затылок. Бах, бах, шлёпнуло два выстрела. Думаю, что они не то что испугаться не успели, они даже не осознали, что умерли. Дима стрелял им в затылки, и Дрищ с Капой упали на пыльную землю с дыркой в горле.
— Убрать, – коротко сказал я, опуская автомат.
Всех мертвых бандитов оттащили за ноги за большой валун.
— Леший, Кирпич, попробуйте багги эти завести.

Глава 5

— Туман, вы где? – спросил я.
— Тут уже, – тут же отозвалась рация его голосом, – ворота наши, входы тоже. Через пару минут будем готовы проникать и производить захват пещеры.
— Нас тут засекли, мы бандюка одного грохнули в тот момент, когда он своим тревогу объявлял.
— Вот же, млять! – разочарованно ответил тот. – Ну ладно, эффект неожиданности утерян, значит, прём по старинке и стреляем во всё, что движется.
— Пришли на третий вход троих водителей. Фургон заберёте, и две багги у нас тут есть, их пацаны завели, – я увидел, как Кирпич показал большой палец, и через пару мгновений обе багги завелись.
— Понял, ща.
Через несколько минут к нам прилетел Индеец, оттуда выпрыгнули два бойца и побежали к стоящим и работающим багги. Оба тут же залезли в них, и, пробуксовав на месте, сорвались с места и понеслись по дороге, поднимая пыль.
— Удачи вам, мужики, – пожал мне руку Дима перед тем как залезть в Мерин, – аккуратней там.
— Ты тоже под пули особенно не суйся, – улыбнулся я ему в ответ.
Дима кивнул, залез в кабину фургона, и машина тут же поехала, тяжело набирая скорость и скрипя на кочках и ухабах.
— Минута готовности, – снова зашипела рация голосом Тумана. – Проникаем сразу по всем точкам, пленных не брать, не рисковать, своих раненых оттаскивать. Всех, кто будет выбегать и выходить из пещеры, ставить раком и паковать, потом разберёмся. Будут артачиться и возникать, валите сразу без разговоров. Берегите себя, пацаны, и удачи вам всем.
— Вы, двое, сидите тут, что бы ни произошло, – обратился я к двойке, которая оставалась наверху следить за этим входом.
Оба бойца синхронно кивнули, вернее, один наш боец и один мужик из бывших рабов бандитов.
— Пошли, – голос Тумана.
И вот он, захват, зачистка, не знаю, как назвать. Вот оно бандитское логово, которое нам сейчас предстоит взять штурмом. Слива открыл железную дверь, и я увидел небольшую бетонную площадку, дальше виднелась достаточно широкая лестница. Сразу бросилось в глаза то, что тут всё было выкрашено в приятный зелёный цвет. Чистенькое всё, аккуратненькое такое. Мы вошли на площадку, держа перед собой оружие на изготовку. Вот и лифт, двери закрыты, но было видно, что он находится на нашем этаже.
— Здравствуйте, уважаемые бойцы, – внезапно раздался мужской голос из динамиков, висевших над нами. – Меня зовут Круг, и я знаю, что вы сейчас проникаете в мою пещеру.
— Млять, нас засекли, – пригнувшись, выругался Кирпич.
— Должен признать, – продолжал говорить Круг, – что ваше появление тут, для нас всех полная неожиданность. Но по случайному стечению обстоятельств мы узнали, что вы здесь и теперь полностью готовы вас встретить, как полагается. Думаю, вас не стоит отговаривать от вашей затеи, но скажу вам сразу, сколько бы вас ни было, вы все останетесь тут в виде трупов. Мы у себя дома, вы – гости, взять нас просто так у вас не получится.
Видимо, он хотел сказать что-то ещё, но практически сразу до нас долетели отголоски нескольких взрывов и поднявшаяся где-то внизу бешеная стрельба.
— Пошли, пацаны! – крикнул я, и мы стали потихоньку спускаться по этой лестнице.
Сердце в моей груди колотилось, я думал, что оно сейчас выскочит. Палец на спусковом крючке, автомат прижат к щеке, рядом сопят пацаны. Наша пятёрка всё ниже и ниже спускалась по лестнице. Из допросов следовало, что пройти надо пару пролётов, и мы выходим в большой коридор. Слева склады, дальше большой и длинный коридор. Через пятьсот метров начинаются мастерские и ещё чуть дальше – Северные ворота. Спустившись на два пролёта, мы остановились около двери.
— Ручку не трогай, – схватил я за руку протянувшего было к ней руку Кирпича, – она может быть заминирована с той стороны. Верёвка у кого?
— У меня, – вперёд протиснулся Слива, одновременно доставая из кармана разгрузки клубок тонкого шнура.
— Не пойдёт, – ответил он, посмотрев на дверь, – она в ту сторону открывается.
Точно, вот же я, осёл, не посмотрел. Стрельба тем временем продолжалась где-то в пещере, палили там, будь здоров: стреляли автоматы, садили длинными очередями пулемёты. В наших рациях мы слышали маты и команды, которые отдавали старшие пятёрок.
— Все назад, – быстро сказал я, – на пролёт выше. Слива, вешай гранату и по команде рви, вынеси её наружу, нас там наверняка ждут. А так неожиданно будет. После этого кидаем две гранаты и выкатываемся в коридор. Гранаты – я и Кирпич. Кактус, ты первый, поливаешь всё из пулемёта. Судя по схеме, эта дверь выходит в большой коридор. Нам по нему налево, так что туда, Кактус, и работай, справа прикроем.
— Понял, – ответил он.
— Я готов, – сказал Слива, когда мы поднялись на пролёт выше.
Он быстро привязал гранату к ручке двери, к кольцу – верёвку и поднялся к нам наверх.
— Давай.
Взрыв, когда я посмотрел вниз, как только пыль немного осела, двери на своём месте уже не было.
— Гранаты! – заорал я и швырнул в разломанный проём гранату. Следом полетела ещё одна. Раздалось два взрыва, следом, не дожидаясь команды, рванул Кактус, поливая всё из пулемёта. Ну и следом уже вывалились мы. Проём оказался достаточно широким, чтобы мы смогли выйти через него одновременно, все вместе.
— Ложись! – заорал Леший, и мы мгновенно упали на пол. Кстати, он довольно-таки ровным оказался, это я успел заметить. И жёстким, это я лицом заметил, когда ударился об него.
Метрах в двухстах от нас стояли какие-то ящики и мешки, за ними было несколько бандитов, которые, увидав нас, открыли по нам огонь из автоматов.
— Туда быстро! – крикнул Слива, показывая на вделанную в стену дверь метрах в пятидесяти от нас.
Я быстро прицелился и выстрелил в неё из своего подствольника, дверь взрывом снесло внутрь.
— Пошли, пошли! – закричал я, стреляя по небольшой баррикаде бандитов.
Рядом стояла машина Хёндай Гетц и чуть дальше ещё одна тачка, пока я не понял какая, так как она была обшита листами железа. Кактус, пригнувшись, дал длиннющую очередь по засевшим бандитам. Так как стрелял он больше в ту сторону, то пули прилетели и в баррикаду, и в Корейца. У него сразу полопались стекла, передняя левая фара просто взорвалась, в капот тоже воткнулось несколько пуль. Вот на каких машинках они тут катаются. От ящиков и мешков, из которых было сложено укрытие бандитов полетели щепки, поднялась пыль. Мешки оказались набиты песком, и те, кто за ними укрывался, были в безопасности. Рядом хлопнул чей-то подствольник, но граната прошла мимо и врезалась в стену метрах в десяти от злодеев, окатив породой стоящую машину в листах железа. Баррикаду остатками породы только немного присыпало. Стрельба с той стороны немного стихла, но этих нескольких секунд оказалось достаточно, чтобы мы добежали и гурьбой ввалились в дверь, вернее, проём, который я сделал только что.
Мы оказались в небольшом помещении: небольшой склад, стояли ящики и вдоль стены стеллажи.
— Надо сваливать отсюда! – прокричал Слива сквозь грохот выстрелов. – Закинут сюда гранату и кирдык.
Бандиты продолжали поливать проём из оружия, я видел, как от стен отлетает большими и маленькими кусочками порода. Мы же, высовывая из-за угла по очереди своё оружие, стреляли в ответ.
— Далеко слишком, – ответил я, – не докинут. Но выбираться отсюда надо. Кирпич, готовь подствол, Кактус, прикрой.
Кактус высунул из-за угла свой пулемёт и, как мог, стал стрелять, удерживая его на вытянутых руках. Мы с Кирпичом выскочили из этого помещения и побежали на другую сторону коридора. Хлоп, хлоп, гранаты из нашего подствольника ушли. У Кирпича перелёт, у меня недолёт. Но пылищи поднялось, офигеть как много. Тем, кто за мешками, точно ничего не видно. Хотя стрелять они не перестали, я уже давно лежал на полу, а вокруг свистели пули. Хлоп, хлоп – ещё два выстрела из подствола. Сдвоенный взрыв, граната попала в Гетц, его аж перевернуло взрывом, и один из автоматов, ведущих по нам огонь, замолчал. Тут я увидел, как по-пластунски быстро ползёт Слива. В каждой руке у него было по гранате. Пока мы с бандитами вели друг по другу огонь, на полу образовалось много кусков породы, которая отвалилась со стен, плюс вдоль стен стояли несколько каких-то металлических конструкций. Вот к одной такой железяке он и полз.
— Сливу прикрываем! – заорал я.
И мы дружно из 4 стволов открыли огонь по баррикаде. Пыль поднялась ещё больше. Слива полз, огибая железки, как уж. Мы же стреляли вовсю по мешкам, не давая бандитам высунуться и хорошенько прицелиться. Вот, Слива, наконец, подполз на бросок гранты и, спрятавшись за железкой, быстро выдернул кольца и бросил одну за одной две гранаты. Одна упала прямо перед мешками и после взрыва разметала их в стороны. Вторая после приземления закатилась внутрь и рванула уже там. Взрывной волной оттуда выкинуло злодея, и он, подлетев вверх, шмякнулся о пол, где его благополучно добили. Двое оставшихся в живых бандитов быстро добежали до второй стоящей машины и, открыв двери, залезли в неё. Взревел двигатель, такой знакомый звук движка!
— Волга что ли? – крикнув, спросил Леший.
Стрельба стихла, и мы услышали, как мотор ревёт на максимальных оборотах. Я думал, что они сейчас сваливать будут, но не тут-то было. Волга, а это оказалась именно она, рванула в нашу сторону. И тут мы увидели её полностью. Вместо лобового и боковых стёкол – листы железа. В них маленькие смотровые щели. К морде, полностью зарывая решётку радиатора и фары до земли, был приварен отвал, как на наших КАМАЗах. Тут у неё в крыше откинулся люк и встал вертикально, закрывая сидевшего там бойца. Потом он руками поднял такие же щитки со всех сторон и оказался защищён железом со всех сторон. Волга взревела двигателем и с небольшой пробуксовкой поехала в нашу сторону, набирая скорость. Бандит, который спрятался на крыше за этими щитками, вёл по нам огонь из смотровой щели. Плюс водитель выставил свой автомат через смотровые щели железки, которая заменяла лобовое стекло, и также открыл по нам огонь. Мы стреляли по машине, от её кузова отлетали искры. Она ехала прямо на меня, снося своим отвалом куски породы, которая от выстрелов и взрывов отвалилась от стен и потолка и теперь валялась на полу. Кирпич уже отполз в сторону и теперь быстро перезаряжался, меняя магазины. Мне же, перезаряжать подствольник было некогда, я как лежал на животе, так и продолжал короткими очередями стрелять по машине, стараясь попасть в смотровую щель водителя. Вот она всё ближе и ближе, я только в сторону откатиться успел, как она с диким рёвом пронеслась по месту, где я только что лежал и, отъехав от нас метров на сто, может, чуть больше, круто развернулась на ручнике. Кактус продолжал поливать её из пулемёта, но её задница оказалась тоже бронированной. Леший стрелял, высунувшись из разбитого проёма. Волга, развернувшись, снова стала набирать скорость. Злодеи, сидевшие внутри, опять открыли по нам огонь.
— Кирпич, подствольник! – заорал я, стараясь сильно не подниматься. – Мочи в отвал!
— Готов! – проорал он в ответ.
— Давай! – быстро перезарядившись, я выстрелил. Практически одновременно со мной выстрелил и Кирпич.
Обе наши гранаты влепились в этот отвал и взорвались. И тут я увидел кино, вернее, как в кино. Перед Волгой вспыхнул шар двух взрывов от гранат, она как будто напоролась на препятствие. У меня тут же возникло такое ощущение, что всё происходит в замедленной съемке. Налетев на гранаты, её задница мгновенно задралась и, перевернувшись через себя, она всей своей массой упала на крышу, подминая собой стрелка. Раздался ужасный крик заживо сминаемого весом машины человека. Машина, проехав на крыше ещё десяток метров, остановилась. Но как ни странно, она не загорелась, только дымилась сильно. Что там с мордой, мы не видели, она практически подкатилась к нам задницей. Подбегать к ней мы не стали. Я просто перезарядил свой подствольник и, тщательно прицелившись, влепил туда выстрел, где, по идее, должно было быть заднее стекло, а сейчас был лист железа. Вернее, он должен был быть, но, то ли от взрыва, то ли сварщик хреновеньким оказался, в общем, этот лист железа отвалился, и моя граната влетела точно в салон машины. Бабахнуло знатно, очень хорошо так, я бы сказал. Машину, несмотря на вес, перевернуло, и она, уже объятая пламенем, упала на правый бок. Всё, с этими точно покончено. Оглядевшись, я увидел баррикаду бандитов. Её хоть и разнесло взрывами, но в целом, она была почти нетронутой. Волгу рассматривать было некогда.
— Быстро туда, все! – крикнул я, и мы все подбежали к этой баррикаде. Леший на ходу достал пистолет и произвёл контрольные сначала одному, затем второму лежащему бандиту.
И вот тут-то я и прифигел, оглядевшись вокруг. Смотрю, пацаны тоже рты раскрыли от удивления. Пока прятались от пуль и отстреливались, осматриваться было некогда. Зато сейчас в эту минутную передышку я в полной мере смог рассмотреть место, в котором мы оказались. Снимаю шляпу, господа.
Представьте широкий туннель с высокими потолками. Только стены и потолок были в едином стиле. Так как раньше это было соляной шахтой, создатели этой пещеры оставили её в практически первоначальном виде. Были виды отметины на стенах и потолку от машин, которые шкрябали по ним своими мощными лопатами или чем они там скребут. Только пол был выровнен и залит чем-то, но это не бетон точно, скорее, жидкий пол. И потолки, пипец, какие высокие, метров 20 точно есть. Под потолком висели светильники. Чуть дальше по этому длинному коридору я увидел ещё один проход, который был проделан в стене.
— Охренеть местечко, – выдал Леший, смотря по сторонам и на автомате перезаряжая своё оружие.
— Кактус, вон тот проход куда ведёт? – спросил я у него.
— Это прямая к мастерским, нам туда и надо, по идее. Наверняка там колёса какие-нибудь есть. Если что, там всегда спрятаться есть где. Перед мастерскими начинаются небольшие помещения, которые уже тут делали. В породе выдолбили и двери поставили. Если что, всегда спрятаться можно и сквозь них пройти, они соединены между собой небольшими коридорчиками.
— Кирпич, помоги, – услышал я голос Сливы.
Обернувшись, я увидел, как Слива пытается перевязать себе руку, сидя на мешках.
— Млять, сильно? – спросил я у него, заметив кровь на его руке.
— Царапина, – сморщился тот, когда Кирпич перетянул ему руку повязкой, – пальцы работают, всё нормалью, пошли дальше.
— Туман, Дима, приём, – стал я вызывать пацанов. Они должны были на машинах заезжать с двух сторон.
В глубине пещеры мы слышали непрекращающиеся выстрелы и взрывы. Бой там шёл нешуточный.
— Мы на Северных, Саня! – услышал я крик Димы. – Не можем прорваться через дот. Оттуда валят с двух пулемётов, головы поднять не дают, КАМАЗ сразу расстреляли.
— Понял тебя, Димон, сейчас мы постараемся сзади зайти и помочь вам. Сидите пока, не рыпайтесь.
— Понял, ждём.
Пока мы с ним разговаривали, я слышал в его рации выстрелы из автоматов, куда вплетался звук длинных очередей пулемётов. Внезапно мы услышали рёв мотора и на нас из-за поворота, в сторону которого мы сейчас собирались пойти, вылетела небольшая, приземистая багги.
— Это что ещё за хренотень? – успел спросить удивлённый Леший.
Машина и вправду была необычной, я таких и не видел в этом мире. Все видели эвакуатор, когда он опускает свою площадку на землю, чтобы затащить по ней лебёдкой машину? Вот и эта тачка была такой же, только гораздо ниже. Такое ощущение, что взяли маленькую спортивную, низко сидящую машинку и наварили на нее эту платформу. Самое интересное, что по бокам тоже были такие же пластины. То есть, она была вся в железе, только виднелась небольшая смотровая щель на месте водителя, а рядом торчал ствол пулемёта. Только торчал его кончик, скорее всего, пулемётчик сидит на заднем сиденье. Просветы между железом и полом минимальны. Ну да, пол-то тут ровный везде.
— «Блин» какой-то, – сказал Кирпич, с не меньшим удивлением рассматривая машину.
Меж тем, тачка остановилась. Видимо, сидящие внутри рассматривали нас. Поняв, что на баррикаде явно чужие, пулемёт открыл огонь, а машина, взвизгнув покрышками, поехала в нашу сторону. Мешки с набитым песком тут же стали лопаться и принимать на себя выпускаемые пули. Мы, как по команде, упали за них. Хорошо ещё, что Гетц продолжал гореть и немного скрывал нас копотью. Неожиданно пулемёт замолчал, и я через пару секунд высунулся из укрытия и выпустил небольшую очередь по машине. Пули, срикошетив от железа, ушли в потолок, только искры показались. Тачка и не думала останавливаться, она всё сильнее и сильнее разгонялась.
— В стороны быстро, пацаны! – заорал я и выпрыгнул из-за мешков.
Мы успели выпрыгнуть все, кроме Кактуса. Он, положив свой пулемёт на мешки, быстро прицелился и дал длинную очередь по машине. Эффект тот же самый: искры, рикошет. Абсолютно все пули разлетелись кто куда. И тут тачка всей своей массой врезалась в уже достаточно побитую нами баррикаду. Кактус успел встать в полный рост и, оттолкнувшись от мешков, прыгнул на машину. Тачка снесла остатки баррикады своей массой, а Кактус, перелетев через машину, упал уже сзади неё. Мы все разом открыли огонь по только что проехавшей через это небольшое препятствие машине. Но пули продолжали рикошетить от неё, её задница тоже оказалась обшитой железом. Она сходу снесла своим корпусом продолжавшую гореть Волгу, и та от сильного удара влетела в стену со страшным грохотом.
— Да что же это такое? – возмутился Слива, меняя очередной рожок в своём автомате.
Машина, отъехав от нас несколько десятков метров вместе с остатками баррикады на своём кузове, резко развернулась, и сидящий в ней пулемётчик дал пару коротких очередей. Все коробки и мешки, которые были на ней, мигом с неё слетели.
— Быстро назад в тот проём! – заорал я, запихивая гранату в свой подствольник. – Она нас сейчас раздавит. Кактус, ты как?
— Живой, – услышал я сзади его голос и следом кучу матов в адрес этой машины, того кто её сделал и водителя в отдельности.
Пулемёт на машине застрочил вновь.
— Ай, мля! – закричал рядом Леший. – Нога!
Тачка уже развернулась и снова попёрла на нас.
— Подствольники! – заорал я, понимая, что мы не успеем схватить Лешего и затащить его в то помещение. Нас машина быстрее раздавит, вернее, снесёт. – Огонь!
Так как подствольники были у всех, кроме Кактуса, выстрелили мы практически одновременно. Две гранаты врезались в кузов и, не успев взорваться, ушли вверх в потолок, где благополучно и взорвались, осыпав на пол достаточно большое количество породы. Две других взорвались точно перед носом машины, подняв кучу пыли. Машина на скорости, видимо, зацепила эту воронку от гранаты и врезалась своим клювом в неё. Послышался страшный грохот и скрип железа, из кучи пыли на нас вылетела машина, только летела она уже боком. Перевернувшись один раз, машина легла на крышу, или что там у неё было, только колёса крутились, и так заскользила на ней. Удар, дальше стены не уедет. Тачка со всей дури воткнулась в стену, её нос оказался смят, одно колесо оторвало, и оно упрыгало по дороге дальше куда-то, два ещё крутились.
— У неё смотровые щели сбоку тоже есть! – радостно заорал Слива.
Мы, не сговариваясь, побежали к лежащей на крыше машине. Подбежав к ней, я, недолго думая, вставил свой автомат в эту щель и нажал спусковой крючок. Раздался страшный грохот. О том, что пули могут срикошетить и, пробив это железо, попасть в меня, я уже не думал.
— Саня, в сторону! – заорал мне на ухо подбежавший Кирпич.
Отпрянув от машины, я увидел у него в руках гранату с уже выдернутой чекой. Кирпич быстро закинул её внутрь через смотровую щель, после чего мы успели отбежать буквально несколько метров от машины и упасть на пол. Взрыв. Я почувствовал, как по мне прошли ударная волна и волна жара, сверху посыпались куски породы, поднялась пылища, в горле тут же пересохло, а в ушах мгновенно выключился звук. Потом я почувствовал, как меня кто-то переворачивает и поднимает.
— Живой? – звук включился. Напротив стоял Слива и тряс меня за плечи.
— Живой, – оттолкнул я его и обернулся на машину.
Она лежала так же на крыше и горела. Всё-таки крепкая тачка у бандитов получилась, взрыв только немного вскрыл её. В основном, наваренное на неё железо осталось на месте, но пару листов всё-таки оторвало. Ну, тем хуже для экипажа, после такого внутреннего взрыва шансов выжить внутри никаких. Кактус уже оттащил Лешего к стене и перебинтовывал ему ногу.
— Нормально всё, – поднял Леший руку, увидав мой взгляд.

Глава 6.

— Идти сможешь? – спросил я у него.
Тот поднялся на ногу и сделал несколько шагов, прихрамывая. Мы смотрели на его потуги.
— Да, нормально, – ответил Леший, – пошли уже.
Мы добежали до поворота, из-за которого не нас выехала эта машина, и осторожно посмотрели за угол. Судя по тому, что звуки боя оттуда усилились и стали более отчётливо слышны, идём мы в верном направлении. Прижимаясь с двух сторон к стенам, мы стали быстро продвигаться вперёд. Примерно через сто метров с правой стороны показалась первая дверь, вделанная в стену, за ней – ещё несколько.
— Это склады начинаются, – быстро сказал Кактус, – дальше – мастерские, за ними – Северные ворота.
— Дима, мы на подходе, – сказал я в рацию.
— Ага, – почему-то хохотнул он, – мы всё равно подняться не можем. Тут ещё тачки у них какие-то появились приплюснутые к земле, их пули не берут.
— Мы видели такую только что, – ответил я ему. – Бейте из подстольника или гранату перед ней кидайте. Она носом своим в воронку упрётся и всё.
— О как. Судя по тому, что ты это так уверенно рассказываешь, с той вашей тачкой уже покончено.
— А то, – улыбнулся я, – она баррикаду, в которой мы укрылись, снесла этим своим отвалом. Еле отскочить успели.
— Понял тебя, давайте уже, ждём вас.
— Поднажали, пацаны!– громко сказал я ребятам. Пока я переговаривался с Димой, мы остановились и взяли под прицел коридор.
Только мы сделали несколько шагов, как услышали заработавший мотор. Громко так ещё, видать, глушака нет у тачки. По моему телу мгновенно пробежали мурашки. Если это ещё одна такая же тачка, то нам отсюда никуда не деться.
— Быстро вон в ту дверь! – сообразил Кактус.
И мы впятером, как спринтеры, мгновенно добежали до ближайшей к нам двери. Ещё на подходе к ней я увидел, что она деревянная, а не железная как все. Видимо, Кирпич, который бежал первым, понял это тоже. Он, не останавливаясь, подпрыгнул и всей своей массой врезался в эту дверь. Раздался грохот, и Кирпич вместе с косяком и дверью ввалился внутрь этого помещения, подняв кучу пыли. Хлипенькая дверь какая-то оказалась, либо Кирпич очень сильный и тяжёлый. В любом случае мы успели забежать внутрь до того момента, как эта машина выехала из-за поворота. Как только мы забежали внутрь этого склада, нам в нос шибанул запах бензина и масла.
— Да у них тут горючка стоит, – испуганно сказал Слива, принюхавшись.
Кто-то щёлкнул выключателем и внутри загорелся свет.
— Смотрите, пацаны, знакомые бочки, – кивнул на бочки Кирпич.
Мы находились в помещении около 30-40 квадратных метров. Вдоль стен одна на другой стояли столитровые бочки. Такие выпускали наши нефтяники, те, которые бензином и соляркой занимаются. Также стояло несколько каких-то шкафов и лежали стопкой поддоны.
— Походу, у бандитов хорошо налажено снабжение топливом, – успел сказать я. – Наверняка у них есть связи с нефтяниками.
Меж тем машина с ревущим глушителем приближалась в нашу сторону.
— К нам едут, – сказал Кактус, отпрянув от выломанный двери, и взял на изготовку пулемёт.
— А вот и наши колёса, – зловеще улыбнулся Слива.
— Всех валим, тачку забираем! – сказал я. – Вырубите свет. Пусть сюда только войдут.
Свет тут же выключили, и мы попрятались кто куда.
— В машине четверо, – успел доложить Кактус. – Это, кажется, легковушка, переделанная под грузовичок.
— За топливом едут, гады, – прошипел Слива. – Не иначе наших поджарить хотят.
Рычащая машина остановилась около склада, в котором мы находились. Её обороты стихли, она стала работать на холостых, и мы услышали голоса.
— Быстро пошли, падлы! – услышали мы мужской голос.
— Две бочки с бензином грузите живее, – поддержал его второй голос и звук удара по телу.
— Кто-то дверь сломал, – заговорил первый.
— Да наши наверняка уже тут были, – успокоил его второй. – Ключи наверняка забыли, вот и выломали, – успокоили его.
— Походу, двое пленных и двое бандитов, – быстро сказал мне сидящий рядом со мной за поддонами Леший.
— Никому не стрелять, – сказал я в рацию, – работаем я и Леший.
Свет в помещении зажегся, и сквозь щель мы увидели, как на склад буквально влетел от сильного пинка немолодой мужчина, за ним – второй. Лица у обоих были в крови. Следом за ними вошли двое бандитов с перекошенными от злости лицами. В руках у каждого было по автомату, на теле – разгрузки и плюс по пистолету в кобуре на боку.
— Грузите быстрее, уроды! – рявкнул на них первый бандит, мужик около 35-40 лет. – Пока мы вас прям тут не кончили.
Избитые мужики бросились к стоящим ближайшим бочкам. Каждый из них схватился за одну из бочек и стал её перекатывать, толкая к выходу.
— Мой первый, твой второй, – сказал я Лешему.
Оба бандита и так уже были у нас на прицеле. Леший только кивнул и перевёл ствол своего автомата на второго, стоящего в дверях и смотревшего за коридором бандита.
Бах, бах, нажал я на спусковой крючок. Бах, бах, бах, выпустил короткую, на три патрона, очередь Леший. В замкнутом помещении звук от выстрелов многократно усилился. По моим ушам тут же ударила боль, но думать об этом было некогда. Оба бандита упали на пол. Своему я попал точно в голову, а Леший прострелил второму горло. Он вывалился в коридор и ещё некоторое время лежал на полу, зажимая руками пробитое горло, хрипя и дрыгая ногами по полу. Оба мужика, которые катили бочки, после выстрелов мгновенно упали на пол и прикрыли головы руками. Из-за ящиков выскочили Слива с Кирпичом. Слива подбежал к лежащим заложникам и взял их на мушку, а Кирпич метнулся к продолжающему дрыгаться бандиту и сходу вонзил ему в грудь свой огромный тесак. Бандит тут же обмяк. Затем Кирпич взял его за ноги и втащил внутрь помещения.
— Не стреляйте, мужики! – взмолился один из лежащих на полу мужчин. – Мы заложники.
— Вставайте уже, – бросил я им, – это мы и так уже поняли.
Оба поднялись с пола и уставились на нас.
— Теперь быстро! – продолжил я. – Знакомиться и разбираться некогда. Как проехать к Северным воротам, знаете?
— Конечно, – ответил один из мужчин, вытирая футболкой своё лицо от крови, которая текла у него из рассечённой брови. – Там ваши с бандитами воюют.
— Сюда зачем приехали?
— За бензином, – кивнул мужик на бочки. – Бандиты вырваться наружу не могут. Вот и хотели поджарить там всех с его помощью, – он снова кивнул на стоящие перед ними две бочки.
— Дот? – коротко спросил Кактус.
— Да, – кивнул второй. – Там два пулемёта, поэтому и пройти никто не может.
— Этим возьмём? – показал я на подствольник, прикреплённый к своему автомату.
— Лучше вот этим, – показал он на торчавший из-за спины Кирпича РПГ.
— Да давайте их там поджарим просто, – улыбнулся Леший и хлопнул по стоящим бочкам рукой. – Погрузим в тачку бочки и направим её в дот.
— Точно, – согласился я, – грузим. РПГ нам ещё пригодится.
За пару минут мы быстро погрузили в машину три столитровые бочки, а Слива приделал к каждой из них по гранате. Тачка оказалась бывшей Вольво XC70 универсал. С неё срезали крышу и выкинули задние сиденья. Быстро заглянув под машину, я увидел приваренную снизу вдоль порогов толстую балку. Ага, это чтобы кузов не сыграл. Вместо задних сидений там были две какие-то подушки, вот и использовали эту машину в качестве грузовичка. А что, неплохой вариант. Фары есть, лобовое на месте, музыка, вон, даже в машине играет. Швед жалобно заскрипел, когда мы загрузили в него 3 бочки и залезли в нее сами.
— Пользоваться умеете? – спросил я у мужиков, показывая на автоматы, которые мы забрали у бандитов. Разгрузки и пистолеты мы тоже сняли.
— Я – да, – ответил мужик, который отвечал нам на вопросы, – он – нет.
— Где остальные заложники? – спросил я.
— Сидят под замком все, – ответил тот, одевая на себя разгрузку. – Дот стоит как раз между нами и воротами. Не будет Дота, сможете всех освободить.
— Ещё как-то можно пройти к людям этим и освободить их? – спросил я, запрыгивая в машину.
— Через мастерские, – подал голос второй мужчина, подходя уверенно к машине и садясь за руль Вольво. Он был уже достаточно пожилым. Было видно, что на его теле присутствует множество синяков и ссадин, его футболка во многих местах была порвана, и на ней виднелись следы засохшей крови.
— Мужик, я поведу, – попытался остановить его Кирпич.
— Нет, сынок, – ответил ему этот дядька, – поведу я, высажу вас около мастерских, а бандитам устрою большой бах. Перед Дотом поворот, если пустить машину без водителя, она врежется в стену и вреда им особого не причинит, там бочки с водой стоят около дота и при выезде.
— Вы уверены? – спросил я у него, почему-то на Вы. Я тут же понял, что он только что сам выбрал себе билет в один конец.
Другие парни разом притихли, осознав, что этот немолодой дядька за рулём – смертник. Живым он оттуда уже не выберется.
— Уверен, сынок, – ответил он, серьезно посмотрев на меня, и пару секунд позднее улыбнулся, – должок отдам, и всё будет хорошо.
Я посмотрел в его глаза. В них было столько боли и отчаяния. В углу глаз огромное количество морщин, и только сейчас я увидел, насколько он седой. Но с каждой секундой мужик всё больше и больше улыбался, а в его глазах зажигались дьявольские огоньки.
— Я щас, мужики, – спохватился наш водила и, выбравшись из-за руля, быстро побежал на склад.
Вдалеке шум стрельбы не прекращался, нам надо было спешить, хотя мы и так старались делать всё по-быстрому и дышали все, как загнанные лошади. Хоть бочки и столитровые, а ухватиться всё равно не за что, еле в машину закинули их. Никаких досок тут не было, пришлось поднимать и закидывать. Хорошо, что за сохранность кузова беспокоиться не надо. Тачка, вон, вся поцарапанная и побитая.
— Чё это с ним? – спросил я у второго мужчины, кивнув в сторону убежавшего.
— Он сюда с женой и дочкой попал, – ответил тот, подгоняя под себя разгрузку. – Дочку изнасиловали и убили, жена, не выдержав, наложила на себя руки, – он глубоко вздохнул. – Так что не отговаривайте его, он давно хотел им отомстить.
— Вот, – выбежал со склада довольный седой мужик. В каждой руке он держал по канистре с маслом. Быстро подбежав к машине, он поставил их в ноги правому переднему пассажиру. – Поехали, парни, поджарим этих уродов.
Попрыгав в тачку, которая в той жизни была серебристой красавицей, а сейчас – шахид-машиной, мы поехали по коридору навстречу стрельбе. Глушитель ревел и заглушал все звуки. Метров через четыреста наш водитель резко остановился.
— Вылезайте! – крикнул он.
Мы отчётливо слышали звук стрельбы, маты. Быстро выскочив из машины, встали около неё на колено.
— Вам туда, – показал он нам на большие раскрытые ворота. – Это мастерские. Людей там нет, пойдёте через них, выйдете в коридорчик. Там налево, затем второй поворот направо, и выйдете в большой коридор, ещё раз налево, и будут двери. Там все люди. Перед последней мастерской две соединённые между собой комнаты. Проверьте их обязательно, там плохие парни зависать любили, пока другие машинами занимаются. Запомнили?
— Да, – кивнул я, быстро повторив про себя описанную им дорогу.
— Не поминайте лихом, братцы! – улыбнулся он нам.
Внезапно из-за угла, откуда раздавалась стрельба, выбежали трое бандитов, вернее, двое тащили третьего. Они, увидав нас, мгновенно бросили раненого и открыли по нам огонь. Пули попали по машине, в лобовом стекле мгновенно появились несколько дырок, водитель вскрикнул и дёрнулся. Стоящий рядом со мной только что освобождённый нами заложник молча упал на пол.
Мы стали стрелять в ответ. Кактус мгновенно упал за заднее правое колесо машины и открыл огонь из пулемёта. Первым срезали бандита, который стоял во весь рост и поливал нас из автомата. Второго завалили, когда он попытался перебежать на другую сторону этого большого коридора. Почему он назад за угол не прыгнул? Это мне непонятно. Ну и третьего добили раненого, тот перевернулся на живот и пару раз выстрелил из пистолета, больше не успел. Я увидел, как через него прошли несколько пуль от длинной очереди. Всё, ещё минус три.
— Готов, – сказал Слива, проверяя пульс у мужика. – Вот же, млять, только освободили, даже пожить не успел!
— Вы как там? – подбегая к водителю и таща его за руку на себя, спросил я. Тот после выстрелов и попадания в него упал вбок вправо.
— Зацепили малясь, – ответил тот, скривившись.
В груди и правом плече у него были два пулевых отверстия, кровь толчками выходила оттуда.
— Уходите, мужики, – повернулся он и сказал нам бледными губами. – Дот за этим поворотом, я смогу.
Превозмогая боль, он переставил рычаг АКП на «Драйв» левой рукой, а правую закинул назад и нащупал ей стоящую на заднем сиденье бочку и привязанную к ней гранату и тут же просунул палец в кольцо на гранате.
— Удачи тебе, мужик, – сказал я, – спасибо.
И мы, сорвавшись с места, быстро побежали в отрытые ворота мастерских.
— Дима, ныкайтесь все! – закричал я на ходу в рацию. – Сейчас Дот взорвётся и будет очень жарко.
За моей спиной, взревела двигателем Вольво, вернее, ревущим глушителем. Тут же этот раненый выкрутил на полную звук магнитолы. Из колонок полилась какая-то заводная иностранная музыка и ее звук заглушил звук ревущего глушителя. Музыка стала греметь на весь этот огромный коридор и, отражаясь от стен и потолка, распространяться дальше. Я быстро обернулся и увидел, как мужик в последний раз посмотрел на нас и, улыбнувшись, подмигнул. Машина, пробуксовав на месте до дыма из-под колёс, рванула вперёд. Мы, как заворожённые, стояли и провожали её взглядом. Если бы в данный момент появился кто-нибудь из злодеев с оружием, нас можно было бы срезать одной очередью. Перед поворотом Вольво притормозила и резко завернула за угол. Музыка орала, глушитель ревел. Через небольшое время раздался страшный звук удара, музыка мгновенно стихла вместе с ревущим глушителем, и ещё через несколько секунд раздался мощнейший взрыв, затем ещё два. Мы увидели, как оттуда, куда уехала машина вырвалось пламя и, пожирая всё на своем пути, понеслось по коридору к нам навстречу. Следом вылетели куски машины, чьё-то тело, разорванное пополам, и всякий мусор вперемешку с пылью и кусками земли.
— Ложись! – заорал Леший и рыбкой нырнул вглубь мастерской. Следом полетели мы.

Глава 7.

— Вы чем его взорвали? – услышал я полный удивления голос Димы в рации, когда через небольшое время я почувствовал, что стрельба резко прекратилась, и стало относительно тихо.
Пламя от взрыва до нас не дошло, но, думаю, что те, кто были в доте, поджарились очень хорошо.
— Мужик тут один в шахида сыграл, – ответил я ему, морщась и растирая своё колено. Я, когда падал, больно ударился об одну из железяк, которые в изобилии валялись тут везде. – Что с дотом?
— Нет больше Дота. Горит, вон. Тачка эта с бензином что ли была?
— Ага.
— То-то горит так хорошо. Мы даже проехать пока не сможем, жарко очень.
— Там где-то бочки с водой должны быть, – сказал я, вспомнив, что про них говорили мужики. – Ищите их и катите, потом из оружия дырок наделаете. Вода, хоть немного, но пламя потушит. Мы через мастерские пошли заложников освобождать. Туман где?
— Тут я, – отозвалась рация. – Южные ворота взяли, продвигаемся с боем к вам.
В воздухе отчетливо пахло сгоревшим порохом, горящей резиной. Да и, вообще, воняло, как на помойке при пожаре.
— Шевелитесь, бродяги! – кряхтя и поднимаясь на ноги, крикнул я.
— Мама Люба, давай! – внезапно закричал Слива. – Шевелите ластами, тюлени, нас ждут великие дела!
Пока мы, держа на изготовку оружие, пробирались через мастерскую, я поразился тому, насколько хорошо она была укомплектована различными станками и инструментами. Я успел насчитать 5 рабочих мест. Каждое из них было оборудовано верстаком и набором инструментов. На многих столах были установлены тиски, а кое-где и по двое. Была куча стеллажей с лежащими на них запчастями и различными железками. Чуть дальше мы увидели стоящую машину. Кажется, это Хонда Пилот в той жизни была. На машине остались только передние фары. Всё остальное с неё было срезано и снято. Вместо переднего бампера был приварен мощный уголок, резина тоже гораздо шире штатной, вон как из-под арок выглядывают лапти. На ней так же срезали все стойки, и рядом с ней стояла прислонённая к стене крыша. Походу, тоже решили занизить. Двери валялись отдельно в углу. А вот и парочка хороших компрессоров. Господи, да тут прям золотое дно.
Вот коридор. Быстро заглянув в него и убедившись, что там никого нет, потопали дальше. Следом вышли в ещё одну такую же мастерскую. Млять, тачки, 4 штуки багги. Две уже обшиты железом, кажется, тоже из кроссоверов сделали, больно высоко кузова сидят. Наверху турели, правда, без пулемётов. Те же столы для работы, инструменты. Две другие машины, Киа Рио и Фокус хетчбек, стоят просто разобранные.
— Да сколько же у них тут добра-то? – словно прочитав мои мысли, воскликнул Слива, разглядывая всё это великолепие.
— Пацаны, смотрите! – крикнул откуда-то сбоку Кирпич.
Быстро подбежав к нему, мы увидели стоящую перед нами машину, наподобие той, с которой мы схлестнулись в коридоре.
— Тойота Селика, – сказал я вслух.
Вот как они делают их. С неё полностью была срезана крыша и стойки, сняты капот, бампер и передние крылья. К кузову от морды, там, где был передний бампер, были приварены направляющие, которые шли через всю длину машины, а из багажника машины их подпирали два мощных уголка. То есть сама коробка была готова, осталось только положить сверху листы железа и обшить её. Ну и с боков то же самое. Правого переднего сиденья не было. Оно было уже установлено сзади практически в багажнике, для чего оттуда был вырезан большой кусок.
— Двери наверх открываются, – подошёл к машине Кирпич и поднял каркас двери, – крыло Чайки.
— Крепкая железяка, – постучал прикладом по стоящим прислонённым к стене листам железа Леший, – и толстая. Теперь понятно, почему наши пули её не брали, толстоватая она для них.
— А зачем это так? – спросил Кактус, показывая на уже установленное заднее сиденье практически в багажнике.
— Ту тачку видел? – спросил я у него. – Как она из пулемёта нас поливала. Ствол пулемёта выглядывает как раз на уровне лобового стекла. Они их специально построили, чтобы ей можно было сносить всё, не опасаясь повредить ствол этого пулемёта. Поэтому пулемётчик и сидит так далеко. Водитель и сам пулемётчик, скорее всего, в шлемах и с затычками в ушах. Оглохнуть можно на раз.
— Круто придумано, – с уважением кивнул головой Слива.
— Пошли дальше, – поторопил я их, хотя мне очень хотелось остаться и поподробнее рассмотреть машины.
Снова коридор. Нервы напряжены до предела. Так и ждёшь, что сейчас навстречу выбегут бандиты. Шаг за шагом мы потихоньку продвигались вперёд. Вот и первая железная дверь. Судя по всему, про неё и говорил тот седой мужчина.
— Надо зачищать, парни, – сказал я, направив ствол автомата на дверь.
Кактус дёрнул пару раз за ручку – закрыто.
Слива, недолго думая, ударил прикладом два раза в дверь. Хорошая дверь. Судя по глухим ударам, такую и не взорвёшь сразу.
— Кто там? – взвизгнул с той стороны мужской голос.
Мы тут же отпрянули от двери и навели на неё оружие.
— Один, видать, до сих пор сидит, отдыхает, – зло сказал я.
— Это, кажись, Полукед, – подал голос Кактус, – местный дурачок.
— Почему Полукед? – удивлённо спросил я.
— Он всегда в рваных кедах ходил, поэтому так и прозвали, – объяснил Кактус. – Безобидный по своей сути
— Это ваши соседи снизу! – неожиданно заорал Кирпич. – Вы нас заливаете, откройте двери!
Я еле сдержался, чтобы не заржать. Уж очень неожиданно всё это было. Да и другие пацаны тоже захихикали, стараясь не засмеяться в полный голос.
— У меня тут не течёт вода, – снова с той стороны раздался голос.
— Точно придурок, – улыбаясь, сказал Леший.
— Калитку открой, – снова ударил прикладом в дверь Слива.
— Кто там? – опять этот же вопрос.
— Почтальон Печкин, млять! – начал заводиться Кирпич. – Открывай.
— Полукед, это я – Кактус! – крикнул наш пулемётчик – Открывай, тут все хорошие!
Мы все с интересом уставились на нашего переговорщика.
— Бить не будете?
— Не будем. У меня шоколадка есть, хочешь?
— Покажь, – раздался с той стороны голос после нескольких секунд затишья.
— Смотри, – Кактус встал напротив глазка двери и вытащил из разгрузки маленький батончик шоколадки.
Вот же Кактус – молодец. Это у Коржа в одной из машин была пара коробок с этими батончиками. Они их, видать, с собой взяли с трассы, а когда заложников освободили, раздали людям сколько было. Кактус свой сохранил.
— Не люблю сладкое, – быстро сказал он нам, вертя батончиком перед глазком.
— Точно бить не будете? – снова вопрос.
— Не будем, не будем, – пообещал Кактус.
С той стороны загремел засов, и мы резко отпрянули в стороны от двери. Вдруг он там не один, и нам сейчас под ноги выкатится пара гранат. А в этом узком коридоре спрятаться негде. Но нет, все наши опасения были напрасны. Дверь открылась, и в проёме показалась взлохмаченная голова молодого парнишки. Он с испугом высунулся и, увидав меня, хотел снова захлопнуть дверь, но Кактус успел подставить ногу и, схватив его за волосы, вытащил в коридор.
— Ай, ай! – закричал парень. – Вы обещали не бить!
— Есть там кто ещё? – спросил Катус, не обращая внимания на его вопли.
— Нет, нет, я один там, никому не открывал.
— А нам чего открыл тогда? – удивлённо спросил Слива.
— Вот из-за этого, – протянул ему батончик Кактус, – сладкое он очень любит. Так ведь?
— Угу, – кивнул тот, мгновенно срывая зубами обёртку и запихивая в рот батончик чуть ли не полностью.
— Слива, Кирпич, проверить, – кивнул я на помещение.
— Нет там никого больше, – с полным ртом повторил Полукед, сидя на полу и усиленно работая челюстями.
— Чисто, – через пару минут вышли и доложились пацаны.
— Неплохое там местечко, – перекладывая автомат на руке, сказал Кирпич, – диванчики, бильярдный стол, бар маленький, приставка стоит.
— Пошли дальше, – прервал я его доклад. – С этим что делать? – кивнул я на уже сожравшего батончик Полукеда и теперь сидевшего на полу с блаженной улыбкой.
— С собой возьмём, – пожал плечами Кактус. – Вставай, сладкоежка, топай вперёд по коридору.
Попетляв ещё немного по закоулкам, коридорчикам и пройдя ещё одну такую же мастерскую, мы наконец-то вышли в главный коридор. Эта мастерская как раз соприкасалась стенами с помещением, где находились люди. Там стояла ещё одна машина, кажется, тоже Фокус, и стапель. Стапель тоже самодельный, как у нас практически.
— Вроде нет никого, – поводя стволом пулемёта по сторонам, сказал Кактус. – Вон, ворота большие видите? – кивнул он, показывая на выкрашенный в белый цвет двойные ворота. – Там все люди. Я там тоже раньше был.
— Что там справа? – спросил я у него, показывая на виднеющиеся чуть дальше широкие двери.
— Одна из двух столовых. Она маленькая и не работает, там посуду хранят и кое-какое оборудование, что оказалось тут в момент появления этой пещеры.
— Где вход в логово Круга?
— Там дальше по этому длинному коридору, – ответил Кактус, – километра два – два с половиной по прямой, потом поворот направо и ещё одна прямая с пару километров. Но пешком я бы туда не рекомендовал идти, всё простреливается, и двери только рвать. РПГ эти ваши их не возьмут, скорее всего. Что внутри, я не знаю, не был. Но то, что два ствола по бокам, знаю точно.

Глава 8.

Тут мы услышали шум двух приближающихся машин. Быстро спрятавшись назад в коридор, мы увидели, как мимо нас проехали ещё две таких же тачки, два «Блина». Они, не снижая скорости, поехали к Т-образному перекрестку. Прямо дорога вела к Южным воротам, направо – в покои Круга. И через несколько секунд за ними, ревя движком, показались наша Навара и багги, которую мы захватили наверху. Они выехали на перекрёсток сзади нас и остановились.
— Эти-то тут откуда? – удивлённо спросил Кирпич и собрался было уже выйти из-за ворот навстречу машине.
— Куда? – остановил я его и, схватив за разгрузку, втащил назад. – Там пацаны наверняка на нервах все. Щас вмажут по тебе с Корда, а потом разбираться будут. Откуда, откуда, – передразнил я его, – прорвались через дот.
— Точно, – испуганно произнёс Кирпич, осознав, что его действительно могли по ошибке и на нервах вальнуть свои.
— Навара, приём, – взялся я за рацию, смотря на наш джип.
Навара с багги остановились на перекрёстке, соображая куда ехать дальше, из них посыпались наши бойцы, а тот, кто сидел в кабинке Навары, дал небольшую очередь куда-то в сторону.
— На связи, – отозвалась рация, – кто это, твою мать?
— Александр, один из владельцев сервиса.
— А я Петя, мля, тут любой так сказать может.
Понятно, пацаны на нервах, и Александров тут, как собак может быть.
— Спроси у меня то, что знаешь сам, – сказал я этому говоруну.
— Первая твоя тачка?
— Мерин, взорвали на трассе.
— Вторая?
— Кадиллак, собаку зовут Булат, девушку – Света, Апрель ездит на чёрной А8, я еще люблю прохватить на 9 Эво.
— Свои, мля, – вздохнула с облегчением рация, – вы где, мужики?
— Справа от тебя сейчас выйду в коридор, скажи пацанам, чтобы не стреляли.
Посмотрев туда, я увидел, как штурман высунулся из кабины и что-то быстро сказал ребятам, стоящим около машин на одном колене и взяв под свой контроль всё вокруг себя.
Я вышел на середину коридора и помахал над собой автоматом.
— Вижу тебя, Саня, – отозвалась рация.
Бойцы, стоящие около машин, быстро запрыгнули в них, и те, взвизгнув покрышками, поехали к нам.
— Мы осторожно вышли в коридор, держа оружие на изготовку. Мало ли какие бандюки на нас выскочат. Тачки подъехали и резко остановилась около нас.
— Быстро открывайте ворота! – крикнул я бойцам. – Привет, Димон, – обрадовался я, увидав его, выпрыгивающего из кузова Навары, с закопчённой мордой и всего грязного.
— Классно вас подкоптили, – захохотал Слива, – рассматривая перемазанных пацанов. Они все были в земле и в копоти.
— Ха-ха, – передразнил его Митяй. – Там жарища была, как в бане, после того как дот взорвался. Мы пока потушили пламя, чтобы проехать, перемазались все. А это кто? – спросил он, показав на стоящего и улыбающегося Полукеда.
— Местный чувак, – ответил я, улыбнувшись и вспомнив, как тот только что отвечал нам из-за двери.
Трое или четверо наших ребят побежали к воротам, за которыми были люди.
— Стойте, не трогайте ворота! – крик был усилен десятком глоток. Кричали одновременно и мужские, и женские голоса. Возникло такое ощущение, что кто-то один следит за нами, и по его команде все там заорали одну и ту же фразу.
Я резко развернулся на этот крик, и пацаны встали, не решаясь подходить ближе.
— Не подходите! – снова закричал мужской голос. – Ворота заминированы снаружи.
— Где снаружи-то? – прокричал Дима, осматривая ворота.
Да мы все бегали глазами по ним, ища взрывчатку.
— Короб над воротами видите?
Я ткнул стоящего рядом Диму и показал ему на висевший над воротами короб. Такой обычно висит, если ворота автоматические, как в магазинах. Вот же бандиты, уроды, заложили туда взрывчатку. Если бы мы сейчас дёрнули за воротины, нас бы тут всех смело взрывом.
— Вот же, млять! – разочарованно произнёс он.
— Поняли вас, не волнуйтесь! – крикнул Кедр.
— Вот, сволочи, уроды! – раздались со всех сторон возмущённые голоса наших ребят.
— Ну и чё делать будем? – спросил Митяй. – Наверняка на неизвлекаемость заминировано, – стоя и рассматривая этот короб, продолжил он. – Я к нему даже подходить боюсь, не говоря уже о том, чтобы разминировать.
— Не вздумайте взрывать ворота! – снова закричал голос оттуда. – Нас и вас накроет сразу.
— Да поняли уже. Кактус! – крикнул я.
— Тут, – мгновенно нарисовался он рядом.
— Толщина стен между мастерским и помещением для людей какая?
— Метра полтора, наверное.
Я подошёл к воротам и крикнул.
— Вы меня видите?
— Да, – ответил оттуда голос. – Только отойдите чуть подальше, и вас будет видно в полный рост. Всё, вот так достаточно! – снова прокричал тот мужчина, когда я отошёл на пару метров от ворот.
— Вам есть где укрыться? Мы попробуем взорвать эту стену из мастерской, – показал я рукой налево.
— Есть, – обрадовались с той стороны, что мы нашли выход из сложившейся ситуации. – Мы в туалетах и душевых закроемся и к стене кровати с матрасами натаскаем. Только скажите, на каком расстоянии от стены будете взрывать.
— Дима! – снова крикнул я.
— Понял, уже побежал смотреть. Ты и ты, за мной! – ткнул он пальцем в двух стоящих около него наших бойцов.
Через минуту из мастерской выбежал один из этих бойцов и крикнул:
— Пять метров от стены! Только надо машину выгнать. Дима уже минирует стену.
— Пять метров от начала стены! – громко прокричал я смотрящему за мной через щель человеку и показал свою растопыренную ладонь.
— Понял вас! – прокричали в ответ. – Дайте нам несколько минут для подготовки.
— Кедр, выгоняйте тачку и расчистите выход. Там стапель стоит, попробуйте его оттащить, – но тот уже и без моей команды, взяв пацанов, ломанулся в мастерскую.
Через десять секунд Фокус завели, ещё через пять он уже выехал своим ходом из мастерской.
— Поперёк ставь! – крикнул сидящему за рулём Митяю один из наших бойцов.
Фокус поставили посередине этого огромного коридора. Но машина слишком маленькая, а коридор слишком широкий. С боков оставалось метров по десять точно.
— Ты, ты и ты, – ткнул я пальцем в стоящих ребят, – Слива, бегом в тот ангар, где мы багги видели и Пилот, тащите тачки сюда. Перекроем коридор. Людей сейчас выводить будем. Не хватало ещё, чтобы эти «Блины» появились.
— Понял, – тут же ответил Слива. – Побежали, пацаны.
За ними увязались ещё трое бойцов. Через пару минут подъехали обе багги и на галстуке притащили Пилота и Селику. Вот теперь – другое дело. Коридор перекрыли машинами полностью. Плюс еще за ними поставили нашу Навару. Быстро отцепив Хонду и Селику, багги умчались снова в мастерские. Слива крикнул на ходу, высунувшись из машины, что они сейчас еще притащат Киа Рио и второй Фокус.
— Готово! – прокричал выбежавший из мастерской Дима.
— Мы тоже! – услышал я голос из-за ворот снова. – Только дайте мне минуту самому спрятаться. Засекайте и через минуту рвите.
— Все в укрытие! – закричал я, одновременно посмотрев на свои часы, засекая время.
Через минуту я махнул рукой. Взрыв. Из открытой двери мастерской, где была заложена взрывчатка, вырвались клубы пыли и куски земли. Мгновенно видимость упала до нуля, но высокие потолки сделали своё дело. Через пару минут пыль рассеялась, и оттуда показались люди.
— Не стреляйте! – закричал знакомый голос. – Это мы.
Первым показался мужчина около 30 лет. Судя по голосу, это он со мной переговаривался через ворота. Он выходил из этого пыльного облака, то и дело прикладывая к своему лицу какую-то тряпку, чтобы не надышаться пылью. За ним потянулись остальные люди.
— Быстро туда все! – не давая им очухаться, скомандовал Кедр. – Вон туда до поворота идите, там вы в безопасности будете. Потом мы вас выведем на поверхность.
Он указывал им на перекрёсток в противоположной стороне, туда, где мы Навару нашу увидели.
Людей было много. Больше ста человек точно. Они шли, поддерживая друг друга. Многие были сильно избиты и обессилены. Наши пацаны, как могли, помогали людям дойти до перекрёстка. Толпа растянулась по всему коридору.
— Машины! – заорал кто-то из наших бойцов.
Я быстро обернулся в ту сторону и увидел, как из-за поворота вырулили два «Блина» и, не останавливаясь, поехали в нашу сторону.
— Ложись! – заорал кто-то.
«Блины» сходу открыли огонь из своих пулемётов. Хорошо, что мы догадались поставить машины поперёк коридора. Весь основной поток пуль они взяли на себя. Раздался грохот, полетели стекла, куски обшивки машин. Все машины, стоявшие боком, тут же просели на одну сторону – колёса пробили, а пулемёты молотили и молотили. Мы попадали кто куда, ища укрытия, хотя куда тут спрячешься в этом коридоре. Уже упав, я увидал, как пулемётчики взяли чуть выше, а первые пули, пробив стёкла машин и больше не встречая сопротивления, начали кромсать спешащих укрыться людей. Вот, два парня, которые держали под руки женщину, помогая ей идти, получили очередь в спину. Так втроём и упали. Одна женщина развернулась, схватилась руками за голову и закричала. В неё тут же прилетели несколько пуль. Наши бойцы стали прыгать на людей, пытаясь их повалить. У одного из них я отчётливо увидел, как на его разгрузке на спине вспухли фонтанчики разрывов и брызнула кровь, он так и придавил уже мёртвым молодого парня. Ещё двое людей заметались в шоке по коридору, их тоже настигли пули. Со стен сыпалась земля, несколько ламп под потолком мгновенно оказались разбиты выстрелами, с потолка на нас тоже сыпались большие куски земли. Люди падали на пол, многие – ранеными и убитыми. Всё это заняло несколько секунд. Но вот, сначала один, потом второй, а потом ещё и ещё – наши бойцы, спрятавшись за машинами, открыли огонь из своего оружия по едущим в нашу сторону машинам. Я ползком добрался до уже дырявого Рио и, подняв над собой автомат, выстрелил из подствольника в сторону «Блинов». Кактус уже лежал за колесом Фокуса и поливал длинными очередями машины. Немного высунувшись из-за машины, я увидел, как они, высекая кучу искр из своих кузовов, продолжают переть на нас. А рядом с ними взрываются гранаты. Феерическое, конечно, зрелище.
— Стреляйте под днище! – заорал я во всё горло. – Старайтесь колёса достать!
Вот перед одной из машин взорвалась граната. Этот взрыв сбил её с траектории, и она со всей дури врезалась в стену. От её кузова отлетало огромное количество искр от попадающих в неё пуль, но ущерба ей это не наносило. Наконец-то кто-то попал в колёса второй машины. Всё-таки пули залетели в щель там, где бампер передний должен был быть. Между ним и полом было буквально около 10 сантиметров. Но этого хватило, и сначала левое, а потом и правое колесо хлопнули. Рядом со мной появился с РПГ на плече Слива и, быстро привстав, выстрелил в обездвиженную машину, которая врезалась в стену. Есть! От неё только железки полетели.
— Второй уходит, падла! – заорал Кактус.
Тут мы увидели, как та машина остановилась и стала сдавать назад на пробитых передних колёсах.
— Где Навара, мать твою? – снова заорал я, оборачиваясь и ища её взглядом. Почему оттуда не стреляют из Корда? Он должен пробить её защиту.
Увидав машину, я понял, почему оттуда не стреляли. Бойцы под пулями вытаскивали из кабинки пулемётчика, а в двери кабинки, которая закрывалась, защищая пулемётчика, было несколько вмятин от пуль. Рикошет, млять! Боец сидел в кабинке, и когда эти два пулемёта открыли огонь, пули, срикошетив, влетели в кабинку, убив бойца. Вот его сейчас и вытаскивали оттуда. Наконец, у них это получилось сделать, и в кабинку нырнул Дима. Быстро захлопнув за собой дверь, он через несколько секунд открыл бешеный огонь по старающейся уехать задним ходом машине бандитов. Ха, Корд это вам не Печенег, там калибр другой! До «Блина» было метров триста, но для Корда это не расстояние. После того как Дима пристрелялся и поймал прицел, все пули, вернее, маленькие снарядики, стали кучно попадать в «Блин», прошивая его насквозь. Даже отсюда было отчетливо видно, как от машины отлетают части железа, которым её обшили. Вся её передняя часть через десяток секунд превратилась в дуршлаг. Всё. Тачка остановилась и загорелась. Кто-то ещё в неё из РПГ влепил. Взрыв. Её силовая конструкция была вся перебита тяжёлыми пулями Корда, а тут ещё реактивная граната прилетела. Её в буквальном смысле разметало в разные стороны. На месте остался только небольшой остов. Стрельба мгновенно стихла.
Со всех сторон раздавались крики и стоны раненых. И тут мой взгляд наткнулся на сидящего около одного из колёс Полукеда. Тот, поджав под себя коленки, сидел и спокойно точил ещё один батончик. Выпросил, видать, у кого-то. Вот же! У меня даже слов не было, настолько спокойным он выглядел. Ну ни хрена чувак не боится.
— Полукед, ты чё там жрешь? – охая и поднимаясь с пола, спросил Леший.
Тот, поняв, что обращаются к нему, молча показал обёртку от шоколадки.
— Доклад! – крикнул я, смотря в сторону Т-образного перекрёстка, откуда появились эти «Блины».

Глава 9.

— У нас трое убитых и четверо раненых, – через пару минут сказал подошедший ко мне Дима. – Восемь заложников убиты, пятеро ранены.
— Вот же, млять, опять пацанов потеряли, да и заложников, – я немного задумался. – Вы, когда через дот там прорывались, потеряли кого?
— Нет, – отрицательно помахал головой Дима, – попрятаться успели. В КАМАЗ из дота сразу с РПГ влепили, водила выпрыгнуть успел. Так и сидели, перестреливались с ними из-за угла, пока этот ваш мужик не взорвал его.
— Да, – вздохнул я, вспоминая этого дядьку, – чё там у Тумана-то?
— Без понятия, – пожал плечами Дима.
— Туман, приём, – вызвал я его по рации.
— Да, Саня, – отозвалась рация его голосом. – Второй дот мы снесли. Движемся к повороту к логову Круга, зачищая помещения. Вы там как?
— Мы уже тут стоим. Аккуратней, у бандитов тачки бронированные тут ездят с пулемётами.
— Да видели уже, – ответила рация, – столкнулись, еле уничтожили их.
— Потери?
— Пятеро, плюс трое ранены. Вызвали Индейца, чтобы вывести раненых на поверхность.
Твою же мать, да сколько же мы парней-то будем терять? Я снова глубоко вздохнул.
— Ясно, ждём вас тут, – продолжил говорить я. – Только смотрите по нам не пальните. Мы тут баррикаду из местных тачек сделали, внимательней.
— Ага, – ответил Туман, и тут же мы услышали, – вон он, падла, побежал, валите его! – и тут же длинные автоматные очереди и взрыв. – Есть! – хохотнул Туман. – Ща будем, пацаны. Мы тут где-то рядом уже.
— Дим, вызывай Индейца, – обратился я к нему. – Думаю, что все оставшиеся бандиты там, – кивнул я на поворот, – в их логове. Пусть раненых вывозят и заложников эвакуируют.
— Сань, глянь, – толкнул меня Дима.
Я обернулся и увидел, как к нам подходит группа мужчин, человек 20, наверное, может больше, из только что освобождённых людей.
— Вы Александр? – спросил подошедший мужчина. Лет сорок, среднего роста, одет в комбинезон, на ногах кроссовки.
— Ага, – кивнул я, – чем могу помочь?
— Мы вам спасибо хотим сказать, – ответил обратившийся.
Другие люди тут же повторили слова благодарности.
— У вас потери, – кивнул он на лежащих пацанов, которых уже аккуратно перенесли к стене. Их тела мы отсюда обязательно вывезем и похороним потом как полагается. – Мы хотим присоединиться к вам, – он развёл руки в стороны, показывая на стоящих сзади него мужчин. – В армии все были, кое-кто и бывший военный, с оружием и воинской дисциплиной знакомы. Для взятия логова Круга вам дополнительные люди не помешают точно.
Внутренне я обрадовался, что они сами собрались и подошли к нам. Быстро посчитал их. 21 человек. Неплохо, совсем неплохо.
— Дима, разбить на пятёрки. Наши пятёрки доукомплектовать в связи с выбывшими, – сказал я. – Собрать и распределить оружие, боеприпасы и амуницию.
— Спасибо, – улыбнулся мужик в спецовке.
— Ждём Тумана, – продолжил я. – Это наша вторая группа, которая зашла с другой стороны, – пояснил я бывшим заложникам. – Потом будем думать, как дальше действовать. Есть те, кто был там внутри у Круга? – громко спросил я у них, пока они не разбрелись.
Тишина в ответ.
— Тех людей, которые делали там что-то в помещениях, где живёт Круг, мы больше не видели, – неожиданно раздался мужской голос из стоявшей толпы мужчин.
Все разом уставились на говорившего, и люди немного разошлись в стороны, образовав небольшой кружок вокруг него.
— Выйди сюда, – сказал я ему.
К нам вышел парень, тоже в комбезе и бейсболке.
— Поподробнее.
— Где-то полгода назад, – начал он говорить, – среди нас отобрали около 20 мужчин покрепче и поздоровее. Сказали, что это на некоторое время, надо что-то там построить. После этого мы их не видели.
— О, как! – удивился я. – Есть предположения? Что они там строить могли?
— Я не знаю толком, – замялся тот, – знаю только, что набирали тех, кто строить и копать умеет, ну и несколько механиков.
— Нда, – протянул Дима, – обалдеть, какая полезная информация. Может там перегородки какие делали, ремонт или строили спальню какую, например, для Круга.
— Дим, – посмотрел я на него, – после обычного строительства и ремонта, рабочие не пропадают. А тут, походу, всех потом в расход пустили, как бы жестоко это ни звучало. Там точно не ремонтом помещений занимались.
— А чем же? – испуганно спросил кто-то.
— Не знаю, – пожал я плечами. – Если там была просто обычная площадь, как тут, – я обвёл рукой коридор, – то могли те же самые стены построить, пулемётные гнёзда, ходы дополнительные, да всё что угодно, всё то, что затруднит проход для тех, кто окажется там в первый раз.
— Не усложняешь ли ты всё? – спросил Корж.
— Я не знаю, мужики, но странно это всё.
— У них там машин много! – выкрикнул ещё один мужчина. – И бандиты откуда-то машины привозили, и несколько людей в этот мир на своих автомобилях проваливались. Вот они некоторые и перегоняли туда.
— Зачем им разделять машины? – снова удивился я. – Вот же мастерские, – кивнул я на открытые ворота в цеха.
— Это личный гараж Круга и его замов, – ответил тот парень. – Только они на них ездили. Остальные могли брать любую тачку. Они и гоняли на них по горам и пустыне, мы их чинили потом.
— То есть получается, – я запрыгнул и сел на капот Навары, – что существуют две бригады: одна живёт и работает тут, – показал я на мастерские, – а вторая там, – ткнул пальцем себе за спину. – Но что там, никто из вас не знает и рабочих оттуда вы не видели.
— Выходит, так, – загудела толпа.
Да уж, недооценили мы Круга, умён, гад. Он заранее всё просчитал и понимал, что люди будут делиться друг с другом тем, что увидели и что делали. Поэтому и разделил всех. Скорее всего, те, кто работал в его помещениях, были под жёстким контролем и уже мертвы. Их расстреляли, как только мы проникли сюда. Или в одну упряжку с бандитами через какое-то время встали. Ох, блин, непонятно, как там они себя повели в дальнейшем. Думаю, что кто-то точно переметнулся, а может и нет. Я всю голову уже изломал. В любом случае надо сказать нашим, чтобы всех, кого захватят живыми, паковали, а потом уже расспрашивать будем.
— У них есть тачка здоровая, – снова сказал тот парнишка. – Она всегда только там стоит. На базе грузовика броневик сделан, весь в листах железа.
Тут меня словно током шарахнуло. Наш бой на складе!
— Здоровая такая? Кузов закруглён? Наверху пулемёт, колёса закрыты кругами из железа, – постарался я описать эту машину.
— Точно! – ошарашенно посмотрел на меня этот парень. – Откуда знаете про неё? Видели уже?
— Скорее воевали, – вздохнул Леший, – одну уничтожили, вторая ушла.
— Точно, – кивнул парень, – их две у них было, но в один из вечеров только одна вернулась.
Парнишка хотел сказать что-то ещё, я увидел, как он набрал воздуха в грудь, но тут моя рация заговорила.
— Мужики, это вы там стоите? – зашипела рация голосом Тумана.
Я быстро встал на капот Навары и увидел с той стороны наш КАМАЗ и ещё какие-то машины.
— Мы, Валер, – ответил я, – сейчас подъедем. Только на перекрёсток не выходите, у них там всё простреливается. Вы все, давайте, – обернулся я и сказал людям, – быстро вооружайтесь и готовьтесь. Вон наша вторая группа приехала.
Все тут же разошлись, Дима быстро распределил новичков. Те стали вооружаться и знакомиться с нашими бойцами. Хорошо, что наши пацаны догадались собрать оружие и боеприпасы у убитых бандитов, плюс с некоторых ещё разгрузки сняли. Так что стволов хватило всем.

Глава 10.

— Ты чего-то хотел сказать, боец? – проверяя рожки в своей разгрузке, спросил я у парня, который, кажется, хотел мне что-то сказать. Он стоял и быстро набивал патронами из цинка магазин для Калаша.
— Да, – сказал он, подняв голову и увидав меня, вернее, меня и стоящих сзади Сливу с Кирпичом. Леший пока сидел на одной из машин и смотрел на коридор. – Не знаю, важно это или нет, но у Круга есть бронированная Ауди А8 Лонг.
— Млять, она-то у них откуда? – офигел я.
— Не знаю, – пожал он плечами, продолжая набивать магазин, – но она есть.
— Ты уверен, что она бронированная? – спросил Кирпич.
— Уверен, я до попадания сюда в банке работал. Директора на такой возили, да и видел пару раз двери открытые.
— Они толстые и массивные, – задумчиво произнёс я.
— Ага.
— Спасибо за инфу, – поблагодарил я его.
— Да не за что. Этим, – он показал на Калаш, который висел у него на груди, – её не остановишь.
— Да её мало чем остановить можно, – согласился я с ним, – тем, что у нас есть. Если только из РПГ, но только в упор, а места тут развернуться негде, самих может взрывом накрыть. Это не «Блины», которых мы стоячими из РПГ расстреляли. Та, если попрёт, хрен возьмёшь её.
— Вы чё там зависли? – услышал я голос Тумана в рации. – Давайте быстрее, пока бандюки на прорыв не пошли.
— Валер, сколько у тебя машин с той стороны?
— Пять, – ответил он через несколько секунд.
— Перекрывайте коридор ими. У них там А8 бронированная и тот монстр на колёсах, с которым мы на складе столкнулись. На базе грузовика который.
— Вот же, млять! – выругалась рация.
— Сами давайте все сюда, – продолжил говорить я.
— Зачем это?
— Затем, что мы друг напротив друга. Если будем стрелять, друг в друга попасть можем.
— Точно! Как я-то не сообразил? Старею. Ща будем, заминируем их ещё.
Пока там Туман и его бойцы расставляли машины и минировали их, я думал, как нам проникнуть через те ворота. Таран? Не вариант. Мы не знаем, из чего сделаны ворота и что за ними. Может там блоки какие бетонные стоят. Расстрелять из РПГ? Можно попробовать, но надо с пацанами покумекать.
— Близко к повороту к тем воротам никому не подходить! – громко крикнул я. – Метрах в пятидесяти держитесь от него.
— Ну и как будем действовать? – спросил у всех Туман, когда они поставили поперёк коридора машины, включая КАМАЗ, заминировали их и перебежали на нашу сторону.
— Может из РПГ попробуем расстрелять ворота? – предложил я.
— Да можно попробовать, – почесал голову Туман. – Там, кажись, метров 200 до них от поворота. Пара пулемётов вроде торчит.
— А у нас иного выхода нет, – выдохнув, сказал Корж. – Только рвать их и переть на машинах. Желательно пулемёты тоже уничтожить, иначе хрен мы пройдём по коридору этому. Там точно два пулемёта? Я когда коридор перебегал, даже не посмотрел, если честно.
— Боец! – крикнул Туман ближайшему нашему воину. – Сними прицел, подойди к повороту и внимательно осмотри ворота. Попробуй понять, насколько они массивные, и выясни наличие огневых точек. Только наклонись и снизу смотри.
Тот только кивнул и, быстро сняв прицел, подошёл к повороту, встал на колени и медленно выглянул за угол. Практически сразу раздался хлёсткий выстрел, и парень упал с простреленной головой.
— Снайпер! – заорал Туман.
Мы быстро подбежали к лежащему.
— Готов, – полностью обалдевший от произошедшего сказал Рыжий, пощупав у того пульс на шее. Хотя по дырке в его голове это и так было понятно.
— Вот же! – Туман закрыл глаза и глубоко вздохнул.
Мы были в шоке, это было полной неожиданностью. Как так-то? Посмотрели, епт.
— Слишком быстро выстрелили, – сказал Дима. – Он буквально пару секунд выглядывал и снизу. Ну не может такой реакция быть у стрелка.
И тут, после этих слов Димы меня торкнуло. Я поднял голову наверх и увидел её.
— Наверх посмотрите, мужики, – сказал я, заметив то, что хотел увидеть.
Все задрали головы и стали смотреть наверх.
— Прям под самым потолком посередине этого перекрёстка, – подсказал я.
— Камера, – одновременно сказали двое или трое.
Вот гадство, как же я сразу-то не догадался?
— Да, вон камера висит, – подтвердил я. – Они видят всё, что происходит тут. Громкую связь все слышали? Надо было догадаться, что в таком месте камеры обязательно должны быть, – я прицелился и дал длинную очередь по висевшей и смотревшей в нашу сторону камере. Есть. Только осколки полетели.
— Ты, – ткнул Туман пальцем в очередного бойца, – найти покрышки, поджечь и запустить туда в коридор. Ты, ты и ты, берите Индейца и быстро прокатитесь по коридору. Найдёте ещё камеры – уничтожить. Вы, трое, – показал он ещё на троих, – на ту сторону бегом. То же самое. Выполнять!
Пацаны умчались выполнять команду. Вскоре мы все стали слышать короткие автоматные очереди: одна, вторая, третья. Ребята подожгли несколько покрышек и запустили их в коридор, ведущий к воротам. Повалил чёрный дым, надышаться и задохнутся мы не боялись, потолки высокие. Да и машины, которые мы взорвали, уже практически догорели, и особого дискомфорта, по крайней мере я, от продуктов их горения не чувствовал. Вытяжка отрабатывала своё предназначение на 100%.
— Надо расстреливать ворота из РПГ и переть на машинах, – рубанул Рыжий.
— Ага, а с той стороны тебя пара блоков ждет или стена, и ты со всей дури в них врежешься, – сказал Туман. – Нет, тут потихоньку надо. Изнутри бы как-нибудь на них напасть.
Тут мне на глаза попался Полукед. Он опять у кого-то выпросил очередной батончик и снова жевал шоколад. Наши все уже поняли, что у парнишки немного чердак протекает, поэтому относились к нему спокойно, но нет-нет, да поглядывали в его сторону.
— Полукед! – крикнул я ему.
Тот мгновенно перестал жевать и уставился на меня.
Я подошёл к нему и присел около него на корточки.
— Скажи мне, любезный, ты не знаешь, как нам можно проникнуть к Кругу в его, – я замолчал, подбирая слово, – в его помещения. Только не через ворота. Может есть ещё какой другой проход?
— Круг плохой, – неожиданно сдвинул брови Полукед, – он людей бил, меня бил, плохой, плохой!
— Мы и хотим его наказать за это, – улыбнулся я, – так есть проход туда?
— Шоколадка, – хитро сказал Полукед и прищурился.
Вот так расклад, выходит, есть проход-то.
— Быстро сюда все шоколад сдали, у кого есть! – тут же рявкнул Туман.
Через пару минут у меня в руках была небольшая коробка с шоколадными конфетами, плитками шоколада, леденцами. Пацаны скинули в неё все сладости, у кого что было. Я даже предположить не мог, что многие таскают с собой, например, леденцы. Один вообще положил огромную плитку шоколада.
— Ты где её держал? – посмотрев на эту большую плитку, спросил Туман у бойца, который аккуратно положил её в коробку.
— Да я, это, сладкое люблю, – замялся боец.
— Ладно, спасибо, – улыбнулся Туман.
Полукед на коробку со сладким в моих руках сделал стойку. У него глаза прям засверкали. Он тут же потянул свои руки к сладостям.
— Эээ, нет, приятель, – отодвинул я коробку в сторону. – Ты нам сначала про другой ход говоришь, а потом я тебе вот эту шоколадку дам, – я достал из коробки ту большую плитку и покрутил ей у него перед носом, не давая ему схватить её руками.
— Ползти надо, – не сводя взгляда с шоколада, сказал тот.
— В смысле? – не понял я.
— Трубы, горячо и холодно, холодно и горячо.
— Коммуникации, епт! – хлопнул себя по лбу Туман.
— Ну конечно! – засмеялся я. – Они же там живут. Наверняка трубы тянули для воды и канализации.
— Он не пролезет, – показал Полукед пальцем на Тумана, – толстый очень.
Все заржали.
— Чё это я толстый? – осматривая себя, спросил Туман.
— Вот ты пролезешь, – ткнул он в меня пальцем, – тощий.
Все опять заржали. Я засмеялся вместе со всеми.
— Только это всё снять надо будет, – продолжал серьёзно говорить Полукед, показывая на мою разгрузку.
— Походу, мужики, вы, когда ползти будете, – заржал Корж, – почувствуете, что чувствуют глисты в заднице.
— Ха-ха, – передразнил я его, – много ползти-то? И чё ты там делал? – спросил я у сладкоежки.
Тот как бы завис и смотрел на коробку.
— На, вот, – я дал ему маленькую шоколадку. Он быстро её схватил и, сорвав обёртку, тут же начал есть.
— И не слипнется же у него, – заметил кто-то из пацанов.
— Ползти немного, – ответил Полукед, – мне интересно было, где у них сладкое там.
— Нашёл? – с интересом спросил Туман.
— Неа, – улыбаясь, ответил он, – пришлось назад ползти.
— Покажешь нам, где ползти, вот за эту большую и вкусную шоколадку? – я снова покрутил у него ей перед носом.
— Пошли, – легко согласился тот и вскочил на ноги.

Глава 11.

— Я тут прикинул, – сказал мне Дима, пока мы шли за нашим новым проводником, – что там бандитов около 20 человек живых осталось. Остальных мы тут положили: доты, машины. Нас почти в три раза больше.
— У них преимущество, Дим, – ответил ему Туман, – они в обороне сидят, а мы нападаем. При грамотной обороне, нас сдерживать легко можно. Поэтому они и не спешат на прорыв идти.
— Ты бы что сделал? – спросил я у него.
— Я бы выбивал бойцов по одному, ранил бы их.
— Почему не убивать? – спросил Дима.
— Потому что раненого надо оттащить и оказать ему первую помощь. А это ослабление огня и нападения. Ты же ведь, если увидишь, что твой товарищ ранен, что сделаешь?
— Постараюсь его оттащить из-под огня и подальше от опасности.
— И перестанешь стрелять.
— Точно, – кивнул Дима.
— А если твой товарищ убит?
— Всё правильно, Валер, – снова кивнул Дима, – пойду дальше стрелять.
— Будем надеяться, что бандиты не такие хитрожопые, как ты, Валер, – улыбнувшись, сказал я.
— А вот когда мы уже внутри будем, – продолжал говорить Туман, – я бы уже и на прорыв пошёл. Тачки есть, враги все внутри, в машину прыгнул и по газам.
— Ага, – подхватил я мысль, – грузовик этот и А8.
Да, Туман прав. Это только в фильмах показывают, как враги сразу убивают друг друга. А тут достаточно ранить одного, и как минимум двое бойцов будут нужны, чтобы этого раненого вытащить с поля боя. Меж тем любитель сладкого довёл нас до двери и, толкнув её, без опаски вошёл внутрь. Затем щёлкнул выключатель, и мы шагнули следом. Оказались в небольшом помещении. Там было нагромождение каких-то коробок, различного хлама, куча досок, в общем, всё то, что выкинуть жалко, а вдруг пригодится. И было в нём очень пыльно и грязно.
— Ты уверен, что мы туда пришли? – спросил у него Слива, открывая ближайшую коробку и заглядывая в неё.
Полукед ничего не ответил, он стал просто разгребать коробки, освобождая дальнюю стену от их нагромождения. Через пару минут он, раскидав весь хлам в стороны, с улыбкой на лице показал нам на пол.
— Бинго, – улыбнулся я.
В полу был люк, обычный железный люк, который тут же открыли. Сбоку от люка из пола выходили различные трубы, которые уходили в соседнюю стену.
— А вот и коммуникации, – довольно произнёс Туман, светя вниз фонариком. В его свете мы увидели уходящие дальше по не очень широкому туннелю трубы, – только я там действительно не пролезу.
— Откуда тут трубы-то? – спросил Корж
— Скорее всего, это коммуникации для столовой и туалетов, – предположил я. – В той половине, где сделал себе логово Круг, этих коммуникаций нет. Вот бандиты уже тут их себе и сделали. Видите, трубы все разные, куски разные. А это, – показал я пальцем в открытый люк, вероятно, какой-то технический туннель.
— Пошли, – сказал нам Полукед и уже был готов лезть вниз, но я его остановил.
— Валер, – обратился я к нему, – мы пошли. Попробуем зачистить ворота, ждите команды. Пока сидите тихо и не рыпайтесь. Я не думаю, что бандюки на прорыв пойдут. Они видели, сколько нас, и, скорее всего, сейчас ждут подходящего момента.
— Не вопрос, Сань, – принимая от меня мою разгрузку, ответил он. – Как же вы полезете с оружием-то? Там не развернуться.
— Придётся оставить, – с сожалением ответил я, отдавая следом свой автомат. – Толкать его перед собой неудобно.
— Пистолеты с глушаками и обоймами сюда быстро! – скомандовал он ближайшему бойцу.
Тот мгновенно испарился.
— Три ствола по три обоймы на брата вам, – протянул мне, Сливе и Кирпичу пистолеты Туман, когда их нам принесли. – Ну и по ножу.
— По гранате тоже дайте, – буркнул Слива, – в штаны уберу.
— Это тоже надо снять, – показал Полукед на тяжелые ботинки Кирпича, – тебе неудобно будет. Кругляши не надо, – показал он на гранату, которую Корж протянул Сливе, – неудобно будет.
— Какой размер у тебя? – спросил у Кирпича Дима.
— 42
— Найти человека в кроссовках с 42 размером, снять с него обувь и принести сюда! – снова сказал Туман бойцу.
Еще через пару минут Кирпич уже надевал на ноги легкие кроссовки.
— Если застрянете, то капец, – сказал Корж.
— Да заткнись ты уже, – зашипел на него Слива, – и так страшно.
— Я с вами пойду, – неожиданно сказал Дима и стал быстро снимать с себя каску и разгрузку.
— Глушаков больше нет, – напомнил ему Леший.
— Ножи дайте и изоленту из машин принесите.
— Готовы? – спросил я у пацанов, когда мы впятером стояли около люка. Дима прикрепил изолентой к своим рукам и ногам несколько ножей. Ножны с поясом хоть сколько-то, но места занимают и плюс болтаются.
— Шоколадку, – требовательно протянул руку Полукед.
Я молча отдал ему большую шоколадку. Он тут же быстро нашел пакет, вытащил шоколадку из обёртки и засунул её в этот пакет, который, в свою очередь, засунул себе за пазуху. Потом постоял, подумал, вытащил пакет и отдал его стоящему рядом Лешему.
-Потом отдашь, только не съешь.
Мы опять заржали. Да и Леший прифигел, конечно.
— Держите фонарики, – протянул нам три маленьких фонаря Корж.
— Не надо, – с умным видом сказал Полукед, – неудобно будет.
— Всё у тебя неудобно, – начал бубнить Слива. – Как там ползти-то? На ощупь?
Полукед ничего не ответил, он просто молча спрыгнул в люк.
Спустившись вниз, мы очутились на небольшой площадке, где с трудом, но помещались впятером. Дальше трубы уходили в небольшое отверстие, и было оно достаточно узким.
— Сколько ползти, дружище? – шёпотом спросил я ещё раз у нашего проводника.
Смотрю, тот задумался.
— Сколько шагов? Хоть примерно, – взмолился Слива, заглядывая в отверстие с трубами.
Полукед стоял и молчал, рассматривая нас. Он явно не понимал, что мы от него хотим узнать.
— А, – махнул я рукой, – полезли уже.
Тот тут же улыбнулся и, быстро нагнувшись, залез в это отверстие. Через небольшое время, его ноги исчезли в дырке.
— Если застрянете, – посмотрел я на ребят, – не вздумайте орать и паниковать. Потом, постараемся вытащить. Ползём молча. Пошли, пацаны.
Глубоко вздохнув, как перед погружением под воду, я взял в левую руку пистолет и полез в эту дырку. Ох, и темно же тут! В нос тут же шибанул запах труб и сварки. Темно, страшно, узко, ни хрена не видно. Но судя по кряхтенью впереди и сзади, мы все ползли. С трудом, но ползли. Полукед был прав: с автоматами и в разгрузке мы бы тут в жизни не пролезли. Несколько раз я цеплялся футболкой и штанами за выступающие трубы. Пару раз слышал, как сзади потихоньку матерился Слива. Насчёт другой обуви этот крендель тоже был прав. В нескольких местах мои кроссовки застревали меж труб, и только благодаря тому, что обувь гибкая, я смог вытащить ступню. В тяжёлых армейских ботинках застрял бы точно. Проползя метров, не знаю сколько, я уже сто раз пожалел, что согласился на эту авантюру. Весь взмок, получил в морду от Полукеда его обувью. Не видно же ничего. В одной руке пистолет, обоймы мешаются в штанах. Да когда же мы доползём-то?
— Тут крысы есть? – внезапно услышал я громкий шёпот Кирпича.
Мы как-то резко остановились. А правда, крысы тут есть? Млять, если она укусит, я за себя не отвечаю. Тут хошь не хошь, орать от испуга начнешь точно.
— Заткнись, Кирпич! – зашипел Слива. – Ещё крыс нам тут не хватало.
Потом мы ползли снова, у меня уже затекать всё начало, и я потихоньку начал уставать.
— Кто пёрнул? – раздался сзади возмущённый голос Кирпича.
— Не я, – тут же ответил я, стараясь не заржать.
— Слива, засранец, это ты набздел.
— Прости, Кирпич, вырвалось, – ответил Слива.
— Господи, Слива, ты чего ел-то? – возмутился последний ползущий Дима. – У меня аж глаза резать начало.
Я просто уткнулся в свою руку и стал давить смех, настолько это всё неожиданно, необычно.
— Тихо! – зашипел ползущий впереди Полукед.
— Заткнитесь на хрен, засранцы, – тут же сказал я громким шёпотом, – кажись, приползли.
Проползя ещё метров, ну, не знаю сколько, я снова упёрся своей башкой в ноги Полукеда. Быстро сдав назад, насколько это было возможно, замер.
— Сюда ползи, – услышал я метрах в трёх впереди себя голос Полукеда.
Извиваясь как уж, я стал ползти дальше.
— Стоп, – снова шёпот Полукеда, – ступенька.
Пощупав перед собой правой рукой, убедился, что передо мной пустота и чуть ниже пол.
— Вылезай и вставай в полный рост, – почти на ухо зашептал мне сластёна. – Тут так же, как там.
Я быстро вылез на площадку, развернулся на ощупь, нащупал туннель и, нагнувшись, сказал то же самое пацанам.

Глава 12.

— Где люк? – спросил Слива в полнейшей темноте.
— Над нами, – ответил ему Полукед, – тут лестница ещё. Щас, ждите.
Судя по его звукам, он стал карабкаться наверх, и вскоре мы услышали небольшой удар. Видимо, он добрался до люка. Я очень надеялся, что этот люк сверху ничем тяжёлым не привалили. Обратно я не поползу точно, просто не выдержу ещё одной ходки. Всё тело чесалось и зудело. Весь потный, вонючий. Хотелось снять с себя одежду и залезть под душ. Да и другие, судя по звукам, стояли и чесались.
— Хватит чесаться, – сказал Дима, – ещё хуже будет, терпите.
Наконец, наверху показалась полоска света. Это Полукед потихоньку открыл люк и стал оглядываться вокруг.
— Чисто, – ответил он и, рывком открыв его, быстро выбрался наверх.
Следом уже выбрались мы. Люк осторожно закрыли. Оказались мы в каком-то машинном отделении. Тут было нагромождение труб различных размеров, вентилей, датчиков, стояла пара компрессоров.
— Мля, я рацию потерял, – ощупывая себя, сказал Слива.
— Зато после твоей газовой атаки в туннеле надо карантин устраивать, – подколол его Кирпич.
— Ну-ка тихо, все! – сказал я им. – Туман, приём, – взялся я за рацию.
— На связи.
— Мы доползли. Как там у вас?
— Уф, – выдохнула рация, – молодцы. Тихо тут у нас, ждём вашей команды и прём на машинах. Первым КАМАЗ пойдёт.
— Хорошо, конец связи. Полукед, в какую сторону главные ворота?
Тот сидел, прислонившись к стене, и смотрел на нас.
— А, это, – спохватился он, – по коридору налево, затем ещё раз налево, и будут ворота.
— Хорошо, – кивнул я. – Ты спрячься тут где-нибудь и, что бы ни случилось, сиди и не высовывайся. Понял?
— Ага.
Мы быстро проверили оружие, Дима приготовил ножи. Я оглядел себя и пацанов: грязные, пыльные и вонючие, как бомжи какие.
— Пошли, – сказал я. – Я, Слива, Дима. Кирпич – спина.
Полукед уже спрятался за трубами. Мы подошли к двери, и я осторожно взялся за ручку. Открыл дверь и выглянул в коридор. Вроде тихо. Внезапно услышал приближающиеся голоса.
— Тихо, – приложил я палец к губам, – идёт кто-то.
Я прикрыл за собой дверь. Она была деревянной, на ней даже замка не было. Даже не деревянной, а из ДСП. Голоса, а вслед за ними шаги, приближались. Не думаю, что они идут сюда, но я встал сбоку от двери и приготовил пистолет. Парни также встали по бокам от двери. Если войдут сюда, мы успеем их вальнуть. Тут в коридоре раздался громкий смех и голос:
— А ты видел, как Кошка этого урода со снайперки вальнула? – спросил мужской голос.
— Ага, – ответил второй, более грубый голос, – я сидел в прицел смотрел. Он только башку выставил, а она ему, хлоп, и в лобешник влепила.
Я от злости сжал кулаки и посмотрел на стоящего напротив меня Диму.
— Девка – снайпер, – одними губами сказал мне он.
Я только кивнул.
— Рыжая хороша всё-таки, – продолжил говорить грубый мужской голос. – Я как раз сзади сидел, смотрел на неё. Задница что надо.
— Ага, только попробуй, тебе Рог сразу голову за неё оторвёт.
Так, значит, у них минимум две девки: одна снайперша, вторая рыжая. И они явно не заложницы. Меж тем голоса удалялись дальше по коридору. Я потихоньку открыл дверь и снова в него выглянул. Чисто. Махнув ребятам, быстро выскользнул из этого помещения, следом вышли парни. Сердце бешено колотилось. В любой момент откуда-нибудь могли появиться бандиты или ещё кто-нибудь. Мы стали продвигаться по направлению, указанному нам Полукедом. Вот и поворот налево. Заглянув за угол, я увидел сами ворота. До них было чуть больше 50 метров. Дальше дорога для машин уходила параллельно. Машин нет, людей тоже. Где же все? По бокам от них – две небольшие огневые точки: пулемёт, по два бойца в каждой. Напротив ворот лежит большой бетонный блок. Большая площадка, думаю, что на ней можно и на фуре развернуться. Блок привязан цепями, которые уходят в стороны. Всё ясно. По направляющим его можно утащить в сторону либо вытащить назад к самым воротам. Если кто-то решит взять ворота на таран с той стороны, однозначно влетит в этот блок. Умно и хитро.
— Кто-то идёт, Саня, – внезапно сказал мне стоящий сзади меня Слива.
Мля, куда ныкаться-то?
— Сюда, – быстро сказал Кирпич, открывая одну из дверей в этом коридоре.
Мы ввалились в эту комнату и закрыли за собой дверь. Щёлкнул выключатель, лампы под потолком зажглись. Пара диванов, кресла, стол. На столе бумаги, различные канцелярские принадлежности. Чуть дальше – небольшой комод, на нём микроволновка, электрический чайник, хлебница и немного посуды. Всё ясно – комната отдыха. На диване валялся журнал с кроссвордами.
— Если я правильно понял, – сказал я ребятам, прислушиваясь к шагам в коридоре и держа на изготовку пистолет, – основные помещения там, куда ведёт дорога от ворот.
— Я тоже так думаю, – согласился Дима. – Мы шли по сквозному коридору, и эти двое пришли оттуда.
— Пошли уже ворота захватим, – пританцовывая от нетерпения, сказал Кирпич.
-Щас пойдём, – ответил я ему. – Там две баррикады из мешков. В них два пулемёта, по два злодея в каждом. Кирпич, Слива, ваши правые, наша с тобой, Дим, левая баррикада. Плохо то, что мы не видим, что там дальше по этой дороге, которая ведёт вглубь. Придётся действовать быстро. Надо ещё как-то бетонный блок с дороги оттащить.
— Какой бетонный блок? – удивлённо спросил Дима.
— Около ворот лежит на направляющих, – пояснил я ему. – От него цепи к стене. Наверняка лебёдка есть, не вручную же они его оттаскивают. Так что когда захватим баррикады, ищите кнопки какие, пульт управления, рычаги и так далее и тому подобное. Туман, приём.
— На связи.
— Мы сейчас на захват пойдём, будьте готовы. Думаю, у вас будет минута, чтобы доехать до ворот, иначе нас тут снесут.
— Понял тебя, Саня, уже в машинах сидим.
— Ну что, мужики, пошли. Идём к баррикадам внаглую, там около 50 метров. Надо хоть десяток метров пройти.
Открыв дверь, я осторожно посмотрел в коридор. Чисто. Вышли из комнаты отдыха, дошли до поворота, где я снова посмотрел за угол. На обеих баррикадах всё было так же. По двое бандитов, обе пары сидят и о чём-то разговаривают.
— Пошли, – коротко сказал я и вышел из-за угла.
Мы успели пройти быстрым шагом несколько метров, когда нас заметили. Сначала один, а потом второй бандит перевели на нас свои взгляды.
— Это кто ещё такие? – удивлённо спросил один из них.
— Парни, парни! – внезапно закричал Слива бандитам и ускорил шаг.
10 метров прошли, 15. Те медленно потянулись за оружием.
— Стоять! – заорал один из них.
— Работаем! – крикнул я. Прошли мы около 20 метров.
Мы мгновенно рассыпались в стороны. Я вскинул пистолет и выстрелил. Мои пули попали сначала в одного, потом во второго бандита. Дима резко сорвался с места и рывком преодолел оставшиеся метры до баррикады. Я увидел, как он бросил сначала один, потом второй нож. От одного бандит успел увернуться, а вот второй воткнулся ему в плечо. Всё, баррикады наши.
— Чисто! – крикнул Кирпич.
— Чисто! – крикнул Дима, добивая ножом раненого бандита.
Я только автомат успел схватить, и тут по нам начали стрелять. Мы сразу за мешки упали. Я схватил автомат убитого бандита и, выставив его над мешками, дал длинную очередь в ту сторону.
— Ищите кнопки! – заорал я. – Надо блок убрать!
— Нашёл! – заорал Кирпич.
В небольшую щель между мешков я увидел, как цепь напряглась, и бетонный блок стал потихоньку отползать в сторону.
— Туман, пошёл! – заорал я в рацию под всё усиливающуюся стрельбу. С той баррикады, где были Слива с Кирпичём, заработал пулемёт.
Поливали по нам из нескольких стволов одновременно. Пули так и дырявили мешки. Высунуться из-за них не было никакой возможности. На меня сыпались песок, пыль, камни, щепки. Подползя к пулемёту, это был Печенег, я стащил его вниз. Так, короб полный, затвор. С усилием протолкнул его меж мешков и открыл огонь в сторону бандитов. Там стояли ещё два «Блина». Ширина дороги метров 10. Машины стояли одна за другой, и бандиты, спрятавшись за ними, стреляли по нам. Посмотрев в сторону блока, убедился, что перед воротами его нет.
— Туман, сноси ворота КАМАЗом. Дорога уходит левее. Там два «Блина» этих, за ними бандиты ведут по нам огонь.
— Понял, – ответил он.
И тут перед нами начали рваться гранаты, на нас полетело ещё больше песка и земли. Мы вчетвером стреляли в ответ. От «Блинов» начали стрелять с пулемётов, видимо, кто-то из бандитов забрался внутрь машины.
— Ложись, Димон! – заорал я, увидав, как мешки начали рушиться.
Мы, прекратив стрелять, оба упали на пол. И тут раздался страшный грохот, это наш КАМАЗ с диким рёвом влетел с той стороны в ворота. Обернувшись, я увидел, как грузовик буквально насадил эти ворота на свой отвал. Бандиты тут же перенесли свой огонь на влетевший головастик.
Отчётливо было видно, как пули врезаются в отвал, кабину, дырявят оставшиеся стёкла, боковое зеркало разбило выстрелом. То ли грузовик повредил себе что-то ударом, то ли одна из воротин попала под колесо, но КАМАЗ потащило в противоположную сторону от дороги, ведущей внутрь. Водила почувствовал это и стал тормозить, но так как скорость в момент тарана была достаточно большой, то полностью остановится он не успел и влетел в стену. Раздался грохот и звук сминаемого железа. Следом за КАМАЗом показалась одна из багги, которую мы захватили наверху. Пулемётчик из всё ещё стоящего «Блина» перенёс огонь на неё. От машины тут же полетели искры. Водитель, который сидел за её рулём нырнул под руль и направил машину в «Блин». Удар. Багги подлетела над бандитской машиной и, перевернувшись в воздухе, рухнула на стоящий сзади второй «Блин». Но этим тараном первый «Блин» всё-таки развернуло, и пулемётчик из неё больше не мог стрелять по нам. Бандиты, которые прятались за этой машиной, побежали прочь по коридору в противоположную от нас сторону. Я поставил пулемёт на сошки на мешки и, быстро прицелившись, дал в их сторону длинную очередь. Кажется, зацепил кого-то, а может и нет. Следом в выбитые ворота стали забегать наши пацаны, заехала вторая багги и быстро поехала к лежащей и дымившейся машине, где был наш боец. Водительская дверь на КАМАЗе открылась, и оттуда вывалился Туман. Сам что ли за руль сел?
— Пацанов вытащите из багги! – заорал я вбежавшим бойцам.
Сразу около двадцати человек, стреляя куда-то дальше по этой большой дороге, побежали к перевёрнутой багги. Вторая наша багги остановилась и перекрыла собой лежащую на боку машину. Водитель и второй боец выбрались и теперь стреляли из-за неё. Я подбежал к КАМАЗу.
— Живой? – спросил я у Тумана.
— Живой, – сморщился он, растирая грудь, – ударился об руль только сильно. Куда дальше?
— Дорога туда уходит, – показал я ему рукой.
Тут показались наши бойцы, они тащили на руках парня.
— Он в багги за рулём был! – крикнул Дима. – Ногу сломал.
— В комнату отдыха его отнесите! – крикнул я. – Всех раненых – туда.
И вот тут я вспомнил слова Тумана по поводу раненых. Вот оно: два наших бойца несли третьего. Это нас много, а если бы нас было в несколько раз меньше, то сразу минус три ствола: один безвозвратно, а два временно. Следом на эту площадку через ворота заехали оба «Индейца», из них также стали выпрыгивать бойцы.
— Вы, быстро туда! – заорал Дима, направляя их в коридор, из которого мы вышли. – Зачищайте помещения. Третья дверь налево, там Полукед, который нас сюда привёл. Не пристрелите его.
Человек 15 сразу рванули в этот коридор, сходу выбивая двери и зачищая помещения. И тут мы услышали дикий рёв моторов. Быстро подбежав к углу, я выглянул на дорогу, которая уходила дальше. От того, что я увидел, у меня мурашки по телу побежали. По коридору по направлению к выбитым воротам пёр этот второй монстр, этот броневик на базе грузовика. Он пёр, снося наших пацанов своим кузовом. Те, кто успевал, забегали в помещения, а тех, кому некуда было деваться, он просто сбивал. Я чётко увидел, как он снёс троих наших ребят. Все разом открыли по нему огонь из оружия, но ему было хоть бы хны. Да ещё наверху пулемётчик начал стрелять с турели, твою мать! От стен полетело огромное количество породы. Вот он, прорыв. А нам их и удержать-то нечем. От наших «Индейцев» начали стрелять с пулемётов по приближающему бронированному монстру.
— Ложись! – заорал мне в ухо Туман и навалился на меня своим телом.
Упав вместе с ним на пол, я поднял голову и увидел, как из-за «Индейцев» выбежали трое наших бойцов. У каждого на плече было по РПГ. Они встали в один ряд, быстро прицелились и практически одновременно выпустили заряды в прущий на них броневик. Реактивные гранаты с диким рёвом пронеслись мимо меня в туннель, и оттуда раздался страшный взрыв. Очень надеюсь, что наши пацаны успели попрятаться. Скорее всего, перед взрывом этот броневик снёс собой одну из багги, и она вылетела к нам сюда на площадку, а потом уже в него попали три заряда РПГ. Коридор-то не очень широкий, особо ему деваться в нём некуда. На площадку по инерции выкатился взорвавшийся и горящий броневик. Всё-таки три выстрела РПГ – это даже для него много. Вся морда у него была разворочена взрывом. Левое переднее колесо оказалось оторвано, и он, скользя по полу и высекая огромное количество искр, чуть развернувшись боком, наконец-то остановился.
— Сработало! – засмеялся Туман. – Я так и знал, что они на нём попытаются вырваться, и пацанам с РПГ сказал ждать.
Пулемётчик на верхней турели лежал на пулемёте, кто-то ещё в него выстрелил. Я увидел, как в него попадают пули, и его тело дёргается от попаданий. Затем с левой стороны к нему подбежал боец и закинул одну за другой две гранаты внутрь машины через разбитое лобовое стекло. Сам он тут же нырнул за мешки одной из баррикад. Бабахнуло знатно. Пулемётчика выкинуло из верхней турели, и из всех щелей броневика вырвались языки пламенем. Машина как бы развалилась на составляющие.
Несколько наших бойцов выскочили из своих укрытий и стали оттаскивать раненых ребят. И тут по ним кто-то открыл огонь. Из туннеля вылетела А8. Твою же мать! Её боковые окна были немного открыты и оттуда, выставив автоматы, стреляли во все стороны. Мы только за КАМАЗ запрыгнуть успели, как по месту, где мы только что были, прошлась очередь.

Глава 13.

На этой большой площадке перед самым выездом из ворот стояли оба наших Черокеза. Тут было очень много дыма от горевшего броневика, и водитель Ауди, скорее всего, просто не увидел стоящие джипы. А8 сходу влетела в левое переднее колесо Чероки. Три с половинной тонны веса немца в буквальном смысле снесли джип с места, и он ударился во второй, стоящий рядом Чероки. Я быстро вскочил и открыл огонь из автомата по А8. Да и не только я, со всех сторон по ней начали стрелять из стрелкового оружия. Но на то она и бронированная: от неё полетели искры, стекла практически мгновенно покрылись трещинами. Боковые стёкла тут же закрыли, водитель врубил крякалку и сирену. В пещере раздался до боли знакомый звук матюгальника. Ауди отъехала на несколько метров назад, а по ней продолжали стрелять из всего, что есть. Вот, она уже готова выскользнуть в ворота, и тут из них показалась морда нашей Навары. Машины, не успев разогнаться, врезались мордами друг в друга. Стреляя, я видел, как пулемёт из кабинки Навары пытается опуститься вниз, чтобы хоть в крышу с Корда пострелять. Но мёртвая зона. Двигатели обеих машин взревели. Из-под колёс Ауди повалил дым, всё-таки 500 лошадей под капотом дают о себе знать. Все 4 колеса у неё бешено крутились на месте, и потихоньку она начала двигать Навару. Неожиданно у Ауди, находящейся под непрерывным обстрелом, чуть открылись задние боковые окна, и я увидел, как оттуда стали вылетать…
— Гранаты! – заорал я.
Гранаты вылетали одна за другой в разные стороны. Мы попадали кто куда. Стали раздаваться один за другим взрывы. А8 практически скрылась в дыму горелой резины. Стрельба по немцу мгновенно ослабла, бойцы стали прятаться от взрывающихся гранат. И тут произошло то, чего я никак не ожидал увидеть. Кузов А8 был гораздо ниже, чем высоко посаженный кузов Навары. Когда они только столкнулись и стали бодаться, я обратил внимание, что бампер Навары находится практически над фарами Ауди. Здоровенные колёса джипа уперлись в фары Ауди, каждый из водителей выжимал всё из моторов своих машин. Навара просто заехала на низко сидящую Ауди. Немец-то давил изо всех сил, вот и получилось, что Ауди проскользнула под Наварой, а та, не удержав равновесие на А8, просто заехала и упала на бок. Млять, вырвался! Всё, немец ушёл в туннель, а нам даже не на чем их преследовать.
— Крот, Витёк, приём, пацаны! – заорал я и побежал следом к выезду из ворот.
Последнее, что я увидел, это горящие стопы немца и как он поворачивает налево. Ага, к Северным воротам попёр.
— На связи, – отозвались ребята.
— К Северным воротам прёт А8, она бронированная. Ваша задача – её остановить. Там бандиты, и, скорее всего, сам Круг с Рогом.
— Понял тебя, – ответил Крот.
— Там же тачки стоят, – крикнул подбежавший ко мне Туман, – которыми мы коридор перекрыли!
— Он снесёт их весом своим, Валер, – ответил я ему.
— Северные ворота ответьте, млять! – стал вызывать в рацию Туман.
— На связи.
— К вам едет А8! Взорвать, не дать ей уйти! Взрывайте, чем только можете, она бронированная. К вам едут три наших Порша.
— Поняли, ждём!
Ну вот и всё. Теперь остается надеяться только на три наших Порша и пацанов на выезде. По песку, понятно, бандиты на Ауди от них не уйдут, да и по этим горным дорогам тоже. Очень надеюсь, что у них на поверхности нет какого-нибудь замаскированного места, и там их не ждёт другая тачка. Я обернулся и посмотрел на площадку. КАМАЗ в стене, броневик, вон, уже тушат наши бойцы из огнетушителей, которые откуда-то притащили. Оба Чероки разбиты тараном Ауди. Ближайший ко мне – особенно сильно: левое колесо вместе с подвеской загнуто внутрь машины, да и кузову хана, и он припечатал второго Индейца к стене. Навара лежит на боку. Те багги, которые мы захватили в туннеле, разбиты в хлам ударом броневика, все наши тачки уничтожены. У нас больше нет колёс. Запах гари, сгоревшего пороха, на полу везде раскинуты стреляные гильзы, стоны и крики раненых. В общем, чудная картина, повоевали хорошо. И тут мы услышали рёв дырявого глушителя.
— Поехали, млять! – заорал Дима из-за руля Черокеза.
Второй Чероки, которому один из Скатов повредил глушитель, оказался на ходу. Его хоть и припечатало в стену, но Дима умудрился залезть в машину и завести его. Он, быстро сдав назад, освободился из небольшой западни и, развернувшись, подъехал к нам.
— В тачку! – заорал я и подбежал к машине, рывком открывая заднюю правую дверь.
— Магазины, быстро! – закричал Туман подбегающим к нам бойцам, залезая следом за мной в Чероки.
На переднее сиденье тут же залез Слива, а Кирпич запрыгнул в багажник. Через разбитые стёкла бойцы стали просовывать нам магазины к автоматам и несколько гранат для подствольного гранатомёта.
— Димон, поехали! – заорал я, перезаряжая свой автомат.
Чероки, взревев двигателем и дырявым глушаком, выехал через разбитые ворота в туннель.
— Крот, чё там у вас? – стал я спрашивать у него по рации.
— Слышали взрыв. Сейчас там стрельба идёт. Через минуту будем.
Мля, они ещё даже не доехали! Надеюсь, эту бешеную Ауди остановили Монки, которые ребята заложили перед выездом. Меж тем, мы выехали на прямую, которая вела к выезду из пещеры. Вот и последний поворот, подъем наверх. Оттуда раздавались звуки ожесточённой перестрелки: палили несколько стволов, взрывались гранаты.
— Северные ворота, пацаны! – заорал Туман в рацию. – Доклад!
— Ауди остановили. Они отстреливаются из неё. Вижу наши Порши. А8 прямо около выезда стоит, отсюда она уже точно никуда не поедет.
О как! Как они Ауди-то остановить умудрились?
— Дима, стой! – сказал я, когда до выезда оставалось метров 100. – Дальше пешком.
Мы остановились и, выбравшись из машины, быстро побежали по уходящей наверх дороге. Стрельба оттуда всё ещё раздавалась. Вон, кто-то с пулемёта хорошо так очередями лупит.
— Прекратить стрельбу! – задыхаясь, закричал я на ходу. – Не стрелять, мать вашу! – не хватало, чтобы ещё нам тут в туннеле этом прилетело.
Через некоторое время стрельба стихла. Последние метры мы уже шли потихоньку, прижимаясь к стене. Вон и жопа Ауди торчит. Ха, теперь понятно, почему она выехать не смогла. Те трое пацанов, которых мы оставили наверху прикрывать выезд, за то время, пока мы воевали в пещере, натаскали камней и завалили ими выезд, сделали небольшую баррикаду. Там валялись мешки с песком, камни, доски. Вот немец и влетел в эту баррикаду на полном ходу и, разворотив себе морду, повис на этих камнях. Ну да, это тебе не по гладкому асфальту ездить. Плюс они ещё, судя по взрыву, Монку рванули, добивая окончательно простреленные со всех сторон колёса. Там хоть резина и специфическая, на ней можно ехать даже при спущенном колесе, но тут попаданий было гораздо больше. Её и внизу всю расстреляли, и тут Монки по бокам ещё добавили.
— Никому не стрелять! – сказал в рацию Туман. – Мы метрах в тридцати от Ауди сзади.
Вот и Порши. Крот уже поставил свой, перегородив им дорогу, и тут же подлетели ещё два, окончательно перекрыв выезд. Теперь Ауди точно никуда не денется.
— Эй, в Ауди! – стараясь как можно громче, крикнул я. – Вы отсюда уже никуда не уедете и, как видите, вы окружены. Сдавайтесь, уроды, пока мы вас не сожгли в этой тачке живьем. Даю вам минуту. Открываете все двери и выходите из машины с поднятыми руками!
— Там же средства пожаротушения есть и баллоны с воздухом? – как бы напоминая, сказал мне Дима.
— Будем жечь до тех пор, пока не вылезут из неё, – зло сказал я. – Запасы воздуха и огнетушителей у них в машине не бесконечные.
Ох, как же мне хочется сейчас посмотреть на рожу Рога, ведь в машине он наверняка. Да и на Круга я бы тоже глянул. Мы держали под прицелом машину и не сводили с неё глаз. Ну наконец-то! Все четыре двери машины открылись.
— Не стреляйте! – раздался оттуда голос. – Мы сдаёмся.
— Руки покажи, скотина, из машины и выходите! – заорал Туман, прижимая к плечу свой автомат.
Из Ауди сначала показались 4 пары рук, а потом один за другим стали вылезать бандиты. Но, млять, Рога среди них нет. К ним тут же подбежали Крот со своим штурманом и следом мы. Бандитов быстро обыскали и поставили на колени.
— Где Рог с Кругом, уроды? – не понимая, что происходит, заорал я.
— Ушли они давно, – ответил мне тот, кто был за рулём машины.
— Как ушли? – растерянно переспросил я. – Мы же все выходы перекрыли.
— Речку вы не перекрыли, – ответил этот парень. – Вот они баллоны с воздухом на себя одели и тю-тю. А мы уже прорывались, кто как мог.
Вот же… Туман, Дима, громко выругались. Главари ушли!
— Цезарь где? – нагнувшись и взяв водителя за грудки, спросил Туман.
— В броневике был.
Епт, вот же, у меня даже слов не было!
— Валер, ты реку видел в той части пещеры, которую вы зачищали?
— Видел. Небольшая такая речушка. Проверили и зачистили там всё.
— Рыжий, приём! – схватился я за рацию.
— На связи, Саня, – тут же ответил он и, судя по его голосу, он был очень довольным. – Всю пещеру зачистили, взяли пленных. Как ты и сказал, всех пока связали.
— Погоди, – перебил я его, – вы выход к речке нашли?
— Нашли, конечно, – ответил Рыжий как само собой разумеющееся.
— Быстро опиши само место. Стены и потолки такие же, как и во всей пещере?
— Неа, копали походу сами. Тут площадка небольшая, полки какие-то пустые, ласты, вон, есть, компрессор стоит.
— Млять! – хором выдохнули мы.
Вот зачем им нужны были эти 20 или сколько там человек. Они прокопали коридор к реке и оборудовали там небольшую площадку.
— Пипец! – выдохнул Дима.
Я был расстроен, очень расстроен. Ушли два урода, за которыми мы очень долго гонялись. Или не два?
— Сколько человек по реке ушло? – толкнул я стволом автомата водителя Ауди.
— Двое.
— Куда река уходит?
— Не знаю, Круг сам плавал всегда.
— Да ушли они уже, Сань, – положил мне руку на плечо Туман. – Наверняка уже давно реку эту под водой разведали, нашли место выхода на поверхность, потом перегнали туда машину и оборудовали гнездо, чтобы пересидеть какое-то время. Хрен мы их найдём.
— Жопа, – сказал точное и ёмкое слово Слива.
— Млять! – махнул я рукой от бессилия. – Поехали посмотрим, что там за хоромы у Круга и компании. Этих связать и под охрану, – показал я рукой на стоящих бандитов.

Глава 14.

В расстроенных чувствах мы вернулись к Чероки и погрузившись в него, поехали назад. Да, пещера была наша, мы освободили кучу заложников, захватили кучу полезных для нас вещей, толком конечно ещё не понятно что, но то, что трофеи будут богатые, я даже не сомневался.
— Валер потери? – спросил я у него, когда мы ехали назад.
Тот кивнул головой и сделал запрос по рации. Пока мы не спеша доехали до этой площадки, пацаны доложились. Всего, в сегодняшнем бою в пещере у нас, убитыми 12 человек, ранено 19. На ходу остался этот «Индеец», в котором мы сейчас ехали и Навара, её уже поставили на колёса, когда мы заехали на площадку.
— Давай дальше Дим – сказал я ему.
Проехав ещё метров двести по этой дороги остановились. Тут была тоже небольшая площадка, на ней и припарковались. Нас вышел встречать довольный Рыжий.
— Вы чё такие кислые то? – спросил он у нас.
— Круг с Рогом ушли по реке – ответил ему Дима – у них тут водолазное оборудование оказалось.
— Вот же – Рыжий громко и смачно выругался – ладно, пойдёмте я вам покажу тут всё. Неплохо тут Круг устроился.
Мы решили сначала всё посмотреть, а потом уже глянуть на пленных, подождут, всё равно их в расход всех скорее всего пустим. Тюрем тут нет, следить и охранять их некому, вернее есть кому, но это никому не надо. Так что пуля в затылок и в пустыне бросим, даже закапывать не будем. Или отдадим их бывшим заложникам, думаю у них свои счёты с ними есть. Чувство морали меня уже не тревожили, совесть не мучала, проявлять гуманность к ним я точно не собирался.
Затем у нас была небольшая экскурсия по бывшим владениям Круга. Как я понял, сделали тут следующее. В этой части пещеры было огромное количество различных помещений, уж не знаю, для чего они тут были нужны в том мире, но они были. Стены между ними были гипсокартонные, какие-то сломали, объединили комнаты, у Круга был кабинет, спальня, большая кухня-столовая, у его подельников тоже самое. Различные склады, нашли кучу оружия, боеприпасов, много личных вещей, одежды, бытовой техники. Прогуливались мы так около часа наверное. Но самый большой сюрприз нас ожидал, когда Рыжий привёл нас в одно большое помещение.
— Бинго – присвистнул я, когда мы вошли в него – а вот и бонус.
Мы пришли в бандитский гараж. Тачки, много машин. Тут стояло около 30 автомобилей различных марок.
— Я так понимаю – почесал затылок Туман – тут машины которые бандиты притаскивали из облака и восстанавливали по мере сил и возможностей и те, на которых сюда люди проваливались.
— Скорее всего да – согласился я с ним – вот эта например точно с людьми сюда провалилась – хлопнул я по капоту 12 модели Ваза. Мы такой отечественный хлам из облака не таскаем, иномарок хватает, думаю бандюки тоже не дураки были.
Перед нами стояли как иномарки, так и отечественные автомобили. Они были выставлены в ряд вдоль стены, и мы не спеша прогуливаясь рассматривали их. Нексия, три Логана, чёрная Соната, Хонда Цивик, Старый Круизёр, подготовленный для трофи, скорее всего рыбаки ли охотники какие провалились на нём сюда. Газель тентованная вон даже есть, дальше стоял обычный Уазик буханка, пару Фокусов. А в самом конце дорогие и хорошие иномарки. Две пятерки БМВ, в 39 и 60 кузове, лупатый серебристый Мерин, Мазда СХ-7, дутый Паджерик. В общем, хороший бонус.
— Чё с тачками то делать будем? – спросил у меня Туман, рассматривая эти автомобили – хозяева то их наверняка живые большинство.
— Все машины наши – немного подумав, ответил я – продадим, деньги на страховку погибших бойцов пойдут. Какие-то машины себе заберём. Мы все 4 КАМАЗа потеряли, обе Навары, 4 Черокеза. Апрель без машин остался, надо восстанавливать наш автопарк. Людей всех к нам в город, устраиваем как обычно, можно будет частично компенсировать затраты, только сперва пускай докажут, что это их машины. Тех кто полезен, берём к нам на работу, в новый оазис полно людей надо. Пусть спасибо скажут, что мы их освободили.
— Недовольные будут – сказал Дима.
— Да мне всё равно Дим – ответил я – недовольные всегда были, есть и будут. Пусть на меня в суд подают. Тачки наши и точка, как и всё, что мы тут нашли и найдём.
— А с пещерой чё делать? – снова спросил Туман.
— Хрен его знает, что с ней делать – честно ответил я – с одной стороны место прикольное, с другой стороны она нахрен не нужна. Не знаю пока, потом что ни будь придумаем. Пошли пленных посмотрим. Сколько там человек то?
— 8 мужиков и 10 баб – ответил Рыжий – бабы все побитые, говорят их тут в качестве рабынь держали.
— Пошли посмотрим, что там за рабыни Изауры – сказал я, разворачиваясь на месте – а люди? Заложники?
— Нашли тоже – вздохнул Рыжий – человек 20 в комнате, их расстреляли всех. Различного возраста люди, повара, судя по одежде, официанты даже были, всех завели в одну комнату и положили.
От злости, я только челюсти сильнее сжал. Кое кто из наших снова выругался. Пока шли к комнате, где закрыли всех пленных, пришло несколько докладов от бойцов, которые прочёсывали пещеру на предмет трофеев. Неплохие такие находки. Нашли несколько различных грузовиков, на которых скорее всего бандиты ездили в облако и возили оттуда всё подряд. Пещера то огромная, когда захватывали, быстро проверяли все комнаты на наличие людей и шли дальше, что где стоит, толком не смотрели. Зато сейчас бойцы с удовольствием это делали. Вот и докладывали, что где нашли.
— Вот там мужики – кивнул головой Рыжий, когда мы подходили к двери, около которой стояло два наших бойца, охраняя их.
— Открывайте – коротко сказал им Туман.
Бойцы открыли дверь и мы вошли внутрь.
— Встать уроды – рявкнул Туман.
На полу, в абсолютно пустом помещении сидело 8 бывших бандитов, многие из них были раненные, наши оказали им первую помощь. Бандиты молча поднялись с пола и встали вдоль стены.
— Навоевались? – сказал я им – сколько же у вас крови то на руках?
Те стояли, опустив головы вниз и молчали.
— Нас заставили – буркнул один из них.
— Не верю – ответил я – всех заставить не могли, мы много заложников освободили, которые отказались и не пошли к вам в банду.
— Вас всех с оружием в руках взяли – неожиданно зло крикнул Рыжий – вы все военнопленные, а не просто заложники.
— Ну и что с ними делать будем? – громко спросил Туман.
— Как что? – удивился я – в расход. Вывести на поверхность и расстрелять.
— Не убивайте – заголосили практически все бывшие бандиты разом. Несколько человек на колени бухнулись.
Мы стояли и смотрели, как бандиты голосят один за одним, вымаливая у нас прощение. Стало как-то громко и шумно.
— Ну ка заткнулись все – крикнул я.
Вой и причитания тут же стихли. Я постоял посмотрел на них, подумал, посмотрел на стоящих рядом со мной моих друзей и боевых товарищей.
— Думаю, у вас нет смысла спрашивать? Кто всех людей тут расстрелял?
Естественно из бандитов никто, ничего не ответил.
— Рыжий.
— Чё? – тут же отозвался он.
— В расход всех.
— Ах ты сука – заорал один из бандитов и бросился на меня.
Но Слива с Кирпичём оказались быстрее. Они оба держали свои автоматы на изготовку и этого бросившегося на меня бандита встретили дружным огнём из двух стволов. Ну а дальше, подключились уже остальные. Расстрел был короткий, но громкий, помещение конечно большое, но больше 10 стволов в замкнутом пространстве дают о себе знать. В общем через несколько секунд все бандюки были расстреляны в упор.
— Тех 4 из Ауди тоже в расход – теребя своё ухо сказал я, когда все прекратили стрелять.
— Чё у вас тут происходит? – в открывшуюся дверь ввалились наши бойцы, услыхав стрельбу.
Но все вопросы отпали, когда они увидели лежащие мёртвые тела бандитов около изрешечённой стены.
— Правильно – сказал кто-то из наших бойцов – туда им и дорога.
— Ага, а то корми их, охраняй – поддержали его ещё голоса.
— Вот этот очень любил людей бить – показал парень из бывших заложников на лежащего мёртвого бандита у стены – правильно сделали, что расстреляли их.
— Пошли к девкам – сказал я и направился к выходу – Рыжий, убрать всех. Вывести на поверхность и бросить. Можете тех 4 кстати из Ауди для работы привлечь, а потом их рядом положить.
— Сделаем – улыбнулся тот.
Какие-то кровожадные все. Сделаем, как будто разговор о неодушевлённых вещах каких идёт, а не о людях. Хотя я сам такой же стал. И мне их ни капельки жалко не было. Каждый выбирает свой путь сам. Не захотели бы стать бандитами, не стали.
— Здравствуй девушки – громко поздоровался я с дамами, когда мы всем мужским скопом вошли в огромную комнату, где находились захваченные или освобождённые нами девушки. Судя по виду, многие из них находились в шоке, взгляд какой-то мутный и стеклянный, многие были избиты, поцарапаны, причем у некоторых ссадины и синяки довольно таки свежие. А вот и две рыжие мадам, правда на роль любовницы подходит только одна, вторая страшненькая какая-то. То, что среди них находится и снайперша, я даже не сомневался. Убить её не могли, скорее она из себя жертву насилия будет корчить. И точно, только я об этом подумал, как нам на встречу выбежала девчонка, довольно таки симпатичная кстати.
— Ой спасибо вам мальчики – чуть не плача, кинулась ко мне одна из девушек. Слива с Кирпичём тут же встали передо мной, перегораживая ей путь. Та резко остановилась, но тараторить не прекратила.
— Спасибо, спасибо мальчики – стояла она напротив нас размахивая руками.
Другие сидели и молча смотрели на нас. И ещё мне показалось, что некоторые из девушек с испугом посмотрели на эту говорившую. И тут, она слишком сильно задрала руки и её футболка оголила ей живот. А на животе сбоку, я увидел наколку.
— Стоп – остановил я её, поднимая руку и призывая к тишине – подними-ка красавица футболку чуток снизу.
— Зачем это? – испуганно спросила она и улыбка у неё тут же с лица исчезла.
— Футболку подними – уже грубее сказал я – у тебя на животе наколка, хочу посмотреть на неё.
Все с интересом уставились на эту девушку. Её глазки тут же забегали, она резко обернулась на сидящих на полу девушек, как бы ища поддержку, но кроме холодного взгляда от других, она ничего не получила.
— Футболку подними тебе сказали – рявкнул Туман.
Он не знал про ту Кошку, но привык к тому, что если я говорю, значит так надо.
— Мужчины можно повежливее? – попыталась построить она нам глазки – мы только из лап бандитов освободились, а тут другие хамы – и она обиженно надула губки, но футболку не подняла.
— Кирпич, Слива держите её – резко сказал я и шагнул вперёд.
Девка не успела даже глазом моргнуть, как с двух сторон оказалась зажата пацанами. Она сначала попыталась вырваться, а потом метнула на меня такой взгляд ненависти, что я думал у неё искры из глаз посыпаться. Я подошёл и чуть задрал её футболку.
— Кошка – сказал я вслух, рассматривая её наколку. В районе пупка, сбоку у неё была вытатуирована маленькая, изящная, изгибающаяся кошка, причем татушка была цветная, чёрная и пару рыжих пятен.
— И что с того? – сказала она.
Я молча взялся двумя руками за край её футболки на правом плече и немного разорвал её, оголяя её плечо.
— Опа – воскликнул Туман, увидав её плечико.
На плече этой мадам, отчетливо виднелись свежие синяки от приклада. Я помню у меня такие же были, когда я первый раз с Сайги стрелял. Потом я взял её правую руку и понюхал, отчетливо пахло порохом. Отступив шаг назад, я посмотрел ей в глаза. Её взгляд стал ещё более ненавистным.
— Эта та, кто убил нашего бойца, когда он высунулся из-за угла – громко сказал я стоящим сзади меня пацанам – мы когда сюда пролезли, слышали в коридоре двоих бандитов. Один из них сказал, что Кошка красиво вальнула нашего пацана. Вот наколка – показал я пальцем на её живот – Кошка, на плече синяки от приклада, руки пахнут порохом. Это она 100%
— Сука – зашипела она на меня.
Я улыбнулся и добавил – а ещё они сказали, что у рыжей задница хороша и она наблюдала за всем этим – я отступил шаг в сторону и посмотрел на эту девушку с рыжими волосами – это ведь ты? – ткнул я в неё пальцем.
— Сучка – внезапно закричала одна из девушек и вцепилась этой рыжей в волосы, тут же очухались ещё две и они начали метелить эту девку.
— Стоять всем – закричал я.
Но девушки продолжали бить эту рыжую.
— Вот тебе тварь – приговаривала одна из тех, кто била рыжую – это тебе за все страдания и унижения. Втроём они быстро с ней справились и начали уже бить её головой об пол.
— Туман – сказал я ему.
Пацаны как бы очухавшись, с трудом растащили дерущихся. Рыжей врезали пару оплеух и швырнули в угол, три эти воительницы тяжело дыша уставились на нас.
-Ну? объясняйте.
— Эти две, подстилки Круга и Рога – сказала та, которая первая накинулась на рыжую. Эта – она кивнула на девку, которую крепко держали Слива с Кирпичом – снайпер. Они вечно над нами издевались, вот эта тоже из их бригады – ткнула она ногой ещё одну девушку. Та от неожиданности вздрогнула и заплакала – они сказали нам держать рот на замке, иначе убьют. Рыжая и Кошка любили смотреть, как бандиты насилуют девушек, прям таки упивались этой картиной. Прикинулись вместе с нами жертвами, думали прокатит. Хахали то их по реке свалили, а этих шалав тут бросили.
— Заткнись тварь – зашипела та, которую держали пацаны.
— Рот закрой – совершенно не стесняясь сказал Кирпич и врезал ей хороший такой подзатыльник.
— Остальные все заложницы были у бандитов? – спросил я.
— Надеюсь ты понимаешь – посмотрев прямо мне в глаза, сказала эта девушка – какие мы были заложницами и для чего.
Неожиданно одна из девчонок, совсем молодая заплакала. И та, которая со мной говорила бросилась к ней – всё-всё Танюшь – прижала она её к себе – всё кончилась моя хорошая, успокойся.
— Вот же вы сучки – выдал Корж.
— Любили смотреть как насилуют говоришь? – повторил я.
Кошка подняла голову и с испугом уставилась на меня.
— Туман.
— Тут я Сань – отозвался он.
— Сделай-ка для меня следующее дружище. Кошку и Рыжую связать и запереть в одной из комнат. Всем мужикам скажи, кто хочет повеселится, милости просим к этим двум в гости. Они могут делать с ними всё, что захотят. Наверняка у нас найдутся пацаны, которым эти две понравятся. А эти две пусть на своей шкуре поймут, что такое издевательство и насилие.
— Неееет – закричала рыжая и забилась в истерике. Кошка как-то сразу обмякла на руках у парней.
— Не придуривайся – подошёл я к ней и взяв её за волосы, поднял ей голову – ты слишком хитрая и сильная для женских обмороков. Держись тварь, сейчас с тобой сделают всё тоже самое, за чем ты так любила наблюдать. И за пацана нашего получишь, которого ты убила.
— Чтоб ты сдох – прошипела она мне в лицо.
— Я-то сдохну – улыбнулся я – но ты сдохнешь быстрее, сегодня. Вы что думали? Будет как в том мире? – я кивнул себе за спину – типа пришли хорошие парни, освободили людей, перебили бандитов, тех, кого в плен взяли, будут охранять, не обижать, кормить и охранять? Так что ли? И ничего плохого им не делать? Нет уж дорогуша, не будет тут такого. Вы наверняка слышали выстрелы в соседней комнате, минут пять назад. Это мы пленных кончили, 8 человек. Никто с вами уродами церемониться и сюсюкаться не будет. В живых из вас тварей никто не останется. Туман забирай их.
Под их крики и вопли, довольные пацаны утащили брыкающихся и царапающихся девок куда-то по коридору, раздавая им на ходу пинки.
— А с этой чё делать? – спросил у меня Туман, показывая на третью девушку.
— Убейте её – внезапно закричала эта Таня, которую успокаивала девушка, говорившая со мной – она моего друга застрелила и ещё несколько людей.
— Ни хрена себе тут у них дела были – выдал Слива – а с виду и не скажешь. Девушка как девушка.
— Женщины более жестокие, чем мужчины – спокойно сказал ему Кирпич – особенно когда чувствуют власть и безнаказанность. Вот и веселились тут на полную. Представьте только, какого они отношения к себе требовали. Наверняка каждая из них себя королевой считала.
— Не то слово – зло сказала девчонка, напавшая на рыжую – чуть что не так, сразу били.
— Сама не хочешь? – спросил у этой Тани Корж и протянул ей пистолет – направь на неё и жми на курок. Ничего тебе за это не будет, тут другие правила жизни.
Третья бандитская девка перестала плакать и испуганно сжавшись в калачик забилась в угол. Таня медленно встала, вытерла слёзы и подошла к Коржу. Протянув руку, взяла пистолет и повернулась к сидящей в углу.
— Нет, пожалуйста, не надо – заскулила та.
Пистолет с рукой медленно поднялся в её направлении, Таня ещё двумя руками его обхватила.
— Это тебе за Олега тварь – сказала она и тут же нажала на курок, потом ещё и ещё, она нажимала на курок, пока не кончились патроны. Всё, убила.
При каждом выстреле все девушки дёргались, но никто не предпринял попыток её остановить. Затем она так же спокойно отдала пистолет Коржу и встала, не зная, что ей делать дальше. Вдалеке раздался душераздирающий крик одной из тех, кого утащили пацаны.
— О – кто-то уже в гостях – улыбнулся Слива.
— Ещё среди вас есть те? Кто с бандитами был и над вами издевался? — спросил я всех сидящих девушек.
Все тут же отрицательно покачали головой.
— Ну тогда добро пожаловать в свободный мир девушки – широко улыбнулся я – Корж, переодеть, накормить, дать возможность привести себя в порядок и пусть медик наш осмотрит их.
— Мы правда свободны? – спросила одна из девчонок, она всё ещё не верила в происходящее.
— Правда красавица – кивнул ей Корж – больше вас никто не обидит. С сегодняшнего дня у вас начинается другая жизнь.
— А те две? – спросила другая.
— А тех вы больше никогда не увидите в своей жизни – ответил ей Туман.

Глава 15.

Наступил новый день. Вчера мы окончательно разобрались со всеми пленными и трофеями. Кошку и Рыжую просто пристрелили, никто не стал об них мараться. Им сначала ноги прострелили, потом руки, а потом добили. Кто уж там так повеселился, мне было всё равно, грохнули их, туда им и дорога. Всех расстрелянных заложников, которых мы нашли, те 4 бандита из Ауди грузили в Газель и вывозили на поверхность. Копать братскую могилу тут было негде, вернее есть где, только животные всё равно раскопают, поэтому их аккуратно сложили в одну кучу, кто-то прочитал молитву и тела сожгли. Потом вывезли всех убитых бандитов, этих просто бросили, к утру от них не останется ни косточки. Как потом рассказал Крот, те 4 бандитов поняли, что их ждёт та же участь и попытались вымолить прощение, но несколько ребят, из бывших заложников, которые участвовали в захвате гнезда Круга узнали их и расказали, что они творили. В общем, их сами заложники потом и расстреляли.
— Барахла много Сань – присел рядом со мной в столовой где мы завтракали Туман – мы тут по складам ихним пошукали, нам до хрена чего пригодится. Вывозить только не на чем. Надо сюда фуры наши гнать и вывозить всё.
— Ну да – поддержал его Дима – всего много.
— Вызывайте машины – спокойно ответил я – людей тоже надо вывозить.
— Чё куда везти то? – спросил у меня Туман.
— Надо распределить. У нас есть три места, куда мы можем всё распределить. Наш город, новый оазис и хозяйственный оазис, с овечками и коровами этими или как их там. Там тоже надо людей всем необходимым обеспечить. Составляйте список и будем думать.

Интересно, как там наши? Светка, Булат, обезьянка, отвёз её доктор Вожаку или нет? Что там с Блюром, Аркантитом? Заводиком и «Качалками», связью? Пацанами? С катерами и этим речным облаком? Ух, сколько же дел и интересных вещей нас ждёт по возвращению. Славка обещал Эво мне начать тюнинговать. Мне же надо порвать всех в карьере. Да и вышку профессор обещал построить там же, я бы с Тарзанки возможно и прыгнул бы. Людей распределить надо везде. Крота наконец то отправить по пустыне людей собирать и к нам их всех. Круг и Рог ушли, и почему-то я думаю, что мы с ними ещё обязательно встретимся. Тут же вспомнился наш разговор со Светой, про нефтянку. Сейчас мы Блюр выкинем на рынок, как нефтяники наши местные отреагируют? Как поведут себя? Тоже ничего не понятно. Блокпост построили уже через каньон или нет? Заправку? Машин сколько нам надо? Автосалон как там? Блин, я реально соскучился по всему этому. А нас нет то буквально несколько дней. Да и опять же, в Новом Оазисе, я около недели уже не был. Ладно, разберёмся.

Автор категорически против размещения ещё где-либо «Механиков» кроме сайта «ЯПисатель» без его согласия.
Copyright (c) Nota34.

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели