Механики. Часть 15.

Механики. Часть 15.
Голосов: 16

Глава 1.

— Обалденный Додж! – услышали мы восхищенные голоса, вылезая из машины. Бойцы тут же окружили Вайпера.
— Ну да, – отошёл я от неё на пару метров, рассматривая, – едет как надо. Мотор тут, кажется, 8.3. 507 лошадей, если не ошибаюсь.
— Только бок в порядок привести, и будет зверь-тачка, – сказал Большой, показывая на правый бок. Вся его правая бочина была счёсана, да и ещё плюс дверь порвана, само железо.
— Очень красивая машина! Зверь! Вещь! – раздавались восхищённые возгласы со всех сторон.
— В красном цвете она просто улёт смотрится, – продолжал восхищаться Большой. – А в свежей краске он вообще лучше всех будет.
— Не, пацаны, – отрицательно помахал я головой. – Эта машина должна на миллион долларов смотреться, в нашем случае – на миллион Лин. Мы его в другой цвет покрасим. Тремя слоями чёрной краски. Каждый цвет сначала отполируют, а только потом следующий будут наносить.
— Зачем так сложно-то? – спросил Большой.
— Он как зеркало будет, Вась, – ответил я ему. – Кто-нибудь из вас видел когда-либо ЗИЛы правительственные?
— Я, я! – начали раздаваться со всех сторон голоса.
— Вот их красили по такой же технологии. Только там 7 слоёв. Машина реально зеркалом будет. Вайпера этого так же покрасим, а всю нижнюю кромку машины покрасим в фиолетовый цвет. Ширина полосы снизу сантиметров 10-15, не больше. Суппорта, кромки фар спереди и сзади – тоже в фиолетовый, – многие задумались, мыслительный процесс пошёл.
— А круто будет смотреться, – первым ответил Большой.
— Там ещё тачки есть, – кивнул Кирпич на здание. – Пойдёшь смотреть-то?
— Погоди, Кирпич, – остановил его Туман. – Пошли, вон, в тенёчек потреплемся для начала, – обратился он ко мне. – Решим, что дальше делать, – сказал Туман, показывая на стоящие недалеко от нас несколько деревьев и в их тени пару лавочек. Видать, там эти индейцы собирались на досуге. – А то знаю я тебя, сейчас с этими машинами голова у тебя отключится.
Блин, вот Туман – обломщик. Видать, там реально классные тачки стоят. Я вздохнул и пошёл за ним. Ребята продолжали обсуждать Доджа. Только моя личка направилась с нами. Мало ли какой ошалелый индеец выпрыгнет из кустов. Только мы направились в ту сторону, как меня окликнул один из наших бойцов:
— Александр, можно вас на пару минут? Тут есть кое-что интересное.
Обернувшись, я увидел двух бойцов, стоящих перед входом на минус первый этаж, откуда мы вслед за Субарой выехали. Один из них махал мне рукой.
— Пошли, Валер, глянем, чего он там нашёл. Потом поговорим поподробней. Кстати, пленные есть?
— Есть, – ответил Туман, пока мы топали к стоящим и ожидающим нас бойцам. – 19 человек взяли. Пока всех согнали на площадку, огороженную со всех сторон забором.
— А… Там у них бои с кошками проходили. Наш Большой там бился.
— Ага, видел я несколько трупов. Там же валяются обгорелые здоровые кошечки. Что с пленными делать?
— Да по-хорошему их в расход надо всех. Ща решим. Что тут у вас? – спросил я у стоящих ребят.
— Пойдёмте, – позвал нас один из бойцов и, развернувшись, направился вниз.
Я, Туман, естественно, моя личка и ещё несколько заинтересовавшихся ребят направились за ним.
— Смотрите, – толкнул этот боец одну из дверей, которая вела в достаточно большое помещение в гараже.
Зайдя туда, мы охренели.
— Твою же мать! – выругался Слива.
Да и не только Слива. Другие ребята, увидав это же, тоже не сдержали свои эмоции.
Как только мы вошли в помещение, с левой стороны увидели большую стену. И вся она была увешана документами и фотографиями других людей. Права, пропуски, листы с фотографиями с паспортов, различные удостоверения личности, карточки. В общем, всё то, по чему можно было идентифицировать личность человека.
— Сколько же они, суки, людей загубили? – полностью охреневший сказал я, подходя к стене.
— Да тут пара сотен людей наберётся, – произнёс Кирпич, рассматривая стену, – если не больше.
Со стены на нас смотрела куча людей: молодые, пожилые, старики. Отдельно в углу были сьемки с Полароида – мгновенная фотография. По ним было видно, что их делали уже тут. Люди на этих фотографиях были испуганны, некоторые из них – со свежими синяками и ссадинами на лице.
— Прям дом ужасов какой-то, – сплюнул Митяй.
— Они их всех убили, мужики, – сказал я. – Это всё – люди, которые попали к ним в лапы. Твою же мать! – во мне всё начало бурлить и клокотать от злости.
— Это ещё не всё, – решил добить нас боец, который привёл нас сюда. – В соседнее помещение зайдите, пойдёмте со мной.
Мы тут же направились за ним, и, войдя в указанный бокс, я ещё раз ужаснулся. Там стояло несколько больших стеллажей. На них аккуратно по полкам лежали разложенные личные вещи этих самых людей: телефоны, фотоаппараты, женские ободки и заколки, брелоки, украшения, деньги, портмоне, барсетки, ручки, блокноты, зажигалки, различные безделушки, атласы, навигаторы, в общем, вся та мелочёвка, которую человек либо носит с собой, либо возит с собой в машине. Всё это приносилось сюда и с пунктуальностью раскладывалось. Если честно, я на пару минут просто дар речи потерял, настолько это взяло за душу. Только представить масштаб этого всего, это же с ума сойти можно.
— Туман, – сказал я в полнейшей тишине.
— Тут я, Саш.
— Всех пленных в расход. Прям сейчас. Никого не жалеть. Расстрелять, сжечь… Чё хотите, делайте, но чтобы через пять минут все они были мертвы. Потом все трупы стащить на эту площадку и сжечь. Дальше собери несколько команд из ребят и отправь их прочёсывать джунгли. Пленных не брать. Никого. Валить всех, – я стоял и еле сдерживал себя, чтобы не начать орать в полный голос от бессилия. – Ты и ты, – ткнул я пальцем в стоящих недалеко от меня Страйка и Лешего, – возьмите несколько ребят, вынесите всё это отсюда на улицу, – обвёл я рукой помещение. – Фотографии с той стены – тоже. Сжечь все вещи кроме электроники. Выполнять! Стёпа.
— Тут я, Саш.
— Тащи выпить из тачки своей. Сколько людей, суки, сколько людей загубили!
Ребята чуть ли не бегом сорвались выполнять распоряжения. Я вышел на улицу и, дойдя до лавочек, молча опустился на них. Личка стояла в сторонке и молчала. На всех эти помещения произвели угнетающее впечатление. Меня эта картина просто выбила из колеи, настолько всё это было неожиданно и ужасно. Я тут же пожалел, что Кожаный и компания так легко умерли. Не все, конечно, но в данный момент я бы им придумал смерть пострашнее. Через несколько минут я услышал длинные автоматные и пулемётные очереди, а ещё через небольшое время в небо взметнулся чёрный дым.
Потом пацаны пригнали БМВ, и Стёпа, достав оттуда пару бутылок хорошего коньяка, тут же разлил его. Выпили. Вроде чуток отпустило. Туман к тому времени уже озадачил нескольких бойцов на приготовление чего-нибудь пожрать.

Глава 2.

Перекусили копчёным мясом. Пить мы больше не стали, вроде отпустило. Приехали Крот, Рыжий и остальные пацаны. Выставив охрану, мы так большим кружком все и собрались.
— Охренеть, конечно, у вас народу, – удивлённо сказал Андрей, рассматривая наших пацанов.
— А тачки – вообще улёт! – закивал Стёпа. – Я такие только в кино видел.
Этих двоих СОБРовцев я уже представил всем ребятам. Из Крузака Крота пацаны, как короля, на руках вынесли нашего сластёну. Грудь и левая рука у него были перевязаны. Андрей со Стёпой тут же кинулись к нему, скорее всего, для того, чтобы раздавить его в своих объятиях, но тут же были предусмотрительно остановлены.
— Полукед, дружище! – подскочил я к нему. Его уже усадили в раскладной стул и дали две шоколадки. – Какой же ты молодец!
— Полукед сказал, что дойдёт, – улыбнулся тот. – Полукед дошёл.
Все заржали.
— Пацан сказал, пацан сделал! – захохотал Большой.
— Ну, ты расскажи нам, как вы доехали-то? – обратился я к нему. Мне было очень интересно узнать, ведь они поехали в никуда. Шансы у них троих, конечно, неплохими были, но всё же. – И где девчонки?
— Девчонки в хозяйственном оазисе, – ответил за него Туман. – Их там Семёновна под крыло взяла. Так что вы двое, – ткнул Туман пальцем в стоящих Андрея и Стёпу, – можете не переживать за них. Они в полной безопасности.
— Рассказывай давай уже, – снова поторопил я Полукеда.
— Ну, мы быстро доехали до песка, – начал тот с деловым видом свой рассказ. – Потом песок, много песка. Скаты были, их объехали. По песку сложно ехать на мотоциклах. Мы всё время падали, поднимали мотоциклы, ехали и снова падали. Устали все очень. Когда уже темнеть начало, выехали из песка. Я понял, что мы не успеем до оазиса доехать, даже до пещеры не успеем. Сказал девочкам, что надо ехать как можно быстрее, чтобы доехать до камней, а то звери ночные выйдут, не отобьёмся на ровном месте. Один из мотоциклов через пару километров сломался. Пришлось на одном ехать. Неудобно очень, – покачал головой Полукед. – Меня посередине посадили, девочки меня зажали, – после этих слов он густо покраснел и опустил голову.
— Вот ты, видать, кайф там ловил с ними, – засмеялся кто-то из ребят.
Тот вздохнул и продолжил:
— Да, мне было приятно между них сидеть, но темнело быстро, надо было камни найти, чтобы залезть на них. Я знал, что скоро звери выйдут, девочки не знали.
Все разом притихли, поняв, что ему пришлось пережить. С ним две девушки, которые ничего не знают об этом мире. А он знал, что будет ночью. Мля, вот же Человечище!
— Увидели камни, когда уже совсем стемнело. Пока доехали до них, нашли, где забраться, на нас напали. Девочки кричали, – Полукед снова опустил голову и продолжил. – Я последним лез, я обещал их прикрыть. Наташа стрелять стала, убила несколько зверей. Надя факелы зажигала и огнём их отпугивала. Так и забрались на камни. Меня, вон, зацепили немножко, – показал он нам свою руку, – но я девушек защитил! – резко поднял он голову и посмотрел на нас всех, а особенно, на Андрея и Стёпу.
— Ты молодец! – практически хором сказали мы, как можно осторожней пожали ему здоровую руку и обняли.
— Ну а дальше связались с хозяйственным оазисом. Хорошо, рация добила. Там нас сразу связали с Туманом. С утра они приехали и нас с камней сняли.
— Вы на камнях всю ночь сидели? – ахнул кто-то.
— Не всю. Пока было чем, огонь жгли. Потом стало нечем. Страшно было, темно. Звери вокруг воют, забраться пытаются. Меня девочки перевязали, как могли. Я свой броник Наташе отдал.
Блин, вот же чувак. Сколько воли и силы к жизни в нём!
— Холодно было, прижимались друг к другу.
— Молодец, паря! – остановил его Туман, заметив, как тот заново переживает ту ситуацию. – Ты реально большое дело с девчонками сделал. Мы все – твои должники. Можешь на нас рассчитывать.
— Спасибо, – посмотрел он на Тумана своими голубыми глазами.
— Вы-то как доехали? – спросил у Тумана Маленький.
— Мы как раз ужинали сидели, – теперь начал говорить Туман, – как взмыленный радист прибежал и орёт, что вы в плен попали и Полукед на связь вышел. Мы к нему в каморку все, кто был, ломанулись. Двери в столовой вынесли на хрен. Нас с ним связали. Наташа на связь сначала какая-то вышла, ну и рассказала, как и что. Ну а дальше, – Туман почесал макушку, – дальше – боевая тревога и общий сбор. К ним пацаны из хозяйственного на Патруле ломанулись трое. Сняли их с камней, еле от животных отбились и вырвались. Они бутылку с блюром зажгли, так и нашли их на камнях. Грузовик был бы, вообще без проблем всё прошло. Патрулю досталось, отвал помог. Ребята говорят, звери как ошалелые на машину кидались. Запах крови, видать, привлёк.
— Молодцы пацаны! – сказал Кирпич. – Они прекрасно понимали, что можно не вернуться и всем лечь там. А они не испугались, поехали спасать Полукеда с девчонками. Обязательно им руку пожму, как увижу.
— Можешь прям щас пожать, – улыбнулся Туман. – Вон они трое, – кивнул он на стоящих бойцов. – Идите сюда, пацаны.
Из толпы наших ребят, немного помявшись, вышли трое бойцов, которых Туман оставил в хозяйственном в качестве охраны. Мы все пожали им руки, похлопали по плечам и наговорили кучу комплиментов.
— Ну и с утра мы уже приехали. Девчонок там оставили, Полукеда – с собой, – кивнул Туман на него, продолжая свой рассказ. – Обкололи обезболивающими и сюда поехали. Девочки очень уж сильно напуганными и уставшими были, да и не нашли бы они дорогу назад. Я из их разговора понял, что они сами только сюда попали, а вы им от этих индейцев помогли отбиться. Так что проводники из них никакие. Эмоций через край за сутки. Ну а мы – по тачкам и к вам. В пустыне несколько машин в песке застряли. Кого могли, на другие тачки посадили, остальные остались машины откапывать. Ну а дальше вы знаете. Как Полукед на этом Плато ориентируется, я ума не приложу.
— Чуйка у него хорошая! – засмеялся я. – Чётко вас вывел.
— Ладно, – хлопнул себя по колену Туман. – Дальше что делаем, Сань?
— Дальше? – я задумался. – Давайте так. Первое, надо съездить и посмотреть это местное облако. Мужики, которые там были, – кивнул я на стоящих в сторонке с нашими бойцами освобождённых нами мужчин, – говорят, что там появляется много мотоциклов и спортивные машины. А в целом там автомобильная свалка. То есть для нас это запчасти и всё такое, а вот Ящеров мало. Думаю, сможем их спокойно положить и снимать запчасти с машин. Если там действительно свалка, то нам оттуда много чего пригодиться может. Либо просто оттуда переть всё подряд, а уже тут спокойно нашу собственную разборку организовать и возить всё к нам отсюда. С дорогой надо только что-то придумать.
— Спортивные тачки – это круто, – улыбнулся Туман. – Когда поедем?
— Да сейчас вон бандитский гараж посмотрим и поедем. Мы когда в него спустились сверху, там хорошие машины стояли. Мне прям не терпится посмотреть, что там. Ты Валер пока организуй несколько групп на обход всей этой территории. Я сверху смотрел, вон там у них дальше, – показал я рукой в сторону, – несколько производств. Там лесопилка, кузница, скорее всего, склады и всё такое. И там же машины людей, которые сюда провалились.
— Трофеи, в общем, все проверить, – засмеялся Большой.
— Точно, – кивнул я, – смотрите, что там. Селя, как там наши тачки? Нашёл их?
— Угу, – кивнул тот, жуя очередной кусок жареного мяса. – Все в полном порядке. Мы их нашли уже. Индейцы эти их в сторонку все поставили, даже из машин практически ничего не разворовали. Там ещё машины, только я толком не смотрел, некогда было. Рокеров ловили.
— Ну вот и смотрите теперь внимательно. Маленький, найди тех мужиков, которые в облаке были. Через пару часов поедем съездим туда. Как информацию соберём, решим, что дальше делать. А щас пошли посмотрим, чё там за тачки.
Туман быстро организовал несколько ребят на обход и опись всего, что тут есть. Я подождал, пока он распределит, кто куда, и потом мы направились к гаражу.
— Туман, скажи ему про тачку-то, – сказал Няма, когда мы уже подходили к зданию.
— Чё за тачка? – остановился я.
Смотрю, Туман замялся, а стоящие рядом с ним несколько бойцов заулыбались.
— Да мы там… это… машину вчера пригнали из облака, – ответил он.
— Ну и ладно, – пожал я плечами. – Либо себе оставим, либо продадим.
— Ага! – громко засмеялся Няма. – Хотел бы я посмотреть, кто её купит.
— Так, – вопросительно уставился я на Тумана. – Чё вы там припёрли? Давай колись уже.
Моя личка, СОБРовцы и Васи также с интересом уставились на Тумана.
— МЗКТ-79221 мы привезли, – одним махом выпалил Туман.
— Охренеть! – выдохнул Большой, а Маленький только по лбу себя рукой хлопнул. – Настоящий?
— Нет, мля, – передразнил его Туман, – на батарейках.
— Куда его такой? – полностью офигевший спросил Маленький.
— Так, стоп, мужики! – остановил я их. – Нам уж, будьте добры, объясните, что это за тачка. Судя по названию, это какая-то военная машина, а вот что именно, я не понимаю.
— Я тоже не в курсах, – поддержал меня Слива.
— И я, я тоже, – послышались голоса ребят.
— Это не машина, – заулыбался Большой, – это, – он запнулся, – я даже не знаю, как объяснить. Туман, нафига ты её припёр?
— Это не я, – стал тот оправдываться.
— Да вы достали! – повысил я голос. – Объясните уже? Туман, через колено тебя! Что это такое?
— По телеку видел, на чём Тополь-М перевозят? Ну, тягачи такие большие? – ответил мне Туман, разведя свои ручищи в стороны. – Колёс у них много.
— Да ладно? – не поверил я своим ушам.
Ребята рядом со мной как-то хрюкнули и выдохнули.
— Ага, – кивнул Валерка. – 16 колёс, по 8 с каждой стороны. Шасси обычное, без ракеты.
— И нахрена она нам? – задал я тот же вопрос.
Большой заржал.
— Ну так… – пожал плечами Туман. – Вдруг пригодится?
— Куда? Скатов давить? И как вы на ней проехали-то? И куда вы её поставили? – посыпались из меня вопросы. Я как-то совсем не ожидал такое услышать.
— Водила, вон, есть, – вытянул Туман шею и, крутя башкой по сторонам и выискивая кого-то, крикнул. – Иди сюда! Я тут один не собираюсь люлей получать.
К нам подошёл один из наших бойцов, и лицо его было, ну, скажем так, настороженным.
— Объясни им, – Туман быстро перевёл на него стрелки, – нахрена нам такая машина.
— Так ты же сам сказал: «Давай себе возьмём, а потом придумаем, что с ней делать», – обалдевши, ответил этот парень.
Тут заржали все.
— Чё, Валер, – смеясь, сказал я ему, – сдали тебя с потрохами?
— Нда, – заулыбался тот, – не прокатило. Да не знаю я, зачем мы её притащили. Поехали в облако вчера, как вы уехали. Смотрим, стоит красавец. Я аж дар речи потерял. А этот ещё, – он кивнул на этого бойца, – говорит: «Я на таком в армии ездил». Ящеров пощелкали быстро. Он – в него. Завёл. Ну и поехали. Охрана на воротах офигела, когда нас на нём увидела.
— Я бы тоже охренел, – поддержал его Маленький.
— Ну, мы его со стороны салона на поле-то наше и загнали, – продолжил улыбающийся Туман.
— Ну, пипец, – почесал я макушку. – Куда его теперь? Воевать-то не с кем, да и не поездишь на нём особо. Хорошо, ракеты не было, а то бы вы, психи, её обязательно запустили куда-нибудь.
— Аппарат – во! – выставил большой палец этот боец. – Любые преграды на раз снесёт. Из него можно сухопутный бронепоезд сделать. Он практически везде проедет.
— Бронепоезд? – хмыкнул я. – Расход-то там какой? Хотя с Блюром нас расход не интересует.
— Чтобы его завести, надо почти ведро солярки, – начал говорить этот парнишка. – Газанул три раза, ведро соляры ушло. Расход около 300 литров на сотку. 26 литров почти мотор, 12 цилиндров. На него можно столько железа навешать, что его никакой гранатомет не возьмёт. У него своя масса почти 40 тонн, а везти он может ещё 80. Пусть стоит, по-любому пригодится.
— Ты в армии на таком, говоришь, ездил? – спросил я.
— Ага, нас только год учили управлять им. Там длина, – он быстро закрыл глаза, пару секунд подумал и сказал, – 19560, ширина – 3370, высота по кабине – 3180, радиус разворота – 20 метров, запас хода – 500 километров, – выдал он по памяти. – Надо же, не забыл ещё!
— Здоровенная тачка, – сказал Стёпа. – Я такие только по телеку видел.
— А сколько жмёт? – спросил Крот.
— 45 километров в час с ракетой, но она весит до хрена. Пустой под 60-65 будет ехать, а так смотреть надо, – ответил боец. – Я вам так, мужики, скажу. Там такой запас прочности, что его убить или что-нибудь в нём сломать очень сложно. Даже дураку. На нём, видимо, здание какое-то помяли, – улыбнулся он. – Вот он в облаке и появился. Там чуток кабина помята, и несколько кирпичей в ней застряли. А так он идеальный.
— На дальние расстояния его можно использовать, – сказал Слива. – Ты, Саш, сам прикинь, сколько там места. Если это шасси, то вари на нём жилой отсек, как на Чёрном плаще, до конца рамы и всё. Места вагон.
— Ладно, – махнул я рукой, – пусть будет, раз уж притащили. Решим потом куда на нём ездить. Пошли на тачки уже посмотрим.

Глава 3.

Спустились по пандусу на минус первый этаж. И тут я охренел окончательно, да и пацаны, если честно, рты пооткрывали, глядя на машины. Во время боя-то особо некогда было смотреть на машины. Стоят они и стоят. А тут вот они, можно спокойно посмотреть.
— Да уж, – почесал голову Андрей. – В одном месте такие машины не часто увидишь.
— Вот эта тачка, – подошёл я к первой машине и положил руку на крышу, – БМВ Альпина с выдвигающимися передними фарами. Мотор, – я быстро обошёл её и посмотрел на крышку багажника, – 840-я, 4 литра мотор, 286 лошадей, на ручке, обалденный аппарат. Ну, это Порш кабриолет, – показал я рукой на стоящий автомобиль, который пытался завести. – Ничего особенного, таких у нас тоже есть парочка, кажется.
— Это чё за аппарат? – спросил Слива, показав на машину в сторонке.
— Это Тойота Супра в А80 кузове. У неё было два мотора с завода, 225 и 280 лошадей. Надо смотреть, какой на этой стоит.
— А это что? – ткнул Кирпич пальцем на соседнюю красную тачку.
— Это, друг мой, TVR Тусан. Тоже два мотора с завода: либо 355, либо 396 лошадей.
— Красивый аппарат! – воскликнул Маленький, проводя рукой по её капоту. – Фары такие 3 штуки одна над другой. Мне очень нравится.
— А мне вот этот нравится, – услышали мы голос Большого. Он уже стоял около Мерседеса в 126 кузове.
— А губа у тебя не дура, Большой, – засмеялся я. – Аппарат действительно красивый. Во всех американских фильмах 80-90 годов на таких бандиты ездят.
— А вот такую я в кино видел! – крикнул сбоку Леший. – «Дом у дороги» называется. На ней Патрик Суэйзи ездил, а потом через забор её запустил, и бандиты её взорвали.
— Так она такая же, как тот Мерин, – сказал подошедший Большой, – только купе. Тот же 126 кузов.
— Да пофиг, – махнул рукой Леший. – Выносное литьё, чёрный цвет, весь тонированный, – он только языком цокал, разглядывая Мерин. Очень зло смотрится. Отмыть его и кузов отполировать или покрасить. В общем, мне тоже очень понравилась эта машина.
— Да где же они таких тачек-то набрали? – спросил Слива.
— В облаке, – ответил ему кто-то. – Надо ехать смотреть, что там ещё есть.
— Эх, жалко вот эту вы изрешетили, – вздохнул Туман, показывая на 3000 Мицубиси, за которым прятался злодей, а мы по нему стреляли. Тачка и правда представляла собой печальное зрелище. Мало того, что перевёртыш, так ещё и весь левый бок, как решето. Стоящий напротив Мерседес в 220 кузове, за которым мы тогда прятались, никого не возбудил. И покруче Мерины видели и имеем. – Даже не знаю, смогут её восстановить-то или нет, – он открыл дверь и заглянул в салон, темновато тут всё-таки. – Не, салона тоже нет. Хана тачке. Вы его весь продырявили.
— А эта чё тут делает? – спросил Андрей. – Вроде Мицубиси Галант универсал, если я не ошибаюсь. Да ещё и с правым рулём.
— Да, действительно, Галант-сарай, – подтвердил я. – Странно. Действительно, нафига его сюда индейцы притащили?
— Ну-ка дайте глянуть, – растолкав нас от машины, подошёл Няма. С деловым видом открыл капот, хмыкнул, посмотрев на мотор, потом заглянул под машину. – Эх, вы, деревня! Эта тачка – ураган. Полный привод, 280 лошадей на ручке, турбовая. Много с кем потягаться может.
— Да у неё руль правый, – отмахнулся Слива. – Нафиг она нужна такая?
— Я тебе завтра с левым рулём такую же из облака притащу, – сказал Туман. – Переставляй панель, дворники, фары и всё. Вот тебе и левый руль.
— Точно, – кивнул Слива. – Как-то я не подумал об этом.
— А едет она тоже достаточно хорошо, – продолжил Няма. – Панель действительно надо переставить на левый руль, и покупатель на неё быстро найдётся. Я бы её ещё в обвес закатал красивый.
Машины тут и впрямь были как на подбор. Увидели мы ещё Ниссан 350Z, Корвет, Мазда RХ-7.
— Пацаны, идите сюда все! – заорал с другой стороны гаража Слива. – Я тут такую тачку нашёл, закачаетесь! Мля, две! Вон ещё одна такая же стоит.
Всей толпой мы побежали к Сливе. Оказавшись на месте, я просто завис.
— Твою же мать! – вырвалось у меня.
— Узнаешь? – хохотнул Слива, тыкая пальцем сначала в чёрную, а потом чуть дальше в точно такую же серебристую машину. Пыльные они только сильно были и по кузову кто где побитые. Я, когда отвис, пару кругов вокруг каждой навернул.
— Не может быть! – сказал я себе под нос, но услышали все.
— Ну и чё? – сказал Андрей. – Два Мерина каких-то.
— Ничё ты, Андрюха, не понимаешь, – ответил я ему.
— Я тоже не вижу ничего особенного, – поддержал их Большой. Да и некоторые из ребят так же ответили.
— Слива, капот открой на том, – ткнул я пальцем в серебристый.
— Думаешь о том же, о чём и я? – спросил у меня Слива, открывая капот на Мерине.
— Да, братан, если это они конечно.
У меня прям руки затряслись от предвкушения. Неужели это, правда, те тачки? Это же легенда! Их по пальцам пересчитать можно. А тут сразу две. Арки, вон, ну очень смахивают на эти машины. Расширенные они, и колёса здоровые на них стоят.
— 5 литров, Саня! – обрадованно заорал Слива, заглянув под капот.
— На моём тоже! – ответил я ему, когда наконец-то справился с замком капота и открыл его. Тачка была бита в морду, и мне пришлось повозиться с замком.
— Нам-то поясните, что это за аппараты? – напомнил нам Большой. – А то бегают, как два дурака, вокруг этих Меринов, руками размахивают и орут от радости.
— Большой, – повернулся я к нему, отрываясь от разглядывания мотора, – это Мерседесы в 124 кузове. В простонародье – «Волчок» Тачка, способная порвать очень многих. 320 лошадей вот тут, – ткнул я пальцем в двигатель.
— Охренеть! – сказали парни хором.
— Ага, – кивнул я довольный. – Их покрасить, восстановить, и пипец тачилы будут. Это на ценителя аппараты, но и едут они, я вам скажу. «Такси» все смотрели? Помните, как там немчура на них вжигала? Красные Мерседесы. Вот они такие же, – хлопнул я рукой по открытому капоту.
Ребята разом выдохнули. Одно дело – по телеку, а второе дело – вот так, вживую. Вот они, родимые, стоят.
— Мне одному кажется, – нарушил установившуюся тишину Туман, – что в этом местном облаке появляются только старенькие машины?
— Не, Валер, – ответил я ему, – меня тоже такие же мысли посещали. Нам же лучше. Много чего можно будет из запчастей с других машин подобрать, и многие из механиков наших их как облупленных знают, – конечно, все эти стоящие перед нами машины требовали кузовного ремонта, да и не только кузовного. У многих салоны тоже требовали обновления и перешивки. Но ничего, пацаны в сервисе справятся. Зато потом будут красавцы и красавицы. Тут огромное поле для деятельности: покрасить, выпрямить, перешить, отрегулировать. Много работы, очень много. Я даже не знаю, сможет ли уехать отсюда большинство этих машин своим ходом. Чёрный «Волчок», на котором я открывал капот, точно сам не уедет. Фар нет, решётки радиатора нет, бампер расколот, всё разбито. Ладно, с запчастями не будет проблем, там всё от другого 124 подходит, а бампер можно другой сделать. На Ниссане 350 вообще, вон, стойки пошли. Но списывать такую машину это дураком надо быть. Выпрямим, стапель есть, покрасим в какой-нибудь сумасшедший цвет, и будет она ещё радовать своего владельца. Пулялка хорошая, да тут все пулялки.
— Поехали в облако уже, – поторопил нас Леший. – Мне прям не терпится посмотреть, что там.
— Не хотите прокатиться, СОБР? – спросил я у Андрея со Стёпой. – Мы вас с нашими друзьями Ящерами познакомим.
— Что за Ящеры? – спросил Андрей. – Всё говорите про них, а мы понять не можем.
— Животные, как я по размерам, примерно, – засмеялся Большой. – Хотя и побольше попадаются. Бегают на двух ногах и хотят тебя сожрать, ну или откусить чего на крайняк.
— Да ладно? – не поверил Стёпа.
— И чем же вы от них отбиваетесь? – спросил Андрей.
— Вот этим в большинстве своём, – показал им помпу Няма. – Лови! – и он бросил ружьё Андрею.
— Селя, грузовик давай. Страйк – утюг. Двоих пацанов себе подбери, – начал я раздавать команды.
— Пулемётом умеете пользоваться? – спросил Страйк у СОБРовцев.
— Обижаешь, – ответили ему оба, улыбнувшись.
— Ну тогда вы со мной и поедете. Проведём вам экскурсию.
— Туман, личка, Васи – в грузовик. Остальные – заводите и выгоняйте всё это великолепие на улицу, – обвёл я рукой стоящие в гараже машины. – Мы быстро, туда и обратно. Если не заведутся, вытаскивайте на улицу. Нам всё равно их все надо к себе тащить. С дорогой через пустыню потом решим, что делать.
Мы вышли на улицу и в стороне увидели, как кто-то крутит пятаки на нашей отечественной классике, семёрке. О, вон ещё и шестёрку пригнали. На обеих машинах ревели движки, водители выжимали их них всё, что только можно. Собравшиеся чуть в сторонке наши бойцы и освобождённые люди радостно орали и свистели, приветствуя этих гонщиков.
— О, глянь, Сань, – ткнул меня локтем Туман, – ребята уже себе развлечение нашли.
Мы не спеша подошли к большой толпе и стали также наблюдать, как из этих двух отечественных вёдер выжимают все соки. Упс, водитель на шестёрке не рассчитал круг и врезался задним крылом в дерево. Тут же послышался одобрительный свист и выкрики. Шестёрка быстро отъехала назад и в её морду тут же уперлась семёрка, а водители дали полный газ. Взревели двигатели, колёса стали бешено крутиться на месте, из-под них повалил дым. Обе машины стояли и буксовали на месте. Затем оба водителя прекратили это издевательство, дали полный газ назад и, разогнавшись, исполнили полицейский разворот. Теперь уже водитель семёрки не рассчитал и влетел мордой в дерево.
— Во дают! – хохотнул Большой, глядя на всё это.
Из-под капота семёрки повалил пар. Машина доживала последние мгновения своей жизни. Для нас-то эти машины уже дикость, у всех хорошие иномарки. А это так, поглумиться несколько минут, убить их и бросить тут. Больше ни для ничего эти вёдра не нужны. Так продолжалось ещё несколько минут. Наконец, у шестёрки в моторе что-то громко хлопнуло, и двигатель заглох. Всё, мотор кончился. Семёрка прожила чуть дольше. Шестёрка уже стояла одиноко на площадке, водитель её покинул. Вот семёрка разгоняется и бьет своим кузовом в левый бок шестёрку. Раздался грохот, звук сминаемого кузова и битого стекла, снова радостные выкрики и свист пацанов. Водитель семёрки выбил ногами лобовое стекло и под свист и крики пацанов вылез на капот. Двери заклинило, на машинах живого места не было. Они, видать, ещё до нашего появления тут бодались ими.
— Убили тачки, – улыбнулся Слива. – Восстановлению не подлежат.
— Ну чё, поехали в облако? – сказал Туман. – Представление закончилось.
— Ща, Валер, – ответил я ему, снимая с плеча автомат. – Всегда хотел это сделать.
— Ты чего удумал? – удивлённо спросил Кирпич, наблюдая за моими манипуляциями.
— Кто хочет, может присоединиться! – громко сказал я, передёргивая затвор автомата.
До пацанов тут же дошло, что я хочу сделать.
— В линию все! – заорал Туман и довольный как дитя стал быстро загонять в свою помпу патроны.
Мы встали метрах в сорока полукругом вокруг этих двух кусков железа под жалким названием автомобиль и приготовили оружие.
— По рожку! – снова громко крикнул я. – Огонь!
И мы дали, дали как следует. Стреляли по ним из автоматов, пулемётов, помпы, даже кто-то из пистолета палил. Семёрку и шестёрку расстреливали больше двадцати стволов. Обе машины буквально разваливались на запчасти: отлетали куски дверей, капота, крышки багажника, покрышки мгновенно разорвало в клочья. Ещё никогда я не стрелял с таким азартом. Тут же перебили стойки, крыша на семёрке задралась, что-то потекло из двигателя. Да уж, из машин получилось решето и то мягко сказано. Вот вёдра-то, а не машины. Затем все резко прекратили стрелять, и наступила мгновенная тишина.
— Класс! – заорал кто-то из ребят, – еще есть такие же тазы? Я бы повторил, только уже взорвал бы. Намучался с отцовской пятёркой в своё время.
Все были довольные как никогда. Как дети, честное слово.
— Поехали, – сказал я, перезаряжая автомат. – Крот, оттащите этот хлам с дороги куда-нибудь в кусты.
— Саня, там ещё 8-ка есть и 12-я! – радостно крикнул он мне. – Может, их тоже того? Мы бы взорвали их, например, пока вы в облако поедете. Нам же они не нужны.
— Не, отбой, оставьте пока, – я тут же вспомнил свою мечту про 8-ку с двигателем от гольфа, например, и чёрного цвета. Может, действительно соберут мне такую у нас в сервисе. Оставим только кузов, остальное всё выкинем на хрен из неё. А 12-я? Ну, с ней тоже решим, что делать.

Глава 4.

Взяв одного из мужчин, который был в этом облаке, мы погрузились в две наши машины и поехали в это самое облако. Выезжали мы по той же самой дороге, по которой мы со Сливой ехали на Вайпере.
— Теперь налево, – сказал мужик Селе, когда мы выехали на Плато, – и держи всё время прямо.
— Если я не ошибаюсь, – сказал Слива, смотря на компас, – то мы едем в точно противоположном направлении от стороны, в которую нам надо, ну, домой я имею в виду.
— Да ладно, – махнул я рукой, усаживаясь поудобней на одном из сидений внутри грузовика, – тут недалеко вроде. Дружище, – обратился я к этому мужчине, – опиши нам облако, пока мы едем.
— Чё описать? – переспросил тот.
— Ну это место, где машины стоят, мотоциклы, свалка автомобильная. Откуда вы там всё возили. Ща, только минутку, – я взялся за рацию. – Страйк, приём.
— На связи, сзади вас еду.
— Нам сейчас наш проводник облако опишет, слушай, – и я протянул рацию этому мужчине.
— Километров через семь будет небольшая дымка, – начал он свой инструктаж. – Метров через двести – двухметровый забор из листового железа, ворот нет. Как въехали, сразу начинаются ряды машин. Они как одна на другой, так и рядом стоят, – старательно выговаривал он слова в рацию. – Все машины раздеты, ну, разукомплектованные я имею в виду.
— Да понятно, – кивнул я.
— Метров через сто пятьдесят – голое поле, площадка. На ней стоит небольшой вагончик. Там, скорее всего, персонал тусовался раньше. Справа – небольшой ангар. В нём склад: двери, капоты, стёкла, моторы, в общем, различные, снятые с этих машин, запчасти.
— Размер ангара? – спросил Страйк. – На машине туда можно заехать?
-Размеры? – мужик задумался. – Ну, может, метров 50 в длину и метров 20 в ширину. Ворот тоже нет. Там полки эти в несколько ярусов. На грузовике заехать можно легко. Въезд один.
— Из чего сделан ангар? – вопрос от Тумана.
— Из бетонных блоков.
— Отлично! – обрадовался Туман. – Значит, на крышу можно несколько стрелков посадить. Пусть ящеров отстреливают.
— Свалка-то большая? – спросил уже я. – Есть забор вокруг неё?
— Не, забор только этот, перед нами который. Дальше – поле, песок везде. А площадка? Да хрен его знает. Может, с футбольное поле, может, чуть больше.
— Мотоциклы где появляются? – снова вопрос от меня.
— У ангара сбоку навес пристроен. Вот прям под ним они и валяются все. Редко очень бывало, когда они в стороне были, но там, как правило, совсем в узел завязанные появлялись.
— Ящеры, я так понимаю, с той стороны бегут, – спросил Туман, – где забора нет?
— Ага, – кивнул мужик. – Туда-то особо никто не ездил. Может, из-под земли, может, ещё откуда. Построек там нет, гора только. Вот из-за неё они и выбегают. Как чуют, что люди приехали.
— Расстояние до горы? – спросил Страйк
— Метров триста, может, чуть больше. Эти индейцы как раз успевали несколько мотоциклов схватить и свалить, пока ящеры добегали. Ну и машины на галстук цепляли. Ихние главные иногда выезжали кататься на них, а мы чинили всё подряд.
— Страйк, – взялся за рацию Туман, – твоё место за ангаром перед горой, а мы пока на складе пошуруем, посмотрим, что там. Ты – наши глаза и уши.
— Понял, – отозвалась рация.
— Пацаны, вон облако! – крикнул нам Селя. Разом пригнувшись, мы все посмотрели через лобовое стекло. Точно такая же дымка, как и у нас.
— Сейчас прямо. Как въедешь в дымку эту, сразу увидишь забор, – проинструктировал Селю наш проводник.
— Страйк, давай вперёд, – сказал в рацию Туман.
Его утюг тут же обогнал нас и первым нырнул в дымку. Следом въехали мы и тут же увидели стоящий недалеко забор. Так потихоньку, стараясь сильно не пылить, мы приближались к нему. Вот и въезд. Ворот действительно нет. Вернее, была только одна воротина, свёрнутая вбок, вторая отсутствовала.
— Твою же мать! – вырвалось у меня, когда мы потихоньку въехали на территорию свалки. Даже скорее разборки, не понятно, в общем.
— Прям золотое дно какое-то, – пробурчал Селя из-за руля.
Мы ехали по коридору из стоящих друг на друге машин. Три, четыре, а где и пять машин стояли одна на другой. Абсолютно все машины были без каких-либо частей. Не было колёс, дверей, стёкол, капотов, сидений. Точно разборка. Только на ней так аккуратно разбирают автомобили. Хотя, вон, и прессованные машины есть, крыша в салоне, и они навалены друг на дружку. Эта шеренга длилась метров сто — сто пятьдесят, как и говорил мужик. И, судя по всему, за этими рядами ещё машины. Я успел увидеть три или четыре ряда, значит, машины так стоят в две шеренги. Между ними проход и следом – ещё ряд. Нексии, Логаны, различные Киа, Хёндаи, Ауди, БМВ и Мерседесы. Только машины все в старых кузовах. Годы так девяностые и начало двухтысячных. Но преобладали именно 90-е годы. Наше облако как-то поновее машины рожает что ли. Коридор из машин кончился, и мы выехали на площадку. Перед нами находится небольшой строительный вагончик, а по бокам так же стоят машины, только уже по одной, но подогнаны очень близко друг к другу. Было видно, что, когда их тут парковали, особо не заботились об их сохранности. Вон, Ауди 100 аж на капот стоящей сзади неё Нексии загнали. Хотя и тачки поновее, вон, тоже виднеются: Цивик, Соната, Фабия, Гольф 5, Ленд Ровер, вон, даже торчит. Я быстро попытался прикинуть, сколько тут машин, но не получилось. Как-то вразнобой они стоят. Но около 100 единиц есть точно. Справа – ангар, за ним – гора. Страйк, поднимая пыль, уже умчался туда.
— Мотики! – громко сказал Туман, показывая пальцем через лобовое стекло.
Точно. Вон и навес. Под ним виднеются мотоциклы и скутеры.
— Селя, тормози, – скомандовал Туман. – Васи за пулемёты. Большой – перед, Маленький – зад.
Оба тут же по специальной лестнице поднялись наверх и пристроились за пулемёты.
— Пошли что ли, – сказал я и открыл дверь, когда Селя остановился метрах в двадцати от въезда в ангар.
— Чисто, чисто! – доложились пацаны, когда мы выпрыгнули наружу из грузовика и тут же проверили все стороны.
— Пошли в ангар, – махнул рукой вперёд Туман. – Кирпич, Леший – спина.
Так небольшой цепочкой мы быстро дошли до ангара, заглянули внутрь, убедились, что там, вроде, движения нет. В ангаре под потолком были прямоугольные стёкла, и поэтому в нём было достаточно светло.
Ещё перед тем, как зайти в этот ангар-склад, я примерно представлял себе, что сейчас там увижу. Но всё-таки одно – это представлять, а другое – это видеть.
— Это мы удачненько зашли! – присвистнул Туман, рассматривая стоящие стеллажи с запчастями.
Стеллажи были в несколько ярусов, думаю, в два — два с половиной человеческих роста. И везде детали машин: фары, стекла, двери, капоты, детали салонов, различные блоки, резинки уплотнителей, стойки и тормозные диски, колёса в сборе и обычные диски, бампера, пороги, решётки радиатора, всего очень много. Мы шли не спеша по складу и крутили головами по сторонам. Чуть дальше на полу лежали двигатели машин и коробки передач.
— Да уж, мужики, – почесал я голову, – тут без стакана не разберёшься. Надо сюда наших механиков и слесарей везти, загонять сюда грузовик и грузить запчасти.
— Интересно, тут тоже всё раз в сутки обновляется? – спросил Туман.
— Думаю да, как везде. Место хорошее и мы тут много чего сможем себе взять. Ладно, пошли наружу. Быстро мотоциклы посмотрим и сваливаем.
— У нас гости! – зашипела рация голосом Страйка. – Несколько ящеров выглядывают из-за горы. Пока стоят на месте.
— Быстро они, – хмыкнул я, посмотрев на часы. – И пяти минут не прошло.
— Саня, я тут тачку нашёл прикольную, – услышали мы в рации голос Сели.
— Идём уже.
Быстро развернулись и пошли на выход. Как только вышли из ангара, повернули налево под навес. К нам тут же присоединились остальные ребята.
— Хорошие мотики, – резюмировал Туман, рассмотрев находившуюся там технику. Мотоциклов было много, сколько, я не знаю. Они были просто навалены друг на друга. Байки, туристы, скутеры, вон, даже квадрик торчит из-под кучи.
Неожиданно раздалось несколько выстрелов из автомата, а затем длинная пулемётная очередь.
— Я, конечно, сильно извиняюсь, – снова зашипела рация голосом Страйка, – но наши друзья потихоньку шевелят лапами и направляются к нам. Мы их пока отстреливаем по одному, но у них там за горой, походу, гнездо какое-то. Так что давайте-ка, мужики, сваливать, пока не обложили, – всё это он проговаривал нам на фоне стрельбы. Видать, там СОБРровцы наши не дают ящерам приблизиться.
— Как там Стёпа с Андреем? – спросил я, кивнул головой в сторону нашего грузовика, и мы быстрым шагом направились к нему.
— Нормально мы всё, – услышали мы довольный голос Стёпы. – Я, конечно, таких ящериц в своей жизни не видел, но знакомиться с ними ближе мне как-то не хочется, – его последние слова утонули в длинной пулемётной очереди.
— Быстро что-то они сегодня, – напряжённо сказал наш проводник, вглядываясь в сторону, откуда раздавалась стрельба. – Обычно они минут через 10 только появлялись. Валить надо, мужики.
— Селя, ты чё там нашёл? – спросил я в рацию, когда мы уже подошли к грузовику.
— За машину зайди и меня увидишь.
Быстро обогнув грузовик, мы увидели стоящего среди машин Селю.
— Сюда идите быстрее! – помахал он нам рукой с зажатым в ней автоматом.
— Поехали лучше отсюда! – крикнул нам Кирпич, держа оружие наизготовку.
Недолго думая, я быстро запрыгнул на капот стоящей полуразобранной старенькой Шкоды Фелиции и залез на её крышу.
— Смотри какой аппарат! – увидав меня, показал мне Селя на машину.
Да жу, машина и вправду что надо. Селя показывал мне на БМВ 7-ку в 38 кузове чёрного цвета.
— Она практически целая вся! – закричал Селя. – Лишь стёкол нет и задница разобрана. Давай утащим с собой. Трос есть, она на ручке. А, вон, дальше – ещё одна, – он повернулся и ткнул пальцем в виднеющийся 140, обычный «Кабан». Я помню, как за такого на наших торгах чуть не подрались.
Стрельба меж тем усилилась. Видать, Страйк там веселился на полную.
— Вы там сваливать собираетесь? – услышали мы его взволнованный голос. – Их всё больше становится. Не знаю, чего они говорили, что тут ящеров мало. Как тараканы бегут на нас.
— Я, конечно, не знаю, что такое, когда много этих зверюг, но отстреливать их становится всё сложнее, – поддержал его Андрей.
— Слива, трос! – решился я. – Вытаскиваем Бэху, – очень уж хотелось её утащить отсюда. Но перед ней ещё три машины. – Селя – за руль. Сноси отвалом машины перед ней. Мерин не успеем. Страйк, приём.
— Тут я.
— Давай к нам, мы тут тачку нашли. Селя сейчас проход расчистит, а ты машину утюгом своим зацепишь. Мы прикроем.
— Выполняю.
Селя, быстро перепрыгивая с машины на машину, добежал до своего грузовика и залез в него. Взревел двигатель, мы разошлись в стороны и приготовили оружие. Слива достал трос и побежал привязывать его к БМВ. Вот Селя упёрся отвалом в Фелицию и, чуть газанув, одним махом сдвинул с места её и стоящие рядом с ней несколько машин. Затем, сдав назад, проделал тоже самое с соседними машинами. С другой стороны стояла старенькая Максима и за ней – Форд Скорпио. Их он буквально впечатал друг в друга отвалом. Прилетел Страйк, быстро развернулся на месте и стал ждать, пока Селя расчистить проход.
— Приготовились все! – громко крикнул Туман. – Ящеры на подходе!
Из открывшихся дверей утюга вылезли Стёпа и Андрей. Оба с пулемётами. Они тут же разбежались в стороны и заняли позиции за машинами. Из Чёрного плаща так же с пулемётом выскочил Маленький. А ящеров-то достаточно много на нас бежит. Они шли волной, не разбегаясь в стороны. Просто пёрли волной. Что-то не похоже, что их тут мало, как нам говорили.
— Селя, быстрее, твою мать! – закричал Туман.
Селе оставалось сдвинуть с места последний ряд машин. Но так как они стояли достаточно близко друг другу, то первые пару рядов он просто спрессовал, и машины, закопавшись в землю колёсами, мешали ему. Двигатель на его грузовике взревел, и он, немного разогнавшись, всё-таки снёс последнюю машину.
— Огонь! – заорал Туман.
Мы открыли огонь по бегущим на нас зверям: захлопали подствольники, застрочили длинными очередями пулемёты. Первые несколько рядом ящеров буквально выкосило. Но из-за горы появлялись всё новые и новые зверюшки и, быстро перебирая своими лапами, спускались с неё по направлению к нам.
— Страйк, задом сдавай быстро! – закричал в рацию Селя. – Проход свободен!
Он тут же выехал из сделанного им в стоящих автомобилях прохода и встал мордой к ящерам. Из верхней турели тут же замолотил пулемёт. Там как раз Большой сидел. «Быстрее, быстрее!» – мысленно подгонял я Страйка. Вот он резко сорвался с места, снёс стоящий Пассат в Б5 кузове и сдал назад к БМВ. Там уже стоял Слива с тросом наготове.
— Слева, пацаны! – заорал Кирпич.
Повернув туда голову, я увидел, как из-за вагончика выбегают трое ящеров. Мы мгновенно перенесли огонь на них. В первого бегущего зверя влепили сразу две помпы пацанов, и он, откинутый убойной силой, улетел назад на пару метров. Остальных двух просто изрешетили. Они пробежали буквально несколько метров, хватая своими телами пули, а затем замертво упали на землю.
— Валим, мужики! – заорал Слива.
Кинув гранату как можно дальше в бегущих ящеров, я метнулся в грузовик. Краем глаза заметил, как Страйк, бешено буксуя, тянет за собой 7-ку, за рулём сидит с большими глазами Слива и что-то орёт. Стёпа быстро закинул в проезжающую мимо него 7-ку сначала пулемёт, а потом, уцепившись за заднюю стойку, уже запрыгнул в машину сам.
— Перекличка быстро! – заревел в рацию Туман.
— Слива, Стёпа – в БМВ!
— Страйк, Андрей – в утюге!
— Все здесь, Валер, – вытирая пот со лба, сказал я, оглядев салон грузовика. – Маленький, хорош! – крикнул я ему. Тот быстро забежал в грузовик и, взобравшись по лестнице в кабинку для пулемёта, принялся поливать уже практически подбежавших к нам ящеров.
— Ушли, пацаны! – радостно заорал за рулём Селя. – Молодец, мой хороший, – хлопнул он по рулю.
— Ну, Селя, – заговорила рация голос Сливы, – я надеюсь, эта тачка стоила того!
— А мне понравилось, – включился в разговор Стёпа. – Было весело.
Я перевёл взгляд на Андрея. Тот сидел со спокойным видом и набивал патронами ленту пулемёта из распечатанного цинка.
— Андрюх, ты как? – спросил у него Леший.
— Нормуль всё. Непривычно только всё это, – он покачал головой, продолжая набивать ленту, – облако, индейцы, ящеры эти.
— Ничё, привыкнешь, – улыбнулся Большой. – Тут с этими ящерами только смотри по сторонам. Команда «Мордой в пол, работает СОБР!» тут не прокатит.
Все рассмеялись.
— Это точно! – засмеялся со всеми Андрей. – Я, когда их увидел, ну, как они с горы на нас бегут, просто охренел. Страйк леща отвесил и стрелять заставил. Стёпка тоже завис.
— Ему тоже леща выписали? – с интересом спросил Большой.
— Не, он увернулся.
Все снова заржали.

Глава 5.

— Не успели съездить, уже тачку притащили, – хохотнул Апрель, разглядывая БМВ, когда мы заехали на площадку перед бывшим зданием тюрьмы. – А вы чё такие чумазые? – спросил он вылезающих из машины Сливу и Стёпу.
Посмотрев на них двоих, я невольно рассмеялся. Все в пылищи, грязные, стоят отплёвываются от грязи.
— Я бы на тебя, Апрель, посмотрел, – сплёвывая песок, отгрызнулся Слива, – если бы ты без лобового стекла столько же проехал. Дайте воды, засранцы.
— Давайте рассказывайте, – сказал Туман бойцам, облокачиваясь на капот серебристого «Волчка». Пока мы катались в облако, ребята вытащили все машины из гаража на улицу.
— Джунгли прочесали, – начал говорить Крот. – Нашли ещё троих индейцев, грохнули. Есть лесопилка, плавильня, кузница. Они там холодное оружие себе делали. Мастерская хорошая. Это нам мужики уже показали. Ну и по мелочам некоторые вещи. Вон за теми деревьями ещё 9 машин стоит, – Крот обернулся и показал нам рукой в ту сторону. – Шишига на ходу, Эвакуатор даже есть один. Они, видать, им все машины и притащили сюда из облака. 8-ка, 12-я, ну и несколько иномарок бюджетных. Это тачки тех людей, кто сюда проваливался. А, ещё воровайка, грузовичок Вольво со стрелой в кузове. Им, как нам объяснили, они мотоциклы в облаке сразу в кузов грузили все подряд, а тут уже чинили. Из этих, – он ткнул пальцем в стоящие машины из гаража, – на ходу все кроме чёрного «Волчка» и 350 Ниссана. У остальных аккумуляторы просто севшие. Видать, нечасто их выгоняли на улицу. На некоторых тачках видны попытки самостоятельного ремонта: железо выстукивать пытались, либо разобранное что-то. Но ремонта требует все: подвеска, коробка, салон. До хрена запчастей надо. Склад запчастей большой. Мотоциклов 87 штук насчитали. Из них половина более-менее, остальные – хлам. Это наши уже сказали, да и мужики местные подтвердили. Ремонтировать надо. Мы много мотоциклов постреляли, когда зачищали тут всё. Есть также 17 скутеров и 10 квадроциклов. В принципе, всё, – развёл он руки в стороны. – Вы-то как съездили? Нашли что интересное кроме Бэхи этой?
Неплохо, совсем неплохо. За следующие 10 минут я рассказал им про нашу поездку в облако и свои соображения по этому поводу.
— Значит, тут надо оставлять людей посменно, как в хозяйственном, закрепляться и таскать сюда тачки из этого облака, – резюмировал Митяй. – Тут их уже разбирать на запчасти.
— Ну и попутно таскать машины, – улыбнулся Маленький. – Там старенькие все в большинстве своём машинки, а вот спортивные тачки на ура у нас пойдут. Да и старичков, я думаю, всё равно многие покупать будут. Я бы вот такую, например, – он хлопнул рукой по капоту БМВ, которую мы только что притащили, – с удовольствием себе купил. Только чтобы она живой была, а не ушатыш какой.
— Поэтому и надо, Вась, запчасти оттуда таскать, – подхватил я. – Там, пацаны, на складе полно запчастей. Только я в этом не сильно понимаю, что от чего. Сюда надо механиков с головой, чтобы они с одного взгляда определяли запчасти, которые нам нужны. Ну или с двух. Если мы все эти спортивные тачки сейчас к нам отгоним, то на все, наверняка, запчасти понадобятся. В нашем облаке такие машины большая редкость. Тут, я думаю, они почаще будут появляться. Вот и надо тут их искать и к нам везти. Там времени много не будет, ящеры сразу переть начинают. Поэтому на грузовике на склад, грузим что надо и назад. Остальные прикрывают и отбиваются от зверей. Так что, Валер, – повернулся я к нему, – давай, организовывай группы. И с Игорем надо поговорить на предмет слесарей, которые не побоятся в облако ехать. Смена бойцов тут, всё необходимое и так далее. Ты лучше меня уже всё знаешь.
— Сделаем, – коротко ответил он. – Тут ещё порядок навести надо. Бардак, вон, какой. Убраться да мусор весь сжечь. Дел много, короче.
— С дорогой-то чё делать? – крикнул кто-то из ребят. – Легковушки там не проедут до пещеры.
— Я буду делать дорогу, – ответил Селя. – Опыт есть. Правда, ещё один грузовик не помешает точно.
— КАМАЗ, вон, бери второй, – кивнул я на стоящий наш грузовик. Механики всё-таки поставили на колёса один из наших грузовиков. – Вот и делайте ими дорогу.
— Тела наших пацанов нашли? – спросил я Тумана, когда мы уже вечером сидели перед костром и ужинали. День пролетел, как пять минут. Туда-сюда и, хлоп, уже вечер.
— Останки. Индейцы их привезли сюда, всем показали и сожгли. Только жетоны остались от пацанов наших. Собрали все.
— Ясно. Давайте выпьем, пацаны, за наших погибших ребят.
Потом вечер продолжился. Нас было очень много, почти что сто пятьдесят человек. Это вместе с освобождёнными нами людьми. Народ разбился на кучки и делился своими впечатлениями, рассказывал что-то. То тут, то там раздавался смех. В общем, жизнь продолжалась.
— Саня, – обратился ко мне Туман, – давай личку твою обсудим. Жук погиб. Няма будет теперь у тебя.
— Хорошо, – легко согласился я. Няма уже был у меня в личке. Потом то одно, то другое, так и отошёл в сторону.
— Тогда Леший, Слива, Кирпич и Няма – твои пацаны. Они везде с тобой будут.
— Мясо будете? – спросил Апрель, снимая с вертела очередной жареный кусок. Наши пацаны какого-то зверя в джунглях завалили. Вот он теперь и крутился разделанный на вертеле. – Мало четверых, – потихоньку сказал Апрель, отрезая Большому кусок мяса. – Им же тоже отдыхать надо. Они не могут круглые сутки его охранять. Например, с нефтяниками ещё совсем не понятно, что дальше будет.
— Мужики, вопрос можно? – потихоньку спросил, присаживаясь рядом со мной и Туманом, Стёпа. Рядом присел Андрей.
— Да, Стёп, – кивнул я, – чё хотели?
— Мы тут покумекали, – начал Андрей, – поговорили с пацанами вашими поподробней. Узнали про этот мир, как и чем вы живёте.
— Мы хотим с вами остаться, – продолжил Стёпа, – не хотим на биржу идти.
— Да не вопрос, – пожал я плечами. – Вот с ним только разговаривайте, – показал я пальцем на Тумана. – Он у нас главный по бойцам.
— И это, Саш, – замялся Андрей.
— Да говори уже, – подтолкнул его Апрель, видя его замешательство, – тут все свои. Коли вы решили влиться в нашу команду, то и не стесняйтесь. У нас нет секретов друг от друга. Я думаю, вы за последние сутки уже убедились, что все горой друг за друга. Мы – семья, пацаны.
— Мы хотим личкой твоей быть, – глядя прям мне в глаза, сказал Стёпа.
— Можете проверить нас, как хотите, – спохватился Андрей. – Мы многое знаем и умеем.
Мы все молча перевели взгляды на Тумана. Тот не спеша прожевал кусок мяса.
— Позывные какие у вас? – спросил он у них.
— Клёпа, – ткнул себя в грудь Степан. – Он – Колючий, – показал он на Андрея.
— Саня? – вопросительно спросил у меня Туман
— Я не против, – честно ответил я. – В деле я их видел сегодня. Нормальные пацаны.
— Я не видел, – пробурчал Туман. – Завтра вернёмся к нам, поедем в тир и на полосу препятствий. Посмотрим, что вы умеете. Заодно и по теории охраны поговорим.
— Идёт, – улыбнулись пацаны.
— Значит, Клёпа и Колючий, – улыбнулся я. – Ну, пусть будет так.

Глава 6.

Выспался. Мне дали выспаться да и пацанам тоже. Всё-таки последние сутки были достаточно весёлыми. Спать мы отправились в апартаменты кожаного. Моё кресло было свободно, на нём я и расположился. Судя по часам, проснулся около полудня. Хорошо я так продрых-то, больше 12 часов. Рядом на кровати, развалившись поперёк, сопел в обе дырки Слива. Кирпич лежал рядом, свернувшись калачиком. А я и не помню, как они спать-то ложились. Видимо, я как только в кресло полулёг, так меня и выключили. Потихоньку поднялся и потопал из комнаты. В соседней сидели, развалившись на диване, Леший и Няма.
— Доброе утро, – потихоньку сказал Няма. – Кофе будешь?
— Буду, дайте только умыться. Туман где?
— Да тут где-то, он тут с утра гоняет всех в хвост и в гриву. Полным ходом уборка территории идёт. Вон, иди на балкон выйди глянь.
Быстро сполоснувшись, вышел на балкон. Действительно, наши пацаны таскали в одну кучу всё то, что осталось от домиков на деревьях. Я вчера как-то особо-то и не смотрел на них, а теперь стало понятно, что в каждый домик прилетело минимум по две гранаты из подствольника. Вот ребята теперь и собирали остатки и таскали в большую кучу. Потом сожгут.
— Проснулся? – зашипела моя рация голосом Тумана.
Я взялся за неё и стал искать его глазами внизу.
— Глаза подними.
А, вон он, на мостике стоит и рукой мне машет.
— Сейчас завтрак организуем.
— Спасибо, Валер, заодно решим, что дальше делать.
— Селя и Мага на Камазе уехали дорогу делать с самого утра, – сказал мне Туман, когда мы встретились в столовой индейцев. Она, кстати, неплохая была. Столы и стулья были прикручены к полу намертво, всё было сделано из добротного железа, поэтому и простояло столько лет. Находилась она на первом этаже. Ребята вчера нашли неплохие такие запасы продуктов. У них тут даже рыба была. Оказывается, в одном из оазисов, которые тут рядом находились, было озеро. Там они рыбку и ловили. – Дальше что делаем?
— Собирай ребят, – отпивая кофе из кружки, сказал я, – едем домой. Все машины, которые на ходу, забираем с собой. Оставляем тут только Шишигу, эвакуатор, Вольво-воровайку и несколько легковушек, которые там в лесу стояли, ну и несколько мотоциклов. Что с людьми тут ты решил?
— Тут на постоянной основе будет 20 бойцов, – ответил Туман. – По две недели так же смены. Из освобождённых мужчин и женщин остаться тут никто не хочет.
— Не удивительно, натерпелись они тут.
— Ну да, от нас сюда людей привезём.
— Я сюда сегодня или завтра фуры наши пригоню, – подал голос Апрель. – Тут много чего вывести можно. Те же самые запчасти и мотоциклы. Да и рейсы регулярные будем делать, опять грузовики нужны.
— Пусть только сначала Селя с Магой дорогу сделают, а то не проедут твои грузовики, – улыбнулся я. – Ладно, мужики, давайте собираться и поехали. Те тачки, которые не завелись – на трос и тащим. Через пустыню как-нибудь проедем. Народу много, вытолкаем.
— Их практически все надо на трос цеплять, – услышал я сзади голос. Крот. Он подошёл к нам с чашкой кофе и большим бутербродом. – У них почти у всех чеки горят, проблемы с электрикой, ходовкой, гремит всё, не ухаживали тут за ними. Если ходовка и электрика фигня, то с горящим чеком я бы не советовал ехать. Сам знаешь, сначала мелкая поломка, а потом как снежный ком. Тем более нам через пески их тащить. Не надо насиловать машины. Да и с ходовкой тоже на самом деле аккуратней надо: у Супры стойки задние сухие, у Мазды левая передняя течёт, у Альпины с коробкой что-то не то.
— Что ты предлагаешь?
— Вызывать грузовики назад и к ним цеплять машины, плюс мои джипы и Порш Рыжего. К грузовикам по две три машины прицепить. Так и утащим все спортивные тачки.
— А через пески как будем ехать? – спросил Туман. – Они же завязнут все.
— По одной. Там только несколько мест засадных. КАМАЗ и Чёрный плащ вытащат. Только аккуратно надо, чтобы обвесы и бампера не испортить. Жалко будет, если сломаем. Ну и джипы, перетащим. Но заводить их и ехать своим ходом я бы настоятельно не рекомендовал. В идеале их бы все на эвакуаторе или платформе надо вести, но у нас этого нет. Так что только так.
— Может, вообще спортивные машины тут оставим? – предложил Апрель. – Дорогу сделаем, пригоним платформы, перевезём.
— Да и сколько пацаны будут дорогу эту делать? – спросил я. – 30 километров – это не шутка, тем более в песках. Это тебе не от нового оазиса отвалом пару раз пройтись.
— Неделя, – пожал плечами Апрель, – может больше.
— За неделю или больше их уже в порядок приведут и других тачек из облака натаскают. Ты только представь, сколько мы можем заработать на них. У нас расходы будь здоров, зарплату-то все хотят. Так что давайте сделаем, как Крот сказал. Мотоциклов сколько сможем перегнать? Их-то хоть можно своим ходом гнать?
— Можно, – улыбнулся Крот, – штук 30-40 точно перегоним. Там ума много не надо, сел и поехал. Бойцов у нас тут много, каждый хоть раз в жизни, но на мотоцикле ездил. Вот и поедем потихоньку. Кстати говоря, мы тут полуприцеп ещё нашли и тягач. Тягач на ходу, полуприцеп в землю врос. Его сейчас ребята вытаскивают и смотрят. Хотя, чё там смотреть, колёса накачать только и всё. В него запчасти погрузим некоторые. Забьём его доверху ими. Будет хоть чем ремонтировать машины и мотоциклы. Потихоньку поедем, чтобы не перевернуться. Ну а остальное придётся из облака везти. На того же чёрного «Волчка» я тут на местном складе запчастей не нашёл. Но, насколько я помню, у нас есть морда. Месяц назад 124 притаскивали битый в задницу. Хотели восстановить, да он совсем хламом оказался, вот и разобрали его на составляющие. Так что, думаю, подберут у нас механики что-то.
— А не проще их тут оставить все и отремонтировать? – предложил Туман. – Запчасти-то, вон, рядом, под боком, да и мастерская, вроде, не плохая тут местная.
— Время, Валер, – ответил ему я. – Да и у нас спецы там, думаю, получше будут, не в обиду здешним ремонтникам будет сказано. Не, надо к нам их все тащить, там и ремонтировать будем. Так что давай вызывай грузовики и сажай пацанов на мотоциклы.
В итоге через два часа тронулись. Спортивные машины распределили по грузовикам, джипам Крота и Порше, как и решили. Местные мужики, которые занимались тут ремонтом машин и мотоциклов, быстро сварили несколько направляющих для жёсткой сцепки, чтобы не побили и так израненные эти машины. Забрали мы с собой ещё Шкоду Суперб, 407 Пежо, Мазду 3 в старом кузове, Вольво S40 и Опель Фронтера. Это были машины людей, которые в этот мир на них провалились. Они были в порядке и на ходу. На них людей повезём. 8-ку прицепили на жёсткую сцепку к Доджу. Заднего бампера-то у Вайпера не было, вот и прицепили за проушины. От своей идеи оставить только кузов от этого ваза и внедрить туда что-то помощнее я не отказался. Озадачу Игоря, пусть думает. 12-ку отечественную оставили в этом оазисе-разборке. Наверняка, пацаны на ней погоняют и убьют её сразу. В принципе, туда этому ведру и дорога, жалеть отечественный автопром точно никто не собирался.
За старшего тут вызвался остаться Страйк. Тела погибших наших пацанов мы так и не нашли, в этом оазисе я имею в виду. Может и плохо искали. А спросить индейцев, где наши погибшие мы как-то не догадались. Вот Страйк и хочет съездить ещё раз в тот оазис, где бой был. Возможно, они их с той поляны уволокли, а потом бросили где-то. В общем, он поискать их хочет и похоронить по-человечески. Заодно и тут порядок наведут.
— Бывайте, мужики, – попрощался я с остающимися тут ребятами. – Через пару дней грузовики приедут сюда, людей привезут и в облако начнут ездить, да и дорогу начнут делать. Вольта тоже пришлю, пусть связь налаживает.
Тронулись. Колона получилась у нас большой. Ехали неспеша, но мотоциклисты нет-нет да и то вырывались вперёд, то с диким рёвом проносились мимо нас в обратную сторону. Скорее всего, в полку байкеров у Тумана после этой поездки прибудет почитателей двухколёсной техники. Вон как некоторые проносились мимо нас на мотоциклах. Я со Сливой ехал на Додже со всеми. Мы, когда на Плато выехали, вытянулись в одну линию, чтобы не дышать пылью впереди идущей машины. В пустыне, конечно, так не получится, ну хоть тут более-менее будет. Так и ехали рядом друг с другом, а мотоциклисты гоняли. Блюра залили всем под пробку. Воды тоже набрали, так как понимали, что в песках нам сейчас предстоит порубиться, но нам кровь из носу надо было пройти эти 30 километров и до вечера доехать до дома, минуя хозяйственный оазис. Только пошлю туда кого-нибудь, пусть девчонок СОБРовцев наших заберёт.
Вот и песочек, Плато кончилось. Теперь самая сложная часть пути. Мы все остановились у границы Плато и пустыни. Первый поехал в пески Селя на Чёрном плаще. К его грузовику на жёсткой сцепке были прицеплены оба «Волчка». Селя подспустил колёса на грузовике, проверил ещё раз сцепку и потихоньку поехал, в натяг. В принципе, едет. За ним Мага на КАМАЗе, у него 7-ка, которую мы притащили из облака, и Альпина. В общем, оба грузовика тянули за собой по две машины. На Плато-то проблем с проходимостью нет, а тут решили, что две будет достаточно, по одной отцепили. Джипы Крота и Порше тянули по две спортивные тачки. В пустыне будут по одной перетаскивать. Ну и остальные машины тоже на трос взяли по одной. Побуксовали, конечно, но, в целом, за три часа мы эти 30 километров проехали. Всё-таки тяжеловато было грузовикам, когда они закапывались. Нам приходилось отцеплять легковушки от всех машин и вытаскивать грузовики джипами. Особенно намучались с Плащом этим нашим, тяжелющий он всё-таки. Но и руки тоже были. Так, облепив грузовики как муравьи, с использованием второго русского языка прорывались через пески. Так и ехали: протащили пару километров несколько машин, отцепляем, едем за следующей партией, снова два километра, отцепляем, следующие машины. Само собой, не забывали с помощью Полукеда и специально выделенных ребят осматривать пески на предмет Скатов. Полукед чуйкой своей их искал, а пацаны набрали камней и палок в джунглях и кидали их перед собой, потом собирали и кидали вновь.
Скатов встретили только в одном месте. Естественно Полукед не дал их уничтожить. Пришлось объезжать. Мотоциклисты наши закапывались все по нескольку раз. По Плато ехать – одно, а по песку – это совершенно другое. Газу чуть больше дал, мотоцикл мгновенно закапывается. То же самое и с машинами. Мотоциклы-то, вроде, не такие тяжёлые. Вдвоём его, раз, и вытащил. Но это в первые несколько раз. А когда ты вытаскиваешь его из песка уже в десятый раз, то волей-неволей начинаешь ехать аккуратней. Так и продвигались всё дальше и дальше.
— Всё, Саня, пески позади, – вытирая пот со лба, сказал Туман, – когда Крот вытащил Вайпера с восьмёркой на твёрдую поверхность, ну и ребята еще подтолкнули, конечно. – Теперь ещё километров 100 по нормальной дороге и мы дома. Крот, отправь своих в хозяйственный оазис, пусть девчонок заберут и водички холодненькой нам привезут. Мы потихоньку ехать будем, они как раз всё успеют. Вы двое, можете с ними прокатиться. Посмотрите, как там у нас всё, и девчонок своих заберёте, – сказал он СОБРовцам. Оба сидели в теньке грузовика с нашими ребятами. Все были раздеты по пояс с банданами на голове. Натолкались мы, конечно, сейчас.
Крот тут же отдал распоряжение, и второй его Круизёр, взяв несколько больших пустых канистр и СОБРовцев, уехал.
Ещё через два часа мы заезжали на территорию сервиса. Всё, мы дома.

Глава 7.

Затем было долгое приветствие. Нам жали руки и хлопали по плечам. Но больше, я подозреваю, народ был рад видеть машины, которые мы притащили с собой. Вон как облепили их. Всё-таки многие машины были не то что легендами, но на слуху точно. Да и в кино они много где появлялись. И вот они теперь стоят перед людьми. Правда, их внешний вид оставлял желать лучшего, да и техническая часть – то же самое. Но ничего, починят. Тут же прибежал взмыленный Кирилл, директор нашего сервиса. Он всё охал и ахал, бегая вокруг машин, и размахивал руками. Я прям на расстоянии почувствовал, как у него в глазах цифры от продаж этих тачек увеличиваются. Кто-то принёс аккумулятор, установил его в 7-ку БМВ и включил магнитолу. Из колонок раздалось знакомое «Чёрный бумер», а потом и музыка из фильма. Вот тут я прям чуть не прослезился, в хорошем смысле этого слова. Настолько это как-то родное что ли, знакомое.
— Саша, эти машины великолепны! – подбежал ко мне с горящими глазами Кирилл. – Их ребята восстановят обязательно и как можно быстрее. Ещё есть такие?
— Не знаю, – честно ответил я. – Там в облаке старички такие появляются. Надо ездить и смотреть.
— Это просто великолепные экземпляры: «Волчки», Бумер, Супра.
— Взяли, пацаны! – заорал Игорь.
И несколько слесарей тут же стали толкать «Волчков» в ближайший ангар. Следом покатили 7-ку, песня про Чёрный бумер пошла на третий или четвёртый круг.
— А даже и не думал, что тачки так могут возбудить, – хохотнул Слива, смотря, как слесаря чуть ли не на руках тащат в ангар Альпину.
— Если бы ты был пацаном в 90-х, – сказал Туман, – как мы были, то понял бы, почему большинство из слесарей так прутся от этих машин.
— Да мне тогда 7 лет только было, – ответил Слива.
— Вот, – поднял вверх палец Туман. – А мне было 14, и я помню, с каким мальчишеским восторгом я рассматривал картинки в журнале с этими машинами. А уж если такая заезжала к нам в город, то мы её как тараканы облепливали с пацанами. Сначала Мерседесы появились. Альпину я такую один раз только видел и до сих пор помню её владельца. Мазда РХ-7 вообще как космический корабль смотрится, да и ТVR этот только по телеку видел. Так что я их понимаю.
— Ну, пацаны, ну вы дали! – из-за Доджа выскочил Игорь такой же довольный и возбуждённый. – Такие тачки приволокли. Вайпер вообще красавчик. А мотоциклы – просто закачаешься. Подшаманим их, покрасим и на продажу все. Фуру уже разгружают.
И он, быстро пошептавшись о чём-то с Кириллом, тут же умчался.
— Аквариумы готовы, Александр! – крикнул на ходу Кирилл. – Около салона стоят уже с машинами.
— Уже? – удивился я.
— А чё ты хотел? – подошёл с бутылками сока Славка. – Тут всё быстро делается. Мы и тачки все сделали, как вы хотели. Стоят сейчас, красавицы, все там: GTR, БМВ эти шестёрки, ТТ.
— Когда же вы успели-то?
— Дык, так это, почти же неделя прошла, как они у нас появились. Вас только два дня не было, вот и закончили вчера с ними. Вчера же их и в аквариумы поставили.
— Ладно, завтра посмотрим, – посмотрел я на небо. – Сейчас стемнеет уже, днём хочется посмотреть.
— Я смотрю, ты от своей мечты не отказался, – кивнул Славка головой в сторону стоящей восьмёрки какого-то ужасного бежевого цвета. – Всё так же хочешь: чёрный цвет, литьё, внешний вид как есть, а начинка вся другая?
— Точно! – засмеялся я. Славка с Игорем знали про эту мою мечту. Вот Славка сразу и сообразил, зачем мы эту 8-ку сюда притащили.
— Ты, кстати, монстра этого сходи посмотри, – хохотнул Славка.
— Точно, пойдём глянем на эту машинку.
Мы засмеялись и направились вслед за Славкой.
— Пипец! – первое, что вырвалось у меня, когда я увидел эту хреновину. – Большая машина, очень большая!
Перед нами стоял этот мастодонт, по 8 колёс с каждой стороны. Просто нереально огромная кабина и, кажется, бесконечная рама.
— Твою же мать! – дополнил Слива. – Как им управлять-то? Тут кабина три метра шириной.
— Три сорок, – сказал боец, водитель этого монстра и, открыв водительскую дверь, кивнул нам, приглашая заглянуть.
— Охренеть! – это было моё следующее слово, когда я забрался в кабину. Кабинка-то сама небольшая, но справой стороны – точно такая же. Между ними – площадка для морды ракеты. Очень большая машина.
— Нефиговый из него можно бронепоезд сделать, – сказал Кирпич, заглядывая в кабину.
— Куда нам его такой?
— Не знаю, но пусть будет. Пригодится.
Я выпрыгнул из кабины и обошёл аппарат вокруг. Его припарковали сзади за ангарами и колёса ещё выкрученными оставили. Три передних колеса были выкручены налево, следующие два стояли ровно, а три задних выглядывали в противоположную сторону. Вся эта конструкция внушала уважение, мощь, надежность и нереальную силу. Только ракеты сверху не хватает. Но, наверное, и хорошо, что её нет, а то бы её точно уже куда-нибудь запулили, это прям к бабке не ходи. Нашим некоторым только дай что-нибудь взорвать.
— Ладно, мужики, – немного придя в себя от вида машины, сказал я, – пойдём пожуём чего-нибудь.
— Кедр спрашивал, когда вы вернётесь, – спрыгивая с шасси, сказал Славка. – Дело у него какое-то к тебе есть.
— Ну, надо будет – найдёт.
— Георгич тоже тебя хочет.
— Начинается, – отряхнул я руки. Пока лазил по машине, весь перемазался.
— А ты как хотел? – ты у нас главный по тарелочкам, вот и разруливай.
Но сегодня ни Кедр, ни Георгич не появились, и мы, спокойно поужинав и обсудив по несколько раз привезённые машины и кое какие дела, разошлись спать. По 100 капель, само собой, не забыли хлопнуть.

Глава 8.

С утра в дверь моего жилища деликатно постучали. Я уже проснулся и лёжа в кровати обдумывал сегодняшние дела.
— Да.
— Привет, – в открывшейся двери появился Слива. – Там Кедр тебя хочет вместе с Туманом.
— Вот же не спится ему.
— Он говорит, что дело срочное и важное, – хохотнул Слива. – Чё сказать-то ему?
— Скажи, что через полчаса у меня в кабинете. Тумана найди – то же самое.
Слива кивнул и исчез.
Ну вот и закрутится сейчас, походу, карусель снова. Я быстро встал, привёл себя в порядок, спустился и позавтракал в столовке. Там же встретил Тумана. Слива ему уже передал про встречу с Кедром. Мне очень хотелось с Димой поговорить. Что там эти нефтяники? Узнал он что? Или всё пока тихо и спокойно? Но Дима где-то ездил по городу. Ладно, потом нарисуется, побеседуем.
— Вот посмотри, – протянул мне Туман листок с каким-то рисунком, когда кофе было выпито, блинчики съедены, а я уже собирался вставать из-за стола.
— Что это? – развернул я листок и посмотрел на рисунок. – Прямоугольники какие-то.
— Рисунок памятника пацанам нашим на дорогу, – Туман взял чайную ложку и стал показывать мне на рисунке. – Посередине две большие колонны из гранита метров по 15 в высоту. По бокам прямоугольники из чёрного гранита, на них будут выбиты имена погибших ребят. На землю тоже гранитные плиты положим. В общем, всё красиво будет. С двух сторон возведут такой же забор из гранита в форме буквы «Г». Хоть чуть-чуть, но от песка и пыли будет защищать.
— Заказывай и делай, – ответил я. – Сколько им надо времени на это всё?
— Неделя, гранит есть. Им его только перевезти надо, имена ребят выбить и установить это всё.
— Хорошо. Пусть всё в лучшем виде будет, деньги – не вопрос. А теперь пошли, там Кедр нас хочет, дело у него какое-то есть.
Не успели мы выйти на улицу, как услышали оклик. Это Кедр, сидевший с Апрелем в беседке, крикнул нам.
— Привет, – поздоровались мы друг с другом, войдя в беседку. На полу около Кедра стояла небольшая сумка. Моя личка в лице Кирпича и Лешего отошла в сторонку и расположилась в теньке недалеко.
— Ты искал нас, говорят, – садясь на лавочку, сказал я, улыбаясь. – В сумке подарки?
— Ага, типа того, – ответил тот и слегка улыбнулся.
— Ладно, пойду я, – поднялся с Лавочки Апрель.
— Не уходи, – попросил его Кедр, – тебе тоже интересно будет послушать.
— Ну, давай рассказывай уже, – поторопил его Туман.
Мы все с интересом уставились на Кедра. Он вздохнул и начал говорить.
— Недели полторы назад в свободную разведку уехала группа добытчиков. 7 человек на двух машинах. Ребята подготовленные и опытные все. Решили прокатиться подальше от нашего города, может чё интересное найдут.
— Ты нам опять предлагаешь их ехать искать? – удивлённо спросил Туман.
— Погоди, Валер, не перебивай.
— Извини.
— Два дня назад вернулась одна машина с одним парнем. Остальные погибли.
— Жаль, – кивнул я. – Но тут пустыня, такое бывает.
Кедр кивнул, согласившись, и продолжил:
— Они нашли оазис в 250 километрах отсюда. Там же со слов этого уцелевшего все его товарищи и погибли. Он каким-то образом уцелел и смог вернуться. Тут вышел на меня и передал мне всю информацию и вот это, – он легонько пнул ногой сумку.
— А чё приятель-то твой не пришёл с тобой к нам? – спросил я. – Наверняка что-то интересное нашли.
— Он застрелился вчера, – ошарашил нас Кедр.
— Охренеть! – вырвалось у меня. – Это как? Почему?
— Пистолет к виску приложил и на курок нажал. Терзался он очень после гибели пацанов.
— Что их там всех убило? – настороженно спросил Туман. – Я надеюсь, не болезнь какая, которую он сюда привёз. В этом мире всего чего угодно можно ожидать.
— Птицы, – медленно сказал Кедр, посмотрев на каждого из нас, – их всех убили птицы.
— Птицы? – переспросили мы хором.
— Да, большие птицы. Вернее, маленькие и большие. Размером с нашего ящера и с корову.
— Да ладно? – не поверили мы.
— Да-да, Саш. Птички там такие летают. Когти очень острые и плюс клюв. Налетают и разрывают на части.
— Ты не заливаешь, Кедр? – спросил у него Туман. – Тут за всё время о таких птицах никто никогда не слышал. Если они такие большие, то 250 километров для них не расстояние. Мы бы уже давно про них знали. Да и Крот много где со своими ребятами катается.
Кедр молча нагнулся и достал из сумки небольшой ДВД проигрыватель:
— Он мне флешку передал, что они наснимали в этом оазисе. Я её сюда перегнал. Вот, – поставил он проигрыватель на стол, – посмотрите всё сами, убедитесь, – он нажал несколько кнопок и пошло воспроизведение записи.
Мы прям залипли в экран. Птицы? Да ещё и такие здоровые? Я, конечно, много тут чудес видел. Кедр вроде адекватный, никаких тараканов за ним я не замечал. Хотя червяк этот в новом оазисе, который нас чуть не сожрал был более чем реальным. Только благодаря брату Кедра, Митяю, мы тогда уцелели.
Пошло видео. Сначала камера сильно дёргалась. Через несколько минут стало понятно, что её включили, когда ехали в машине. Слышались выстрелы, маты, отдавались команды.
— Птицы, Лёха! – раздался голос за кадром.
— Где?
— Сбоку справа заходят большие. Петро, стреляй по ним стреляй!
Затем камера выровнялась, и мы увидели, как по полю быстро едет машина, из неё и велась сьёмка. Видимо, грузовичок какой-то, вот из кузова и снимали. К нам спиной стоял один из мужчин и, задрав в небо ствол Печенега, по кому-то стрелял. За этой машиной ехала ещё одна поменьше. Багги, коих у нас тут развелось очень много. Из неё тоже стреляли в небо пассажир и сидевший сзади пулемётчик. Машины ехали быстро, то и дело камера подпрыгивала в руках.
— К деревьям жми быстрее, они догоняют! – услышали мы чей-то крик. – Что это за птицы? Их пули не берут!
В следующую секунду оператор поднял камеру наверх, и мы ахнули. На эти две машины заходило около 10 птиц, и были они такими немаленькими. Вот одна из них, резко спикировав, попыталась ухватить когтями пулемётчика во второй машине, но тот успел пригнуться. Птица закричала и, взмахнув пару раз своими крыльями, взмыла в небо. Пулемётчик из первой машины дал по ней длинную очередь. На записи мы увидели, как пули пробивают её крылья и тело насквозь, и она, снова закричав, со всей дури врезалась в землю. Но тут же ещё две буквально свалились на вторую машину. Одна из них вонзила свои когти в решётку, которая была установлена вместо лобового стекла в водителя, и машина, тут же потеряв управление, перевернулась, подминая под себя и птицу, и людей в ней. Второй хищник успел отскочить в сторону. Багги перевернулась, раздавив птицу, и встала на колёса.
— На нас заходит! – закричал другой голос сзади оператора.
— Разворачивайся, наши перевернулись! – обернулся и заорал пулемётчик в первой машине. – Ты какого хрена снимаешь? Стреляй давай! – тут его глаза расширились от ужаса и он страшно закричал. – Большая на нас заходит, – камера мгновенно развернулась, и мы увидели, как на эту первую машину заходит, растопырив когти, птица. Она была однозначно больше тех, которые перевернули багги. Раздались крики и выстрелы из помпы, а потом дикий крик птицы, шум, маты, выстрелы, взрыв и, кажется, машина тоже перевернулась. Дальше стало видно, как камера отлетает в сторону и ровно ложится на землю. Точно, это был небольшой грузовичок. Его стало видно в кадре, он лежал на боку, и два человека шевелилось в его кузове. Тут же к ним устремились три птицы. Упав как камни, они вонзили в них свои когти. Люди страшно закричали. Следом приземлились ещё две птицы. Если первые были по размерам с телёнка, то две другие, ну, с хорошую корову. Они пару раз ударили людей своим клювом, те закричали от боли ещё больше. Затем они просто стали рвать людей на части. Люди кричали, пытались отбиваться, но все их попытки были бесполезны.
И тут мы увидели, как к лежащему на боку грузовичку прилетели и упали два предмета.
— Гранаты, – сказал Туман.
Через пару секунд раздались два взрыва. Они разорвали птиц и людей, грузовичок взорвался. Крики людей и птиц тут же прекратились. Одной из птиц оторвало крыло, и она страшно кричала, крутясь на месте. Сзади камеры мы услышали мат и тут же длинные автоматные очереди в её сторону. Вот, сначала в кадре появились ноги, а потом и весь человек. Он шёл маленькими шашками и всаживал одну за другой короткие очереди в птицу. Подойдя к ней вплотную и быстро перезарядив автомат, выпустил ей в голову две пули. Птица тут же затихла и, последний раз взмахнув оставшимся крылом, замертво рухнула на землю.
Затем человек постоял, посмотрел на горящий грузовик, поднял голову и, быстро посмотрев на небо, огляделся. Его взгляд упал на камеру. Он подбежал к ней и взял в руки. Всё, запись обрывалась.
— Это и есть тот, кто приехал сюда на той самой багги.
— Жопа какая-то, – точно сказал Апрель. – Что же это за монстры такие?
Я сидел и молчал. В голове не укладывалось такое. Птицы такие большие нападают на едущие машины и не боятся. Смахивают на орлов, только переростки какие-то.
— Сколько ещё чудес мы в этом мире увидим? – спросил Туман. – Жалко пацанов. Погибли ни за что.
— У четверых из них семьи тут остались и дети, – сказал Кедр. – Оно, видишь как, хотели как лучше. Думали, что сейчас найдут что-то интересное и полезное нам, заработают денег, семьи обеспечат. А оно вон как вышло.
— Не мудрено тут кукушкой двинуться, – вздохнул я. – Ну а нам-то ты зачем это всё рассказал и показал?
— Ради вот этого, – ответил Кедр и снова нагнулся к сумке. – Они таки нашли кое-что интересное, – Оттуда он сначала достал три небольших мешочка. Развязав каждый их них, высыпал по чуть-чуть их содержимое.
— Семена? – удивленно спросил Туман. – Или орехи какие?
На столе действительно лежали три небольшие кучки семян. Маленькие, как зерна пшена, чуть побольше и несколько больших с орешек фундук примерно.
— Это семена, – кивнул нам на них Кедр. – Ребята в том оазисе были несколько дней. Лазили всё там по лесам и полям изучали его, пока на птиц не нарвались.
— Нам-то они зачем? – теперь уже я удивлённо спросил.
— Эти семена могут расти везде, особенно в песке. С их помощью, мы можем озеленить весь город. Вот это, – он взял пшено, – трава. Кидаешь их в песок, поливаешь водичкой, и через три дня у тебя зелёный газон. Вот это, – следом он взял в свою ладонь семена, как семечки, – кустарники. 8-10 дней, и будут кусты высотой в полтора-два метра. А вот это, – он взял последние орешки, – деревья. Если они правильно посчитали, то 20 дней, и будет вам обычное дерево. Как и за счёт чего это всё растёт, я не знаю. Также я не знаю и не понимаю, за счёт чего они питаются в песке. Но факт остаётся фактом – это всё растёт и цветёт.
— Да ладно, – тут уже я не поверил. – Чтобы за 20 дней выросло дерево, да не верю.
— Я тоже, – поддержали меня Туман и Апрель.
— А давайте вот так попробуем, – ответил Кедр и, взяв небольшую горсть пшена в руку, выбросил его за беседку на песок. Затем взял несколько семечек и пару орешков и вышел с ними из беседки. Подойдя к забору, просто воткнул эти два ореха в песок на расстоянии в паре метров друг от друга, а семечки – чуть дальше, три штуки в метре друг от друга. Потом вернулся в беседку, взял несколько бутылок воды и полил всё это дело.
— Вот теперь всё, – уселся он на лавочку. – Посмотрим, что будет через несколько дней. Приятель мне сказал, что они сажали эти семена около оазиса, и они росли с бешеной скоростью.
— Да как они расти-то будут? – возмутился я. – Тут же песок один и он нагревается на солнце, мама не горюй. Там даже питаться нечем семенам этим.
— Подождём, – так же ответил Кедр.
Я скептически относился к этим семенам и их росту. Ну не может такого быть, чтобы кустарники за 10 дней, а дерево за 20 вырастало. Тут сплошной песок везде. Это в оазисах земля, там их можно сажать и ждать, когда всё вырастет. Хотя мы в другом мире, всякое может быть. Да, блин, но как?

Глава 9.

— Это ещё не всё, – снова подал голос Кедр и снова нагнулся к сумке. – Вот, – положил он на стол рулон какой-то чёрной хрени. По размерам – чуть больше половины рулона туалетной бумаги и немного шире. Я взял в руки его, покрутил. Не очень тяжёлый. Вон, видны листы её скрученные.
— Я этим задницу вытирать не буду, – забирая и рассматривая у меня рулон, сказал Туман.
— Что это? – спросил Апрель.
— Это кусок, отрезанный от лианы, растущей в том оазисе с птицами, – ответил загадочно Кедр. – Решение наших проблем с дорогами. Теперь смотрите, – следом он достал из сумки небольшой валик и бутылку воды.
— У тебя там склад прям, – хохотнул Туман.
— Пошли со мной, – позвал нас Кедр и вышел из беседки. Мы вышли за ним. Он остановился, покрутил головой по сторонам. – А, – махнул он рукой, – один хрен, везде будет, – и присел на корточки. Мы обступили его с трёх сторон и стали внимательно наблюдать за его манипуляциями.
Он отмотал от рулона небольшую полоску с полметра где-то, затем ножом отрезал её. Рулон положил в сторонку и протянул полоску нам. – Посмотрите и пощупайте.
Мы по очереди взялись за эту полоску не пойми из чего. Ни бумага, ни пластик. Похоже на рубероид, наверное, только намного тоньше, и одна из сторон немного липкая, как скотч, когда отрываешь от рулона. Лента была очень тонкой, но крепкой. Я попытался её оттянуть или оторвать. Не получилось.
Затем, когда мы нащупались и натрогались, Кедр положил ленту липкой стороной на песок и, достав бутылку с водой, полил её полностью. Лента тут же стала набухать и расширяться прям на глазах.
— Это что за хрень такая? – испуганно спросил Туман и сделал шаг назад. Честно говоря, мне тоже не по себе стало от этого вида. Кедр ничего не ответил. Он просто взял валик и принялся раскатывать расширяющуюся ленту. Раскатывалась эта лента достаточно легко и быстро. Через пару минут перед нами был чёрный прямоугольник по размерам метр на полтора где-то. Больше валиком эта чёрная субстанция не раскатывалась.
— В три раза увеличилась, – ошарашенно сказал Апрель.
— И толще стал, – посмотрел я, нагнувшись, но не решаясь потрогать. – Пара сантиметров толщина.
— Теперь ждём, – сказал довольный Кедр и сел на ступеньки напротив прямоугольника.
— Чего ждём? – переспросил я.
— Ждите, – улыбнулся он, – недолго, пару минут.
Я всё еще не решался дотронуться до прямоугольника пальцем, хотя очень хотелось.
— Готово, – потыкав пальцем прямоугольник, сказал Кедр.
Мы по очереди, так же как и Кедр, потыкали прямоугольник. Он оказался твёрдым, как камень. Затем Апрель достал нож и попытался сковырнуть кусок из середины прямоугольника. Бесполезно. Он даже не поцарапался.
— Вот вам и дорога! На асфальт очень похоже, – радостно сказал Кедр.
— Ну-ка, – вставая, сказал Туман. Затем он быстрым шагом подошёл к ближайшему ангару, взял валяющуюся около него железку и вернулся назад. Подсунув эту железку под прямоугольник, он попытался его приподнять. Но не тут-то было, железка согнулась, а прямоугольник так и остался на месте. – Да сколько же он весит? – выдохнул он.
— Надо на машине пробовать, – сказал я. – Давайте сделаем две такие полоски вон там, – показал я рукой на въезд в ангар, где ремонтировали грузовики, – и пусть грузовики по этой поверхности проедут.
Не разговаривая дальше, мы взяли этот рулон, валик Кедра и быстрым шагом направились к ангару.
— Мужики! – крикнул я выходящим из ангара нескольким ребятам. – Быстро принесите несколько вёдер воды и пару круглых штук каких, типа валиков, только тяжёлых.
Ребята тут ушли назад в ангар, а мы втроём отмотали от рулона по ленте, метра по два каждая. Это от жадности, наверное.
— Вы чё тут делать собрались? – спросил Игорь, выходя из ангара со Славкой. Моя личка тоже с интересом смотрела за нами. Вокруг тут же стал собираться народ.
— Асфальт кладём, – ответил я.
— Какой асфальт? – не поняв, переспросил Славка.
— Щас увидишь. Слива, иди сюда.
— Берите за концы все и кладите ровно, – крикнул Туман, – липкой стороной вниз!
— Дайте мне тоже, – подключился Кедр.
Мы отрезали ещё одну ленту и положили их параллельно друг другу.
— Так, – произнёс Апрель, – эта лента даёт ширину в метр. Значит, кладите вот сюда, – перенёс он свою чуть в сторону. – Будет 4 метра ширины где-то и длина метров пять шесть.
— От въезда отойдите, – сообразил я. – Она же вытягивается.
— Вы чё делаете-то? – спросил Славка.
— Чё это за лента у вас, и чего вы тут делать собрались? – подключился Игорь.
— Да подождите вы, – отмахнулся я от них.
Пришли ребята, принесли 4 ведра воды.
— Хватит? – спросил один из них, ставя вёдра на песок.
— Должно, – кивнул Кедр.
Вокруг было уже много народу. Ещё бы, такое представление. Трое начальников, как малые дети, отрезают какую-то ленту и с радостными криками кладут нарезанные полоски на песок.
— Теперь ты, ты и ты, – ткнул пальцем Кедр в стоящих ребят, – берите воду и лейте из ведра на ленту. Валики где?
— Вот, – нам вынесли 3 валика и небольшой пустой газовый баллон.
— А побольше баллона не было? – охренел Туман.
— Вы чё этим валиками раскатываете то? – удивлённо спросил я, взяв один из них двумя руками. – Тяжёлый, пипец!
— Железо, – улыбнулся один из парней.
— Лейте уже, – скомандовал Кедр.
Когда ребята начали лить воду на ленту, и она начала расширяться, стоящий вокруг народ выдохнул. Потом вдохнул и снова выдохнул. Со всех сторон слышались слова восхищения, перемешанные с матом. Каждый же по-разному выражает свои чувства. Мы, не теряя времени даром, стали этим валиками раскатывать эту субстанцию. Самое интересное, что при соприкосновении краев лент друг с другом она выравнивалась, и валиками мы делали её абсолютно ровной. Один Туман только бухтел и матерился. Ему достался пустой газовой баллон, и было прикольно наблюдать, как он катает его туда-сюда, раскатывая эту чёрную хрень.
— Готово! – крикнул Кедр, когда мы всё раскатали. Затем он взял нож и брусок, быстро с двух сторон ровно обрезал лишние куски ленты и бросил их в ведро. Получилась у нас площадка где-то метров 5 длиной и 4 метра шириной.
— Обалдеть просто! – выпалил стоящий Игорь. – И сколько эта штука сохнет будет?
— Пару минут.
Через эти пару минут всё засохло. Народ сначала недоверчиво и осторожно трогал свежий асфальт, как его тут же окрестили. Потом одна нога, вторая, и вот уже все стали топтаться по нему.
— А тут как вата! – воскликнул Игорь, доставая рукой из ведра остатки асфальта.
— Она твердеет только тогда, когда с песком соприкасается, – ответил ему Кедр. – Скажи там кому, пусть грузовиком проедут по ней пару раз.
— Лёха! – тут же крикнул Игорь.
— Понял, – ответил молодой парнишка и тут же убежал в ангар. Через несколько секунд мы услышали, как завёлся двигатель грузовика, и ещё через несколько секунд, пару раз посигналив, из ангара выехала Скания-головастик. Грузовик проехал по этому асфальту. Тот даже не пошевелился, я внимательно смотрел. Затем ещё раз и ещё Лёха проехал туда-сюда.
Народ снова вдохнул и выдохнул.
— Млять, обалдеть просто! – сказал Туман. – Мы же так всё заасфальтировать можем.
— Кедр, какая длина в рулоне ленты? – крикнул я ему после того, как грузовик проехал по асфальту в четвертый раз.
— Около 20 метров где-то.
— Значит, около 50 метров получится, либо чуть больше. Лианы сами длинные?
— Ну да, как обычные лианы, – пожал он плечами. – Толщиной в человеческую ногу. Ну, плюс-минус, ноги разные у всех.
— Мы можем высчитать ширину шоссе в две полосы и так нарезать эти лианы.
— А чё тут считать? – сидя на перевёрнутом ведре, сказал Апрель. – На шоссе можно потолще делать дорогу. Если она увеличивается в три раза, мы берём и раскатываем её в два раза. Будет полотно толщиной в 4-5 сантиметров. Ширина шоссе метров 10 самое оно будет. Значит, нам надо их нарезать по 5 метров. Расстилаем, поливаем водой и раскатываем, как линолеум кладут. Каток только нужен, либо широкие валики на длинных ручках.
Я сидел и улыбался, как дурачок. Ну надо же! Какие только сюрпризы этот мир нам не преподносит. Хрен я просто так этот асфальт городу дам. Будем торговать с ними.
— Думаешь об асфальте? – подошёл ко мне Туман. – Поехать в этот оазис и набрать там этих лиан?
— Ага, и семена, если прорастут, тоже. Весь город озеленим и заасфальтируем. Я даже не сомневаюсь, что у нас это всё покупать будут.
— Я тоже ни капельки. Только ты про птичек забыл, Сань.
— Фигня, – вы вовремя этот тягач притащили. Надо из него бронепоезд делать, чтобы ни одна птица своими когтями и клювом нас оттуда выковырять не могла. Берём дополнительно две фуры Апреля, едем на них туда. Фуры оставляем где-нибудь сбоку, а сами на монстре – внутрь оазиса. Собираем семена и нарубаем лиан. Лианы цепляем за монстра и тащим их к фурам. Затем грузим в фуры и сюда. Тут уже нарезаем, как нам надо, и делаем дороги.
— Может прокатить, – кивнул Туман. – Надо тогда слесарей озадачивать. Пусть монстра строят.
— Строить его всё равно какое-то время будут. Мы успеем в хозяйственный оазис съездить и посмотреть, как эти семена вырастут. Если пойдёт дело, едем в мэрию и тащим сюда кого-нибудь из больших начальников. Показываем им траву, кусты, деревья, асфальт и начинаем говорить о цене.
— Да уже сегодня весь город будет знать про асфальт этот наш, – засмеялся Апрель. – А когда ещё зелень вырастет, вообще никакая реклама не нужна будет. Вот тогда и можно будет с городом разговаривать на предмет торговли. Песок всех достал, а от озеленения никто не откажется точно. От асфальта – тем более. Пылищи однозначно меньше будет.
— Слушай, Кедр, – обратился я к нему. – А сколько вот в таком, отрезанном виде они храниться могут? Не засохнут через пару дней-то?
— Пару недель точно, думаю. Этот кусок они с земли подобрали сразу, как туда приехали. Хотели его как изоленту использовать, не пошло. Хотели сжечь попробовать, он в костре трещать начал. Водой залили, получился асфальт. Возили они его с собой около недели, ну и тут пару дней плюс-минус. Так что 10 дней точно есть, но думаю, что больше.

Глава 10.

— Туман, занимайся броневиком, делайте из него монстра. Возьми Игоря, и пусть он ребят потолковее возьмёт. Нарисуйте сначала по бокам решётки какие покрепче, чтобы птички когтями их выломать не смогли. Ну, в общем, сам знаешь, что надо: вооружение, баки там дополнительные и так далее.
— Понял, – ответил он мне.
— Добрый день, Александр, – услышал я сбоку знакомый голос.
— О, Георгич, – встал я и протянул ему руку, – как сам?
— Отлично, дело есть тет-а-тет.
— Пошли тогда в кабинет ко мне, – вздохнул я.
— Хороший асфальт, – кивнул Георгич на небольшую площадку, которую несколько мужчин всё ещё пытались расковырять ножами и монтировками. – Мне рассказали уже про рулон этот волшебный, и про семена я тоже знаю.
— Откуда?
— Кедр мне сказал, – удивился Георгич. – Посадили?
— Ага.
— Ну, пусть растут. Посмотрим, что из этого выйдет, точнее, взойдёт. Если всё получится, торговать всем этим на ура будем. Весь город в асфальт закатаем и зелёным сделаем.
Так, за разговорами, мы зашли в мой кабинет. Я включил кондиционер и присел к себе в кресло.
— А дело у меня к тебе, Саша, следующее, – усевшись поудобнее в кресле, сказал Георгич. – Хочу предложить тебе заработать. Много.
— Ух ты! И что требуется?
— Давай я тебе расскажу, а ты уже подумаешь, надо это или нет. Машин у нас становится всё больше и больше. Ты, наверняка, обратил внимание, что абсолютно все наши работники, у кого есть автомобили, ставят их на территории сервиса и иногда собираются небольшими группками по вечерам и на выходных на территории. Помнишь как в детстве в том мире наши отцы и деды вечно собирались в гаражах?
— Конечно помню, – улыбнулся я. – Сам с отцом неоднократно так зависал.
— Так вот, я предлагаю тебе следующее. Купить землю, построить там гаражи и продать их. Плюс сделать ежемесячные взносы в так называемый кооператив, – Георгич замолчал и уставился на меня.
— Ну давай, Георгич, продолжай, – улыбнулся я. – Ты же наверняка уже по цифрам всё просчитал, место нашёл и про себя не забыл.
— Просчитал, – улыбнулся он. – В двух километрах от нашего сервиса есть участок земли. Он пока бесхозный. Стену города снова отодвинули, да ты и сам, наверняка, видел. Городок наш растёт и расширяется. Так вот, там можно купить несколько гектаров земли, построить гаражи и протянуть туда электричество. По цифрам выходит следующее. Гараж шириной 4,5 метра, длиной – 7, высотой – 3. На одном гектаре можно построить от 90 до 120 гаражей. Смотря какой участок земли. Надо рисовать и считать. Всего там свободно около 5 гектаров. Пока.
— А продавать почём? И себестоимость?
— Себестоимость под ключ – 3,5 тысячи Лин. Пол – плита, стены – пеноблоки, крыша – плита. Ну и электричество развести. Продавать можно,.. – Георгич пожал плечами. – До 15 тысяч точно будут брать. Народ у нас – не дурак, смекнёт, что гараж точно пригодится. Покупать будут обязательно. Тут же в городе гаражей нет. Даже ракушек обыкновенных и то нет. Про стоянки я вообще молчу.
— И что по деньгам выходит?
— Если покупать все 5 гектаров, то земля обойдётся в 480 тысяч Лин. Возьмём по 100 гаражей на гектаре, 500. Итого – два двести, и ещё в районе двухсот тысяч за электричество.
— Два с половиной ляма, короче, – вздохнул я. – Наверняка сотка разлетится ещё, если не больше.
— Ага, только если мы даже по 12 тысяч каждый гараж продадим, то с каждого чистая прибыль восемь с половиной тысяч.
— 500 умножить на восемь с половиной, – быстро стал я считать на калькуляторе, – 4,25 ляма. Минус расходы, туда-сюда. 1 750 000 всё равно останутся. Охренеть.
— А я про что, – засмеялся Георгич. – Ты не забывай, что можно, даже нужно, сделать пару въездов на территорию гаражей. Туда – охрану, шлагбаум, вывоз мусора, обслуживание и уборка территории. Ну, пусть будет по 100 Лин в месяц. Ещё 50 тысяч ежемесячно будут липнуть. Ну, пусть на охрану и на уборку будет 15 тысяч уходить, налоги ещё 5 грубо. Остается чистая 30-ка ежемесячно.
— Да уж, Георгич, – я прям заволновался от этого его предложения. – А земля-то есть?
— Есть, я же сказал. Можно прям сейчас поехать посмотреть.
— А где я тебе два с половиной ляма возьму? Ты же знаешь, что таких денег у нас нет.
— Так это не проблема, – спокойно ответил он мне. – Рассрочку сделают и нам, и мы людям. Договоры на продажу я тоже с нашими юристами сделаю. Там и пропишем – 100 Лин в месяц за обслуживание. Сумма небольшая, а если со всех, то самое оно будет. Да и мужикам кайф какой, сам подумай.
— Я согласен, – немного подумав, ответил я. – Теперь самый главный вопрос. Что ты хочешь за эту идею? Ты же понимаешь, что на процент я тебя не посажу. Деньги хочешь налом?
— Нет, Саш, – покачал он головой. – Я уже достаточно пожилой, и деньги на девок и выпивку мне тратить уже поздно.
— Так что тогда? – с интересом спросил я.
— 126 Мерседес. Вы его вчера притащили. Нравится мне его брутальность. Я в нём себя буду на пару миллионов Лин чувствовать. Ну и ремонт со значительными скидками, само собой, а можно и бесплатно совсем.
— Так у тебя же вроде Круизёр есть?
— Круизёров тут много, и они всё время ещё и ещё появляются. А такой 126 кузов у меня одного будет. Только восстановите его.
— Договорились, – протянул я ему руку через стол. – Будет тебе и Мерин, и ремонт бесплатный, но только на 126-й. Скажу Игорю, чтобы тачку вылизали всю и хорошо покрасили в чёрный цвет.
— Добро, – снова улыбнулся Георгич. – Землю едем смотреть?
— Едем. Кирпич! – крикнул я.
Дверь тут же открылась, и показался мой телохранитель.
— Лексусы к двери подгоните. Через 5 минут прокатимся в одно местечко.
Тот кивнул и закрыл за собой дверь.
— С производствами-то разговаривал уже?
— Только с теми, которые ворота делают, – ответил наш бухгалтер, а по совместительству ещё и чиновник. – Замки народ пусть сам себе покупает и врезает. С электричеством проблем нет, сам знаешь. Да и производства пеноблоков и плит в последнее время сильно расширились. Думаю, за месяц-два все гаражи будут построены, если с людьми проблем не будет.
— Неплохо было бы сначала у людей спросить, будут ли они по такой цене гараж покупать.
— Не вижу проблем, – ответил мне Георгич. – Вызови старших по сервису и дай им задание. Пусть спросят у работников, готовы ли они покупать по 12 тысяч Лин гараж или нет. Ну и размеры им все обозначь обязательно. Скажи, что место в километре-двух отсюда. А то у нас скоро вообще машины некуда ставить будет. Слава богу, тут не угоняют тачки. Пока. Привычка держать шикарную иномарку на виду у многих в крови. А так гаражи будут под охраной.
— Точно, – ещё раз снял я шляпу перед его продуманностью и мудростью. – Игорь, Слава, Иван, приём, – стал я вызывать старших наших сервисов. Они тут же отозвались. – Зайдите прям щас на пару минут. Георгич, минутку.
Тот понимающе кивнул и вышел на улицу.
Через небольшое время зашли три наших директора сервиса. Я им быстро передал информацию по гаражам, их размерам и ценам. Ребята обрадовались такому предложению и сказали, что в течении нескольких часов опросят всех своих работников, а потом результаты опроса доложат мне.

Глава 11.

Затем я вышел на улицу. Георгич стоял около машин и разговаривал с ребятами. Перед входом уже стояли оба Лексуса. А хороши всё-таки машины, их, вон, даже помыть успели. Кстати, а если действительно эти семена так быстро растут, если мы засадим тут весь город ими, пыли и песка станет меньше? По идее, должно. Бури, хоть и бывают, но они, вроде, не частые. Ладно, поживём – увидим. Мы с Георгичем сели на заднее сиденье седана, и машина тут же тронулась. Выезжая из ворот сервиса, я быстро обернулся назад. Джип ехал сзади на расстоянии метра, за рулём виднелась сосредоточенная морда Нямы. Ох, не въехал бы он в задницу!
— Кирпич, объезжай салон наш и по дороге езжай прямо, – указал направление Георгич. – Через километр-два будет поворот налево. Там большой пустырь.
У меня тут же мелькнула мысль, что на обратном пути надо будет заехать в салон, посмотреть на эти аквариумы. Сейчас мы проезжали мимо него, и что-то отдалённо я видел там. Около здания стояли какие-то конструкции, но вид тут же перекрыла одна из машин, которая, отъезжая от автосалона, подняла много пыли.
— Сейчас прямо и налево через километр, – продолжал указывать дорогу наш чиновник.
Проехав указанное расстояние или чуть больше, мы свернули на одном из перекрёстков. Тут же показалась городская стена, которую переносили. Тут и там ездили машины и ходили люди. Пылищи, конечно, море, но, несмотря на это, люди продолжали работать.
— Вот место, Саш, – отвлёк меня от мыслей Георгич. – Кирпич, стой. Пошли, покажу место.
Мы вылезли из машин и осмотрелись вокруг.
— Вот тут около 5 гектаров, – показал он рукой практически вокруг нас. – Там дальше – городская стена, но с такими темпами роста города, её, скорее всего, ещё будут переносить. Пустыня-то большая, место много. А мы уже займём тут место. Подъезды город, в любом случае, сделает к гаражам. Можно, кстати, купить чуть больше земли, оставить, так сказать, на вырост.
— На вырост? – спросил я. – Зачем она?
— Саш, что тут будет через пару лет?
— Ну да, – снова вздохнул я, мысленно прощаясь с деньгами, – давай покупать тогда. Надо только ответа от ребят дождаться. Я директоров наших озадачил на предмет опроса. Через пару часов сказали, что ответ дадут.
— Хорошо, – кивнул Георгич, – я тогда этот участок забью за нами и озадачу наших архитекторов. Пусть они нарисуют гаражи тут и подъезды. Посмотрим, сколько штук тут поместится.
— Поехали тогда назад, – сказал я ему. – Тебя – в сервис?
— Да, тачку возьму свою и в Мэрию поеду.
Мы снова погрузились в машины и поехали назад. Вот, снова внешний забор. Да уж, техники теперь работает гораздо больше, да и людей прибавилось. Трубы какие-то разгружают, блоки лежат, народу очень много. Видимо, действительно город растёт большими темпами, если так далеко стену отодвинули.
И тут я увидел следующее. Проезжая мимо небольшой группы рабочих, я увидел стоящего напротив них спиной ко мне мужика. Тот махал руками, и было в этом что-то знакомое.
— Кирпич, стой! – резко сказал я ему.
Тот, недолго думая, нажал на тормоз. Ехавший сзади джип с Нямой за рулём еле успел остановиться в какой-то паре сантиметров от задницы седана.
— Ты чего? – успев упереться руками в переднее сиденье, крикнул Георгич.
Я, не обращая внимания на его крики, продолжал смотреть на этого мужика. На бетонных плитах сидело и стояло около 10 мужчин, а напротив них, продолжая им что-то втолковывать, стоял этот смутно знакомый мне мужик и махал руками.
— Тут нефтяники заправку хотят построить, – сказал мне Геогич. – А это – их начальник. Видать, пистонов вставляет им. Михайлов, кажется. Мерзкий тип, я с ним пару раз в мэрии пересекался.
Неужели? Неужели это тот урод? Ну повернись ты ко мне, мысленно просил я его. Хоть и прошло больше 10 лет с нашей последней встречи, но я, надеюсь, узнаю тебя.
— Кирпич, посигналь пару раз, – попросил я его.
После гудков мужик перестал махать руками и повернулся в нашу сторону.
Он, он, падла! У меня сердце рухнуло вниз, а потом вернулась обратно. До него было метров 20, и я его хорошо разглядел. Михайлов Антон Вячеславович собственной персоной. Хоть и прошло время, но черты лица его. Ошибки быть не может, это он сто процентов. Я только почувствовал, как у меня внутри всё забурлило, и адреналин зашкалил. Чудеса случаются.
Михайлов посмотрел на наши Лексусы, затем повернулся назад и продолжил снова распекать работяг. То, что он их ругал, я даже не сомневался.
— Ну всё, молись, урод, – сказал я вслух.
— Ты кому это? – испуганно спросил Георгич.
Но я уже не слышал его. Я только автомат на сиденье положил, чтобы не пристрелить его сразу, про пистолет в кобуре забыл. Меня аж трясло всего. Я просто открыл дверь и вышел из машины.
Тут же следом за мной вышли пацаны. Все стояли и молчали. Видя моё перекошенное от злости лицо, никто ничего спросить не решался и никто ничего не понимал.
— Михайлов! – громко крикнул я.
Тот повернулся на свою фамилию, немного прищурился. Его глаза расширились от удивления, и он даже закачался на месте. Мужики на плитах аж подобрались все и вытянули шеи.
— Привет, падла! – громко крикнул я и быстрым шагом направился к нему. – Узнал меня, скотина?
— Ты? – ошалело залепетал он. – Но как? Откуда? Каким образом?
— Щас что-то будет, – услышал я сзади голос Сливы. – Периметр, пацаны.
— Привет, урод! – снова крикнул я ему, когда до него осталось несколько метров. – Вижу, что узнал меня.
Подойдя к нему вплотную, я, ни слова не говоря, врезал ему кулаком прямо в ненавистную мне рожу. Ох, как же мне стало хорошо! В удар я вложил всю свою силу и злость. Это был мой злейший враг. Столько крови он мне попил, столько он издевался надо мной. Называть только по имени-отчеству, туда нельзя, делай только это. Столько штрафов я от него получил, столько он народу уволил. Народ на плитах ахнул. Я только успел услышать, как защёлкали предохранители на оружии моей лички.
— Саня, хватит, хватит! – услышал я над ухом, и чьи-то цепкие руки оттащили меня от лежащего на земле и скулящего Михайлова.
Я тут же включился назад и понял, что я просто сидел на нём и бил его по лицу со всей силы. Его лицо превратилось в сплошную кровавую маску.
— Стоять все! – заорал Слива и вскинул оружие на мужиков. – Никому не подходить!
Меня оттащили от него, и он, перевернувшись на бок, стал выплёвывать свои зубы на землю.
— Помнишь, скотина, я обещал тебе зубы выбить? – закричал я. – Вот и свиделись, Антон Вячеславович, – извернувшись, я вырвался из рук Нямы и успел врезать ему ещё раз ногой в лицо. Его башка откинулась назад, и он рухнул на землю.
Я стоял и тяжело дышал. Не знаю, сколько раз я ему успел врезать по морде, но, судя по сбитым костяшкам на моих руках, не менее 10 раз точно, прежде чем меня оттащили от него. Вокруг стал собираться народ. Мужики стояли и молчали. Мои пацаны стояли с оружием наизготовку.
— Стоять всем! – снова повторил Слива.
— Добавь ему ещё, – неожиданно раздался голос из толпы.
— Так ему и надо этому уроду, – послышался другой голос.
— Слива, ствол опусти, – прохрипел я, стараясь восстановить дыхание.
Я подошёл к лежащему на земле Михайлову и присел около него на корточки, жестом останавливая пацанов, типа, всё, я в норме.
— Ну что, скотина? – взял я его за волосы – Ты даже не представляешь, сколько раз я мечтал сделать это. Сколько ты мне неприятностей принёс.
— Дай ему ещё, – снова голос из толпы.
— Судя по всему, тебя тут тоже никто не любит, – прошипел я ему в лицо.
— Не надо, пожалуйста, – заскулил Михайлов.
— Любишь над людьми глумиться? – сказал я, потрепав его за волосы так, что его башка начала мотаться из стороны в стороны.
— А помнишь, тварь, как ты любил унижать всех на собраниях. В принципе, ты это только что и делал, скорее всего. Он же вас унижал ведь, мужики? – крикнул я собравшимся вокруг нас работягам.
— Ещё как! – ответил мне из толпы. – Любит, сволочь, своё превосходство показывать.
— На колени, скотина! – снова взорвался я и отвесил ему несколько смачных пинков. – Извиняйся перед ними всеми.
Тот слишком медленно стал вставать на колени, и я, недолго думая, врезал ему ещё раз в ухо. Тот, охнув, снова упал на землю.
— Вставай, скотина, – закричал я, – пока я тебе тут все кости не переломал, и громко извиняйся!
Михайлов, выплюнув кровь изо рта, встал на колени. Мне кажется, даже ветер вокруг нас стих, настолько стало тихо. Машины перестали ездить, народ всё подходил и подходил. Тут и там слышались слова одобрения и «вон, смотрите, этому уроду, Михайлову, наконец-то в морду дали».
— Извините, – прошепелявил тот разбитыми в мясо губами.
— Громче, скотина! – отвесил я ему подзатыльник.
— Извините меня! – громче крикнул Михайлов.
— Не советую дёргаться, – услышал я сбоку голос Кирпича.
Повернув голову, я увидел, как через толпу к нам прорвались 5 или 6 охранников и уже хотели прекратить эту экзекуцию, но наткнулись на Няму с пулемётов в руках. Уж откуда он его вытащил, я так и не понял.
— Это старые счёты, мужики! – крикнул я им. – С того мира ещё. Эта скотина была у меня начальником. Как он себя ведёт, вы все знаете. Вот и настало время расплаты.
— По-хорошему тебя надо было вальнуть, чтобы ты другим жизнь не портил, – прошипел я ему сквозь зубы. – Да живи, повезло тебе. Попадешься мне ещё раз на пути – грохну, и мне ничего за это не будет. Пришлешь кого по мою душу – грохнем их. А потом я приду за тобой, и тогда тебе никто не поможет. Ты будешь умирать долго и мучительно. Тут другой мир, тут всё по-другому и твоих родственничков здесь нет. Живи, мразь, – оттолкнул я его от себя. Затем развернулся и пошёл в сторону машин.
Слива успел открыть передо мной дверь, иначе, мне кажется, я на эмоциях просто вырвал бы ручку с корнем.
— Старый знакомый? – спросил Георгич.
— Не то слово, – ответил я, поглаживая сбитые костяшки на кулаке. – Даже не представляешь, Георгич, как мне теперь хорошо.
— Ну и ладненько, – улыбнулся наш бухгалтер. – Пар выпустил, теперь поехали дальше.
Уже когда мы отъезжали, я посмотрел в окно. Михайлов очень тяжело поднимался с земли, и ему в этом помогали двое охранников. Остальные стояли и смотрели на это. Надеюсь, я его сильно унизил, очень сильно, и он теперь будет вечно слышать смешки себе в спину.
— Кирпич, давай в офис пока, – снова подал голос Георгич. – Некоторым успокоиться надо.

Глава 12.

— Ты совсем охренел, Саня! – распекал меня в кабинете Туман. После избиения Михайлова, мы поехали в сервис, мне надо было до конца успокоиться. Как раз вернулись Туман с пацанами из облака, и ему быстро всё рассказали. Да и тайну-то из этого никто делать не собирался. – Мало того, что мы и так в контрах с нефтяниками, так и ты ещё при всех этого заднеприводного унизил. Не мог куда-нибудь его в сторонку оттащить?
Я сидел и смотрел в окно. Мне было уже плевать. Да, может я и перегнул палку с публичным избиением. Да пошёл он в жопу этот Михайлов. Пусть на меня в суд подаст и побои снимет.
— Да ладно, Валер, не кипятись, – остановил его сидящий за столом Дима. – Я Саню понимаю, у самого парочка таких врагов есть. По отзывам, этот хрен ещё та скотина и публичное унижение он заслужил.
— А ну вас, – махнул рукой Туман и плюхнулся за стол.
— Дим, чего у нас по нефтяникам? – спокойно спросил я у него. Мне было хорошо, очень хорошо, наверное. В этот момент сидел и напоминал дурачка, который улыбается постоянно.
— Да ничего, – ответил Дима. – Затихли они пока. Слушаем, смотрим. Молчат, никаких действий нет. Нам удалось несколько людей у них на крючок взять. Сидят теперь на нашей зарплате. Те тоже говорят, что всё тихо. Мы начали собирать инфу, кто у них за что отвечает, Георгич наставил везде прослушку, так что мы теперь много инфы получаем. Ты, кстати, Саш, был прав, мэр особо не в теме, чем там занимаются за его спиной те, ну которые к нам сюда приезжали. Я так думаю, он не то что им доверяет, а просто привык к ним. Ему они отстегивают долю, он и закрывает глаза на всё, да и они не беспределят.
— Хорошо, слушайте их дальше. Когда будем знать всю их структуру, решим, что делать дальше. Мы всё равно с ними столкнёмся рано или поздно. На крайняк сольём их соседям. Ты, помнится, говорил, что сюда бандиты какие-то приезжали, и их тут всех положили на дороге. Только надо аккуратно. Подумаем ещё как это всё преподнести, чтобы тут войны не было. Поеду я в салон сьезжу. Кирилл там уже заждался. Валер, чё там с монстром?
— Задание я им дал, рисуют. Как будет готов план машины, принесём и покажем. Тогда, если всё, поеду я ещё раз в облако съезжу. Парапланеристы наши вроде как ещё несколько грузовиков увидали там. А, да, – поднял он вверх руку, – чуть не забыл. У тебя теперь будут ещё два водителя на машинах.
— Зачем они мне? – удивился я.
— Не зачем, а будут. Бойцы будут свободны, а ребята водят хорошо, я проверял, и в машинах будут всегда сидеть. Сейчас позову, представлю их тебе. Кирпич, – взялся он за рацию, – водил позови в кабинет. С СОБРовцами твоими я вчера поговорил, погонял их на полосе. Нормально, потянут. Так что они теперь у тебя в личке.
— Хорошо, – кивнул я.
Тут в дверь постучали.
— Да.
— Вот водители, – увидел я радостного Сливу. За ним стояли двое мужчин. Лицо одного мне показалось смутно знакомым.
— Где я тебя видел? – спросил я у него.
— В пещере, – улыбнулся тот. – Я вам про Ауди бронированную говорил.
— Точно, – встал я с кресла и подошёл к ним. – Как зовут?
— Андрей, – протянул мне руку этот мужчина.
— Я Семён, – представился второй.
У обоих под мышкой было по пистолету. Я так понимаю, этим они тоже пользоваться умеют.
Познакомились, поговорили, потом я сказал, чтобы подгоняли машины, едем в салон.
И вот мы подъезжаем. Офигеть! Во-первых, народу очень много, что не может не радовать. На стоянке около салона для клиентов стояли машины. Вот ещё, обгоняя нас, пролетела Камри и, лихо зарулив на стоянку, остановилась. Из неё вылезли двое мужчин и женщина. Люди входили и выходили из салона. А около него мы увидели аквариумы со стоящими в них мотоциклами и машинами. Около одного из аквариумов стоял, скорее всего, наш продавец. Это я по белой рубашке и бейджику понял. Под стеклом стоял мотоцикл, красный какой-то спортивный, я в них не понимаю. Продавец что-то рассказывал стоящим рядом с ним двум парням.
Припарковавшись, вышли из машин. Кирилл неплохо тут всё сделал, совсем неплохо. От стоянки для посетителей к салону вела дорожка. Вдоль неё стояло по три аквариума с каждой стороны, внутри каждого – по мотоциклу. Спортивные, байк, вон, какой-то, Харлей вроде и несколько кроссовых. А перед самим салоном – по два больших аквариума с каждой стороны. Аквариумы установлены так, чтобы не перекрывать витрины. В них находились Ниссан GTR ярко-синего цвета, оранжевая БМВ 6-ка купе, вторая 6-ка ярко-зелёного цвета и пурпурная Ауди ТТ. Все тачки буквально горели под стеклом.
Подойдя ближе, мы увидели, как из салона выходит очередной продавец с группой людей. Они, о чём-то говоря, подошли к аквариуму со стоящей в нём оранжевой БМВ 6-кой.
— Да-да, она новая, – услышал я его слова, – совершенно новая машина. Автомат, 320 лошадей. У нас её только перекрасили.
— Покрасили-то хорошо? – спросил идущий рядом с ним мужчина.
— У нас все машины хорошо красят. Вы же покупали у нас уже Джип какой-то, насколько я помню?
— Да, Чероки чёрный. Только он с пробегом был, но покраска хорошая.
— Ну вот, – обрадовался продавец, – покраску нашу вы видели. А машина новая. Сейчас я выгоню её вам.
Мы остановились, и я стал с интересом наблюдать за дальнейшими событиями. Я только успел подойти к аквариуму. Там был приклеен ценник и технические характеристики машины. На ценнике красовалась цена – 74 тысячи Лин. Обалдеть!
Продавец открыл заднюю стенку аквариума и, пригнувшись, зашёл внутрь, открыл дверь и залез в машину.
— Извините, машина продана, – услышал я голос этого мужчины. Повернув голову, я увидел, что он обращается ко мне.
— Да-да, пожалуйста, – улыбнулся я, – я просто посмотреть. Красивая машина.
— Спасибо, – заулыбался этот мужик. – Цвет просто сумасшедший, я таких и не видел никогда. Вы тоже машину себе присмотреть?
— Ну, типа того, – ответил я.
— Тут хорошие тачки и, самое главное, все в классной покраске, – подхватил второй дядька.
Меж тем менеджер завёл БМВ и стал потихоньку выезжать из аквариума задним ходом.
— Осторожней, не поцарапай мой автомобиль! – весело крикнул ему мужчина.
Менеджер улыбнулся ему в ответ и кивнул головой, типа, не боись, мужик, всё путём будет. И вот он выгнал машину на небольшую площадку, развернул её мордой к выезду. БМВ тут же окружили люди и эта группа покупателей.
— Прошу, Михаил Семёнович, – вылезая из машины, сказал менеджер и услужливо открыл перед ним водительскую дверь.
— Ох, – вздохнул Михаил Семёнович и решительно сел за руль.
— Вот это тачка! – оглядывал он салон и гладил с любовью руль. – Обалдеть просто! За такую никаких денег не жалко.
Я не стал больше мешаться тут под ногами и направился ко входу в автосалон. Тут же я увидел, как у другого аквариума со стоящей в нём второй БМВ 6-кой зелёного цвета крутятся около 6 человек мужчин и женщин. Они вплотную подходили к стеклу и старались рассмотреть её салон. Всё-таки очень хорошо, что мы сделали такие стёкла, ведь каждый из них сейчас обязательно посадил бы свою жопу в салон и стал бы крутить все подряд ручки. Засрали бы всё. Нех, пусть так смотрят. А ценник-то, 78 тысяч! Ну Кирилл, ну жук. Сколько же Ниссан стоит? Подошёл к аквариуму с Ниссаном. Ценник – 98 тысяч, а рядом бумажка «Извините, автомобиль продан». Вот так вот. Что же будет, когда мы сюда начнём выставлять те спортивные машины, которые притащили от индейцев и ещё притащим? Они конечно не такие дорогие будут как Ниссан и БМВ, но тут как-то народ больше склонен дорогие машины покупать и спортивные тачки, как в Дубае прям.
Насмотревшись на Ниссан, подошёл к дверям в салон. Они услужливо разъехались передо мной в стороны. Ух ты, сдвижные двери сделали, круто! В салоне на меня тут же пахнуло прохладой, кондеи работали на полную, и внутри было очень комфортно.
— Добрый день, Александр, – улыбнулась девушка за ресепшеном сразу перед входом в салон. – Я сейчас позову Кирилла, он вас ждал. Чай, кофе?
— Нет, спасибо, я пока тут похожу, подожду его.
Девушек там было две. Вторая просто встала и очаровательно улыбалась мне, не забыв также поздороваться.
Моя личка ненавязчиво следовала за мной чуть в сторонке. Я был предоставлен сам себе и просто потихоньку шёл по салону. Люди, я бы даже сказал, много людей. Вон, ещё один менеджер рассказывает что-то клиентам, стоя около Фольксвагена Б-6, который мы притащили из облака. Один из клиентов сидит за рулём этой машины. Чуть дальше стоит ещё один из менеджеров и внимательно слушает, что ему говорит женщина примерно тридцати пяти лет. Стоящий рядом с ней спутник молчал.
— Алексей, – услышал я, подойдя ближе и рассматривая автомобили, – когда у вас будет ещё какие-нибудь купе? Я хочу двухдверную машину, но те, что под стеклом, очень дороги для меня. Может быть, вы обладаете информацией о следующей поставке?
— Мы готовы прямо сейчас внести залог, – включился в разговор спутник этой дамы.
— Я сейчас попробую узнать, – кивнул менеджер Алексей. – Подождите меня тут, пожалуйста. А какую именно купе вы хотите?
— Если можно, вы скажите, что есть, – вежливо произнесла женщина, – и цену тоже, а мы выберем.
— Хорошо, – кивнул Алексей и, оставив людей, пошёл по направлению к одному из кабинетов.
«А ведь мы притащили же спортивные тачки», – тут же мелькнула у меня мысль, – «их только привести в порядок нужно, а покупатели, вон, уже есть». Я отошел немного в сторону, рассматривая стоящую чуть дальше Ауди А6. Она тоже была перекрашена в стальной цвет и одета в другое литьё. Кстати, смотрится очень богато и красиво. Ценник – 32 тысячи. Заглянув в салон через открытое окно, понял, что это машина из той большой партии. Салон новый и пахнет вкусно, так только иномарка может пахнуть. В наших помойках, даже в новых, запах такой, как будто туда кто-то заполз, умер и лежит там теперь гниёт. А дальше стоят красавец Форд Мондео. Белый, тонированный, с чёрной крышей, на красивом литье, ценник – 27 тысячи Лин, и рядом на стойке – ещё один листочек с описанием комплектации.
— Добрый день, Александр, – услышал я голос.
— Привет, Кирилл, – увидел я подошедшего ко мне директора. – Вижу, у вас тут торговля полным ходом идёт.
— Ага, – обрадованно кивнул он. – Купе и Ниссан уже продали.
— Да видел я. Купе при мне выгоняли из-под стекла.
— Я же говорил, что Ниссан купят за эти деньги.
— Не спорю, – согласился я. – Тебе виднее, ты тут ценовую политику всю устанавливаешь и знаешь, что почём.
— Извините, – послышался голос.
Обернувшись, увидели этого менеджера.
— Извините, – ещё раз сказал он, – Кирилл, Вы не знаете, у нас купешки будут какие спортивные? Вон те люди, – кивнул он аккуратно головой на ту парочку, – хотят купешку купить.
— Какую? – спросил Кирилл.
— Да любую. Главное, чтобы купе было. Девушка эта хочет. Готовы даже аванс оставить.
— Да есть у нас несколько машин.
— Какие? – обрадовался менеджер. – Цена? Продать можно? – посыпались из него вопросы.
Кирилл посмотрел на меня. А я чё, я плечами пожал, типа, тебе флаг в руки.
— Простите, вы сказали, есть купе?
А вот и девушка. Видимо, услышала наш разговор.
— Мы случайно услышали, – поддержал её мужчина.
— Да, есть купе, – уверенно сказал Кирилл. – Только их все отремонтировать надо ещё.
— Мы подождём, – обрадовалась девушка. – Вы не скажете, какие машины и цена? Прямо сейчас готовы залог оставить.
— Порш кабриолет, БМВ Альпина, ТВР, – начал перечислять Кирилл.
— Порш кабриолет, – прервала его девушка, – можно мне его? – умоляюще она посмотрела сначала на Кирилла, потом на менеджера, а потом на меня. – Только сколько он стоить будет?
— У меня нет ещё отчёта по его состоянию, – немного растерялся от её напора Кирилл, – и покрасить его надо. Цвет можете на палитре выбрать сами.
— Вот в такой, – ткнула она своим пальчиком в Ауди А6 стального цвета, – и диски в такой же цвет. Можно?
— Можно, – улыбнулся Кирилл.
— А по состоянию как быть? – спросил мужчина, – Ну, чтобы вы цену сказали.
— Сейчас узнаем, – включился я в разговор, решив помочь этим людям. Хорошие они, понравились мне. Вежливые.
— Игорь, приём, – взялся я за рацию.
Стоящие около меня люди с надеждой посмотрели на меня.
— На связи, Саш.
— Мы там спортивные тачки притащили.
— Ну.
— Порш кабриолет уже осматривали? Меня интересует его состояние.
— Жёлтый-то? Да, смотрели. Передок – бампер только расколот, и правое переднее крыло помято. Бампер уже делают новый, крыло рихтуют. По ходовке и мотору – вся живая. Пробег – 49 тысяч. Крыша работает, хорошая тачка. 3 года ей, мы подключались уже к мозгам, смотрели.
Девушка захлопала в ладоши, да и мужик тоже обрадовался.
— Пусть будет жёлтый, – быстро сказала девушка, – только ярче, если можно.
— А че такое-то? – спросил Игорь
— Да не, всё так, – ответил я ему. – Просто я сейчас в салоне, и на него уже покупатели есть. В яркий жёлтый цвет её перекрасьте, как Логаны наши.
— А, ясно, да не вопрос. Четыре дня, и машина будет готова.
— А сколько она будет стоить? – спросил мужчина. Девушка перестала прыгать и уставилась на меня.
— Это к нему всё, – ткнул я пальцем в Кирилла.
— Момент, – ответил он. – Алексей, каталог наш принеси с ценообразованием, – сказал он менеджеру.
Тот тут же умчался куда-то.
Каталог с ценообразованием? Это что такое ещё? Ладно, потом спрошу.
— Вот, – протянул менеджер Кириллу каталог.
— Спасибо, – ответил Кирилл, беря у него его. Затем он его открыл, кстати, он довольно-таки толстым оказался, и стал перелистывать листы. Положил каталог на капот этой Ауди, достал калькулятор, листок бумажки и стал что-то записывать и считать. Мы стояли и терпеливо ждали.
— 37 тысяч будет стоить машина, – наконец ответил этот счетовод, – это вместе с покраской.
— Блин, – разочарованно сказал мужик.
— Вы тоже поймите, машина в идеальном состоянии, сами же слышали, – улыбнулся Кирилл. – Обслуживание у нас без проблем. Тут в городе таких две всего. Берите. Давайте, мы вам номера подарим в качестве бонуса.
— И комплект резины новый, – тут же сказала девушка, очаровательно улыбнувшись.
Я только засмеялся.
— Хорошо, – также засмеялся Кирилл. – Алексей, оформляй и бери аванс.
— Спасибо вам, – поблагодарила меня и Кирилла эта парочка, прежде чем пойти за менеджером. А мужик нам ещё руки пожал.
— Хорошие люди, – сказал я Кириллу. – Это что за каталог у тебя?
— Этот-то? – показал он мне его. – Это мы с ребятами придумали. Тачек мы тут много продаем, вот и записываем, какие машины, года, состояние их и всё такое. На основании этого уже цену делаем. Попадётся такой же Порш нам через полгода, например, мы посмотрим его год и состояние, за сколько предыдущие продали. Оцениваем по 10-бальной шкале машины. Этот на 7 балов потянул. Вот и считаем вместе с покраской. Резина копейки для нас стоит, с производством у нас договорённость есть. Номера как бонус практически всем даем. Там совсем копейки.
— Да я видел, – улыбнулся я. – Тут куча машин с кликухами на номерах катается вместо цифр и букв, и у всех нулевой регион.
— Ну, нулевой регион, кажется, с тебя мода пошла. Ты же первый себе ещё на тот Мерседес сделал.
— Ага, так и сгорели номера вместе с машиной, – ответил я, вспомнив того красавца. – Наверное, так и валяется до сих пор там на обочине. Слушай, вопрос к тебе.
Директор подобрался и превратился весь во внимание.
— Да расслабься ты, – хлопнул я его по плечу. – Ты мне лучше ответь, те люди, которые заказывают машины, как узнают о том, что тачка появилась?
— Дык, они сами приезжают раз в несколько дней, или, если тачка такая в сервисе, я связываюсь со слесарями, и они говорят, через сколько машина будет готова.
— Ясно. Я хочу тебе предложить несколько штук для улучшения и качества обслуживания, и качества машин. Первое, найми человека, что-то типа курьера. В сервисе возьмёшь ему либо мотоцикл, либо скутер. Те люди, которые оставляют заказ на машину, наверняка также оставляют свой адрес домашний и рабочий. Правильно?
— Понял, – кивнул Кирилл, – тачка появилась, курьер – на колёса и к ним.
— Точно, второе, – я облокотился на крыло белого Мондео. – Машин мы чиним всё больше и больше. Получается неплохой такой поток. А там, где поток, качество может сильно упасть. Поэтому берёшь двоих-троих человек ещё, и они у тебя должны принимать каждую машину из сервиса. Один смотрит качество покраски и восстановления, геометрию там и качество подгонки деталей; второй смотрит мотор, ходовку; третий – салон, обвесы, резину, диски. Все тачки должны проходить через них. Все машины должны быть идеальны. У нас тут ни лишь бы впарить. Нашли косяки – назад их отдавайте. Пусть устраняют.
— Вот с этим я согласен. Попалось мне несколько машин, где тяп-ляп было сделано. Хорошо, я сам посмотрел и увидел.
— Вот видишь. А найдёте косяк – записывайте. Я его потом директорам сервиса выкачу, пусть меры принимают. Каждая машина в ремонте прикреплена к кому-то из слесарей. Вот и пусть учат их более ответственно выполнять свою работу. Не поймут – увольнять и всё.
— Понял, всё сделаем, – ответил он мне, записывая всё в блокнот. – Ещё что надо сделать?
— Где у тебя образцы обвесов?
— Нету, – честно признался он.
— Завтра чтобы стенд стоял. Нет, два дня тебе, и отдельно стенд с фотографиями деталей обвеса. Пусть твои менеджеры показывают каждому покупателю, что можно сделать такой же на их машину. Слепков у ребят много в сервисе. Чё вы тупите? Это же деньги. Твои же тоже получать будут за это. Надо – найми того, кто будет продавать дополнительное оборудование, организуй ему рабочее место. Надо – возьми двоих, троих, только пусть продают. Дальше – багги. Обязательно поставь тут в салоне две тачки, которые сделали у нас. Одна пусть маленькая какая будет, вторая – большая и красивая. У нас тут полно людей, которые любят гонять по пескам, и деньги у людей появляются. Вот и пусть заказывают их постройку. Поговори с ребятами нашими, они тебе накидают список из каких машин чего можно сделать. Пусть это будет 3-4 марки, из которых самое оно багги делать. Запчасти все есть. Стройте, продавайте.
— Про Порши наши спрашивали, – неожиданно сказал Кирилл. – Двое мужчин заходили, хотели такой же заказать.
— А вы чё?
— Мы сказали, что это только для нас.
— Вот же балбесы!. Сколько они готовы были заплатить за тачку?
— 25 тысяч.
— Балбесы ещё раз! – в сердцах сказал я ему. – Там себестоимость – 10 тысяч от силы. Значит, три машины таких переделанных сюда поставь: две багги и Порш. Насыпь камней, песка внутри салона. Пол сделайте стеклянным, чтобы красиво было, огороди забором каким. Натрите, отполируйте.
— Я понял всё, – ответил Кирилл.
— Да ладно не расстраивайся, – улыбнулся я. – Сделаете – лучше будет однозначно. Ко мне вопросы есть какие?
— Многие спрашивают про ВАЗы, – воспрял духом Кирилл. – Типа, мы сами всё чинить будем, продайте только.
— Нет, дружище, – покачал я головой, – отечественных помоек в этом салоне не будет. Так можешь и передать. Только иномарки. Не хотят покупать иномарки – пусть пешком ходят. Этих вёдер тут не будет. Ни ВАЗов, ни Волг, ни ГАЗелей каких. Про УАЗы я вообще молчу. Это прошлый век. В том мире такого отстоя хватило на всю жизнь.

Глава 13.

Походив ещё немного по салону и посмотрев на машины в сопровождении Кирилла, я попрощался с ним и вышел из салона. День уже клонился к вечеру. На сегодня вроде всё. Кирилл и сервис сами решат свои вопросы. Все свои пожелания я сказал. То, что они будут выполнены, я даже не сомневался.
— Семён, в салон, – коротко сказал я, сев на заднее сиденье Лексуса. Кресло приняло меня в свои мягкие объятья, и мы, не спеша тронувшись, поехали домой. Жаль, что тут ехать всего ничего. Завтра можно будет ехать в хозяйственный оазис. Посмотрим, как там дела продвигаются. Больше двух недель я там уже не был.
Заехав на территорию, я увидел стоящий во дворе знакомый Порш.
— Привет, Корж! – радостно крикнул я ему, увидав того выходящим из столовой.
— Привет, Саня, – улыбнулся тот до ушей. – Смотрю, на крутых тачках тебя возят? – кивнул он на стоящие друг за другом Лексусы.
— Ага.
Я был искренне рад его видеть. Мы подошли и, крепко пожав друг другу, руки обнялись.
— Ты какими судьбами? – спросил я у него.
— Да мы с караваном к вам. Бандитов нет, так что теперь сюда к вам частенько катаемся. Ты бы хоть раз к нам приехал. Встретим, как положено, посидим. Я тебе наш город покажу.
— Обязательно, дружище, только с делами надо разгрестись.
— Да дела всегда есть, – махнул он рукой, – Оставь зама за себя и давай к нам на пару дней. Свету бери с собой, парней там, кого хочешь. Отдохнёшь как следует.
— Спасибо за приглашение. Обязательно приедем.
— Любому каравану в нашу сторону скажи, что ты в гости к нам приедешь. Они у нас на воротах охране скажут, а там уже и мне передадут.
— Ого! – воскликнул я. – Видать, ты там большая личность, если охрана тебе всю инфу передаёт.
— Ну, есть малёха, – засмеялся он. – Слушай, у меня к тебе ещё дело есть.
— Пошли ко мне, – пригласил я его. – Я сейчас стол там попрошу организовать. Посидим заодно. Ты один или с парнями?
— С Тамазом. Он булки ваши точит на кухне. И ещё пара пацанов. Они ваш этот Блюр в Порш наш второй щас заливают на вашей же заправке, – снова засмеялся Корж. – Скоро приедут.
— Давай их тоже зови. Посидим хорошо.
— Добро. Сейчас схожу за Тамазом и парням скажу, куда двигать.
— Слива, – обернулся я к нему.
— Да всё понял, Саня, – перебил он меня. – Накрыть поляну у тебя в кабинете. Ща всё будет, – и он, поправив на плече автомат, направился в сторону столовой.
Через пятнадцать минут стол в моём кабинете ломился от яств и питья. Поварихи с кухни носились как ужаленные, принося всё новые и новые блюда. У нас даже один официант оказался. В кабинет нас набилось очень много: Туман, Апрель, Васи, Дима, директора сервиса и Кирилл. Я всех позвал. Приехали пацаны Коржа. Я всех поочерёдно представил друг другу. Выпили, закусили, потом ещё раз выпили. Пришли Мага, Селя, Санта. Вспомнили, как ругались перед нашим розыгрышем, когда банду поехали брать, поржали. Ещё раз выпили, помянули пацанов. Потом кто-то что-то рассказал, еще раз поржали.
— Саня, продай мне Вайпера, – без предисловий сказал мне Корж. – Я прям, когда его увидел, аж возбудился, в хорошем смысле этого слова. Мы, пока тут тебя ждали, увидели машины под навесами. Я знаю, что он чёрный будет с какими-то фиолетовыми вставками. Беру, только продай. Сколько денег?
Эх, блин, ушёл Вайпер.
— Александр, а я бы Альпину хотел приобрести, – подал голос Тамаз. – Только в другой цвет её покрасить. Мы даже готовы залог оставить.
Я улыбнулся, вспомнив, как эти же слова уже сегодня слышал в салоне.
— Мужики, я не против, но вы же понимаете, что тачки пипец какие редкие и денег будут стоить. Мы, может, и не найдём такие в облаке больше. Я хотел Вайпера себе оставить, – тут я не лукавил, я действительно подумывал об этом.
— Да ладно, Саня, у тебя Эво есть, – хитро прищурился Корж. – Хотя, я тебя, если честно, понимаю. Эво так не ускоряется.
— Да это понятно, – кивнул, улыбнувшись, Тамаз. – Вы цену обозначьте, а мы ответ дадим.
Я стал искать взглядом Кирилла, но тот уже рядом нарисовался.
— В какой цвет Вы хотите, чтобы мы покрасили БМВ? – по-деловому спросил он у Тамаза.
— Чёрный, как ночь. Вся чёрная и тонированная.
— Хорошо, – спокойно ответил ему Кирилл и стал что-то считать на калькуляторе. Он с ним спит что ли? Потом он написал что-то на листке и протянул его мне. На листке было написано:
Вайпер – 55, торг не более 5 штук, Альпина – 49, торг не более 4-х. Состояние будет идеальное.
Стоящие и сидящие вокруг нас пацаны с интересом смотрели за развитием ситуации.
— Вайпер – 55, Альпина – 50, – сказал я Коржу и Тамазу.
Оба задумались, пошептали что-то друг другу на ухо, и Корж сказал:
— Наверняка торг заложен твоим директором. Вайпер забираю за 50, Альпину – за 45. По рукам? – и он протянул мне руку.
— Идёт, – пожал я ему руку.
— Игорь, сколько будут тачки восстанавливать? – спросил у него Корж.
— Полторы-две недели дайте, будут как новенькие.
— Договорились, – пожал ему руку и Корж и Тамаз.
— Предлагаю обмыть это дело, – тут же со стаканами в руках нарисовался Туман.
— Слушай, Саша, – наклонился ко мне Корж, когда наше веселье продолжилось, – а у вас ещё тачки есть какие редкие и хорошие? Мы купим для себя. Я не знаю, откуда вы эти две притащили, но у нас в облаке такие не появляются.
Говорить ему про остальные? Про облако-то, понятно, надо молчать. Не надо им знать и про индейцев и мотоциклы. А вот машины мы всё равно продавать планировали. Да и я надеюсь, что мы из облака разборки ещё таких привезём.
— Есть ТВР, Мазда СХ-7 и два Волчка.
— Да ладно? – не поверил Корж. – Откуда? Неужели ещё какое облако нашли? Хотя нет, не надо, не моё дело.
— А ещё есть есть БМВ 7-ка, Галант полноприводный 280 сильный, Ниссан 350, Супра, Корвет, – решил я добить его. – Все восстановим, будут в идеале. Но это – время.
— Твою же мать! – Корж аж стакан из рук выронил. – Да у вас тут Клондайк, походу. Слушай, дружище, у меня к тебе просьба. Дай мне день, я у своих спрошу. Наверняка кто-то что-нибудь купит. У нас тоже психов, типа твоего Крота, хватает. Все у Армена сейчас тусуются. Это мы вчетвером сюда к вам приехали по старой памяти. Мы завтра к себе возвращаемся, а через два-три дня – опять сюда. Я тебе и скажу всё.
— Да не вопрос. Только меня не будет. Игорю, вон, скажешь, какие тачки покупать будете. А цену тебе Кирилл назначит. Если надо, он со мной на связь выйдет.
— Спасибо! – обрадовался Корж. – Можно мы только машины эти сфотографируем, ну, чтобы показать ребятам?
— Да ради бога, только они битые некоторые.
— А, ерунда. Мы знаем, что у вас качество покраски и ремонта на высоте. У нас уже несколько машин от вас ездит.
Тут я себя мысленно ещё раз похвалил за идею о будущем контроле качества.
— Это, Корж, – на нас практически свалился Туман, – моцики интересуют?
— Почём? – спросил захмелевший Тамаз.
— Ну, смотря какие, – пробулькал Туман.
— Покажь.
— А пошли, – встал из-за стола Туман и чуть его не перевернул.
— Мы это, – громко сказал Туман, – моцики смотреть и проветриться. Айда с нами, кто хочет, пацаны.
Тут же загремели столы и стулья, многие мужчины направились следом.
— Слива, – негромко позвал я.
— Чё? – тут же услышал я его голос над ухом.
— Если соберутся ехать кататься, вырубай. Я разрешаю.
— Понял, – улыбнулся Слива и, поставив стакан, пошёл следом за ребятами. – Кирпич, пошли.
— Весело у вас тут! – хохотнул Корж. – То, что «вырубай» – правильно, а то сядут за руль да влетят ещё куда. Мы же, это, по делу к тебе приехали, – вспомнил он.
— Внимательно, – превратился я весь в слух.
— Слышали мы про ваш карьер, – наливая себе в стакан сока, сказал Корж. – Хочу предложить тебе организовать большие гонки. Ваши пацаны против наших. Сделаем призовой фонд, зрители, ставки, девочки, дискотеку под открытым небом замутим. Люди соскучились по хорошим праздникам.
— Да не вопрос. Я, если честно, тоже думал об этом.
— Вот и я про это. Судя по инфе, которая до нас дошла, вы там уже проводили соревнования, и народ в полном восторге.
— Когда ты хочешь гонки провести? – спросил я, беря с тарелки кусок колбасы.
— Да можно через неделю. Только я уверен, ты понимаешь, что нашим гонщикам надо туда приехать и пару дней потренироваться, изучить, так сказать, трассу.
— Да пусть приезжают. Места для ночёвки мы им организуем, ну или лагерь какой временный.
— Отлично! Тогда давай так, через 4 дня приедут ребята-участники, а ещё через два – остальные. Я тебе сразу говорю, народу будет много. Так что продумайте, где они все размещаться будут, и чем их займёте, чтобы они, как тараканы, там у вас не расползлись.
— Участников много? – спросил я у него.
— Без понятия. Знаю точно семерых, а там, возможно, и ещё кто-то захочет.
— Чё за тачки?
— Да разные. Есть и обычные, и мощные полноприводные, и самоделки, типа Поршей этих.
— С этим сложнее, – задумался я.
— Почему?
— Потому что, наверняка, какие-то машины будут форсированы и переделаны. Надо чтобы честно было всё.
— Что ты предлагаешь? – с интересом спросил Корж.
— У нас есть весы и стенд. Предлагаю каждую взвесить и сделать замер мощности. Также сделать судей из ваших и наших. В ночь перед гонками все участвующие машины взвешиваем и делаем замеры, опечатываем и ставим на отдельную площадку. Потом делим их на группы и на следующий день проводим соревнования.
— Идёт, – кивнул Корж.
— Тогда давай ещё жахнем, выпьем за предстоящие соревнования.
И мы, налив ещё по 50 капель, чокнулись, выпили и продолжили неторопливую беседу. Уже далеко за полночь мы вызвали такси нашим дорогим гостям, погрузили их тушки в машины и отправили к Армену в гостиницу.

Глава 14.

На следующее утро я проснулся, сделал небольшую зарядку, принял душ и переоделся. Башка, кстати, не болела, закусывали мы хорошо.
— Красавчик! – посмотрел я на себя в зеркало. Теперь можно и позавтракать.
Только я вошёл в столовую, только присел за стол, налив себе кофе, как в столовой появился наш радист, покрутил головой и, завидев меня, направился ко мне быстрым шагом.
— Александр, Вас там Бондарев вызывает.
— Привет.
— Доброе утро, – спохватился радист.
— Бондарев, Бондарев, – попытался я вспомнить, кто это, услышав знакомую фамилию.
— Полицейский, – подсказал сидящий рядом Слива.
— Точно. А чё он хочет-то?
— Без понятия, – пожал плечами радист. – Вышел на связь, попросил срочно Вас найти. Вот, – он протянул мне рацию, – Ваша не отвечает.
— Блин, – взялся я за свою, – забыл вчера на зарядку поставить.
— Александр на связи, – сказал я в рацию.
— Доброе утро, Александр, – пробухтела мне в ответ рация. – На связи капитан Бондарев.
— Слушаю Вас, капитан, – вот убей меня, забыл, как его зовут.
— Александр, вам необходимо прямо сейчас приехать к нам в полицейский участок.
— Это ещё зачем? – напрягся я. Неужели Михайлов на меня заяву написал?
— Вам имена, минутку, – стало слышно, как он шелестит бумажками. – Вот. Вам имена: Большой, Маленький, Клёпа и Колючий о чём-нибудь говорят?
— Ну да. Это наши пацаны.
— Ну вот и приезжайте к нам. Тут Ваши хлопчики.
Смотрю, Слива с Кирпичём аж жевать перестали.
— Чё они натворили-то?
— Приезжайте к нам прямо сейчас. Я в участке Вас жду, – ответил капитан и отключился.
— Они вчера погулять поехали, – задумчиво произнёс Слива. – Видать, влипли во что-то.
— Да стопудово подрались с кем-то, – хохотнул Кирпич.
— Главное, чтобы не убили никого, – сказал я, вставая из-за стола. – Хрен отмажем. Давайте тачки, поехали. Я уж, грешным делом, подумал, что это меня по поводу Михайлова вызывают.
Через 5 минут мы на Лексусах уже выезжали с территории сервиса. Ещё через 15 минут подъезжали к полицейскому участку.
— Вон Бэха Васьков стоит, – показал мне рукой на БМВ пацанов Кирпич.
— Только у неё почему-то стёкла все разбиты, – медленно произнёс я, когда мы подъехали и припарковались рядом с их машиной. – Точно подрались, засранцы, с кем-то.
Вчетвером: я, Слива, Няма и Кирпич вошли в полицейский участок. На входе сдали в специальное окошко оружие, получив взамен жетончики с номерами.
— Командир, подскажи, где нам Бондарева найти, – спросил я у полицейского, когда он выдал нам номерки.
— Прямо по коридору, вторая дверь налево, 9 кабинет, он там сидит, – ответил нам мужик.
Мы прошли по небольшому коридорчику и вышли в холл участка. Тут же увидели дежурного за стеклом, которое почему-то было разбито, и два обезьянника. В том, который поменьше, сидели четверо наших орлов. Побитые. Во второй клетке – человек 20, кажется. Тоже побитые и, судя по одежде, все они из одной команды: цифра, штаны и обувь у всех одинаковые. На многих из них виднелись свежие бинты. Первым нас заметил Маленький.
— Саша, – подошёл он к клетке и взялся за прутья, – это не мы первыми начали, а эти доходяги.
— Сам доходяга! – крикнули ему из соседнего обезьянника.
— Рот закрой! – раздался из клетки с нашими пацанами крик Клёпы. – Ментам спасибо скажите, что мы на них отвлеклись.
Тут к решётке подошли Колючий и Большой и так же взялись за прутья руками. На Большом была разорвана футболка и штаны, под глазом красовался фингал, голова перевязана. Да и у остальных наших тоже ссадины и кровоподтёки были. Про одежду молчу, так, лохмотья. Большой смотрел на меня глазами кота из Шрека. Грустными такими. Видать, точно набедокурили хорошо.
— Ну-ка тихо все! – рявкнул на них дежурный через разбитое окно.
— А, начальство приехало! – услышали мы громкий голос. Я повернулся налево и увидел вышедшего из кабинета Бондарева. – Ну заходите, – пригласил он нас, – потолкуем.
Я показал пацанам кулак и, вздохнув, пошёл к Бондареву.
— Добрый день, – поздоровался я, войдя в кабинет. Там сидели ещё трое полицейских, и у двоих из них на роже виднелись свежие синяки. Твою мать, они, чё, полицейских тоже били?
— Александр, присаживайтесь, – показал капитан мне на стул около его стола.
— Подрались, да? – спросил я у капитана, сделав несчастное лицо.
— Да не то слово, – тяжело вздохнул он.
— Мужики, обернулся я к троим сидящим полицейским, – не в обиду, может, выйдите?
— А они как раз пострадавшие в том числе, – улыбнулся капитан.
— Вот же, млять! Попали пацаны. Чё хоть случилось-то? – спросил я.
— Вчера вечером твои хлопцы участвовали в большой драке на пруду. Там кафе летнее открыли. Подрались с командой из соседнего города. В соседнем обезьяннике видел ребят?
— Так их же в несколько раз больше! – обалдел я.
— Так твоих это не остановило. Они и этих уложили, а потом и приехавших по вызову наших ребят.
— Вот же, млять, – потихоньку сказал я снова.
— Кафе, кстати, больше нет, – из угла раздался голос одного из полицейских. Я повернулся в его сторону и увидел у него на скуле огромный синяк. – Они его разнесли. Начисто.
— Вот, прочитаю тебе показания работников кафе, – сказал капитан и достал из папки листок. – Так, это пропустим, это не то, – стал он говорить вслух, бегая глазами по листочку. – Вот. Это показания бармена, – поднял он на меня глаза и снова углубился в чтение. – «…Ближе к полуночи, когда все посетители были уже достаточно сильно выпивши, я услышал звон посуды и женские крики. Повернувшись на эти звуки, увидел, как большой мужчина в футболке бьёт двух других мужчин в камуфляжной одежде. Сзади на него напали двое таких же в камуфляже, и один из них обрушил ему на голову стул…».
— Большой, походу, – вздохнул я.
— Наверное, – кивнул капитан. – «…Потом я услышал крик «наших бьют!», и в эту кучу-малу из людей влетели ещё трое из компании большого мужчины. Они за одним столом сидели. Двое из них заорали: «всем лежать, работает СОБР!..».
Я сидел и давил в себе улыбку. Да и, судя по пацанам моим, они тоже еле сдерживались.
— «…Затем, к этой группе дерущихся, вернее, к тем, кто был в камуфляжной форме, на помощь пришли ещё около 15 таких же мужчин. Ими было занято несколько столиков, и они прибежали на шум драки. Те столики стояли около пруда. Эти четверо быстренько успокоили всех напавших на них, круша всё на своём пути. В ход шли и мебель, и люди…».
— Как люди? – удивился я.
— Вот, – хлопнул по листку ладонью Бондарев, – у меня тут дальше со слов записано. – «…Большой мужчина начал кидаться людьми в камуфляже в других таких же людей, стараясь сбить с ног как можно больше нападающих…».
Тут я невольно улыбнулся, вспомнив как Большой обезьянами кидался.
— Смешно тебе, да? – передразнил меня капитан. – Они весь бар разнесли.
— Я прикидываю, какой махач был! – хохотнул Слива. – Четверо против 20.
— Дальше-то чё, капитан? – поторопил его Кирпич.
— А дальше, пока они там дрались, работники вызвали полицейских – их, – ткнул капитан пальцем в сидящих за столами своих коллег. – Приехали две машины по два человека. По приезду ребята доложились, что на месте, потом с ними связь прервалась. Затем через несколько минут на связь с дежурным вышел какой-то Клёпа. Сказал, что у них четверо трёхсотых, и он просит вертушку для эвакуации.
Тут уже мы не выдержали и заржали.
— Вам смешно, – снова подал голос один из полицейских, – а мы даже глазом моргнуть не успели, как на нас двое налетели и мгновенно вырубили. Мы только в кафе войти успели и всё, дальше – темнота.
Мы стали ржать ещё громче, у меня аж живот заболел. Да и сами полицейские тоже сидели хохотали. Видимо, всё-таки ситуация нестандартная была.
— В итоге дежурный объявил общую тревогу, и туда поехали все наши экипажи, – продолжил капитан. – Ваших кое-как скрутили. Они всё никак успокоиться не могли. Только с помощью газовых баллончиков получилось. Потом в наручники заковали, а то, боюсь, трёхсотых еще больше было бы.
Слива с Кирпичом стояли и ржали просто, как кони, держа друг друга.
— Так ваши и тут умудрились накосячить. Стекло в дежурке видел разбитое?
— Видел, – вытирая слёзы от смеха, сказал я.
— Это твой Колючий свалить пытался. Он собой стекло разбил, прыгнул на него в наручниках. Полночи их сюда всех таскали. Пока помощь всем оказали, перевязали. Круто твои вырубили всех камуфляжников, они долго в себя приходили, а твои до последнего сопротивлялись. Большой ваш лавочкой перед собой махал. К нему подойти никто не мог, а остальные трое сзади него глаза свои протирали.
Мы уже больше не могли смеяться, я просто со стула сполз от смеха. Хохот стоял на весь кабинет.
— Ладно, хватит ржать, – остановил всех капитан, – стараясь собраться.
— И что теперь? – спросил я.
— Да мы вот думаем, что с вашими делать? – хитро посмотрел на меня капитан, – может их на работы принудительные отправить? Месяцок потрудятся на благо общества вместе с камуфляжниками, поспокойней станут.
— Да ладно, капитан, – отмахнулся я, прекратив смеяться, – наших же меньше было. А камуфляжники-то кто такие? И кто у Бэхи стёкла разбил? Около входа стоит, – кивнул я головой. – Это наших пацанов машина.
— Камуфляжники – это люди из соседнего города, караван приехал, вот они и пошли в это кафе посидеть отдохнуть. А из-за тачки вашей походу весь сыр бой и начался. Кто-то там стекло в ней разбил, вот ваш Большой и пошёл их колотить всех без разбору.
— Ну, вот видишь, наши вообще не виноваты.
— Ага, не виноваты! – воскликнул Бондарев. – Ладно бы между собой помахались, так они полицейских бить начали.
— Ну, мужики, так получилось. Ребятки горячие наши. Ты же сам прочитал, что все люди «…были уже достаточно сильно выпивши…». Вот и подумали, наверное, что к этим ещё подмога пришла, а когда разобрались, даже помощь вызвали.
Слива и Кирпич снова заржали.
— Да уж, – почесал макушку капитан.
— Давайте мы вам компенсируем все, так сказать, телесные травмы.
— Ну чё, мужики, – спросил капитан у сидевших коллег, – пойдем на встречу?
— Да ладно уж, – махнул рукой один из них, – все молодыми были.
— Значит так, Александр, – принял решение Бондарев. – Кафе восстановить, у нас тут у дежурного всё починить. С камуфляжниками больше не драться.
Я хотел было возмутиться на предмет того, почему мы должны кафе восстанавливать, а потом понял, что кафе, скорее всего, Большой разнёс, если он лавочкой размахивал и людьми кидался. Ладно, не обеднеем.
— Только это, капитан, – обратился я к нему, – этих тоже выпускай. Нам надо отношения с соседями налаживать.
— Да понятно, – кивнул он. – Куда мне их столько? Валер, – обратился он к одному из своих, – идите выпускайте всех, вещи отдайте им. А ты, Саш, останься, обсудим с тобой компенсацию. И вы все идите отсюда.
Полицейские и моя личка вышли из кабинета, закрыли за собой дверь, и через минуту я снова услышал дружный хохот нескольких глоток. Видимо, они дошли до обезьянника и, увидав там всех сидящих, снова вспомнили рассказ капитана.
— Ну твои дали, конечно, – покачал головой капитан. – Вчетвером уложить 24 человека. Они кто у тебя? Супермены?
— Почти, – улыбнулся я. – Все спецы. А Клёпа и Колючий воевали вдобавок ещё, спецназ.
— Тогда понятно. Колючий этот лихо в наручниках прыгнул. Я даже глазом моргнуть не успел, как он собой стекло вынес. А Клёпа! – капитан снова заулыбался. – Четверо трёхсотых. Маленького Васю вашего втроём еле скрутили, он как юла там крутился между моими ребятами. Ладно, чего ты там по компенсации предлагал?
В итоге, быстро обсудив размер компенсации, мы вышли с капитаном на улицу. Там уже стояли наши и камуфляжники и о чём-то мирно беседовали. Судя по улыбкам и рукопожатиям, беседа протекала в мирном русле. Большой, вон, даже обнимает кого-то. Увидав меня, эта четвёрка тут же замерла и прекратила улыбаться, ожидая нагоняя. Но при посторонних никогда не нужно ругать подчинённых, да и за что их ругать-то? Ну подрались, ну разнесли там кое-что. Сам молодой был, не в такие переделки попадал. Так что нормально. Благо, полицейские нормальными пацанами оказались. А деньги полицейским и за ремонты я всё равно с них удержу. У меня тут не благотворительная организация.
— Здорово, мужики, – поздоровался я со стоящими камуфляжниками. – Надеюсь, у вас к нам претензий нет?
— Да нет, всё нормально, – вышел вперёд крепыш небольшого роста. – Мы уже всё обсудили. Мы должны чего? Нас же всех отпустили явно не за красивые глазки.
— Не, пацаны, – ответил я, посмотрев на своих бойцов, – мы угощаем. Я так понимаю, у вас между собой все вопросы сняты?
— Да, всё путём, – снова ответил крепыш и, подойдя ко мне, протянул пачку денег. – Тут 10 тысяч Лин. Капитан наверняка сказал вам восстанавливать кафе. Ну, мы тут подумали и скинулись все Махались-то все там вчера. Разнесли всё, включая стойку. Так что там деньги сейчас понадобятся.
— Спасибо, – забрал я деньги.
— Поехали мы, в общем, – продолжил этот крепыш и, развернувшись, пошёл к нескольким неподалеку стоящим грузовикам и фургонам. Я их и не заметил сразу.
— Вы – классные бойцы, – сказал кто-то стоящей нашей четвёрке.
— Спасибо, – улыбнулся Маленький. – Извините, мужики, ещё раз.
— Да ладно, – махнули несколько человек руками, – бывает, зато повеселились.
— Это точно, – вздохнул Большой, почёсывая свою перевязанную голову.
— Ну чё, бэтмены? – спросил я улыбаясь у этой четвёрки, когда мы остались одни. – Погуляли?
— Так получилось, – развёл руки в стороны Колючий.
— Ну да, ну да, – покивал я головой с пониманием. – Держи, Маленький, – кинул я ему эту пачку денег. – Сейчас едете в кафе, узнаёте, сколько должны, и докидываете свои бабосы. Капитану и полицейским я отдал 14 штук. Это тоже с вас.
— Да понятно, – вздохнул Клёпа.
— Понятно ему, – засмеялся я. – Не успел на работу устроиться, а уже шухеру навёл. Так ещё пару раз повеселишься, будешь только за еду работать.
Смотрю, ребята стоят улыбаются.
— Ладно, поехали мы. А вы давайте разбирайтесь. Колючий, стекло в дежурку Васи подскажут, где купить.
— Ясно всё, сделаем.

Глава 15.

Пока ехали назад, я думал про вчерашний разговор с Коржом по поводу гонок. Надо обсудить всё с ребятами нашими, а потом я точно в новый оазис к Светке свалю. Вызвал ребят по рации в кабинет, сбор назначил через 20 минут. Заехали на территорию сервиса.
— Саша, смотри, – показал мне рукой в сторону беседки сидящий справа впереди Кирпич.
Там я увидел группу наших работников, которые с увлечением что-то рассматривали на земле.
— Походу, семена эти всё-таки выросли, – сказал я вслух.
Припарковавшись, пошёл к беседке.
— Чё у вас тут, мужики? – громко спросил я.
Народ расступился в стороны, и я увидел траву, зелёную траву, которая росла прямо из песка.
— Это как так? – удивлённо спросил один из слесарей. – Здесь отродясь ничего не росло, а тут на тебе, трава растёт, и кусты, вон, походу, ещё пробиваются, – показал он пальцем на два маленьких кустика, которые также дали ростки.
Да уж, Кедр оказался прав. Видимо, нам действительно придётся ехать в этот оазис с птицами.
— Скоро тут везде трава и деревья будут, – улыбнулся я.
— Это как так? – спросил другой слесарь.
— Всему своё время, мужики, но тут мы всё озеленим. Идите работайте.
Постояв ещё немного и посмотрев на травку с кустиками, я направился в свой кабинет. Оттуда вышла наша уборщица.
— Доброе утро, Александр, – поздоровалась она со мной. – Мы всё убрали, чистенько.
— Спасибо вам, – поблагодарил я её и зашёл внутрь.
В кабинете пахло свежестью и каким-то освежителем воздуха. Вчера тут, конечно, было немного грязновато. Молодцы, всё убрали. Теперь можно и поработать. В течении пяти минут пришли все, кого я вызвал, и расселись за столом. Я передал им наш вчерашний разговор с Коржом. Все горячо поддержали идею междугородних соревнований в карьере.
— Чё надо сделать? – коротко спросил Игорь.
— Туман, где наши Чёрные плащи эти?
— Я их отправил дорогу делать к разборке через пустыню.
— Возвращай их, Валер. Нам надо сделать дорогу в объезд городка, чтобы сразу ехали в карьер сбоку, а не через блокпост. Меньше увидят. А то обязательно спросят, что у нас там за забором. А там наш завод. Игорь, с тебя весы и стенд для замера мощности. Перевези и установи их там.
— А с призами что? – спросил Апрель.
— Да деньги, наверное, – пожал я плечами. – Мы с Коржом как-то не разговаривали на эту тему.
— Деньги – это не то, – вздохнул Игорь. – Мы с Кротом, конечно, поспорили тогда на 5 тысяч, но тут люди из другого города будут. Надо что-то хорошее дарить, можно разок расщедриться.
— Участок земли? – хохотнул Славка.
— Тачки, – произнёс я, и все уставились на меня. – Да-да, тачки, мужики. Почему бы и нет?
— Действительно, – закивали ребята, – почему бы и не подарить машины?
— Только за первые места. Крот сделает категории, как тогда. Вот и подарим за первое место по машине победителю. Тогда у нас, кажется, пять категорий было. Не убудет с нас от пяти машин. Зато битва какая будет.
Тут же послышались реплики ребят, абсолютно все согласились со мной.
— И какие тачки дарить будем? – спросил Туман.
Я немного подумал и сказал:
— Давайте так. В самой мощной категории за первое место подарим джип: Инфинити, Черокез или Круизёр. Игорь, что есть?
— Да всё есть, любую выбирай.
— Ну вот тогда так и делаем. Самая мощная категория – Круизёр. Вторая группа пусть будет Инфинити. Третья – БМВ 5-ка, например. Для четвёртой категории пусть будет Мерседес в W212 кузове.
— Извини, Саш, – перебил меня Игорь. – Крайслер 300 С есть в полном фарше. В чёрный цвет его, на хромированное литьё, затонировать в ноль. Тачка просто улёт будет.
— Хорошо, – тут же согласился я. – Крайслер – пятая категория. Подготовить машины, покрасить все в чёрный цвет, затонировать. Все блестящие штуки, молдинги и всё такое с кузовов снять, а вот диски сделать красивые на заказ и в хром их. У вас есть неделя. Потом на платформу их и в карьер. Там – под брезент. Рыжий пусть делает тотализатор. Тарзанка там есть, наверняка кто-то попрыгает. Билеты можно замутить. Потом поделимся с соседями, у нас расходы, будь здоров, будут. Туман, тебе задание. Найди нашего Вертолёта и отправь его по местным кафе и ресторанам.
— Зачем это? – перебил он меня.
— Ты можешь дослушать?
— Молчу, молчу.
— У нас тогда сколько народу было? Человек 200? Кормить их кто будет? А в этот раз народу ещё больше будет. Тем более гонщики туда опять на пару дней раньше приедут. Вот, кто хочет из этих повелителей половников, пусть туда едут и готовят им. Армен по-любому поедет, он никогда не упустит возможность заработать. А когда основная толпа подтянется, народу ещё больше будет. Есть и пить всем надо будет. Только с ценами осади сразу, чтобы не драли втридорога. Остальным по организации я Рыжего озадачу.
— Хорошо, будет сделано, – ответил мне Туман.
— Директора, что у вас с опросами по гаражам? Я вас троих просил узнать.
— Будут покупать, – ответил улыбающийся Игорь.
— У меня тоже многие хотят, – ответил Славка. – 12 тысяч готовы платить, только с рассрочкой естественно.
Иван сидел, головой кивал, соглашаясь.
— Отлично, – обрадовался я. – Тогда ждём Георгича. Он скажет, сколько мы там гаражей уместить сможем. Архитекторы должны посчитать. Монстра нарисовали?
— Почти, – взял слово Игорь. – Больно тачка здоровая, места вагон. Времени ещё надо.
— Рисуйте быстрее и приступайте к её строительству. Укрепите её так, чтобы ничто её извне взломать не могло.
— В весёленькое место вы, видать, собрались, – задумчиво произнёс директор сервиса Иван.
— Не то слово, – согласился я. Куда и зачем мы едем, мы решили не говорить. Рано ещё. Пусть пока так всё будет.
— Нормальная тачка будет, – пробухтел Туман. – Мы некоторые места Арканитом укрепим. Никто и ничто его не вскроет.
— Добро.
— Твой Эво, кстати, готов будет к гонкам. Мы сейчас занимаемся им. Лошадей 500 я тебе сделаю в нём, – неожиданно сказал Славка.
— Это как так? – переспросил я.
— С миру по нитке собрали. Там разобрали, тут подобрали другие запчасти, с мозгами я поколдовал, пару блоков перепрошил. Что-то сами выточили и выточим, что-то из Аркантита сделали. Потом, как соберу тачку, на стенде прокатаю её, скажу точно, сколько у тебя лошадок будет. Ехать будет, закачаешься. Ну и про Блюр и различные смазки из него не забывай.
— Ещё бы, с пятьюстами лошадьми-то! – обрадовался я. Теперь можно будет порубиться и с более сильными соперниками. Надо только потренироваться не забыть.
В итоге, всё решив, обсудив, распределив обязанности, разошлись. Я заикнулся было напоследок Игорю и Славке про 8-ку, но они мне только сказали, что уже всё сами знают и чтобы я не лез. Уже даже донора нашли и думают, как теперь это всё внедрять в мою будущую переделанную восьмёрку. На мой вопрос, что за донор, оба рассмеялись и сказали, что сюрприз будет, мне понравится.
— Слива, собирайтесь, поехали в новый оазис, – сказал я ему, когда мы остались в кабинете вдвоём.
— 15 минут дай нам. Вещички соберём кое-какие и поедем.
— Добро.
Я вышел на улицу, прокручивая в голове все текущие дела. Вроде всё обсудили и всё, что хотели, сделали. Гаражи, салон, монстр. Да всё, кажись. Тут на территорию заехал Круизёр Георгича. Увидав меня, он подъехал ко мне.
— Привет, Георгич, – ответил я ему на его приветствие и рукопожатие, когда он вылез из машины.
— В общем, на этом месте мы сможем построить 511 гаражей. Я всё согласовал. Можно приступать к строительству. Кто будет этим заниматься?
Млять, об этом я как-то не подумал. Дел много: строители, с производствами надо договориться. Нужен тот, у кого язык подвешен. И тут мне на глаза попался Андрей, ну, полицейский бывший, который с Димой нас на трассе, когда мы бандитов грохнули, встретил и рассказывал нам про правила жизни в это мире. Тут у нас на Андрее были такси и фургоны для доставки. Он как бы руководил всем этим. Вертолёт занимался именно организацией доставки, а все остальные тонкости были на Андрее. Вот и сейчас он стоял около ярко-синего фургона и говорил что-то сидящему за рулём водителю. Тот слушал и кивал головой.
— Вот он будет, – кивнул я головой в сторону Андрея. У меня тут же пронеслись мысли в голове, что Андрею надо сделать.
— Потянет, – кивнул Георгич.
— Андрюха! – крикнул я.
Он обернулся, увидел меня, показал раскрытую ладонь и по губам я прочитал: «Пять минут».
— Пошли в беседку пока, Георгич.
— Видал, травка-то как прёт? – показал мне на уже виденные мной сегодня ростки Георгич, когда мы уже сидели на лавочке в беседке.
— Ага, круто прёт. Я, честно, до конца не верил.
— И ещё, Саш, – ты ещё не думал, почём эти лианы продавать будете? Ведь вы всё равно поедете в тот оазис за семенами и асфальтом этим. Да и на семена надо цену установить.
— Не, Георгич, пока не думал. Я как-то ещё не готов делить шкуру неубитого медведя. Надо сначала съездить, привезти, а потом уже рекламировать товар и продавать.
— Ну как знаешь, тебе виднее.
— Привет, мужики, – в беседку ввалился Андрей. – Чё хотели?
— Присаживайся, – показал я ему на лавочку напротив себя.
Георгич уже достал из своего портфеля несколько свёрнутых больших листов ватмана и сейчас раскатывал их по столу.
— Что это? – спросил Андрей, рассматривая хорошо прорисованный план гаражей.
— Вот этот нужен, – негромко сказал Георгич и, найдя нужный нам лист, развернул его.
На нём был нарисован большой участок земли овальной формы, не совсем овальной, конечно. Внутри овала нарисованы маленькие прямоугольники с номерами. Внизу, как и положено – расшифровка всех пометок.
— Это, – положил я руку на лист, – будущие гаражи. Мы покупаем землю под них в двух километрах отсюда.
— Уже купили, – улыбнулся Георгич.
— Уже, – поправился я. – Мы хотим построить их тут и продать. Всего на этом участке земли поместятся 511 гаражей. Их надо построить и продать. Я хочу поручить тебе возглавить это дело.
— Мне? – удивлённо спросил Андрей.
— Да, тебе. Ты всех знаешь, постоянно мотаешься по городу. Людей найдёшь, на строительную технику у тебя тоже наверняка выходы есть. С бухгалтерией тебе помогут подчиненные Георгича. Тебе надо найти людей, технику, расчистить площадку, выровнять её, провести электричество, сделать пару въездов-выездов. В общем, Андрюх, от и до под ключ. Ну и продавать, само собой. Для продажи людей найми и рассади их в больших магазинах в городе с планами и связью, чтобы два раза в один момент гараж не продали. Зарплату их обсудишь с Георгичем.На счёт твоей решим позже. Берешься?
— Прям под танки, – почесал он макушку, всё так же рассматривая план. – Берусь, почему бы и нет.
— Отлично, – обрадовался я. – Зам есть у тебя на фургоны и такси?
— Есть, конечно. На него свалю всё, буду контролировать только. Ему тоже надо будет зарплату поднять тогда.
— Поднимай. Твоя задача – как можно быстрее построить гаражи и продать их все.
— Я понял, – Андрюха выглядел загруженным. Точно я его грузанул по полной. Ну ничего, справится, не маленький. По последнему отчёту Георгича у него с такси и фургонами всё очень хорошо продвигается и работает как часики. – Срок-то какой?
— Чем быстрее, тем лучше, но не в ущерб качеству. Думаю, за два-три месяца всё построите. Штук 100 оставь прозапас, остальные можешь продавать. Цена каждого – двенадцать с половиной. Рассрочку, первоначальный взнос, договоры – всё с нашими юристами обсуждайте и составляйте. По цене в дальнейшем смотри сам. Если попрут продажи, подними чуток цены. Короче, флаг тебе в руки. Мне еженедельный отчёт, как обычно, через Георгича.
— А деньги на строительство? – спохватился он.
— Салон и сервис, как обычно – на начало. Потом из проданных гаражей бери бабосы.
— А пойдут гаражи-то, – всматриваясь в план, сказал Андрей. – Тут, как я понимаю, городская стена, – показал он на план, – тут – дорога большая. Да и мужикам гнездо нужно будет для своих посиделок, как в том мире было.
— А то, – засмеялся я.
— Пожалуй, я себе тоже тут гаражик прикуплю.
— Вот сотку и оставь, – ещё раз повторил я ему. – Даже сотка – много. 50 штук в ряд где-нибудь с краю пусть будут. Эти не продаются, это для своих. Сейчас может и не купят, а через месяц-два захотят.
— Да не вопрос, – кивнул Андрей. – Вот эти, наверное, – показал он на план. – Тут как раз раз, два, три, – стал считать он линии гаражей, – 62 штуки. Они и стоят отдельно. Вот их и притормозим, пожалуй. А помойки-то где? Эстакады? Ямы? Почему под грузовики гаражей нет?
— Точно, – крякнул Георгич. – Вот архитекторы, млять, молодые, ни хрена не понимают.
— Езжай-ка ты к ним сам, Андрюх, – посмотрел я на него, – и рисуй там всё. Понятно, что с твоими предложениями гаражей меньше станет. Но удобства, они в любом случае нужны. Можешь там даже несколько скважин пробурить. Вода нужна будет людям обязательно.
— Ясно всё.
— Поехали, я тебя познакомлю с этими архитекторами доморощенными, – сказал Георгич, сворачивая ватман и вставая из-за стола.
— Саня, прием, – зашипела моя рация голосом Игоря.
— На связи, братишка.
— Ты где?
— В беседке сижу.
— Минуту, никуда не уходи.
Чё опять-то? Ладно, подождём. Спустя минуту из одного из ангаров выехал красавец Х6. Ярко-синий, с серебристой полосой снизу, на обалденном литье, тонированный. Мля, Светкина тачка. Я и забыл про него совсем. Х6 лихо подрулил к беседке, остановился, пару раз побибикал, и из него вылез довольный до ушей Игорь.
— Во, – отошёл он от него чуть в сторону и крикнул, – принимай аппарат феи своей!
Твою же мать, тачка смотрится просто обалденно! Я обошёл его вокруг, потрогал диски. Да уж, они, конечно, поменяли вид машины.
— Ну чё скажешь-то? – поторопил меня Игорь, не дождавшись от меня каких-либо слов.
— Шикарнейший аппарат, Светка в восторге будет. Спасибо, дружище, удружил так удружил!
— Ну слава богу, – вздохнул он. – Понравился.
— Ещё бы не понравился. Мне очень нравится, – я обошёл машину ещё пару раз.
— Саша, мы готовы, – услышал я голос Сливы в рации.
Выглянув из-за Х6 я увидел, как оба Лексуса уже стоят перед воротами, а рядом с ними – мои пацаны.
— Спасибо, Игорёк, – протянул я ему руку. – Я сам его погоню.
— Вы щас в новый оазис что ли едете?
— Ну да.
— На сколько?
— Не знаю, как пойдёт.
— Ладно, отдыхайте, пошёл я тогда. Работы до фига. Вторые ключи и инструкция – в бардачке, номер «Светлана» – в багажнике, сам там прикрутишь.
— Спасибо, – поблагодарил я его ещё раз.
Игорь развернулся и пошёл в ангар. Я же направился к стоящим и ожидающим меня ребятам.
— Светин? – кивнул на Икса Леший.
— Ага.
— Красиво смотрится.
— Я сейчас вещички кое-какие соберу, и поедем, – сказал я ребятам. – Я на Иксе поеду, Слива – со мной.

Глава 16.

Пока собирал вещи, прошло ещё какое-то время. Выйдя на улицу, увидел, как во двор въезжает одна из наших платформ со стоящими на ней машинами. На отвале грузовика виднелись свежие следы крови и царапины. Но, судя по довольным пацанам, которые выпрыгивали из кабинок и самой кабины, потерь нет. Насколько я знал, Туман организовал постоянную доставку из облака машин. Вот и сейчас они разгрузят эту платформу, отдохнут, перекусят, пополнят боезапас и снова в облако. Обученные Санычем парапланеристы теперь висят в воздухе постоянно, выискивая машины. Машин нам требуется всё больше и больше. Город, как губка, впитывал в себя все машины, которые мы привозили, приводили в порядок и продавали. Как я и говорил ребятам, такой торговли нам хватит на несколько лет вперёд точно. А сейчас вон ещё и соседи в лице Коржа глаз на наши тачки положили.
Вчера они лихо Вайпера и Альпину купили. 95 тысяч за раз заработали. Пусть 20 из них уйдут на работу и восстановление, но 75 – наши. А это очень хорошие деньги. Правда, их только старички интересуют, но будем надеяться, что мы из облака разборки ещё натаскаем интересных экземпляров.
Точно, всё нормально, без потерь вернулась первая машина. Вон, один из бойцов, взяв ведро со шваброй, уже оттирает отвал от крови ящеров, а двое других уже тащат со склада пулемётные ленты в кабинки.
Не удержавшись, я пошёл к платформе узнать, чего они там привезли. По дороге, правда, свою сумку с немногочисленными вещами отдал подошедшему ко мне Лешему.
— Всё нормально у вас? – спросил я у бойца. Он стоял ко мне боком и отдавал распоряжение другому.
— Добрый день, Александр, – обернулся он ко мне. – Да, всё отлично, привезли 6 тачек, – кивнул он на платформу. – Сейчас место нам освободят, разгрузимся, чуток отдохнём и снова за тачками. Туман тоже скоро будет. Они сразу на трёх платформах приедут.
— Чё привезли-то?
— Ситроен С4 просили на заказ, Кадиллак СТС, Киа Оптима, две Хонды Цивик, одна из них на запчасти. И Игорь А8 просил в качестве донора на Волгу эту свою. Салон ему там вроде как нужен.
Я тут же вспомнил про его идею о внедрении в кузов Волги начинки с той бронированной А8, на которой бандиты свалить пытались.
— Спасибо, – поблагодарил я бойца.
Тот кивнул, развернулся и полез на платформу. Тут на территорию заехала БМВ 7-ка. А вот и наши драчуны вчерашние. Кузов, вроде, целый и даже не поцарапанный, а вот стёкол нет, ни одного.
— Смотрите, мужики! – крикнул кто-то из платформы.
Все находящиеся во доре сервиса, как по команде уставились на БМВ. Машина аккуратно заехала на стоянку и припарковалась. За рулём сидел Маленький.
— Походу, пацаны нашли новый способ климат-контроля! – заржали ребята.
Все 4 двери машины открылись и оттуда вылезли наши бойцы. Бинты с себя они уже сняли и переоделись. Видимо, одежду купили где-то.
— Мужики вы чё без стёкол-то? – крикнул им кто-то.
— Вентиляция, епт, – буркнул Большой.
Я только стоял и улыбался. Четвёрка постояла около машины и направилась в столовку.
Только я пошёл к синему Иксу, чтобы наконец-то поехать в новый оазис, как во двор въехали две машины Крота. Один из Круизёров тащил на галстуке Хёндай Солярис.
— А вот и Крот, – сказал Слива. – Ещё людей привёз.
Джипы остановились и из них вылезли по два человека. Вон и сам Крот.
— Мы приехали, – подошёл он к задней двери, открывая её и говоря сидящим внутри людям. – Выходите, пожалуйста. Отдохнёте. Машину вашу починят.
— Спасибо, сынок, – услышал я голос и из нутра машины на улицу вылезли двое пожилых людей. Мужчина и женщина. Конечно, они не такие как те наши старички на 4-ке, но тоже в годах.
— Привет, Саш, – подошёл ко мне Крот.
— Привет. Вновь прибывшие?
— Ага, мы ехали сюда, смотрим, в пустыне тачка сидит, а в ней – эти двое. Подъехали, вытащили и сюда. Мужик сцепление спалил. Милые люди. Сегодня только попали сюда. Тоже дождь, молния, все дела. Очень им повезло, что мы их увидели.
Пожилая пара стояла и осматривалась вокруг.
— Добрый день, – поздоровался я с ними, когда они перевели свой взгляд на меня.
— Добрый, – ответил мужчина, а женщина только головой кивнула. Им обоим лет под 55-60 было.
И тут неожиданно.
— Батяяяя! – услышали мы рёв раненого бизона на весь двор. – Мамааааа!
Я аж отшатнулся от неожиданности. Из столовой вылетел наш Большой и побежал к этой парочке.
— Да ладно! – не поверил Крот.
А я, если честно, охренел. Совсем. Не может быть. Мужчина рот открыл от удивления, увидав Большого, а женщина схватилась за сердце и прислонилась к кузову машины. Один из стоящих бойцов успел подхватить её, так как ноги её не слушались. Большой подлетел к ним. Я даже и не думал, что он может такую скорость развивать. Схватил их обоих в охапку и прижал к себе.
Все стоящие во дворе и видящие эту картину просто зависли. Такого не бывает. Сначала Большой, а потом и его родители провалились сюда. Это же один шанс из миллиона, да что там миллиона, из миллиарда!
— Сынок, – прижались к нему старички, и плечи мамы Большого мелко задрожали.
— Мама, Отец, – закрыл глаза Большой, говоря это и прижимая их к себе.
— Млять, да как так то? – заело Крота.
— Охренеть просто! – добавил Слива и аж бейсболку с себя снял.
Народ вокруг так и стоял в одном положении. Все просто обалдели от произошедшего. В это просто невозможно было поверить. Я думаю, что сейчас все завидовали Большому в хорошем смысле этого слова.
— Ну всё, мам, ну хватит плакать, – пробухтел Большой, отлипнув от своих родителей.
— Вот куда ты пропал, – вытирая скупую мужскую слезу, сказал его батя. – Мы с матерью чуть с ума не сошли, когда ты исчез.
— Ну, будет мам, – снова забухтел Большой. Он и сам-то стоял еле сдерживался. А у меня, если честно, ком к горлу подступил такой, что я его даже проглотить не мог.
— Теперь всё хорошо будет, – продолжал бухтеть Большой, снова обнимая родителей.
— Добрый день ещё раз, – поздоровался я, подойдя к ним. Надо было спасать Большого, а то он, того и гляди, щас сам слезу пустит, а следом за ним и другие. Ведь у всех из нас в том мире остались родные и близкие.
— Мама, папа, познакомьтесь, это Александр, мой хороший друг и начальник всего этого.
— Здравствуйте, Александр, – пожал мне руку отец Большого. – Юрий Петрович, – рукопожатие крепкое, мужское. – Это моя супруга Татьяна Валерьевна.
— Очень приятно, – улыбнулся я. – С прибытием, – ляпнул я первое, что пришло мне в голову.
Все улыбнулись.
— Слива, – увидел я протянутую руку сбоку.
— Юрий Петрович, – засмеялся отец Большого.
— Кирпич, – следующая рука.
— Леший.
— Юрий Петрович, – уже смеялся он, – а имена есть?
— Так привычней, – лыбясь в 33 зуба, ответил Слива.
Фух, вроде разрядили обстановку.
— Василий Юрьевич, – обратился я к Большому по имени отчеству, – ты бы родителей в столовую отвёл, накормил, напоил да вернулся на пару минут.
— Понял, – заулыбался Большой. – Пойдёмте со мной, – он как можно нежнее обнял своих родителей и повёл их в столовку.
— Да как так-то? – снова услышал я рядом Крота.
— Крот, отвисай давай, – сказал ему Слива.
— Да я в шоке просто.
— Все в шоке.
Через пару минут на крыльцо вышел Большой. Следом за ним, одобряюще похлопывая его по плечу – Маленький и Клёпа с Колючим.
Не в силах стоять, мы прошли в беседку.
— Родаки, конечно, в приятном шоке, – сказал Большой.
— Да мы тут все охренели, братишка! – радостно воскликнул Слива. – Ты – первый чувак на этой планете, или что это есть, к кому его родственники провалились.
— Да уж, – вздохнул Большой. – Щас бы выпить. Я уже и не думал, что увижу их.
— Зато теперь они под твоим крылом, Вась, – сказал я ему. – Дальше что думаешь?
— В новый оазис их однозначно. Я там дом строю, вот пусть и живут там. Себе ещё куплю участок. С Иркой своей поговорю, она поймёт.
— Погоди, Вась, – остановил я его, – не надо свой дом отдавать. У нас праздник, считай – у тебя родители тут очутились. Сейчас берём твоих родителей и едем в новый оазис. Там находим дядю Пашу. Я ему скажу, чтобы он участок земли твоим родителям выделил. Построим им там дом.
— У меня денег таких нет, – ответил Большой.
— Мы заплатим, фирма. Не переживай, устроим твоих родителей как полагается. Будет и дом у них, и хозяйство, если захотят.
Большой поднял голову и посмотрел на меня такими глазами, ну очень благодарными:
— Спасибо, Саша, – сгрёб он меня в охапку и сжал так, что у меня что-то хрустнуло во всём теле.
— Отпусти, кабан, – еле выдохнул я, – сломаешь меня.
— Прости, – отпустил он меня, и я смог вздохнуть.
— Поздравляю, Большой, – в беседку ввалились Игорь, Апрель, Славка, Иван. Все хлопали его по плечам и жали руки. Слух о том, что в этот мир попали родители Большого, мгновенно облетел сервис. Вот и попёр народ к нам поздравить его.
— Игорь, Большому тачку выдели какую-нибудь родителей перевезти, – сказал я, – а то его Бэха вчера маленько пострадала, и там теперь сплошная вентиляция.
— Да не вопрос. Тебе седан или джипа какого?
— Джипа лучше, – ответил Большой. – Я не в каждом седане помещусь.
— Чероки есть серебристый. Мы его только для салона подготовили. Сейчас подгонят сюда, – и Игорь, развернувшись, пошёл в сторону ангара.
— Да, Большой, – протянул Леший, – я тебе, брат, завидую по-хорошему. Эх, мои бы сюда так попали.
— Да все бы хотели, – поддержал Лешего Кирпич, – своих родных тут увидеть.
— Я пипец как рад, мужики, – сказал довольный Большой. – Ладно, пойду я к старикам своим. Вы, наверное, езжайте сами в оазис. Я сейчас куплю родителям кое-что, и мы за вами поедем.
— Мы через два часа отправляемся! – крикнул ему в спину Апрель. – Можешь с нами в колонне.
— Хорошо, – не оборачиваясь, ответил Большой.
Да, дела. Бывают же чудеса. Кроме как какой-то фантастикой я это назвать не могу. Хотя весь этот мир это и так одна сплошная фантастика.
— Сань, можно мы девчонок с собой возьмём? – спросил у меня Слива. – Наташу и Надю.
— Да берите. Мне-то что?
— Спасибо, дружище, – обрадовался Кирпич и убежал куда-то.

Глава 17.

До нового оазиса, вернее, до заправки у каньона, долетели минут за 35. Хорошо идёт Х6, дорогу держит, моторчик шепчет. Мы так и пёрли на трёх машинах. Как только выехали на шоссе, я взял левее, а сбоку и чуть правее пристроился сначала седан, а за ним и джип Лексус, чтобы пыль не глотать. Так и шли далеко за сотку. Однозначно асфальт нужен и дорогу пошире сделать. Всё-таки ехать по такой дороге за 150 страшновато. Песок, камешки мелкие, пылища. Пару раз я чувствовал, как Бэху чуток таскало по дороге. На асфальте такого однозначно не будет. Остановились на блокпосте через каньон, отметились и поехали дальше.
И вот въезд в оазис. О, дорогу ещё расширили и столбы установили. Так, глядишь, и до нашего посёлка освещение проведут, совсем замечательно будет. Свернули на Т-образном перекрёстке направо, как только кончился лес. Дорогу отвели чуть в сторону от озера. Вон, горы, где мы жили, и опять развилка. Налево. Ещё через несколько километров – посёлок. Видимо, с блокпоста через карьер сообщили, что мы едем, так как на втором перекрёстке нас уже ждали. Там стояли три машины, а рядом с ними – моя Светка, Булат и несколько бойцов, ну и дядя Паша собственной персоной. Остановившись около этих машин, я пулей выскочил из Икса. Первым ко мне ломанулся Булат. Ну кабан здоровый, он, кажется, ещё вымахал. Со взрослую овчарку точно уже по размерам, только больше. Он всеми четырьмя лапами пробуксовал на гравии и побежал ко мне. Скорее всего, понимал, что сейчас у меня начнутся обнимашки со Светой, и станет не до него.
— Привет, мой хороший! – успел я отойти в сторону, прежде чем эта туша приземлилась мимо меня на землю.
Затем подошла Света. Ну обнимашки-целовашки само собой.
— Вот твоя тачка, – обнимая её, показал я ей на Икса. – Привет, мужики. Дядя Паша, физкульт-привет.
— Ой, какая красивая! – залепетала Светка. Она уже отлипла от меня и начала бегать вокруг машины. Я пока успел пожать руки мужикам. Булат, воспользовавшись моментом, снова настойчиво ткнулся мне своей башкой в ноги. Пришлось его снова гладить.
— Там номера в багажнике! – крикнул я. – Кирпич, достань.
— Ух ты! – Света не скрывала своей радости от номеров. – И цвет, как я хотела, и диски. Спасибо тебе, мой мужчина! – кинулась она мне на шею, попутно наступив Булату на хвост.
— Светик, познакомься, это мои новые телохранители – Клёпа и Андрей.
Ну а затем я познакомил всех с девушками, представил дядю Пашу. Как и предполагал, тут уже знали про родителей Большого и им уже выделили участок. Потом мы поехали в посёлок. Мне всё не терпелось посмотреть на него, да и, если честно, на дом свой хотелось посмотреть. Светка сама села за руль и всю дорогу радостно пищала за рулём. Сзади сидел Булат, я открыл ему окно, и он, высунув в неё свою здоровую башку, рассматривал всё вокруг.
О, а посёлок-то подрос. Я имею в виду, что из земли очень много построек уже выросло. Тут и там виднелись люди, катались грузовики, легковушки. Людей много. Некоторые дома уже были возведены практически под крышу, у некоторых только виднелась часть будущего дома, но заборы стояли практически у всех участков. Подъехали и остановились у нашего дома. Вернее, Света на Иксе заехала прямо внутрь нашего двора. Следом заехали два Лексуса. Аутлендер, в котором был дядя Паша, остановился снаружи.
— Снимаю шляпу, – сказал я Свете, когда мы вылезли из машины, и я, наконец-то, увидал наш дом. Он был полностью из брёвен, которые были тщательно подогнаны друг к другу. Вон, уже крышу начали делать. Рабочие в этот момент затаскивали на неё очередные балки.
— Нравится? – спросил подошедший дядя Паша.
— Ага. Сколько метров получилось?
— 205 квадратов у вас тут будет. Пошли внутрь.
Внутри было ещё лучше, чем снаружи. Перед строительством я Свете долго и доходчиво объяснял, чего хочу. Все мои пожелания она учла. Мне не нравятся мелкие детали. Люблю, когда всё большое и массивное. Так и внутри здоровенный холл с высокими потолками, могучая лестница, ведущая на второй этаж. Двери такие, что ими, кажется, вообще убить можно. И запах, запах внутри дома был просто сумасшедшим, пахло деревом, природой. На втором этаже в нашей спальне уже были установлены панорамные окна, отдельный санузел для нас, плюс ещё три спальни и ещё один туалет с ванной. Очень круто. Из нашей спальни можно выйти на небольшую террасу. Да какую ж небольшую? Там танцевать можно. Снова спустились на первый этаж. Кухня метров 20, кажется. Посередине пока стоит накрытый плёнкой огромный стол. Ножки толщиной с мою руку. Всем своим видом показывает, что он очень крепкий и надёжный. Дядя Паша сказал, что это уже тут в посёлке предприимчивые люди открыли производство по изготовлению мебели, и теперь все там у них заказывают её себе. Светка бегала и трещала вокруг меня, показывая, где что будет расположено. Пара больших кладовок, это тоже на первом этаже. Там же выход в гараж из дома, а гараж сразу на две машины и плюс ещё место останется. Вот тут-то я себе сделаю мужской уголок с инструментом и рабочей зоной. Я был рад как ребёнок. Вот честно, классный дом.
— Ну, Светик, ты молодчина! – не уставал я хвалить её, когда мы прошли на задний двор. Там было место под небольшой сарайчик, беседку и барбекю. Травку подстричь и всё вообще замечательно будет.
— Я очень рада, что тебе всё понравилось, – улыбнулась она, обнимая меня снова. – Вот тут и тут, – её руки снова замелькали в воздухе, – я грядки сделаю. Тут теплицу поставишь. Будет у нас всё своё.
Наша экскурсия продолжалась ещё минут двадцать. Со Мной остались только Слива и мой водитель, остальные укатили с дядей Пашей смотреть свои дома. Клёпа и Андрей тоже захотели по участку. Ну а нам-то чё? Земли много, пусть едут и выбирают себе участки.
Затем мы прокатились по посёлку. Света показала административное здание, магазин, другие посёлки. Тут было сделано как бы несколько линий: три жилые, а еще две линии с необходимыми зданиями и сооружениями. Магазин, пожарка, полицейский участок, больница, магазины и так далее и тому подобное. Всё было нарезано на квадраты и прямоугольники. Никаких кругов. Дороги взяты с запасом, метров по 10 шириной. Народу, ходившего туда-сюда – море. Везде брёвна, опилки, кирпичи, устанавливают столбы, тянут провода, проводят электричество и водопровод в дома, копают траншеи для канализации. Я был приятно поражён такому масштабу строительства. Заехали к нашим старичкам, ну, тем, на 4-ке. Им уже построили небольшой домик, и дед гонял по двору гусей с курами. Они с бабкой были очень рады нам. Всё тащили нас в дом отобедать, но мы, сославшись на дела и обещав зайти вечерком, свалили.
Следующие три дня там мы только и делали, что катались по гостям и этому оазису. Были у всех и везде, объездили всё, что только можно. В речном Риф вообще развернулся на полную. Там, кажется, можно было начинать свои корабли строить. У нас уже было 5 катеров, много лодок, водных мотоциклов. Покатались на них, покупались, половили рыбу. В общем, отдохнули на славу.
На четвёртый день нашего пребывания в новом оазисе мы со Светой и Булатом были на пруду, предавались, так сказать, водным удовольствиям. Светик наделала с собой лёгкой закуски. Мне, правда, мало досталось. Булат, проглот, всё съел. Аппетит, я вам скажу, у него зверский. Умял всё мясо и колбасу за обе щёки и ещё просил.
— Господи, Свет, – взмолился я, давая Волху очередной кусок мяса, – сколько же он жрёт-то?
— Много, – улыбнулась она. – Он, в принципе, и сам не маленький. Да, мой хороший? – потрепала она его по голове. – Зато лучше охранника нет никого. Когда мы с ним по территории ездим или ходим, ко мне не каждый подойти решается.
— Ещё бы, – хмыкнул я. – Я бы тоже, завидев такую зверюгу, к тебе не подошёл. Лучше на расстоянии общаться.
— Саша, приём, – зашипела моя рация голосом Рифа.
— На связи.
— Мы тут лыжи сделали. Не хотите покататься?
Мы со Светой переглянулись. Судя по тому, как она заулыбалась, желание было.
— Через полчаса будем, – ответил я, машинально посмотрев на часы. До темноты ещё три часа, успеем прокатиться. Правда я ни разу не катался на них, но попробовать стоит.
— Отлично, ждём.
За 10 минут мы собрались. В данный момент мы были на джипе с водителем и Лешим. Остальные ребята поехали контролировать процесс строительства своих домов. Они просто по умолчанию сами меняли друг друга. Я имею ввиду личку мою. Я не лез, так как кто-то из ребят постоянно был с нами. Ну и плюс водитель, в этот раз был Андрей. Булат запрыгнул в багажник Лексуса, а мы сели в машину. Особо не одевались, так как через каких-то 30 минут снова мокнуть. Так, вещички покидали в тачку и поехали.
— Я ни разу не каталась на водных лыжах, – сказала Света, когда мы ехали по дороге ведущей через лес в сторону речного оазиса.
— Да я, собственно, тоже. Андрюх, Леший, вы катались кто?
— Неа, – ответил Леший. Андрей ответил, что тоже не катался.
— Это что ещё такое? – услышал я удивлённый голос Андрея, и машина начала потихоньку тормозить.
Мы со Светой сидели сзади, я как раз за Андреем. Выглянув из-за его сиденья, увидел, что посередине дороги лежит большое дерево.
Я только успел увидеть, как Леший взялся за свой автомат, и тут раздались выстрелы. Дальше всё произошло, как в замедленной сьемке. Я заметил, как в лобовом стекле напротив водителя появляются дырки, и Андрей задёргался за рулём. Леший успел наклониться вбок.
— Андрюха, жми! – заорал Леший.
Я схватил Светку и нагнул её вниз. Второй рукой стал шариться в поисках своего автомата.
— Аааа! – закричала Света. – Нога, Саша, нога! – она громко закричала и схватилась за правую ногу. Уж не знаю, кто нажал на газ, то ли Андрей успел, то ли Леший, нагнувшись, рукой надавил на педаль, но Лексус прыгнул вперёд. Я почувствовал, как машина начала разгоняться. Её тут же стало подкидывать на ухабах.
— Андрюха, Андрюха! – кричал Леший.
По машине продолжали стрелять. Тут же мы услышали, как ветки и кусты стали бить по кузову автомобиля. Лобовое стекло тут же окончательно разбилось, зеркала снесло сразу, а следом – удар. Передние и боковые подушки сработали. От удара меня кинуло между сидений прямо на Лешего, и тут же наступила тишина.
— Быстро из машины все, – закричал Леший подо мной спустя несколько секунд, – пока они не добежали до нас!
— Света, отзовись! – закричал я, не на шутку испугавшись и одновременно пытаясь выбраться из временной западни.
— Да давай же ты, млять! – толкал меня снизу Леший. Я прямо на него упал.
Наконец, ему удалось меня столкнуть с себя. Краем глаза я посмотрел на Андрея. Мёртв. Во лбу была маленькая дырочка. Он лежал лицом ко мне на раскрывшейся и уже сдувшейся подушке безопасности.
— Быстро из машины! – снова закричал Леший, одним рывком вырывая свою подушку и открывая свою дверь.
Я перелез-таки на заднее сиденье и увидел лежащую на нём мою Свету. Она не шевелилась. У меня душа в пятки ушла. Быстро приложив руку к её шее, нащупал пульс. Жива! От болевого шока сознание потеряла.
— Леший, помоги! Булат, быстро из машины!
Ногами выбив дверь, я выпрыгнул с левой стороны из покорёженной машины. Следом за мной выпрыгнул Булат.
— Булат, сиди не рыпайся! – крикнул я ему и быстро оббежал машину. Волх нырнул в ближайшие кусты.
Тут снова раздались выстрелы, и несколько веток сверху сбило пулями. Вот и нападающие. Сквозь деревья я видел, как они приближаются. Джип пробил своим корпусом метров 50 в лесу, и его остановило дерево. У нас есть несколько секунд. Сейчас они добегут сюда и нам крышка.
— Ранена в ногу, – быстро сказал Леший, когда мы с трудом, но открыли заднюю правую дверь, и он успел её осмотреть. Только я потянулся за лежащим автоматом, как по нам снова открыли огонь. Пули так и замолотили по машине. Мгновенно разлетелось заднее окно, ветки падали сверху только так. Минимум 4 ствола поливали по нам.
Схватив её вдвоём, успели отбежать от машины метров на 10 и упасть за каким-то кустарником. Оружие так и не успели вытащить. От удара в машине всё перемешалось.
— Бери Светку на плечо и уходи, – занимая позицию за кустарником, сказал Леший. – Я прикрою.
— Нет, – почему-то сказал я и, разорвав свою футболку, перетянул Свете ногу. Булат лежал рядом в кустах, поджав уши.
— Мы не уйдём все вместе, – прошипел мне Леший. – Я тоже ранен. Он показал мне свой бок, он у него был в крови.
Твою мать! Уу нас один автомат, оставить тут Лешего? Его однозначно убьют.
— Да уходи ты, млять! – оттолкнул он меня от себя и, прицелившись куда-то в лес, дал короткую очередь. – Мы не уйдём все. Оружие всё и рации в машине остались. Выстрелы, может, и услышали, а может, и нет. Нападающих минимум четверо. Риф, сука, это он нас сдал! Выберешься отсюда – отомсти. Я – не жилец.
Тут по нам снова стали стрелять. Били уже больше 5 автоматов. Нападающие уже поняли, что мы в стороне от машины, и весь свой огонь они перенесли на кусты, за которыми мы укрылись. Я посмотрел мельком на Булата. Тот лежал на пузе и тихо рычал, смотря в ту сторону, откуда стреляли. Нет, его нельзя натравливать на бандитов. Убьют сразу.
— Да уходи ты! – снова крикнул Леший и, стиснув зубы, снова дал короткую очередь.
— Сдавайтесь, уроды! – неожиданно раздался сзади нас мужской голос. – Александр, мы знаем, что ты тут. Вам не уйти, мы вас всё равно нагоним.
— Поздно. – выдохнул я.
— У меня пол рожка, – прошептал мне Леший. – Остальное – в тачке.
— Мы тебя сразу не убьём, – засмеялся другой голос сбоку. – Поговорим сначала. Будете отстреливаться – закидаем гранатами. Даем вам минуту. Выкидывай оружие, а потом ты сам выходи и вставай на колени, руки – за голову. Рыпнетесь – завалим всех.
Я лихорадочно соображал, что делать. Мы не уйдём. Однозначно. Если бы ещё все целыми были, то можно было бы попробовать прорваться. Но Света и Леший ранены. И тут мой взгляд упал на Булата. Он так и лежал и преданно смотрел мне в глаза.
— Булат, – взял я его за ошейник, приблизил его большую башку к себе и сказал, – беги отсюда. Постарайся вырваться. Найди ребят, приведи их по следам. Верю в то, что ты сможешь найти нас по следам и запаху. Беги, дружище, беги! – я легонько оттолкнул его от себя. Он резко вскочил на ноги, лизнул меня в лицо, потом посмотрел на Свету и, развернувшись, прыгнул в кусты.
— Умный песик, – улыбнулся Леший и тут же сморщился от боли.
Тут же со стороны, куда убежал Булат, раздался крик.
— Псина эта его, стреляйте! – тут же раздались длинные автоматные очереди и следом визг боли.
Твою мать! От бессилия я сжал кулаки. Неужели убили? Неужели Булат не прорвался? Твою же мать!
— Сдавайтесь! – снова заорал какой-то мужик. – Времени больше нет!
— Выкидывай автомат, Леший, – сказал я ему негромко. – Ещё побарахтаемся.
Леший, размахнувшись, перекинул оружие через кусты.
— Выходи, Александр, и вставай на колени, – снова голос.
Перед тем как выйти из-за кустов, я посмотрел на лежащих Лешего и Свету. Леший был бледен, Света всё так же лежала без сознания.
— Не стреляйте! – громко крикнул я, вставая в полный рост. – Я выхожу.

Глава 18.

Пока я медленно выходил из кустов, в голове крутились мысли. Как? Неужели Риф? Но почему? Почему он так поступил? Я до конца всё ещё не верил, что это его работа. С другой стороны, только он знал, что мы едем к нему, и он нас пригласил. Завалить дерево за пять минут невозможно. Неужели, и правда, Риф? Ну, падла, дай мне только выбраться отсюда. Хотя на счёт последнего я сильно сомневался.
— На колени! – снова заорал мужик из кустов, отвлекая меня от мыслей.
Я встал на колени и заложил руки за голову.
— Там двое раненых, окажите им помощь! – громко крикнул я. – Я сделаю всё, что вы захотите.
«Кто же вы такие-то? – снова полезли мне в голову мысли. – Нефтяники? Только они, больше некому».
— Ну, здравствуй, урод, – услышал я сбоку голос. Знакомый голос.
Повернувшись на него, я увидел… Твою же мать! Михайлов собственной персоной! Последнее, что я увидел – это его фиолетовая рожа, вернее, фиолетовые синяки у него под глазами, после того, как я его обработал, и летящий мне в лицо приклад автомата.

Автор категорически против размещения ещё где-либо «Механиков» кроме сайта «ЯПисатель» без его согласия.
Copyright (c) Nota34.

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели