Механики. Часть 11.

Механики. Часть 11.
Голосов: 22

Глава 1.

Джеймс Бонд в кино на Астон Мартине ездил, – вздохнул Витёк. – У нас тачки попроще.
— Да ладно, – отмахнулся я, – тут тоже можно нормальную машину иметь, не Астон, конечно, но ничем не хуже. Астон – это что? Марка? Бренд? Я вас умоляю.
— Ладно, – легонько хлопнул по столу Корж, – как дальше действуем? И как «ругаться» и « драться» будем.
Следующие минут пятнадцать мы сидели и разрабатывали окончательный план нашего «конфликта». Решили провести его завтра, как раз успеем подготовиться, и бойцы Коржа отдохнут. Дима написал Коржу на листочке адрес, куда им надо будет поехать и загрузиться. Там лежала приготовленная для них куча оружия и боеприпасов. Всё было спрятано в тюках с одеждой и тканями.
— Сюда я отправлю самых доверенных людей, – читая адрес на листочке, – сказал Корж.
— Витёк, – обратился к нему Апрель, – тебе надо будет стать пострадавшим. Кореш есть ещё какой у тебя, которому можно доверять?
— Есть, – тут же ответил он, – Тамаз. Я поговорю с ним.
— Да, – хороший парень, – кивнул Корж.
— Что за кличка такая? – удивлённо спросил Туман.
— Это не кличка, – ответил ему я. – Если не ошибаюсь, это грузинское имя. Так ведь? – посмотрел я на Коржа и Витька.
— Так, – улыбнулся Витёк, – он грузин, только родился и вырос в России. Парень что надо.
— Ну, тогда всё, мужики, – резюмировал я, – расходимся как ни в чём не бывало, а завтра после завтрака приступаем к операции.
— К операции «Ы», – хохотнул Витёк.
— Иди уже, – улыбаясь и легонько толкая его в спину, сказал Корж, – операция «Ы». Саша, с лётчиками своими поговори.
— Не волнуйся, прямо сейчас побеседую с ними, – заверил я его. – Дима, пошли со мной.
Мы вышли из офиса. Бойцы Коржа так и стояли около Поршей и рассматривали их. Всё-таки обе машины притягивали к себе взгляд.
— Саныча найди, – потихоньку сказал я Диме. – Надо потрещать с ним тет-а-тет.
— Куда его? – спросил Дима. – Тут народу везде полно.
— Ко мне в жильё его приведи, – немного подумав, сказал я, – там точно никого не будет. Светка уехала с Вертолётом.
Блин, как бы мне ещё от охраны-то своей отделаться? Эта троица теперь везде ходила за мной. Няма, Слива и Кирпич. Туман им строго-настрого приказал везде ходить и ездить со мной. Сейчас, правда, только двое были: Слива и Кирпич. Няма куда-то делся.
Ладно, сделаем вот так. Мы пришли в столовку, и я налил себе стаканчик кофе.
— Вы тут посидите, – сказал я охране, – а я пойду к себе поднимусь и переоденусь.
— Хорошо, – кивнул Слива.
Я быстренько вышел из столовой и прошёл к себе в номер, в котором мы со Светой жили. Вот же, блин, женщины! На кровати лежали её вещи и нижнее белье. Видимо, опять с утра выбирала, что одеть. Хотя чего тут выбирать-то? Жарища целыми днями. Но женщины есть женщины. Быстро собрав в охапку её вещи, убрал их в шкаф, и практически сразу в дверь постучали.
— Да.
Дверь открылась, и вошёл Дима, а за ним – немного обескураженный Саныч.
— Привет, Саныч, – поздоровался я с ним.
— Привет, – ответил он мне, – зачем я тут?
— Присаживайся, – показал я ему на кресло, – дело к тебе есть. Дима, на шухер.
Дима молча вышел из номера и закрыл за собой дверь.
— Что за шпионские игры-то? – в полном недоумении спросил Саныч, наблюдая за Димой.
— Саныч, слушай внимательно и запоминай, – я поставив стул напротив него и сел. – Времени мало, так что въезжай сразу. И, сразу говорю, держи язык за зубами. Всё, что я тебе сейчас скажу, должно остаться строго между нами.
— Хорошо, – кивнул тот.
За следующие несколько минут я быстро довёл до Саныча инфу и то, что ему, вернее ему и его Витьку, надо будет сделать.
— Витьку скажешь всё завтра перед самым взлётом, – продолжил я. – Сначала скажи ему, что надо произвести разведку местности. Вас отвезут куда-нибудь в укромное место, и оттуда взлетите, чтобы тут меньше видели. Взлетать будете по команде. Перед взлётом всё ему скажешь.
— Понял тебя, всё сделаем как надо, – ответил Саныч. – Можешь на нас рассчитывать.
— Саша, ты где там? – раздался в моей рации голос Сливы.
— Иду я, – тут же ответил я ему, – живот что-то прихватило, сейчас буду. Тогда всё, – обратился я к Санычу. – Иди занимайся своими делами. Крылья ваши где?
— В Фольце всё так и лежит, – ответил он. – Мы ещё ничего не разгружали.
— Ну вот пусть и лежит. Только, Саныч, очень тебя прошу, никому ни слова, иначе всё сорвётся.
— Я понял, не маленький.
Через пару часов вернулся Корж со своими бойцами. Они ездили грузиться товаром, в котором были наши «подарки».
— Ну и приготовили вы там для нас! – улыбаясь, сказал он мне, когда мы оказались вдвоём. – Там боеприпасов на хороший бой хватит.
— Можете не жалеть их. Главное – к себе никого не подпускайте близко. Продержитесь десять-пятнадцать минут.
— Продержимся, у нас выбора нет.
Я почему-то был весь как на иголках. Операция должна была пройти только завтра, а я уже дёргаюсь. Пойти стакан что ли жахнуть?
— Саша, – окликнул меня Витёк, из команды Коржа, – с Тамазом поговорил, всё нормально. «Ранение» он получит, я тоже.
— Великолепно. Сколько у вас тогда «живых» бойцов останется?
-14 человек, – ответил он. – Нас всего 16 приехало.
— Нормально, – кивнул я. – Надеюсь, на вас как можно больше бандитов навалится.
Витёк как-то побледнел после моих слов.
— Не переживай, братишка, – положил я ему руку на плечо. – Никто не погибнет, а с бандитами поквитаемся.

Глава 2.

И вот настал день Икс или, как сказал Витёк, операция «Ы». Я с утра, как ни в чём не бывало, пошёл позавтракал и вышел на улицу. Там как обычно была рабочая суета, машины Коржа так и стояли у нас во дворе. Они вчера ещё в пару мест заехали, загрузились кое-каким товаром. По нашей договорённости всем особо интересующимся Корж говорил, что отправка домой у них завтра. Пусть бандиты думают, что всё идёт своим чередом.
— Рации на сканирование готовы, – сказал подошедший ко мне Туман. Я как раз в это время сидел по привычке на лавочке и пил кофе. Чуть дальше сидел Няма. Всё-таки личка у меня – молодцы. Уши не греют, понимают, что есть дела, в которые лучше свой нос не совать. – Как всё закрутится, мой боец будет сидеть слушать эфир.
— Где он сидит?
— Около второго ангара в каморке.
— Хорошо, я после драки туда пойду сразу. Ты тут постарайся посмотреть, кто по рации разговаривать будет. Апрель с Димой помогут. Димон на втором этаже уже сидит, – я кивнул на здание, стоящее сзади нас.
— Хорошо, – ответил мне Туман. – Через сколько начинаем?
— Да сейчас прям и начинаем, – кивнул я на Витька и Коржа, – они вдвоём вышли из столовой и направились к своим машинам. Там же стояло несколько их бойцов.
— Тогда я пошёл, – быстро сказал Туман и направился в столовку.
— Девушки, а можно с вами познакомиться, – громко крикнул Тамаз проходящим мимо машин Коржа двум нашим девчонкам.
— Нет, нельзя, – ответила одна из них.
— Да ладно, красавица, – я тебя познакомлю со своим другом.
Тамаз как раз стоял в окружении своих товарищей, и они с улыбками на лице смотрели за тем, как Тамаз в грубой форме пытается склеить наших девчонок. Стоящие недалеко наши бойцы в полном охренении уставились на Тамаза, а он, как будто не замечая их, продолжал кричать на весь двор девчонкам.
— Тебе же сказали, нет, – фыркнула вторая.
— А я с тобой и не хочу знакомиться, – нарочито громко крикнул он ей, – у тебя задница большая, – и он засмеялся.
Девушка встала как вкопанная, резко посмотрела на Тамаза и хотела ему сказать пару ласковых, но её опередили.
— Ты охренел, придурок? – крикнул ему Казак, он как раз недалеко был.
— Ты кого придурком назвал, чмо? – резко повернувшись к нему, ответил ему Тамаз. Его попытались одернуть его же бойцы, понимая, что нас больше и можно нарваться. Но горячий грузин одернул руку товарища и повторил ещё раз, специально разжигая Казака. – Тебе я сказал, чмо.
— Рот закрыли оба, – рявкнул на них Корж. – Ты особенно рот свой закрой, – показал пальцем на Казака Корж, – пока по зубам не получил.
— Да вы вообще охренели, придурки, – полностью обалдевши, ответил ему Казак. Вокруг него тут же собрались наши бойцы.
— Иди сюда, умник, – поддержал Коржа Витёк, – мы тебе покажем кто из нас придурок.
— Ну, это уже слишком, – крикнул Казак и бросился на Коржа. За ним побежали остальные наши бойцы.
Вот и всё. Казак с разбегу прыгнул на Коржа, но тот отступил в сторону и добавил Казаку пинка для скорости. Но на Коржа прыгнули ещё двое наших бойцов, к тому на помощь подоспели его бойцы, завязалась драка. Мгновенно все бойцы Коржа оказались втянуты в эту драку.
— Наших бьют! – заорал кто-то. Наши – это наши? Или это заорал кто-то из команды Коржа?
Из их машин тут же стали выпрыгивать бойцы Коржа и втягиваться в драку. Бойцы Тумана очутились тут как тут. Вон, Апрель появился и с разгону прыгнул в самую толпу. Пыль стояла столбом, раздавались буцкающие удары, маты. Мгновенно на бойцов Коржа навалились человек 30 наших, и со всех сторон бежали ещё. Надо отдать должное ребятам Коржа. Они все оказались не робкого десятка и, мгновенно встав в круг, стали отбиваться от наших мужиков. Но силы были слишком неравными. Через тридцать секунд их просто снесли. На каждого воина Коржа приходилось по двое-трое наших. И со всех сторон бежали ещё наши мужики.
— Их надо остановить, – сказал мне Няма, мгновенно оказавшись рядом, – поубивают друг друга.
Пожалуй, да, хватит, а то воевать некому будет.
— Стоять всем! – заорал я и дал длинную очередь из автомата в воздух.
Дерущиеся мгновенно прекратили мутузить друг друга и попадали на землю. Вовремя я их остановил. С момента драки прошло меньше минуты, а, вон, из ангаров уже стали выбегать наши слесаря. Причём ребятки были конкретно настроены на драку, судя по железкам и ключам, которые они держали в руках. Надеюсь, что за эту минуту драки, ранений никто особо не получил.
— Вот вы – уроды вонючие, – продолжал играть свою роль Корж, – навалились толпой.
— Завали хлебало, – рявкнул на него Казак, вставая с земли.
Они снова хотели прыгнуть друг на друга.
— Стоять всем! – снова крикнул я и дал ещё одну очередь в воздух.
Те из наших бойцов, которые подбежали, но не успели вступить в драку, мгновенно взяли под прицел Коржа и его бойцов. Защелкали предохранители и затворы оружия. Не, не сильно всем досталось, все сами встали и на ногах стоят. У парочки, вон, морды только разбиты. Только Тамаз и Витёк лежат на земле. Тамаз за руку держится, Витёк за ногу.
— Вы ещё ответите за это, – шипел на наших Витёк.
— Рот закрой, чмо, – крикнул ему Селя.
— Я тебе сейчас голову оторву, – поддержал его Мага.
— Ну вы и уроды, – не успокаивался Корж, вставая с земли и подходя к Тамазу.
Народу вокруг собралось, просто пипец. Из сервиса выбежали абсолютно все наши работники. Ещё бы чуть-чуть и Коржа с его командой простой втоптали бы в землю.
— Забирайте свои тачки и валите отсюда на хрен! – как можно злее сказал я. – Чтобы через минуту вас тут не было.
— Мы ещё встретимся, – помогая подняться Тамазу с земли, ответил мне Корж.
— Ага, на том свете, – ответил я ему. – Забирай своих девочек, и валите отсюда, – повторил я.
— Да ты! – вскипел Тамаз, но его тут же остановил один из парней.
— Нога, – заорал Витёк.
— Вы, двое, – показал своим бойцам Корж на лежащего и орущего Витька, – помогите ему погрузиться в машину и посмотрите ногу. Поехали, парни, из этого гадюшника.
— Вот же ты, сучара! – крикнул ему кто-то из толпы.
— Вам повезло, – сказал Корж, обведя нас всех взглядом из-подо лба, – что вас больше.
— Да-да, повезло, – перехватил я разговор, – валите отсюда уже на хрен! Ноги вашей чтобы тут больше не было!
— Сволочи, руку сломали! – закричал Тамаз, убедительно баюкая свою руку.
— Ничего, до твоей свадьбы с Витьком заживёт! – крикнул я ему.
Все наши тут же заржали.
— Ну ты, падла, – зашипел на меня Тамаз.
— Всё, Тамаз, баста, – остановил его Корж, – поехали отсюда.
Немного побитые и помятые Корж со своей командой погрузились в свои машины. Взревели двигатели и они стали разворачиваться во дворе. Их Порши уже стояли на прицепах, их ещё вчера вечером погрузили на них.
— Мы ещё поквитаемся, – крикнул из окна машины Корж.
— Валите на хрен! – повторил я. – Скатертью дорога!
Всё, машины выехали, теперь наступает вторая фаза нашей операции.
— Туман, построить всех! – громко сказал я, когда 4 машины выехали со двора, чтобы хотя бы несколько человек меня услышали. – Я сейчас подойду.
Сам я быстрым шагом направился к каморке, про которую мне сказал Туман. За мной увязался Няма.
— Построились все быстро! – рявкнул Туман бойцам.
— Дима, Апрель! – крикнул я им так же. Апрель как раз от пыли отряхивался. – Всех слесарей и механиков собрать в третьем ангаре, срок – две минуты.
— Все слышали? – тут же заорал Апрель. – Быстро все в третий ангар!
— Мы куда, Саня? – непонимающе спросил у меня Няма.
— Потом всё, – отмахнулся я от него.
К нам мгновенно присоединились Слива и Кирпич. Они просто молча шли рядом, не задавая вопросов.
Ох, как же хочется побежать в эту каморку. Но я шёл быстрым шагом к ней. Нельзя бежать, сейчас должно всё решиться. Сейчас этот урод, эта крыса должна выйти на связь. У него есть буквально пара минут, чтобы сообщить Лосю о том, что Корж спешно покидает город. Корж ещё должен сыграть на выезде. Там шпионы Димы недалеко, они готовы к захвату и охраны, и Лося. За Лосём, вообще, со вчерашнего дня следят.
— Ну что тут у тебя? – спросил я, буквально ворвавшись в каморку, где сидел боец Тумана и смотрел на 5 раций, которые были разложены перед ним на маленьком столе. На их экранах бегали цифры в режиме сканирования. Следом за мной ввалился Няма. Слива и Кирпич остались снаружи.
— Тихо пока.
— Лось, приём, – тут же зашипела одна из раций. И на одной из раций, циферки канала мгновенно остановились. За ними – остальные 4 рации.
Мы втроём мгновенно уставились на эту рацию.
— Чего тебе? – через несколько секунд ленивым голосом ответил невидимый собеседник.
— Корж подрался с нашими бойцами, и они сейчас поехали к себе домой.
— Как это? – мгновенно отозвалась рация. – Они же только завтра должны были поехать. Всё на завтра готовится.
Да кто же это говорит-то? Явно не боец, их сейчас Туман всех строит. Надеюсь, Дима или Апрель заметят, кто так долго треплется по рации. Няма удивлённо посмотрел сначала на рации, а потом на меня.
— Я тебе говорю, они подрались из-за баб каких-то, и их тут чуть не пристрелили. Александр всех остановил и выгнал их из сервиса. Они через десять минут из города выедут.
— Вот же, млять! – выругался Лось. – Тачки отпускать нельзя. Круг с нас потом три шкуры сдерёт.
Я ему сообщу, пусть быстро собираются и выезжают на перехват. Они там недалеко где-то в горах. Раненые среди бойцов Коржа есть?
— Да, двое. У одного нога повреждена, у грузина рука сломана. В драке получили, – хохотнул он.
— Отлично, – засмеялся Лось, – на два бойца у них точно меньше. Сейчас ещё наши на воротах их чуток задержат, я их попрошу. Всё, молодец, работай дальше, как ни в чём не бывало.
— Не забудь про мои деньги, – напомнила ему крыса.
— Тачки получим, будут тебе деньги, – ответил ему Лось.
— Да кто же это, млять, такой? – в сердцах повторил я вслух.
— Я не знаю этот голос, – ответил мне боец, думая, что я у него спрашиваю.
— Мне тоже голос не знаком, – поддержал его Няма.
— Отлично, думаю, с ними легко справятся, – продолжил верещать стукачок. – А я получу свои деньги, пошью костюм с отливом и в Ялту, – он мерзко захихикал. – Ладно, побежал я, там этот Александр всех собрать велел.
И тут меня как током шибануло. Я знаю его, я знаю этого парня. Камаро синий его, он так говорил нам, когда мы на стоянке были и машины для своих смотрели.
— Туман, Дима, Апрель на связь.
— Да, – практически хором отозвались они.
— Стукач – слесарь, парень лет 25, блондин. Это он 100%, берите его за жабры. Синий Камаро – его тачка.
Няма и второй боец с удивлением уставились на меня.
— Вижу его, – через несколько секунд ответил Апрель, – эта падла из туалета выходит. Сейчас возьмём. Казак, Леший, за мной быстро! – крикнул он им двоим, забыв отпустить кнопку на рации.
Ну, вот и всё, Стукачка взяли. Сейчас его быстренько помучают и расколют на предмет того, кто тут ещё у нас стучит. Теперь ждём подтверждения от шпионов с выезда из города.
Я, практически пулей, выскочил из каморки и побежал на площадку сервиса. Трое моих телохранителей припустили за мной. Выбежав на площадку, я увидел, что Туман собрал всех бойцов. Человек 100 точно было построено. Они молча стояли и ждали дальнейшего развития событий. Сам Туман смотрел на один из ангаров.
— Где они? – тяжело дыша, спросил я, подбежав к Туману. Все бойцы с интересом уставились на меня, абсолютно не понимая, что происходит. Меня бегающего тут еще никто не видел.
— Пошли за крысой, – зло ответил Туман.
Через минуту мы увидели, как Апрель с пацанами волокут из сервиса этого блондина. Видимо, Апрель, успел на ходу сказать ребятам, кто он есть, так как Леший с Казаком на ходу отвешивали ему такие смачные удары ногами по корпусу, что тот орал как резаный.
— Туман, что происходит? – с удивлением спросил Мага, стоя в строю.
Все бойцы тут же перевели свой взгляд на эту четвёрку.
Казак с Лешим продолжали бить ногами пацана.
— Кто ещё с тобой, сволочь? – наклонился к нему Апрель и закричал лежащему и скулящему на земле блондину. – Кто ещё стучит? Говори, скотина! – и он от души врезал ему по рёбрам своим берцем. – Мы знаем про Лося, знаем, что ты ему стучишь.
— Да за что вы его? – снова спросил Мага. – Что происходит-то?
Из третьего ангара стали выходить работники и смотреть на экзекуцию. Они-то, я думаю, в ещё больших непонятках. Только сказали всем собраться, как залетают эти трое, хватают пацана и начинают его бить.
— Тихо все! – рявкнул Туман.
— Повторяю свой вопрос, – снова пару ударов от Апреля.
— Лёха, Лёха ещё со мной.
— Где он? – схватил его за волосы Апрель.
— Тут был где-то, – закричал разбитыми губами блондинчик.
Я быстро подбежал к ним.
— Рация есть у него? – заорал я, подбегая к лежащему.
— Нет, нет! – отшатнулся он от меня. – Рация только у меня была.
— Где он? – заорал я и врезал ему кулаком в челюсть.
И тут в одном из ангаров взревел двигатель. Мы все разом уставились на выезды. Через несколько секунд из второго ангара вылетел этот Камаро. Шевроле был без передних крыльев, бампера и капота. Его, походу, только готовили к покраске.
— Вон он, – показал окровавленной рукой на Камаро избитый.
Камаро вылетел из ангара, чуть не врезавшись в стоящих на улице людей. Те бросились в рассыпную. Водитель в самый последний момент отвернул машину и врезался в стеллаж с резиной. Тут же включил заднюю скорость и с бешенной пробуксовкой колёс отъехал назад.
Шевроле стал разгоняться. Тут и дураку понятно, что сейчас он попытается выехать с территории сервиса. Ему главное – вырваться отсюда. А там этот Лёха доберётся до рации, и всё, вся наша операция коту под хвост.
— Не дайте ему уйти! – заорал я, снимая с плеча автомат. – Валите его, людей только не зацепите!
Врезав прикладом в лоб блондину и оглушив его, я вскинул свой автомат и открыл огонь по несущейся машине. Следом, ко мне присоединились пацаны: трое моих телохранителей и Апрель со своими помощниками. В семь стволов мы мгновенно сделали решето и из машины, и из водителя. Он не успел доехать до выезда каких-то двадцать метров, когда пули начали дырявить кузов и тело водителя. Со всей дури Камаро врезался в угол здания. Раздался страшный грохот, звук бьющегося стекла. Тут же из моторного отсека повалил дым. Остальные люди, которые в этот момент были во дворе, стояли полностью обалдевшие. Сказать, что они охренели, это ничего не сказать. Никто ничего даже понять не успел, настолько быстро и неожиданно всё произошло.
— Апрель, проверь, – быстро сказал я ему, – держа на прицеле машину. Но, думаю, это излишне, мы же в упор стреляли. Шансов выжить – ноль.
— Охренеть, кино и немцы! – выдал кто-то из стоящих бойцов.
— Готов! – крикнул Апрель от Камаро. – Трупешник.
— Туман, – заорал я, – действуй!
Он знал, что это команда для взлёта наших парапланеристов. Их мы сегодня с утра вместе с оборудованием отвезли подальше от сервиса. Оттуда они и должны будут взлететь. Туман им дал пару мощных биноклей и хорошие рации. Они нашими глазами будут.
Тот схватился за рацию и быстро в неё затараторил. Я посмотрел на стоящих людей и бойцов. Те стояли в полном недоумении и смотрели то на меня, то на лежащего в пыли без сознания блондинчика, которого держал на прицеле Леший.
Теперь ждём отмашку от шпионов Димы. Как только они повяжут Лося и охрану, нам надо быстро прыгать в тачки и выезжать.
— Дима, что там? – нетерпеливо спросил я у него. Он уже выбежал из здания и подбежал ко мне.
— Второй, что у тебя? – спросил он в свою рацию.
— Ещё на выезде, – отозвался его шпион, – охрана время тянет. Их Лось попросил, ждите, – и невидимый собеседник отключился.
— Вы чего уставились все? – зло заорал я на стоящих слесарей и механиков на улице. – У вас работы нет? Быстро все по своим местам!
Работники тут же исчезли в своих ангарах.
— Туман, ждём, – кивнул я ему.
Теперь всё зависит от шпионов. Как только караван Коржа выедет, нам надо быстро грузиться и рвать на помощь.
— Дима, приём, – зашипела у него рация.
— На связи.
— Инфа от Лося ушла, ждите дальше.
— Принял.
Отлично! Лось сообщил бандитам. Представляю, как они сейчас носятся и собираются в горах на перехват. Наверняка, сидели полностью расслабленные, а тут сообщение пришло, что Корж выехал. Надеюсь, они в этой суете будут менее собраны, чем были бы завтра.
— Взлёт, – сказал мне Туман, держа свою рацию у уха.
Парапланеристы взлетели, тоже хорошо. Что-то долго охрана держит Коржа на выезде, пора бы уже и выпускать их. Только я об этом подумал, как у Димы снова зашипела рация.
— Дима приём, это второй.
— Слушаю тебя.
— Караван вышел, приступаем к паковке. Повторяю. Караван вышел, приступаем к паковке. Как понял?
— Понял тебя хорошо, жду инфу.
Всё, надо пацанам нашим быстро всё говорить. У нас минут двадцать, не больше. Мы с Коржом ещё вчера договорились, что они отъедут от города километров десять и встанут, типа сломались.
Я посмотрел на стоящих бойцов, те всё так же ничего не понимая смотрели на нас. Сейчас можно и карты открыть. Надеюсь, что захват шпионами охраны и Лося пройдёт без проблем. Дима вчера сам быстро прыгнул в машину и доехал до места предстоящего боя. Заняла у него эта поездка 14 минут.

Глава 3.

— Бойцы! – заорал я. – Слушать меня внимательно!
Все уставились на меня.
— Это, – я показал пальцем на уже связанного на земле блондина и врезавшегося в стену Камаро, – стукачи, которые работают на Круга, – кто такой Круг, у нас знали все и дополнительных объяснений не требовалось. – Драка, которую вы только что видели – постановка. Мы это сделали специально. У нас была информация, что на караван Коржа на обратном пути нападут из-за Поршей. Но кто бандитам сливал инфу, мы не знали, поэтому всё так и сделали. Благодаря этому, мы вычислили стукачей, – я снова показал на блондина и машину, – и их куратора. Также у них были стукачи на выезде из города. Их сейчас должны взять наши люди. В данный момент бандиты уже выехали на перехват Коржа и его бойцов. Я думаю, вы сами понимаете, что живым из них никто не уйдёт. Наша задача – погрузиться в машины и поехать им на выручку. Повторяю ещё раз, драка была затеяна специально по нашей договорённости. Они наши друзья, не враги.
Тут, конечно, ребята обалдели ещё раз. Я это, прям, на их лицах увидал.
— Дима, приём, – снова зашипела у него рация.
— На связи.
— Дело сделано, Лось и охрана упакованы. Ждём вас, где договаривались. Теперь ваш выход, пацаны.
— Понял тебя, второй, – ответил ему, улыбнувшись, Дима, – спасибо, мужики.
— Все слышали? – снова заорал я. – Всех стукачей повязали! Туман, командуй!
Ещё вчера Туман устроил нагоняй нашим механикам и заставил проверить все машины перед сегодняшним выездом. Все тачки были заправлены, проверены и готовы к выезду. Также мы пригнали из нового оазиса наши боевые машины: обе Навары и Американца Сели. Огневая мощь нам точно не помешает, бой обещал быть жарким.
— Грузимся по машинам! Максимально вооружиться! – включился Туман. – Командирам групп – организовать погрузку боеприпасов. Срок – пять минут. Пошли-пошли, бродяги! Там щас наших пацанов мочить будут, а вы тут, как тюлени, стоите.
Что тут началось! Вся толпа наших бойцов бросилась кто куда. Одни ломанулись на склад за боеприпасами и оружием, другие – к машинам. Взревели двигатели, ребята тут же стали грузиться в тачки. От всех КАМАЗов мгновенно отцепили прицепы и, подогнав головастики, прицепили платформы с пулемётами. Пулемётчики залезли в кабинки. Со склада уже несли цинки с патронами и оружие.
— Няма – Мазда, – показал я ему на стоящую СХ-9. – Слива – боеприпасы, Кирпич – бронники и разгрузка. Пошли!
— Поехали! – услышали мы в рации голос Тумана спустя 5 минут.
Первым с территории сервиса вылетел на нашем Порше Крот. Охрана, помня, что он может вынести ворота машиной на раз, успела их открыть. Колона, подняв кучу пыли, выехала с территории сервиса.
— Мазды, Инфинити, Навары – перекрыть собой перекрёстки! – услышали мы команду Тумана. Мазды первые, потом Навары, потом Инфинити.
— Няма, давай! – крикнул я ему.
Няма выстрелил вперёд, и мы, мгновенно долетев до ближайшего перекрёстка, перекрыли корпусом машины выезд на него справа. Слева тут же встала вторая Мазда. Спустя минуту мимо нас пронеслись Камазы, Американец и 4 Чероки Апреля. Огромная колонна. И в этих машинах около ста прекрасно вооружённых молодых и крепких парней. Сила.
— Саныч, приём, – вызвал я его.
— На связи, – отозвалась рация, только это, кажется, не Саныч, а Витёк был. Так и есть.
— Саша, это Витёк.
— А где Саныч?
— Я на земле, Саня, не волнуйся, так и надо. Мы специально разделились, у нас баки на крыльях не бездонные. Витёк будет кружить пока у него сухо не станет, потом я взлечу и буду смотреть. Кто знает, сколько нам кружить придётся.
— Умно, – кивнул Няма.
— Хорошо, – ответил я Санычу, – не прошлёпайте только их. Они не должны уйти незамеченными.
— Не волнуйся, – включился в разговор Витёк, – высоко сижу, далеко гляжу.
Да когда же мы уже из города-то выберемся? Мы неслись по нему, распугивая прохожих и машины. А тачек-то больше становится у нас. С перекрёстками Туман хорошо придумал, а то бы прущий первый Селя на своём «Черном плаще» точно снёс кого-нибудь, а едущие сзади КАМАЗы добавили.
— Саша, приём, – услышали мы голос Витька.
— На связи.
— Вижу много машин, едущих от гор по направлению к дороге. А на дороге колонна из четырёх машин с двумя прицепами.
— Это Корж, – хором сказали мы в машине.
— Сколько машин со стороны пустыни?
— Около 15 точно, – ошарашил он нас. – Маленькие и несколько больших – автобусы или грузовики какие-то. Высоко, плохо видно, ниже спускаться не буду, чтобы не заметили.
Много машин у бандитов. Насколько я знаю из рассказов выживших после нападений на колонны, бандиты нападали максимум на десяти единицах техники. Видимо, им действительно так Порши приглянулись, что они таким количеством прут. По машинам нас больше: 4 грузовика и 10 джипов. Но наши грузовики не могут ехать по пустыне. Да и чего греха таить, многие наши джипы, те же самые Мазды и Инфинити, например, тоже. Но будем надеяться, что у нас людей больше.
— Поправка, Саня, – снова голос Витька, – от гор ещё три догоняют.
— Вот же, млять! – выругался я – Откуда их там столько?
— Думаю, они все машины Коржа хотят себе забрать, – предположил Слива. – У него неплохие тачки.
— Витёк, – снова я обратился к нему, – сколько им до колонны?
— Километр, колона встала.
— Понял тебя, Витёк, покружи там, посмотри сверху, наверняка либо на горе, либо в укрытии каком у них наблюдатель есть. Корж, приём.
— Вижу их, Саня, – тут же отозвался он, – готовы встретить. Я ребятам про драку всё объяснил, так что без обид.
— Ты лучше думай, как отбиваться будешь.
— Ничего, продержимся. Правда, много их к нам прёт. Вы через сколько будете? – спокойно спросил он.
— Дима? – коротко спросил я.
— 9 минут, – отозвался он.
Наши переговоры с Коржом слышали все пацаны в колоне. Думаю, что после этого, все вопросы и недоразумения будет окончательно решены.
— Понял тебя, Саня, ждём. Мы в 10 километрах от города. Огонь, пацаны! – внезапно закричал Корж, и мы в свои рации услышали поднявшуюся сумасшедшую стрельбу.
— Няма, давай, давай! – кричал я, подгоняя его.
Наконец, вот они, выездные ворота из города. Мы обгоняли наши грузовики слева, и тут я увидел, как Селя на своём Америкосе вынес въездные ворота. Они же закрыты были, охрана то тю-тю. Следом прошмыгнул Крот на Порше, далее – обе Навары и мы, ну а за нами уже все грузовики и остальные машины.
— Саша, это два автобуса, – доложил Витёк. – Один встал на шоссе поперёк и, походу, ждёт вас, либо прикрывает нападающих. Второй – с другой стороны.
— Понял тебя, Витёк, спасибо.
Мы поднимали огромный столб пыли. Все понимали, что надо торопиться. Не знаю, знают уже бандиты про нас или нет, но то, что они навалились всем скопом на колонну Коржа, никто не сомневался.
Уж на дороге-то мы отвели душу. Если в городе мы вынуждены были притормаживать, то за городом Няма поддал, как следует. Не видно, правда, ни хрена из-за пылищи. Но абсолютно все джипы вырвались вперёд. Крот и обе Навары оказались самими хитрыми, они просто ехали по пустыне параллельно дороге. Кстати, в Наваре Крота сидел другой водитель и экипаж. Крот сам выбрал водителя, хорошо прут парни по песочку.
— Вижу автобус, стоит поперёк дороги, – пришёл доклад от Крота. Он, как обычно, вырвался вперёд. – Твою мать, пацаны! – закричал он. – Сваливайте с дороги, там крупняки!
Вторая СХ-9 вырвалась вперёд, и водитель не успел среагировать, он выехал на прямую перед автобусом. Многие из нас увидели, как с боков автобуса показались языки пламени. Мазду, а вместе с ней и сидевших в ней ребят, буквально изрешетили. Всё, от машины тут же полетели куски кузова, и она, потеряв управление, слетела с дороги и начала кувыркаться. Через некоторое время она взорвалась.
— Пацаныыыы! – закричал Туман.
Да как же так-то? Мы даже в бой ещё не вступили, а у нас уже потери.
— Няма, в сторону! – заорал я, но он и сам уже всё понял и свернул с дороги.
По дороге, где мы только что ехали, заплясали фонтанчики пыли, я бы даже сказал, фонтаны. Представляю, если такая пуля, вернее, небольшой снаряд, попадёт в обычную машину. И расстояние-то не важно, сто метров или километр. 14.5 мм шансов не оставит. После попадания такой пули в человека, в любую часть тела, раненых не бывает. Никогда. Оторвёт тебе конечность, и загнёшься от болевого шока.
Следующей машиной, которой прилетело из автобуса, была наша третья оставшаяся белая Инфинити. Там водитель оказался не таким резвым, как Няма. Мы как раз ехали рядом с дорогой по песку. Нас сильно болтало, и машина то и дело подпрыгивала, а из автобуса продолжали стрелять по нашим машинам. Оба пулемёта перенесли огонь на пузатика. Водитель вроде хотел отвернуть, да не успел. Инфинити с двух стволов буквально разорвало всю. Я видел, как перебило передние стойки, полетели куски бампера, фары, лопнули стёкла и от сидящего пассажира и водителя полетели куски. Пипец, страшно, очень страшно!
— У них там КВПТ! – заорал Слива. – Няма, вали от этого автобуса.
Матерь божья, все кто там, труппы! Они так и не успели съехать с дороги. Левое колесо от очередной очереди вырвало с корнем и пузатик, мгновенно воткнувшись носом в дорогу, резко остановился, плюс его ещё развернуло. Ну и два ствола прошили его навылет. Трупы. Ещё четверо парней погибло, не успев даже среагировать. Я от злости и бессилия закусил губу до крови.
— Обходите их по бокам, все с дороги! – орал в рацию Туман. – У кого подствольники, попробуйте взорвать автобус. Грузовики, вы где там?
— Минута, – услышали мы голос Макара.
— На дороге стоит автобус, он бронированный, в нём сбоку два КВПТ. С другого, скорее всего – тоже. Две наши машины с бойцами уничтожены, их надо как-то заткнуть.
Из раций тут же посыпались маты и проклятья в адрес автобуса и сидящих в нём бандитов.
Пролетая метрах в ста от автобуса справа, мы увидели, что он весь покрыт толстыми листами железа. Кто-то из наших уже открыл по нему огонь из автомата, но пули, высекая искры, просто отлетали от него. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, вот тебе и бандиты. Он же забронирован, как бронепоезд. А вот и бандюки, они кружили вокруг колонны Коржа и поливали их огнём из пулемётов и автоматов.
— Слушать всем меня внимательно! – услышали мы голос Тумана. – Разбиться по парам, по две машины. Пленных можете не брать. Если одну тачку из вашей пары подбили, то подобрать раненых. Убитых потом соберём.
То, что у нас будут убитые, я уже не сомневался. Долбанный автобус. С другой стороны, у него оказалось также два пулемёта. Прям танк какой-то на колёсах. Он просто стоял на дороге и стрелял по нашим машинам. Няма только увернуться успел, как тут же прошлась очередь по месту, в котором мы только что были. Да и другие тачки крутились, как могли.
— Саша, я справа, – услышал я голос Крота. Повернувшись, я увидел рядом с нами его Порш.
Наши мгновенно разбились по парам и начали гоняться за машинами бандитов. Я выбрал среднюю багги. У неё на турели стоял пулемёт, и из боковых окон вовсю стреляли по нам.
— Няма, вон серебристая багги! – закричал я, показывая ему на неё. – Она наша, давай за ней! – Тоже самое я сказал Кроту.
Пару раз что-то щёлкнуло по кузову нашей машины. Быстро посмотрев на машины Коржа, я увидел, как его бойцы отбиваются во всех направлениях. Из-под машин, сверху, сбоку мелькали языки пламени. Работало несколько пулемётов. Оба Порша стояли на прицепах, прикрытые листами железа. Молодец Корж, сообразил железки поставить, чтобы тачки прикрыть. Видимо, они их в городе где-то поставили, потому что от нас они уезжали без этой защиты. Как только бандиты заметили нас, их огонь на колонну ослаб, и бойцы Коржа начали выпускать одну за другой реактивные гранаты из РПГ. Толку, конечно, было мало, тачки-то носятся, как мухи туда-сюда. Но, согласитесь, не очень приятно, когда ты едешь на машине, по тебе стреляют из пулемётов, и сбоку или перед тобой что-то взрывается. От таких взрывов, хочешь не хочешь, будешь нырять в сторону, а прицел-то своим стрелкам сбивается на раз. Несмотря на это, парни Коржа умудрились подбить три бандитские тачки и теперь добивали их вместе со спрятавшимися за ними экипажами из РПГ.
Стрельба вокруг стояла просто сумасшедшая. Повсюду валялись куски пластика и каких-то деталей от машин, у нас-то тоже пулемёты есть. Особенно сильно нам помогли наши Навары, у них крупняк. Те из бандитских тачек, которые не брали наши Калаши, на раз выносили Корды из Навар. Бандиты поняли, что Навары представляют опасность, и сразу несколько машин устремились к ним со всех сторон. Но в Наварах у нас тоже парни не лыком шиты, да и Навары фору дадут очень многим машинам при движении по песку. Они просто дали газу и ушли из-под обстрела, а пулемётчики в кабинках стреляли по преследователям безостановочно.
Наконец-то подъехали грузовики и сходу открыли огнь по автобусу из своих Кордов. Водители КАМАЗов, рискуя своей жизнью, поставили машины боком, и уже из кабинок пулемётчики как следует вмазали по автобусу сразу из четырех пулемётов. Плюс на самих платформах были наши бойцы. Краем глаза я успел заметить, как одновременно от платформ протянулось три или четыре следа РПГ и все разом попали в этот бронированный автобус. От взрыва его аж подкинуло, и он, перевернувшись в воздухе, упал на крышу.
— Один готов! – радостно заорал Туман. – Это вам, сволочи, за наших пацанов!
Меж тем мы догнали багги и, кто как мог, стали стрелять по ней. Я высунулся из своего окна и выпустил одной очередью весь магазин в неё. С другой стороны пёр Крот, тот, кто там у него был штурманом, вообще поливал эту багги с Печенега. От неё только куски железа полетели. Есть! Колесо пробили ей заднее. Сначала одно, потом второе, потом правое переднее. Через несколько десятков метров она просто в песке завязла, но из неё продолжали стрелять по нам и Кроту. Несколько раз я слышал, как по нашей Мазде попали. Сволочи, в лобовом две дырки, а заднее стекло осыпалось. Нас только чудом не зацепило.
— Няма, стой! – заорал я.
Тот мгновенно нажал на тормоз, да так, что я еле успел руками в панель упереться.
— Слива, подствол по команде! – крикнул я ему, заряжая гранату в свой подствольник.
Крот отъехал чуть дальше, и его штурман молотил по этой багги длинными очередями, сбивая пулемётчику прицел.
— Готов! – крикнул Слива.
— Я тоже! – поддержал Кирпич.
— Из машины! – крикнул я, и мы выбежали из тачки и, быстро прицелившись, влепили в эту багги три гранаты. Так как расстояние было небольшое, попали все. Её буквально разорвало, а сидящего наверху пулемётчика взрывом выкинуло из машины, вернее, его половину. Половинка чувака приземлилась метрах в двадцати от машины, шмякнувшись на песок. Ноги в тачке остались. Багги полностью скрылась в шаре взрыва.
— Саша, Слева! – закричал Няма из-за руля.
Мы оббежали машину и увидели, как в нашу сторону движется очередная багги бандитов, а два наших «Индейца» ведут её преследование. Нашим тачкам сильно досталось: боковых стёкол нет, лобовуха простреляна в нескольких местах, причём так кучненько, в водилу целили. Надеюсь, никто не погиб. У одного из Черокезов из-под капота валит пар. А из самих машин высунулись наши ребята и в пять или шесть стволов ведут огонь по пытающейся уехать от них багги. Рядом с ней в песке вздымались фонтанчики от пуль. Так как скорость была большая, то попасть было достаточно проблематично. Мы стали быстро перезаряжать свои автоматы. Тут я увидел, как в бойца, который высунулся из джипа и стрелял по багги попали. Он как-то резко дернулся пару раз и, выронив автомат, повис на ремне. Его тут же втянули в салон. Вот же, млять, сколько пацанов сегодня потеряли!
— Огонь по команде! – вздохнул я и взял на прицел несущуюся практически на нас машину бандитов. Её водитель, видимо, был увлечён погоней, так как он нас заметил только метров за ста и резко отвернул. Пора.
— Огонь! – коротко сказал я.
Мы открыли огонь из 4 стволов по их машине. Я отчётливо видел, как наши пули прошивают тонкое листовое железо машины. Скорее всего, в той жизни это был какой-то кроссовер. У него срезали стойки и опустили крышу. Машина получилась такой низенькой и не очень заметной за барханами. Вместо бамперов – листы загнутого железа с мощными отвалами из уголка, вместо стёкол – тонкое железо. Но от нас не уйдешь. Наши пули тут же превратили в решето её правый бок вместе с сидевшими в ней бандитами. Она потеряла управление и, круто развернувшись на месте, остановилась. К ней тут же подлетели два наших Чероки и парни с двух сторон добили в ней всех.
Внезапно, из-за бархана с диким рёвом выскочили ещё две тачки бандитов. Одна маленькая, вторая чуть побольше. В большой багги был пулемёт на верхней турели, и пулемётчик увидел, как два Чероки добивают уцелевших в багги. Он дал по «Индейцам» очередь, но от бешеной тряски она прошла, поднимая фонтаны пыли, рядом с нашими машинами. Ребята в машинах быстро сориентировались и, тут же рассыпавшись в стороны, открыли огонь по врагу. Кто-то выстрелил из подствольника, и граната взорвалась прямо перед маленькой багги, накрыв её кучей песка и пыли. Водитель, не успев среагировать, воткнулся в эту яму, и багги, перевернувшись через нос рухнула на крышу, проехав на ней несколько метров. Тут уже подключились мы и в 4 ствола открыли огонь по лежащей на крыше машине. Затем кто-то выстрелил из подствольника, я так и не понял, кто это был. Мимо. Граната взорвалась рядом. Ещё пара выстрелов: одна мимо, вторая граната влетела точно внутрь машины и рванула там. Взрыв, готово. Вторую багги, ту, которая побольше, изрешетили всю. Когда она прыгала с бархана, то водитель немного не рассчитал скорость, и она зарылась мордой в песок, практически потеряв скорость. Этих нескольких секунд хватило, что бы все перенесли огонь на неё, и тут же от Чероки выстрелили из РПГ. Граната влепилась точно в левый бок. Всё, готово. После взрыва стрельба мгновенно стихла, и мы все услышали, как в ней кто-то орёт, горя заживо. Хлопнул выстрел из подствольника. Взрыв, крик оборвался.
— Быстро в тачку! – крикнул я. – Поехали, поможем остальным.
Меж тем бой и не думал прекращаться. По пустыне крутились и плевались огнём и наши машины, и машины бандитов. Вот, стоит один из наших КАМАЗов, и его кабина горит. Рядом дымится одна из тачек бандитов. Чуть дальше – ещё одна перевёрнутая. Около неё остановилась платформа, и все наши бойцы из платформы, а их там человек 10, наверное, в упор её расстреливают. Просто в упор. Взрыв, добили. Очередной из «Индейцев» Апреля валяется на крыше, а рядом с ним – перевёрнутая достаточно крупная багги бандитов. Врезались они что ли друг в друга? Или кто-то кого-то на таран взял? Не понятно, в общем. Рядом остановился ещё один наш КАМАЗ, и некоторые бойцы, повыпрыгивав из платформы, помогают выбраться из джипа нашим ребятам. Остальные стреляют по снующим туда-сюда бандитским тачкам.
— Вон ещё одна их тачка, – показал рукой Няма на очередную машину бандитов, которая, бешено буксуя, пыталась взобраться на один из больших барханов.
— Давай за ней! – зло сказал я, меняя рожок в своём автомате.
Мы бросились в погоню. Пролетев один из барханов, я увидел стоящую и коптящую небо нашу Навару. Млять, Навара Рыжего! Чем же в неё влепили-то так? Кабинки нет, стёкол нет, кузов с левой стороны весь в дырках от пуль. Но пацаны, вроде, живые. Вон, рядом стоят и стреляют по проезжающей мимо них тачке. Чуть дальше, метрах в двухстах трое бандитов спрятались за своей машиной и стреляют по кружащему вокруг них нашему Черокезу.
— Я не заберусь туда, – сквозь зубы прошипел Няма, да я уже и сам почувствовал, как наша Мазда вязнет в песке. Всё, встали. Млять, млять! Я быстро выбежал из машины и, прицелившись, стал стрелять по карабкающейся багги. Попадать-то попадал, только урона не наносил. Уйдёт же, гад! И тут сверху на этот бархан выехала вторая наша Навара. Пулемётчик в кабинке, мгновенно сориентировавшись, дал длинную очередь по поднимающейся наверх машине бандитов. Судя по тому, как от неё полетели искры и в её задней части появились дырки, он прошил её насквозь, вместе с сидевшими внутри бандитами.
— Няма, вылезай отсюда! – снова закричал я ему. – Парни, толкаем!
Мы втроём быстро перебежали к капоту нашей продырявленной в нескольких местах Мазды и стали её толкать. Не идёт, тяжелая зараза! Слишком глубоко завязла в песке. Тут мы услышали сзади гудок и, обернувшись, увидели, как к нам несётся Навара. Водитель сидел и махал нам одной рукой в сторону. Мы только отскочить успели, как он подъехал к нам и резко остановился. Затем потихоньку подъехал к передку Мазды и, уперевшись в неё, дал газу. Раздался треск нашего бампера, но он выдержал, вроде, не отвалился и не лопнул. Есть, вытолкал.
— Спасибо! – крикнул я. – В машину, пацаны!
Навара, взревев движком, уехала дальше на звуки стрельбы.
— Быстро к ним! – показал я рукой на обездвиженную багги бандитов, мимо которой мы пролетели пару минут назад. Там трое бандитов отстреливались от кружащего вокруг них Чероки. Один из них, заметив несущуюся на них нашу Мазду, перенёс огонь на нас. Я сначала, как в замедленной сьёмке, увидел, как в капоте появляются дырки, а затем услышал звук.
— Ааааа! – закричал Няма. Пуля попала ему в плечо, и он сильно дёрнулся.
— Тормози! – закричал ему Слива.
СХ-9 мгновенно пошла юзом, и мы зарылись в песок передними колёсами.
— Быстро из машины! – крикнул я. – Вытаскивайте Няму, я прикрою! – я открыл дверь, вывалился из машины и вовремя, в моё сиденье тут же воткнулись несколько пуль. Очередь прошлась по лобовухе. Хорошо Няма сообразил и нырнул под руль, в его сиденье тоже влепились несколько пуль. Прицелившись, я стал стрелять по этому чересчур меткому автоматчику, вынуждая его спрятаться за своей машиной.
— Пошли! – заорал я, убедившись, что он спрятался за машиной и больше не стреляет по нам, – Няма, шевели ластами!
Слива с Кирпичом подбежали к водительской двери. Слива дёрнул за ручку водительской двери и вырвал её на хрен с корнем. Он на несколько секунд завис, пытаясь понять, как это у него так получилось.
— Петли прострелили, вот она и слетела, – подсказал ему быстро Кирпич, хватая за разгрузку Няму и вытаскивая его из-за руля.
Я продолжал короткими очередями стрелять по багги. Мельком посмотрел на кузов Мазды, мля, да вся бочина в дырках. К нам тут же подлетел наш Чероки и прикрыл нас своим корпусом. Вот теперь другое дело. В открывшиеся правые боковые двери вывалились наши четверо бойцов.
— Леший, привет! – хохотнул ему Кирпич, оттаскивая за Мазду Няму.
— Здорово, мужики, – улыбнулся он и тут же пригнулся, теперь все бандиты стреляли по прикрывающему нас Чероки. Пули просто дырявили машину и его кузов. Было видно, как машина немного подрагивает от попаданий в неё. Хлоп, Черокез просел на левый бок, колёса прострелили. Хана тачке точно. Спрятавшись за Черокезом, мы открыли огонь по багги. Но видать там железо какое-то крепкое, только искры вылетали.
— Щас я им влеплю! – зло сказал Леший и метнулся к «Индейцу». Открыв заднюю правую дверь, он достал оттуда РПГ.
— Прикройте! – крикнул он нам, кладя РПГ себе на плечо.
— По команде, пацаны! – закричал я.
Кирпич со Сливой успели оттащить Няму за нашу машину, и мы быстро перезарядили своё оружие.
— Готовы? – спросил я у всех, обведя их взглядом. Быстро получив в ответ кивки, крикнул, – Огонь! – и мы, резко выглянув из-за Чероки, открыли огонь по машине бандитов. Те, увидав, что по ним стреляют 6 стволов, мгновенно спрятались за машиной.
— Леший, давай! – заорал я.
Тот не заставил себя долго ждать. С РПГ на плече он выбежал из-за «Индейца» и, быстро прицелившись, выстрелил. Реактивная граната влепилась точно в задницу багги. Хороший взрыв. Бандитов разметало в разные стороны, как кукол. Тут уже мы не сплоховали и добили их длинными очередями. Одному из бандюков повезло, взрывом его откинуло в сторону, и он ещё после взрыва пытался подняться, но две или три очереди, прилетевшие в его туловище, перечеркнули эти попытки навсегда.

Глава 4.

Вынужден отдать должное бандитам. Те и не думали сдаваться. Их тачки кружили по песку, яростно отстреливаясь и ведя огонь по нашим машинам. Походу, у Тумана добавится работы. Ему надо будет притащить новые машины для Апреля и тягачи для блокпоста. А сервису надо будет восстанавливать те, которые сейчас, включаю нашу, получали в бок очередную порцию свинца. Терять бандитам было точно нечего, и поэтому они бились до последнего. Быстро оглядев пустыню, насколько хватило взгляда, я увидел стоящие обездвиженные тут и там наши машины, и багги бандюков.
Всё-таки они оказались более подготовленными к бою в песках, чем мы. И машины у них в железе и подготовлены для движения по песку лучше. Вон, колёса какие широкие. Тачки лёгкие, двигаются и рулятся хорошо. Две маленькие багги подъехали ко второму автобусу и встали перед ним, под его прикрытием. Автобус яростно огрызался короткими очередями из КВПТ по нашим машинам. Думаю, нашим грузовикам прилетело всем, они не легковушки и быстро перемещаться и двигаться не могут. Как там водилы ещё наши? Эх, вот это схлестнулись! Я быстро обошёл Чероки и посмотрел на его левый бок. Да уж, живого места нет.
— Кирдык «Индейцу», – резюмировал Леший, подойдя, встав рядом и рассматривая машину, – ну и как мы отсюда поедем? Там, вон, воюет ещё кто-то, – кивнул он головой на звуки стрельбы.
Мля, нас 8 человек и одна живая машина – наша Мазда, и то не понятно, на ходу она или нет.
— Леший, за руль, – сказал я ему показывая на СХ-9, – остальные – толкаем. Слива, оттащи Няму в сторону.
Леший нырнул за руль и крутанул стартер. Есть, завёлся наш Япошка.
— Толкаем, мужики! – заорал кто-то из наших бойцов, и мы разом навалились на передок. Есть, вытолкали. Только я хотел сказать, что кому делать дальше, как из-за большого бархана вынырнули два Порша.
— Корж! – радостно заорал я и замахал автоматом, узнав их машины. Видимо, когда пальба стихла, его пацаны сгрузили оба Порша и бросились нам на выручку. Молодцы! По-другому и не могло быть.
Обе машины подлетели к нам и остановились.
— Быстро в кузов! – закричал сидевший за рулём одного из Поршей Витёк с хорошим фингалом под глазом. Попали ему-таки в глаз в драке в сервисе.
— Леший, двоих в Мазду! – крикнул я ему. – Няму в неё и к врачу, наверняка где-то наш Док делает перевязки.
Леший быстро ткнул пальцем в двух бойцов и они, схватив орущего Няму, которому уже сделали перевязку, буквально закинули его в багажник машины. Остальные, как обезьяны, запрыгнули в кузова Поршей.
— Витёк, доклад! – гаркнул я ему, наклонившись из кузова в кабину.
— Все тачки бандитов уничтожены кроме вон тех, – он кивнул на медленно уезжающий по дороге автобус с двумя машинами бандитов под его прикрытием. Следом прям по пустыне пёрли наши КАМАЗы. В грузовиках была куча наших пацанов, и они, не жалея патронов, поливали эти машины. А за ними по бокам ехали две машины из каравана Коржа, которые тоже стреляли по пытающимся скрыться машинам. От автобуса искры только так отлетали. Но оттуда продолжали яростно отстреливаться.
— Давай, обходи их спереди! – крикнул я Витьку.
— Держитесь, пацаны! – прокричал он в ответ.
Я только успел ухватиться за дуги, как Порш рванул с места. Ох и трясёт-то. Походу, Витёк и второй водитель в Порше решили прокатить нас с конкретным ветерком. Мы неслись по пустыне, как сумасшедшие. Я крепко стиснул свои челюсти, чтобы на очередном прыжке не откусить себе язык.
Во время нашей гонки обе багги, которые ехали рядом с автобусом, подбили. Сначала одна, а потом и вторая остановились. Из второй багги выскочила пара бандитов и бросилась вдогонку за автобусом. Видимо, хотели его догнать и залезть к своим подельничкам. Но не судьба. По бегущим мишеням и наши пацаны, и пацаны Коржа открыли яростный огонь. Оба готовы, упали на дорогу. Думаю, что их сейчас ещё переедут на машинах. Так сказать, контрольный. Точно, по одному из бандитов проехался Селя, буквально раскатав его по дороге своим тяжёлым грузовиком. Одну из багги просто расстреляли, а вторую снёс своим отвалом Селя. От мощнейшего удара она буквально развалилась на части. Остался автобус. Он потихоньку набирал скорость, и сидевшие в нём бандиты продолжали отстреливаться, не давая близко к ним приблизиться нашим грузовикам. Пока мы обходили его по большой дуге, я видел, как от отвала Сели отлетают искры. Шмаляли, конечно, хорошо по «Чёрному плащу», но Селя пёр и не сворачивал. Из его верхней турели по автобусу вёл огонь пулемётчик, поэтому Селя старался держать Американца ровно. На Поршах мы быстро вырвались вперёд и уже готовы были открыть огонь по автобусу, как в наших рациях услышали голос:
— Эй, на Поршах, стреляйте перед автобусом спереди из подствольников, поднимите пыль, мы справа в трёхстах метрах от автобуса.
Я быстро стал искать, кто это говорит.
— Крот, стой! – замолотил я руками по крыше.
Оба Порша тут же остановились. Кто-то из наших бойцов, кто был в кузове, с громкими матами полетел на землю.
— Саня, вон! – заорал Леший, показывая руками на едущую нашу машину.
Страйк, это он. Он что, решил автобус на таран взять?
— Стреляйте, вашу мать! – снова заорали нам.
— Пацаны, лупите перед автобусом, надо пыль поднять! – закричал я. – Наши, вон, на Утюге прут.
Мы разом открыли огонь. Перед автобусом поднялась просто нереальная стена из пыли и песка. Утюг всё ближе и ближе, что же Страйк задумал? Он слишком лёгкий для того, чтобы брать автобус на таран. Раза в три, наверное, точно легче.
— Всем прекратить стрельбу по автобусу! – снова услышали мы голос. То, что это говорил Страйк, я уже не сомневался.
— Туман, Апрель, Дима, приём, – стал я вызывать их по рации.
— Мы в грузовиках, Саня, – отозвался Туман.
Фух, живой. По остальным потом узнаю, сейчас некогда.
— Прекратить стрельбу по автобусу! – продолжил я быстро говорить в рацию. – Ему навстречу наш Утюг прёт.
— Прекратить стрельбу всем быстро! – тут же заорал Туман. Стрельба из КАМАЗов моментально прекратилась.
И тут мы увидели следующее. Утюг не стал таранить автобус. Под прикрытием поднятой нами пыли, он подъехал к передку автобуса, резко затормозив перед ним. Видимо, Страйк тоже понял, что тараном он его не возьмёт. Затем он резко дал газу и, пока бандиты в автобусе не прочухались, уперся своим утюгообразным отвалом в правую переднюю сторону автобуса. Мы как завороженные смотрели на эту картину. Взревел двигатель, Утюг стал бешено пробуксовывать всеми четырьмя колёсами, пытаясь преодолеть сопротивление автобуса. Есть, у него получилось. Уперевшись в его правый бок, Страйк умудрился сдвинуть его с места и стал толкать его к обочине. В смотровые щели автобуса по машине Страйка открыли огонь из автоматов, для пулемётов он был в мёртвой зоне. Но Утюг-то тем и хорош, что бронированный. От машины нашего безбашенного экипажа полетели искры, но, судя по всему, вся эта пальба по ним не приносила им никакого вреда.
— Есть! – радостно заорали мы, когда увидели, как у Страйка получилось сдвинуть морду автобуса к обочине, и он, пару раз покачнувшись, завис над ней.
Затем Страйк быстро отъехал назад и, слегка разогнавшись, чётко врезался ему в правый угол. Раздался жуткий грохот, и автобус, не в силах устоять на колёсах от удара тяжёлой машины, завалился на бок с дороги. Всё, теперь добить надо.
— Все к автобусу! – снова заорал я.
Но пацаны и так уже поняли. И мы, и наши грузовики ринулись к повергнутому монстру на колёсах. Пока доехали, из Утюга выскочил экипаж и спрятался за своей машиной. Кое-кто из бандитов ещё продолжал стрелять в смотровые щели. Правда, палили больше в воздух. Мы подъехали и остановились около автобуса. Следом, рядом с нами затормозили наши грузовики. Подъехал Крот на нашем Порше.
— Я их щас поджарю! – зло крикнул Дима, выпрыгивая из кабины КАМАЗа. В руках у него была бутылка с воткнутым в неё фитилём.
— У нас такие тоже есть! – радостно закричал Пепе и нырнул в чрево своей машины.
Пленных никто брать не собирался, да и адреналин бушевал в крови. Через несколько секунд Пепе показался с двумя бутылками. И в них была явно не газировка.
— Молитесь, падлы! – страшно закричал Туман и вырвал из рук Пепе одну из бутылок. Затем парни быстро подожгли фитиля и кинули три бутылки в лежащий на боку автобус. Тот лежал на боку с устремлёнными в небо стволами КВПТ. Как только бутылки разбились об его кузов, и автобус загорелся, из него раздались страшные крики людей.
— Отойти всем подальше! – скомандовал Туман.
Мы разом попрятались за свои машины. Крики из автобуса продолжались. Вот открылись два боковых люка, и из них показались головы бандитов, в которые тут же прилетело по несколько пуль из нашего оружия. У одного башка лопнула, и он упал назад в автобус.
Обшитый бронёй монстр всё сильнее и сильнее горел. Оттуда раздавались просто нереальные крики боли, страха, осознания неминуемой смерти. Но мне их не было жалко. Вот ни капельки. Сколько бед эти бандиты принесли здешнему миру. Затем внутри автобуса раздалось несколько длинных очередей и пара выстрелов из пистолетов. Крики мгновенно стихли. Видимо, кто-то поставил точку в жизни других. Затем там же, внутри автобуса гулко бухнул взрыв гранаты. Бок автобуса вспух, но железо выдержало внутренний взрыв. Всё. Все, кто там теперь, точно трупы. Взрыв в замкнутом пространстве не оставляет шансов уцелеть никому.

Глава 5.

С минуту мы все стояли, рассматривая горящий автобус.
— Кажись, теперь всё, – сказал кто-то из бойцов.
— Эй, спецназ, – заговорила у меня рация, – вы там про нас не забыли?
Млять, Саныч! Совсем он у меня из башки вылетел.
— Говори, Саныч, что у тебя? – быстро сказал я в рацию.
— Как ты и говорил, Витёк нашёл наблюдателя в горах. Он сейчас на полных парах мчит от шоссе в сторону ближайших гор. Я лечу позади него и чётко его вижу. Готов вас направлять, если вы ещё, конечно, не передумали его преследовать.
— Нет, не передумали, – резко ответил я. – Витёк твой где?
— Витёк сел, его Васёк подобрал, я взлетел. Топливо кончилось у него. Мы так долго можем болтаться в воздухе, так что будь спок, эта тачка от нас не уйдёт, пока не стемнеет.
Все мгновенно уставились на меня и подошли ближе, с интересом вслушиваясь в наши переговоры. Я ещё громкость на рации на максимум выкрутил.
— Насколько вы удалились от шоссе? – задал я очередной вопрос.
— Километров 5 точно, горы, вон, вижу вдалеке, они или не они, не знаю. Лечу за ним, в общем.
— Лети, родной, обязательно лети, – взмолился я, – только не упусти гада. Мы сейчас тут перегруппируемся и двинем за тобой.
— Хорошо, конец связи.
— Что у нас с потерями? – спросил я у Тумана.
— 16 убитых и где-то около пятнадцати раненых. Бандитов положили всех. Сколько их, ещё не считали, но больше 50 человек точно грохнули. Пленных не брали.
Я громко выругался.
— У вас чё? – кивнул я Коржу.
— Трое убитых и двое раненых, – ответил он, – в самом начале все. Бандиты на нас просто шквал огня обрушили.
— Вот же, – я сдержался и закрыл глаза, – что тачками? – спросил я, немного упокоившись. – Где Апрель?
— Апрель тоже ранен, – ответил Туман, – его сейчас Док латает. С тачками следующее. На ходу одна Навара, два «Индейца», два КАМАЗа и наш Порш. Остальные требуют ремонта или списания. Америкос Сели – не знаю, больно сильно по нему стреляли. Но он по песку не пройдёт, тяжелый слишком.
— На наши тачки тоже можете рассчитывать, – добавил Корж. – Оба Порша, одна багги и грузовик, но он только по не очень зыбучему песку проехать сможет. Две наши машины в труху также.
— Итого 10 машин, – быстро посчитал я. – В джипы по 4 человека, в грузовики – по 5. Туман, быстро отбери 45-50 человек, самых опытных и боеспособных. Поедем в бандитское логово, надо выжечь это гнездо. Вы участвуете? – спросил я у Коржа.
— Обижаешь, – улыбнулся он и передёрнул затвор своего автомата. – Командуйте, поступаем в ваше распоряжение.
— Тогда быстро собирайте людей, максимум боеприпасов, запасов воды, и выезжаем. Срок – 15 минут. Остальным – собирать трофеи и доставить всех раненых к нам. Туман, назначь старшего, пусть он тут всё организует.
— Понял, – кивнул он и взялся за рацию.
Мы быстро вернулись к стоящим на шоссе расстрелянным машинам Коржа. Как я и предполагал, наш Док со своими помощниками организовал в теньке машин небольшую перевязочную. Туда же постепенно подтягивались все наши бойцы. Туман объявил общий сбор, и все ринулись к машинам на шоссе. Я выпрыгнул из кузова Порше и подбежал к раненым.
— Апрель, ты как дружище? – подбежал я к нему, увидав того бледным. Он сидел, прислонившись к заднему колесу грузовика Коржа, и пил воду. Его правые нога и рука были перевязаны, сквозь бинт проступали пятна крови.
— Нормально, – через силу улыбнулся он, – могло быть и хуже. Нас подловили, когда мы на «Индейце» мимо багги проезжали. Там двое живых оказались, вот и вмазали в упор из двух стволов. Парнишку спереди справа на повал. Мне, вот, прилетело, я успел упасть на пол. Селе, вон, хорошо досталось, – кивнул он на него. Тот лежал на туристическом коврике практически весь перебинтованный, как мумия какая.
Вот же! У меня уже даже слов не было, чтобы ругаться.
— Он же на Америкосе своём первым пёр за вторым автобусом, – продолжил Апрель. – Ехал прямо, чтобы пулемётчику своему прицел не сбить. Как я понял, он просто под руль спрятался, а по нему с КВПТ шмаляли. Отвал, хоть немного, но останавливал пули, но осколки достали.
— Жить будет? – с тревогой спросил я.
— Док сказал – будет, посекло его сильно только. Американцу его тоже хана.
— Хрен с ней с тачкой, – махнул я рукой. – Мы ему десять таких притащим из облака.
— Да уж, – попытался улыбнуться Апрель. – Всё-таки хорошо его Игорь железом обшил. Была бы другая машина, Селя бы там так и остался.
— Так, быстро этого и этого в Чероки! – рявкнул появившийся Док и показал на лежащих Селю и ещё одного бойца. – Я забираю у вас машину, – голосом, не терпящим возражения, сказал он, – мне надо тяжёлых раненых в больницу доставить.
— Мы Вертолёта уже вызвали! – крикнул Мага. – Он через пять минут тут на своих фургонах будет. Док, Чероки надо пацанам отдать, они дальше поедут бандитов ловить, – Мага был ранен в ногу. Он, прыгая на здоровой, подавал одному из помощников Дока перевязочный материал.
— Ладно, забирайте джипа, – смягчился Док, – ваш Чероки этот, как решето, – показал он на стоящий Джип.
Я посмотрел на стоящих двух «Индейцев», да уж. Тачкам досталось, мама не горюй. Лобовых стёкол нет. Вернее, на одном его нет, а во втором джипе оно было полностью прострелено, и его кто-то из наших бойцов выбивал ногами, сидя на переднем правом сиденье. Хрясь, выбил. Стекло упало на капот, откуда его быстренько скинули на дорогу. Боковые отсутствовали все. Пока я разговаривал с Апрелем, бойцы таскали в машины, на которых мы должны были продолжить движение, боеприпасы, оружие, воду и кое какие припасы. И у Коржа осталось ещё много боеприпасов, и у нас во всех машинах было всего полно. Подбежавшие к первому «Индейцу» Крот с Ламой хотели открыть капот, но оторвали его совсем. Видимо, там тоже пули все крепления повредили. Два оставшихся КАМАЗа тоже представляли печальное зрелище. Абсолютно вся кабина и у одного, и у другого были посечены пулями. Плюс, у одного из грузовиков оказался пробит пулями насквозь отвал.
— Платформы отцепите! – закричал пробегающий мимо Туман. – Мы с ними по песку не пройдём, а так есть шанс на головастиках проехать.
Только Порши, красавцы, были абсолютно целыми. Так, пару дырок от пуль я не считаю. Стёкол у них так и так нет, колёса целые. Ну да, там парни на них на все деньги жарили, крутясь на волчками по песку. Жить захочешь, будешь ломиться сломя голову. Одна Навара наша так и стояла в пустыне, второй тоже досталось, вон стоит. Стёкол нет, кузов в дырках, последнее боковое окно выбивает прикладом Рыжий. Да, работы потом по тачкам механикам предстоит мама не горюй.
Тут ребята начали подносить к дороге наших погибших парней, кладя их в один ряд, и у меня резко пропало настроение. Я встал и подошёл к лежащим бойцам. Вот парнишка, не помню, как его зовут, помню только, что он на последних торгах себе БМВ 5-ку купил и радовался, как ребёнок. Молодой совсем, лет 25. Лежит, как будто спит, как живой, только пару капель крови на лице. Рядом с ним ещё один постарше лежит. Вся грудь в крови. Исай. Этот из команды Спартака. Около него на корточках сидел сам Спартак, он держал за руку своего погибшего товарища. Их мы из облака вытаскивали на Наваре нашей. Дальше парочка ребят из команды Карася, они тоже к нам влились. А вот и сам Карась. Господи, сколько же классных парней мы сейчас потеряли!
— Саша, – тихо обратился ко мне подошедший Миха с перевязанной головой, бледный весь, как поганка. – Из Мазды и Инфинити мы не сможем достать ребят, там куски мяса, они просто спеклись от температуры. В Инфинити четверо из его команды были, – он кивнул на лежащего Карася, – в Мазде – наши. Там хоронить-то нечего толком.
У меня дыхание перехватило, я не знал, что сказать. Только слёзы на глазах навернулись, и зубы сжал так, что они заскрипели.
— Обе тачки обложите взрывчаткой и рваните, – я резко повернулся к нему и сказал. – Взорвите их так, чтобы ни кусочка не осталось. Тут потом памятник поставим нашим пацанам. Бандитов оставьте, где валяются, – зло сказал я. – Пусть их ночью падальщики сожрут. Переписать всех не забудьте.
Закапывать тут нельзя, звери в любом случае разроют и сожрут останки. Да и попробуй вырыть вручную яму, чтобы в неё поместилось два исковерканных джипа. Так что только взрывать. Остальных парней сожгут в крематории. Потом их пепел похороним тут. Памятник обязательно здесь установим, и никто не помешает мне этого сделать.
— Хорошо, – отшатнулся от меня Миха. Наверное, я настолько был безумен в этот момент, что он испугался моего взгляда.
— Туман – крикнул я.
— Тут я – отозвался тот и подошёл ко мне сбоку.
— Пошли людей вон в те горы – показал я ему на них рукой – там наверняка есть что-то типа стоянки и скорее всего какое-то укрытие. В любом случае, пусть покатаются, поищут это укрытие. Автобусы наверняка раньше сюда пригнали, слишком они тяжёлые для того, чтобы туда-сюда постоянно кататься.
— Понял тебя – ответил он – организую. Три минуты до выезда! – снова заорал он – выходи на связь с Санычем – обратился Туман ко мне — Пусть направляет нас, куда ехать. Мы почти готовы, сейчас только топливо осталось в машины перелить и можно ехать.
— Саныч, приём.
— На связи, – практически сразу отозвался он.
— Мы готовы выезжать, направляй нас.
Вокруг меня снова сгрудилось несколько бойцов и стали слушать наши переговоры.
— Горы слева от шоссе видите? – спросил Саныч. – Откуда бандиты приехали.
— Видим, – ответил я ему, посмотрев на них.
— Вот на них и прите, направление – юго-запад. Ориентир – через пару километров будет небольшой оазис. Объезжаете его слева и чётко на 12 часов. Так едете ещё километров 7, дальше сориентирую.
— Понял тебя, Саныч. Вы далеко уехали?
— Далеко, – ответил он. – Те горы, про которые я говорил, эта машина объехала и поехала дальше. Мы километрах в 15 от вас уже точно.
— Хорошо.
— Это, Сань, – там мои где-то на Фольксе нашем, подберите их. Уж очень мне не хочется, чтобы они потерялись и в пустыне ночевали.
— Сделаем, не переживай, – успокоил я его. – Крот, Витёк, по бокам от нас в пределах видимости, ищите Фольксваген парапланеристов.
Те кивнули и быстро запрыгнули в свои тачки. Оба Порша тут же взревели двигателями и попёрли в пустыню. Остальные быстро погрузились в машины, и мы тронулись. Я управлял Чероки, рядом – Слива, сзади – Кирпич и Леший. Слива сидел и набивал патронами из цинка магазины. Да, а ветродуйчик-то не плохой, стёкол-то нет.
— Через сколько вас ждать-то? – с опозданием спросил Мага по рации.
— День, два, – ответил я, – как пойдёт.
— Удачи вам, мужики!
Уже отъезжая от дороги мы увидели, как по шоссе к месту побоища летят фургоны Вертолёта и ещё куча наших тачек. Вон и Кадиллак мой прёт. Походу, Светка. Но меня она сейчас не увидит, ребята ей скажут, что со мной всё в порядке. Не буду с ней на связь выходить, не то состояние сейчас.

Глава 6.

По пустыне мы двигались достаточно уверенно. Даже наши КАМАЗы и те не отставали от джипов и уверенно держали по песку под соточку. Кое-где и быстрее ехали. Платформы-то от них отцепили, вот и жарили. Наверное, со стороны, а ещё лучше сверху, картина была просто завораживающей. Представьте прущий по пустыне десяток машин, за каждой из которых поднимается шлейф пыли. На ум сразу приходит фильм «Безумный Макс». Только у нас тачки по современнее что ли, да и одеты мы по-другому и вооружение лучше. В любом случае, всё это смотрелось впечатляюще. Быстро долетели до указанного оазиса, объехали его, как и сказал Саныч, слева и помчали дальше.
— Мужики, я нашёл лётчиков наших, – хохотнул Крот в рацию. – Сидят, вон, красавчики в песке. Ща выдерну их, и мы попробуем вас догнать. Притормозите что ли чуток.
— Парни, скиньте до 60 все, – раздалась команда Тумана.
Все машины выстроились в одну линию и так и ехали. Сейчас пустыня сменилась саванной. Поэтому можно было ехать не колонной друг за другом, а параллельно. Я крутил башкой по сторонам, внутренне улыбаясь. Справа от моего Чероки ехал КАМАЗ, слева – Навара. В машинах виднелись бойцы. Здоровые мужики, маски на лицах, вооружены до зубов. Если в КАМАЗе пацаны сидели в кабине, то в Наваре двое были ещё в кузове. Повернувшийся в нашу сторону боец в кузове помахал мне рукой. На лице платок, на голове бандана, разгрузка, из которой торчат магазины для автомата, одета на голый торс.
Пока мы так ехали, в моей голове крутились тысячи мыслей. Скорее всего, в этой багги сидит кто-то из главарей банды. Не думаю, что там сам Круг. А вот Цезарь или наш старый знакомый Рог могут быть вполне. Сколько мы ещё так будем ехать? Как далеко их база и где она находится? Сколько там бандюков? Нда, одни вопросы. По моим прикидкам, от трассы мы отъехали уже километров на 30. Насколько я знаю по информации от Кедра, в этом направлении пустыню особо не изучали. Нет тут ничего. Но Саныч тарахтящий наверху упорно вёл нас в этом направлении.
Да, какие-то не совсем понятные скалы нам по пути попадались, но не более того. Всё-таки странная эта планета или место, даже не знаю, где мы. Вроде пустыня, а нет-нет да появляются небольшие скалы, горы или зелёные оазисы. Вот только что маленький какой-то проехали. Тут же я вспомнил оазис, в котором мы приходили в себя и кушали, как только провалились в этот мир. Вон перед нами появились очередные горы какие-то, вернее, горки. Просто скалы и ничего больше.
— Мужики, вы где сейчас? – раздался в рации голос Саныча.
— Видим перед собой очередные скалы в форме волны, – ответил я, пытаясь сообразить, что мне эти самые скалы напоминают.
— Встаньте за ними и ждите, – сказал Саныч. – Витёк, на взлёт, у меня топливо на исходе. Бандиты остановились около небольшой горки и развернулись в вашу сторону носом. Один из них полез на эту гору.
— Проверяются, сволочи, – тут же сообразил Туман. – Тот, который полез, наверняка с оптикой. Сейчас будет за пустыней смотреть.
— Ждите, – снова повторил Саныч. – Витёк, взлёт по команде, чтобы они тебя не заметили. Вы их почти догнали, между вами километра три. Не знаю, увидят они вас или нет, но лучше перестраховаться.
— Понял тебя, – ответил второй парапланерист.
— Значит, уже недалеко осталось, по идее, – сказал сидящий сзади Леший.
Наши машины подъехали к скалам и остановились.
— Пока разомнитесь, – вновь сказал Туман, – помогите Витьку подготовиться ко взлёту.
Я с большим удовольствием вылез из машины и начал разминать ноги. Всё-таки постоянная тряска даёт о себе знать. Да и судя по другим парням, задницы у всех болят, вон как ногами все дрыгают. У меня было такое ощущение, что внутрь меня загрузили барабан от стиральной машинки, кинули туда большой камень и включили. И он всю дорогу, пока мы ехали, колбасился во мне. Теперь я понимаю спортсменов, которые участвуют в гонках по типу «Париж-Дакар». Там они по 10 часов в таком режиме едут. Как же они тогда себя чувствуют? Мне вспомнилась прочитанная в каком-то из журналов статья о Чагине, многократном победителе «Дакара». У первых их раллийных КАМАЗов кабина была жёстко прикручена к раме. После такой сумасшедшей тряски у всех экипажей начались проблемы с позвоночником. Доктор, который был у них в команде, за одну ночь их восстанавливал. Уж не знаю, что он с ними там делал, но на следующий день мужики снова лезли в кабину грузовиков и продолжали гонку. Корреспондент, который брал у них интервью, а потом писал эту статью, особо не верующим рекомендовал сесть на табуретку и прыгнуть на ней с метровой высоты, например. И так несколько раз. На каком прыжке ваш позвоночник осыплется? Вот то-то и оно. А на КАМАЗах представляете, какие прыжки? Это уже потом кабины грузовиков стали делать на специальных креплениях, которые гасили все эти колебания и жёсткие удары.
— 39 километров до нашей трассы, – сказал подошедший к нашей машине Туман. – Далеко бандиты живут. Теперь не удивительно, почему никто не знает, откуда они приезжают.
— Саныч, ну чё там? – взялся я за рацию.
— Стоят они, – ответил он. – Я пустой, кружу тут кругами. Витёк?
— Готов взлетать по команде, – тут же ответил он.
Я посмотрел в сторону, где остановился Фольксваген наших парапланеристов. Витёк уже был полностью экипирован и готов к взлёту.
— Что-то долго они смотрят за пустыней, – минут через двадцать нашей вынужденной остановки сказал Леший.
— А ты как хотел? – ответил ему Туман, развалившись в теньке. – Я бы на их месте тоже проверил наличие хвоста за собой. Так что расслабься.
— Машина тронулась, – пришёл доклад от Саныча.
Мы все тут же подскочили с земли, как ужаленные.
— Витёк, на взлёт! – скомандовал Саныч. – Направление – юго-восток. Я сяду правее от вас, подберите меня кто-нибудь. Вы можете трогаться, сильно не гоните, километров 60 в час держите, не больше, иначе они вас заметят.
— Витёк, – крикнул ему Туман, – а правее это где?
— Там, – показал ему рукой тот.
— Крот.
— Понял, – кивнул тот и мигом запрыгнул в Порш. – Нас можете не ждать, догоним, – крикнул Крот, надевая себе на голову шлем.
— Всё, мужики, – снова голос Саныча, – можете выезжать. Направление – 11 часов от скал, за которыми вы сейчас находитесь.
Мы быстро погрузились в машины и тронулись. Крот догнал нас с подобранным им Санычем через двадцать минут езды. Ещё через пятнадцать пришёл доклад от кружащего в воздухе Витька:
— Вижу оазис. Машина едет к нему, ровно посередине большая гора. Минутку.
Мы ехали и вслушивались в то, что говорит нам наш воздушный разведчик.
— Да, они едут к нему, – продолжил Витёк, – вижу дымы от костров и постройки.
— Витёк, давай на посадку, – скомандовал я ему, – пока тебя не засекли с земли.
— Понял, сажусь.
— Ещё вопрос. Горы какие видишь вокруг? – снова спросил я. – Кроме этого оазиса нам есть где укрыться?
— Нет, вокруг только пустыня.
— Вот тут мы можем остановиться, – услышал я голос Тумана.
Посмотрев перед собой, я увидел достаточно большой бархан, за ним нас точно никто не увидит.
Мы съехали на машинах в небольшую яму перед ним и остановились.
— Вижу вас, мужики, – доложил парапланерист. – От вас до оазиса километра 4 по прямой, лечу к вам.
Как не пытался я увидеть идущего на посадку Витька, у меня этого так и не получилось. Тот, видимо, ещё в воздухе заглушил двигатель и как большая хищная птица совершенно бесшумно спикировал с неба и мягко приземлился недалеко от нас. Несколько наших бойцов тут же побежали к нему, чтобы помочь донести до наших машин двигатель и крыло.

Глава 7.

— 57 километров от трассы, – сказал Леший, когда все мы собрались около одной из наших машин.
Туман выставил несколько наблюдателей, и они теперь лежали на песочке, следя за окрестностями вокруг, чтобы к нам никто незаметно не подобрался.
— Ну и как действовать будем? – спросил я бойцов, когда мы собрались в импровизированный кружок. Так сказать, клуб по интересам «Замочи бандита». – В светлое время суток к оазису мы подъехать не можем, засекут. Пешком – тоже не вариант. И ночевать остаться мы тут не можем тоже. Многие из вас знают про наш ночной бой в пустыне около нового оазиса, а некоторые из вас в нём и участвовали. Укрыться тут тоже негде, скал нет.
— И что ты предлагаешь? – спросил один из бойцов.
— Как стемнеет, прыгать в тачки и двигать в этот бандиткий оазис, – ответил я. – Будем надеяться, что нас не засекут. Бандюкам сейчас точно не до наблюдений будет.
— Согласен с тобой, – поддержал меня Туман. – У них сегодня большие потери, и, скорее всего, сейчас будет разбор полётов, как и что. Так что, как только стемнеет, выезжаем. Пойдём колонной, машина в машину. Ночные пустынные зверюшки, скорее всего, на охоту ещё не выйдут.
— А как быть с теми зверями, которые в самом оазисе могут быть? – снова спросил кто-то из бойцов. – В нашем-то оазисе они нападают, не разбираясь, кто к ним пожаловал.
— Думаю, что в их оазисе безопасней, – взял я слово. – Бандиты наверняка уничтожили многих зверей, зачищая территорию. Насколько большой оазис? – спросил я у Витьки.
— Да три на четыре километра где-то, – пожал он плечами, – может чуть больше. Насколько я сверху успел заметить, все постройки и эти костры у них с одной стороны от этой горы. И пару дорог всего.
— Ну вот, – обрадовался я, – значит, и мы заедем по этой дороге. Гора-то посередине оазиса стоит?
— Ага, – кивнул наш лётчик.
— Значит, километр у нас точно будет, – произнёс Туман, – машины они не услышат. Заедем, пустим пеший дозор. Если они там ездят, то от зверей эта дорога точно безопасна, и все хищники оттуда ушли в другую часть оазиса. Плохо только, что разведку толком произвести не можем, где там что у них. Придётся импровизировать на ходу.
— Это, мужики, – внезапно подал голос Витёк, – у меня фотки есть, – и он достал из своего рюкзака фотоаппарат. – Я там пока кружил, щелкнул несколько раз.
— Дай я тебя расцелую! – широко улыбаясь, ломанулся к нему Дима.
— Спокойно, – так же улыбаясь и выставляя перед собой руку, сказал Витёк, – прошу без этих ваших поцелуйчиков, я девушек люблю.
Все рассмеялись.
— Твоя работа? – кивнул я Санычу, показывая рукой на фотоаппарат.
— Ага, – улыбнулся он, – в самый последний момент ему его дал. Как знал, что пригодится.
— Молодцы, мужики, – не скрывая своего восхищения, похвалил его Туман, забирая у Витька фотик.
Плохо только, что у нас с собой не было ноутбука, чтобы подключить к нему фотоаппарат. А хорошо то, что на фотике был небольшой экран, в который мы теперь и пялились, рассматривая фотографии. Витёк, конечно, с большой высоты фотографировал, но что-то нам всё равно удалось рассмотреть. Оазис, посередине действительно гора. Я бы не сказал, что она прям большая такая. На противоположной стороне от неё было построено несколько зданий. Одно уж сильно смахивало на барак, два других – поменьше, несколько лент дорог через лес. Зелёненький такой оазис, небольшое поле, около него тоже пара построек и всё.
— Странно как-то всё, – задумчиво произнёс я, когда мы посмотрели несколько раз снимки.
— Что тебя смущает? – спросил Леший.
— Да всё, – махнул я рукой и снова запрыгнул на капот Чероки, – Туман, помнишь, ты мне рассказывал, что вы узнали из допроса того пленного, после нашего боя на складе?
— Ну, так, – сдвинул он брови, вспоминая.
— А чё там? – с интересом спросил Слива.
— Я чётко помню твой пересказ, – продолжил я. – Первое. Ты мне сказал, что со слов бандита эта бандитская база достаточно большая. Но, – я поднял вверх указательный палец, – пещеры большие, в них мастерские, жилые помещения, развлечения, транспорта много. А тут, – я показал на фотоаппарат, – вернее, в этой горе, которую мы сейчас рассматривали, всё это явно поместиться не может. Это первое, – все притихли, внимательно слушая, что я говорю. – Второе. Также хорошо помню, ты мне говорил, – снова кивнул я на Тумана, – количество населения там около двухсот человек, из них около сотни бандитов. Здесь мы видим только небольшой барак и пару построек.
— И что это значит? – нетерпеливо спросил Кирпич.
— Это значит, что это – не их основная база, – внезапно сказал Дима. Так ведь, Сань?
— Так, – ответил я, кивнув, – скорее всего в этом оазисе с помощью рабов бандиты выращивают себе еду. Овощи там, фрукты какие, возможно, животных каких разводят. Слишком мало построек для жителей.
— И тот бандит сказал, – подхватил Туман, – что до их базы около 100 километров от нашего города. Мы же проехали только 60.
— Вот же, млять, – разом выдохнули бойцы.
— И, плюс, где-то есть облако, – продолжал говорить Туман, – из которого они таскают для себя всё необходимое.
— Значит, нам придётся искать ещё одну базу, – сказал я. – Сначала тут повоюем, берём пленных, допрашиваем, узнаем, как и что, и едем, куда укажут. И думаю, мужики, – задумчиво произнёс я, – что на той основной базе нас ждёт очень ожесточённое сопротивление. Наверняка у них есть связь, и они успеют сообщить, а если не успеют, то дежурные там или ещё что-то, на связь, например, вовремя не выйдут.
— И за эту базу с ресурсами и мастерскими они будут биться до последнего, прикрываясь заложниками, – подхватил Дима.
— Да, да, да! – хлопнул себя по лбу Туман. – Я вспомнил! Тот хрен, которого мы допрашивали, говорил, что она хорошо укреплена, двери железные, наблюдатели там и всё такое. Они же сначала все в этих пещерах тусовались, а потом, видать, уже этот оазис нашли и что-то в нём организовали.
— Вот, видимо, костяк до сих пор и живёт в этих пещерах, – сказал я, – и ещё есть пара перевалочных мест, куда они могут свалить.
Да уж, задачка у нас будь здоров. Если с этим оазисом, который перед нами, хоть что-то понятно, то с пещерами вообще ничего не ясно, а с перевалочными укромными местами вообще никакой ясности. Я бы на месте главаря эту инфу вообще при себе держал, так, на всякий случай. Ничто не вечно под луной, и, думаю, Круг этот – не дурак, понимает, что рано или поздно их накроют. Поэтому место, где спрятаться так, где его никто не найдёт, у него точно есть. А может и несколько таких мест? Я бы точно одно законсервировал, сложил бы там запасов на пару месяцев, и ищи свищи меня потом на этой планете. Прочёсывать тут всё вокруг у нас никаких средств и ресурсов не хватит. Но эти свои мысли вслух я пока не стал озвучивать. Надо подумать, как всё провернуть так, чтобы никто уйти не смог. Хотя, чё тут думать? Захотят уйти, уйдут. Тут не город, где можно дороги перекрыть и всё, ты в ловушке. Тут, вон, пустыня вокруг, езжай в любом направлении. Через пару километров тебя уже не видно, а какие у них тачки, мы уже видели. У них некоторые аппараты ездят так, что их только на наших Поршах и догонишь. И то могут легко расстрелять, в чём мы сегодня тоже уже убедились.
— Слушать всем меня! – неожиданно рявкнул Туман. – Дежурным – организовать перекус, костры не разводить. Всем проверить еще раз оружие и амуницию, зарядить всё. Кому надо – почистить стволы, до вечера можете отдыхать. Корж, Крот.
— Тут, – отозвался Корж, сидя на капоте своей уцелевшей багги из колонны.
— Я тоже тут, – услышали мы голос Коржа из толпы стоящих вокруг нас бойцов.
— Проверить машины, выезжаем, как только стемнеет.
— Ты же понимаешь, что всё равно кто-то уйдёт? – спросил у меня Дима, когда мы сидели на песке и ели консервы из банок.
— Да понятно всё, Дим, – ответил я ему, подцепляя ножом большой кусок мяса, – нам главное – узнать, где эта пещера ихняя находится. Надо несколько пленных обязательно взять.
— Прикиньте, парни, сколько там ништяков будет, – улыбнулся Туман, – если там мастерские у них и товар награбленный.
— Это да, Валер, – согласился я, – только и биться они будут, скорее всего, будь здоров за всё это.
— С заложниками что будем делать? – спросил у меня Дима. – Ведь они наверняка ими прикроются.
— Да ничего не будем, – как-то легко и спокойно сказал я, – никаких торгов и переговоров. Будут ими прикрываться, валим вместе с заложниками. Да, люди попали, да, они в плену, да, они ни в чём не виноваты. Но, прикрываясь ими, бандиты могут уйти, а как поведут себя в дальнейшем, – я развёл в сторону руки с ножом и банкой с тушенкой. – Заложников они потом всё равно грохнут, обуза им не нужна. Получится спасти – спасём, нет – ну, значит, судьба такая. Мы и так слишком много хороших парней сегодня потеряли. И, наверняка, из этих, – я кивнул головой в сторону сидящих небольшими кучками наших бойцов, – кто-то там останется навсегда. Так что хватит милосердие проявлять. Бандитов всех под корень, и ничто меня не остановит.
— Правильно, Сань, – поддержал меня Туман, – если я увижу уезжающую машину с бандитами и заложниками, то, если не получится остановить их без проблем для захваченных людей, вальну там всех.
— И не факт, что среди тех же заложников, которыми они якобы будут прикрываться, не могут оказаться те же самые бандиты. Особенно, девки красивые.
— Точно, Дим, – кивнул я ему. – Освободим народ, потом поспрашиваем. А так будьте аккуратней и пацанов всех предупредите, чтобы жалом не щелкали. А то будут кричать «отпусти заложника», а у него ствол за поясом. Есть подозрение – пусть валят или ранят в ногу, например, потом извинимся.
Я даже поспать умудрился, да и другие пацаны тоже прикемарили чуток.
— Саня, вставай, – растолкал меня Дима, – через полтора часа стемнеет.
— Ага, – кивнул я, открывая глаза.
Оглядевшись вокруг, увидел, как наши пацаны выползают из машин заспанные и помятые. Кто-то рядом с тачками лежал на песке, подложив под голову рюкзаки. Сегодняшний дневной бой, конечно, много сил и энергии забрал. Ну ничего, зато сейчас все как огурчики будут. Быстро привёл себя в порядок, поужинал банкой тушёнки, впихнув её в себя через силу. Кто знает, когда в следующий раз получится поесть. Потом всех собрал Туман, довёл наши мысли и соображения по поводу заложников, второй базы и так далее, и тому подобное. Затем окончательно стемнело.
— По машинам! – крикнул Туман.
Ну, вот и всё, поехали к бандюкам в гости. Кое-какой план по захвату мы выработали, по возможности будем его придерживаться.

Глава 8.

Ехать по ночной пустыне – то ещё удовольствие, конечно. Фары включать Туман запретил, в принципе, оно и правильно. Так вот: темно, ни фига не видно, пылища. Мы, прям, крались эти 4 километра до оазиса. Я вёл Черокеза, каждую минуту ожидая ухнуть в какую-нибудь яму. Не видно вообще ничего. Хорошо мы ещё днём направление посмотрели, вот и ехали сейчас по приборам. Шутка, конечно. На моём Индейце, например, приборка была разбита пулями.
— Мы в оазисе, – услышали мы в рациях голос Тумана. Он сидел в первом КАМАЗе и как филин пытался понять, куда мы едем.
Судя по тому, что вокруг машин разом включилось пение птиц и упала температура, мы въехали в оазис. Да и ветки пару раз шлепнули по кузову машин.
— Колонна, стой, – сказал Туман.
Мы остановились и все повылезали из машин.
— У кого фонарики – ищите, где тут можно съехать с дороги, – очередная команда от нашего главного по тарелочкам. – Только аккуратней, не нарвитесь ни на кого.
Через десять минут ребята нашли небольшую полянку метрах в пятидесяти от дороги, и мы загнали туда наши машины. Троих отправили замаскировать следы съезда с дороги. Хотя, посветив фонарём на дорогу, я увидел, что по ней много машин ездит. Куча различных следов от машин, в том числе и от тяжелых тачек. Но перестраховаться не помешает.
— Итак, – собрал вокруг себя командиров отделений Туман, – идём по дороге. Не думаю, что тут кто-то сейчас поедет. Дозор – Рыжий со своими, остальные – в пятидесяти метрах сзади. Тут темно, как у негра в заднице. Смотрите внимательно, старайтесь не шуметь. Топаем до этой горы, попробуем языка какого взять. Если языка не будет, решим на месте, что делать дальше.
Уж по ночной пустыне мы ехали, страшновато было, а по ночному оазису – ещё «веселее». Я далеко не «Бэтмен», и как-то мурашки бегали по моему телу, когда в лесу начинала орать какая-то птица. Мы оставили троих бойцов следить за машинами, а остальные пошли по этой дороге. Темно, в трёх метрах уже ничего не видно. Прыгнет сейчас кто-нибудь, и поминай как звали. Только звёзды на небе видны.
— А тут змеи есть? – неожиданно спросил кто-то из бойцов, когда мы шли по шоссе.
Я резко остановился и посмотрел себе под ноги.
— Леший, заткнись блин, – зашипел на него Слива, – и так не видно ни фига, а ты ещё про змей каких-то говоришь.
— А если на нас сейчас тигры какие нападут? – услышали мы все испуганный голос.
— Ну-ка заткнулись все! – негромко рявкнул Туман. – Не вздумайте орать, если наступите на кого.
— Это как? – почти хором спросили мы у него.
— Кверху каком, – ответил Туман, – только ора и пальбы нам ещё тут не хватало.
— Да где же это гора долбаная? – снова запричитал Слива. – Страшно тут, пипец.
Вот кто-кто, а он был прав. Я, конечно, имел удовольствие в той жизни ходить по ночному лесу. А как провалился сюда, столкнулся с местными животными, понял одно – в здешний ночной лес лучше не соваться. Хрен его знает, какие тут хищники есть. Очень надеюсь, что бандиты всё-таки провели зачистку местной территории.
— Кажись, гора, мужики, – услышали мы голос Рыжего из дозора, – ждём вас на дороге. Пока всё тихо.
Через минуту мы подошли к Рыжему и его экипажу. Перед нами действительно возвышалась гора, звёзд было не видно и можно было понять её границы.
— Да, Сань, ты прав, – произнёс Дима, – эта гора слишком маленькая, чтобы в ней разместить мастерские, жилые помещения и всё остальное, про что там пленный этот рассказал.
Это я, думаю, уже всё поняли. Теперь надо думать, что делать дальше, чёткого-то плана нет у нас. Немного посовещавшись, решили следующее. Одна группа, в количестве 10 человек пробирается к этому сарайчику или что там у них, который был построен на краю поля. Две других окружают здание похожее на барак и две небольших постройки около него. Нападаем одновременно по команде, сначала надо выйти всем на исходную и оглядеться. Мы не знаем, какое там количество вооруженных людей, и если ли тут в этом оазисе ещё где-то жилые постройки. Поэтому, для начала, нам кровь из носу нужен язык. Сейчас точно придётся идти по ночному лесу. Как же мне этого не хотелось, но делать нечего, выбора нет.
— Двинулись, – скомандовал Туман, – и его группа из 10 бойцов, которую он возглавил, тихо растворилась в ночном лесу.
— Какая-то большая гора, – прошептал кто-то в темноте, – идём уже двадцать минут, никак обойти её не можем.
— Туману с пацанами ещё веселее, – ответил я, – им гораздо дальше идти. Так что прекрати ныть и топай.
— Кажись, костром пахнет, – ещё через пять минут сказал идущий рядом со мной Слива.
Я остановился и стал принюхиваться. Действительно, пахнет костром.
— Я ничего не чую, – сказал кто-то.
— Возьми, смочи своей слюной палец и помажь у себя под носом, – сказал ему Слива, – сразу учуешь.
— Точно, – раздался довольный голос через несколько секунд, – откуда знаешь про это?
— В кино видел, – небрежно ответил Слива.
— Пришли, Сань, – легонько ткнул меня рукой Кирпич.
Да я уже и сам увидел этот барак и два небольших здания рядом. Это точно не склады какие и не сараи. В окнах горел свет, и перед ними были разожжены несколько костров.
— Электричества тут, походу, нет, – вставая на колено, сказал Крот, – как в доисторические времена, при лучинах всё.
— Нам же лучше, – ответил я, – давайте, мужики, окружаем эти халабуды и ждём отмашки от Тумана.
Десять минут нам понадобилось для того, чтобы потихоньку обойти эти здания и найти себе укромные местечки.
Я лёг метрах в двадцати в кустах напротив входа в одно из одноэтажных зданий. Здание как здание. Из досок, пару окон, небольшое крыльцо, прям перед ним горит костёр и достаточно хорошо его освещает. В окнах периодически появлялись и исчезали силуэты людей, слышалось небольшой бормотание, но слова различить было невозможно.
— Туман, мы на позиции, – потихоньку сказал я в рацию, – как у вас там?
— Мы почти пришли, – отозвался он, не видно ни хрена, почти на ощупь идём, по компасу.
— Ладно, ждём вас тогда.
Так мы пролежали ещё минут десять. А ночка-то ничего, тёплая, птички поют. Периодически, правда, орала какая-то сумасшедшая птица, я прям вздрагивал. Орала так, как будто у неё из задницы перья выдёргивали. А вот зверья не слышно, это хорошо. Внезапно дверь в здании напротив меня раскрылась, и на крыльцо вышел мужик с голым торсом, в шортах и шлёпках.
— Качан, ты куда? – крикнул ему кто-то из глубины помещения.
— Куда-куда, личинку пойду отложу, – огрызнулся он, – или ты мне помочь хочешь?
Только приглядевшись, я заметил торчащий у него из правого кармана шорт кусок бумаги.
— Берём этого засранца, – тихо сказал я лежащим рядом Сливе и Кирпичу, – и быстро его колем, что тут и как.
— Знать бы ещё, куда он гадить пойдёт, – прошипел Слива.
Тем временем Качан закрыл дверь и, спустившись с крыльца, пошёл в нашу сторону. Не доходя до нас метров десяти, он повернул налево.
— Вон сортир, Сань, – ткнул меня локтем Кирпич.
— Где? – не видно ничего.
— Да, вон, в кустах стоит, мы его и не заметили.
Точно, вон стоит обычный деревянный сортир, какие в деревнях делают. Он был в кустах построен, и поэтому мы его сразу не заметили. Качан, тихо напевая себе под нос какую-то мелодию, дошёл до сортира, открыл дверь, пару раз чиркнул зажигалкой, убедился, что там никого нет, зашёл внутрь и прикрыл за собой дверь. А ходят без оружия, заметил я, значит, опасности тут нет ни от зверей, ни, тем более, от людей. «А может это тоже попаданцы какие?» – мелькнула у меня мысль. Да нет, багги же бандитская сюда заехала, в этот оазис, только где она, не понятно. А зачем она сюда заехала? Ведь основной костяк банды наверняка в той пещере. Ладно, потом будем думать и вопросы задавать.
— Слива, Кирпич, пошли, – тихо сказал я им. – Остальные, смотрите за сараями этими, – быстро сказал я в рацию, – мы за языком. Слива, он твой, как выйдет оттуда.
Хорошо трава под ногами, веток нет. Мы, пригнувшись, быстро добежали до сортира и встали по бокам от него. Я, кажется, даже дышать перестал. Теперь надо дождаться, когда этот засранец сделает свои вонючие делишки и выйдет оттуда. Судя по тому, как периодически прерывалась мелодия, которую он напивал, чувак тужится. Тут послышался бульк, за ним ещё один, отложил-таки личинку. Затем послышалось шуршание бумаги. Тут открылась дверь, и Качан шагнул на улицу. Практически мгновенно сзади него как из-под земли вырос Слива и приставил ему ствол к его башке.
— Дернешься, – прошипел мой телохранитель, – пущу пулю.
Тут и мы с Кирпичом вышли так, чтобы Качан нас увидел, мы держали свои автоматы, направив их ему в грудь.
Тот, конечно, охренел.
— Вы кто, мужики? – только и смог он спросить от испуга.
— Руки сюда быстро, – дернул его руки назад за спину Слива.
Кирпич тем временем вставил ему в рот кляп из тряпки. Я держал свой автомат метрах в полутора от него. Он только расширенными от ужаса глазами смотрел то на меня, то на автомат.
— Готово, – прошептал Слива, – да я и сам уже услышал характерный звук пластиковых стяжек, которые в строительстве используют. У нас их много с собой было, как раз самое оно руки ноги вязать.
— Топай быстро, – разворачивая его и толкая его в спину к лесу, сказал я.
Отойдя метров пять от сортира, мы подошли к поваленному дереву. Отсюда нас точно не видно, темень вокруг.
— Садись на землю быстро! – скомандовал я.
Тот послушно уселся на задницу.
— Руки сюда дай, – дёрнул его руки за спиной Слива и привязал их к большой ветке, – всё, теперь, даже если захочет, не вырвется.
— Жить хочешь? – сев на корточки около него спросил я, доставая нож.
— Угу, – закивал тот головой расширенными от ужаса глазами.
— Я сейчас вытащу у тебя кляп изо рта, не вздумай орать. Заорёшь, тебя мы грохнуть всё равно успеем, так что без звука, усёк?
Тот снова закивал головой.
— Круг где? – спросил я, вытаскивая у него кляп изо рта.
— В пещерах, – отплевываясь от кляпа, ответил Качан. Это не здесь.
Значит, мы не ошиблись, это точно бандиты и это их не основная база.
— Сколько вас тут? Вооружение?
— Нас тут 10 человек, вон в тех двух зданиях все, – кивнул он головой на две эти постройки с окнами.
— В бараке рабы?
Тот сразу как-то потупил взгляд и опустил голову.
— Ну? – приложил я ему лезвие ножа к горлу и надавил на нож.
— Да, – прохрипел он, – спят все.
— В сарае с той стороны поля что?
— Там провинившиеся и два зиндана, – спустя пару секунд ответил он, – подняв на меня полный удивления взгляд.
— Багги где? Которая сюда сегодня приехала, и кто в ней был?
— Рог там был, – ошалело ответил тот.
— Качан, ты где там? – раздался громкий крик от жилого здания.
Я ещё сильнее надавил ему ножом на горло, а второй рукой взял его за волосы.
— Скажи ему, что сейчас будешь, только глухо скажи, – зашипел я ему в самое лицо, – как будто ты тужишься, как только что этот делал.
— Ща буду, – заорал Качан, – живот скрутило.
— Ушел внутрь, – доложил Слива.
— Где Рог? – продолжил я допрос.
— Уехал дальше, заправил машину и уехал, – быстро заговорил наш пленник. – Он очень злой был, пристрелил двух рабов, – бандит осёкся, – двух заложников. Сказал, что все парни погибли на трассе.
Вот же, млять, опять Рог этот ушел. Значит, есть другой выезд из этого оазиса.
— Это мы их грохнули, – зловеще улыбнулся я.
— Не убивайте меня, – чуть не плача стал просить Качан, – я вам всё расскажу.
— Ещё люди или твои подельники в этом оазисе где то есть?
— Нет, только тут.
— Чем вы тут занимаетесь?
— Овощи кое кикие выращиваем и животных разводим – скороговоркой ответил Качан – там дальше несколько загонов есть – показал он глазами вбок.
— Мы на месте, – зашипела моя рация голосом Тумана.
– Кирпич подмени меня – сказал я ему, услышав Тумана.
Кирпич достал свой огромный тесак, раза в два, наверное, больше чем у меня, поводил им перед носом у бандита и приставил его ему зубьями на лезвии к горлу.
— Валер, мы взяли языка, ходил тут в сортир один. Инфа есть, всё потом, в том сарае, где ты, рабы, скорее всего связанные, и там рядом где-то пара зинданов. В двух зданиях – бандюки, в большом бараке тоже рабы. Доставайте людей, а мы пока тут повеселимся.
— Понял тебя, – ответил Туман, – в этом сарае бандиты есть?
Я посмотрел на Качана, тот отрицательно помахал головой.
— Наш друг говорит, что нет.
— А ловушки какие?
Снова отрицательный ответ.
— Тоже нет, работайте смело. Тут сейчас немного шумновато будет, – продолжил я говорить, – не обращайте внимания, это мы.
— Ага, – хохотнул Туман, – всех не валите, попробуйте еще нескольких пленных взять.
— Итак, наш новый друг, – снова обратился я к Качану, – как я понял, ты очень хочешь жить?
— Да, – стараясь даже не шевелиться, ответил тот.
— Ты точно знаешь, как проехать к пещере, где сидят все остальные твои подельники?
— Да, я там был много раз.
— Связь есть какая дежурная с пещерами? – задал вопрос Кирпич.
— Нет, раз в три-четыре дня машина приезжает за продуктами и всё, вчера только была.
— Хорошо, – сказал я, – пару дней у нас тогда есть, живи пока. Всем внимание, – взялся я за рацию. Рации у нас были у каждого бойца, так что я даже не сомневался в том, что меня все бойцы сейчас слышат, – в большом бараке обычные люди, рабы. В двух зданиях поменьше – бандиты в количестве 10 человек, – я снова посмотрел на сидевшего Качана.
— Да, да, 10 человек, – подтвердил он испуганно.
— Нам надо взять ещё парочку языков, окружаем эти сараи и предлагаем им сдаться. Всех не валите, пошли.
Тут же вокруг нас все пришло в движение. Всё-таки около 40 человек не могут одновременно бесшумно передвигаться по лесу. Я посмотрел на Качана, у того глаза и так большие, а так ещё больше стали.
— Шухер, пацаны! – заорал кто-то из здания, и практически сразу раздалась длинная автоматная очередь.
Вот же, млять, засекли! Мы мгновенно упали на землю. В ответ ударили наши, сначала пара стволов, а потом присоединились остальные.
— Не стрелять! – заорал я в рацию. – Прекратить стрельбу, вашу мать, положите там всех!
Стрельба тут же стихла, но и не вооруженным взглядом было видно, как за эти несколько секунд, что велась стрельба, этим бандитским гнёздам хорошо так досталось. Окна выбиты все, в стенах дырки, кое где сквозные, одна из дверей вынесена совсем, видимо, кто-то из помпы вмазал. И как ни странно, из зданий больше никто не стрелял. Только пара криков оттуда доносилась, видимо, кого-то таки зацепили.
-Эй, уроды! – спрятавшись за деревом, крикнул я. – По количеству наших стволов вы наверняка поняли, что нас много и вы окружены. Предлагаю вам сдаться. Ваш друг Качан у нас, и он нам сказал, сколько вас.
— Качан, падла! – заорал кто-то из этого здания.
— Короче, граждане бандиты, – продолжил я, не обращая внимания на крик, – у вас минута, чтобы выкинуть оружие на улицу и выйти на свет костра. Выходите, встаёте на колени, руки за голову. Кто рыпнется, получит пулю в лоб.
— А если не выйдем? – снова раздался крик из здания.
— А если не выйдете, мы ваши сараи, просто расстреляем из РПГ и подствольников. Тогда точно никто не уцелеет. Время пошло.
Через минуту, из окон на землю полетело первое оружие, затем стали появляться сами бандиты. Как я им и сказал, они выходили из обоих зданий с поднятыми вверх руками и, подойдя к костру, вставали около него на колени.
— Шесть только, – сказал Кирпич.
— Где ещё трое? – крикнул я, снова спрятавшись за деревом, мало ли кто пальнуть решит на голос.
— Вы замочили их, – крикнул один из стоящих на коленях бандит, – вон, в доме лежат, можете сходить проверить.
— Ага, щас, – улыбнулся я, – теперь делаем следующее. Встаем по одному и идём на мой голос, потом по команде следующий и так далее. Готовьтесь паковать, – сказал я ребятам. Рядом уже были Дима, Крот и Рыжий. – Остальные – без глупостей, завалим всех сразу. Первый пошёл ко мне.
Стоящий на коленях первым бандит, тощий как глист, поднялся на ноги и, так же держа руки за головой, с опаской направился на мой голос. Тут его быстро обыскали, связали руки и ноги, врезали пару раз по зубам для профилактики и положили рядом с Качаном.
— Второй, пошёл! – снова крикнул я.
Вот и последний.
— Надо здания их проверить, – сказал Крот, – пакуя последнего бандита.
— Вот теперь можно проверить, – засмеялся я. – Работаем. Первая пятерка – первое здание, вторая – второе, третья – освободить заложников. Пошли!

Глава 9.

— Эй, выпустите нас! – раздалось несколько криков из барака.
— Ща, ща, погодите, – услышали мы голос, затем пару ударов железа по железу, грохот и звук скрипнувшей двери.
— Выходите, не бойтесь, – это точно Крот говорил. – Вы свободны и в полной безопасности.
Я в это время сидел и держал под прицелом связанных бандитов. По мере того, как на свет костров выходили наши бойцы, глаза бандитов всё больше и больше расширялись. Они явно не ожидали тут увидеть такое количество прекрасно вооружённых и экипированных бойцов. Туман вызвал один из наших джипов с места нашей стоянки. Пока к нам ехала машина, я рассматривал выходящих к костру уже бывших рабов. С виду, человек 50 точно было. Один из мужчин подошёл к нашему бойцу и что-то спросил у него, боец показал рукой на меня.
— Здравствуйте, – поздоровался подошедший к нам мужчина. Сухенький старичок, но жилистый такой, в рваной майке, шлёпках, треники какие-то на ногах. – Кто из вас Александр?
— Я, – поднял я руку.
— Спасибо Вам! – быстро подошёл ко мне этот старичок и, буквально схватив мою руку, стал её трясти. – Спасибо Вам огромное, что освободили нас!
— Да не за что, – полностью офигевший ответил я. – Успокойтесь, всё кончилось. Больше вас никто не обидит. Как вас зовут?
— Меня зовут Андрей Михайлович, – тут же представился он. – Скажите, пожалуйста, мы же тут не одни? – он с надеждой посмотрел мне в глаза. – А то эти, – он показал рукой на бандитов, – говорят, что на этой планете больше нет людей. И кто не будет работать, того убьют.
Охренеть, это что же получается, бандиты тут людей зашугали до такой степени? Говорят им, что тут никого нет?
В свете костра я увидел, что его глаза чуть влажные, на лице была пара синяков, да и на руках видны ссадины и царапины. Следом подходили другие люди и благодарили и меня, и других наших ребят. Были и женщины, и мужчины, все разных возрастов. Одеты все как бомжи, многие избиты. На поляну перед зданиями лихо вырулил наш Черокез, светя одной уцелевшей фарой.
— Спокойно, это свои, – успокоил я резко напрягшихся людей от вида машины.
— Водители, быстро в Черокез! – услышали мы командный голос Тумана. – И пригоните сюда все наши машины. Санинструкторы, оказать помощь раненным. Ты, ты и ты – организовать бывшим заложникам горячую пищу, доставайте наши запасы. У кого есть лишняя одежда, поделитесь. Выполнять.
— Вот что, Андрей Михайлович, – обратился я к нему. – Вы пока отдохните, приходите в себя. Сейчас вас накормят и, кому надо, окажут медицинскую помощь. А потом мы ответим на все ваши вопросы.
— Хорошо, – тут же согласился старичок.
— Вот что ещё, – остановил я его, когда он развернулся и направился было к остальным своим друзьям по несчастью. – Вы тут наверняка всё знаете. Покажите нашим бойцам, где тут вода. И наверняка есть запасы пищи. Боюсь, у нас не будет еды в нужном количестве на всех.
— Хорошо, – снова согласился старичок.
— Рыжий, Лама! – крикнул я.
— Тут мы, – отозвались парни, нарисовавшись как из-под земли, – всё поняли, всё будет сделано.
И закрутилось. Мы пока не стали напрягать допросами и расспросами людей, пусть в себя придут. Через несколько минут мужики пригнали все наши машины, вытащили и запустили несколько генераторов, света стало гораздо больше. Пока штатные санинструкторы осматривали людей и оказывали, кому необходимо, помощь, поставили несколько больших чанов, которые нашлись тут же. Вскоре над поляной поплыл обалденный запах еды. Многие из бывших заложников рыдали, всё еще не веря в произошедшее.
— Да уж, Сань, – подошёл ко мне Дима. – Я много, конечно, видел в своей жизни. Но такого, – он потихоньку взмахнул рукой, обведя ей сидящих кучкой людей. – Они все избиты, Сань. Понимаешь, все! – и его кулаки сжались.
Внезапно, со стороны, где под охраной двух наших бойцов лежали связанные бандиты, мы услышали маты и несколько таких хороших ударов, а затем крик боли. Орал кто-то хорошо.
— Вот тебе, вот! – кричал кто-то женским голосом.
Быстро вскочив на ноги, мы подбежали туда и увидели, как один из наших бойцов, схватив сзади в охапку, оттаскивает от скулящих бандитов девушку. Второй пытается удержать двух других. А у них у каждой в руке по хорошей дубине, которыми они успели несколько раз ударить связанных бандитов. Особенно хорошо они успели отделать одного из них. Здоровенный детина такой, вон как из башки кровь бежит.
— Мы не успели среагировать, – увидав меня, попытался оправдаться один из бойцов.
— Стоять всем! – заорал я. И девушки мгновенно успокоились. Одна из них, в прямом смысле слова отдав последние силы на эти удары, буквально обмякла на руках у нашего бойца.
— Док! – снова крикнул я.
Док появился мгновенно, достал из своего чемоданчика ватку, бутылочку, отчетливо запахло нашатырём. Поводив ей пару раз под носом, привел девушку в чувства.
— Воды, – попросила она. Другой наш боец заботливо поддерживал её руками под голову.
Вокруг нас мгновенно собрались бывшие рабы, и их взгляды, которые они бросали на сжавшихся от испуга бандитов, ничего хорошего не предвещали.
— Он её насиловал неоднократно, – сквозь шум работы генераторов услышали мы голос нашего нового знакомого, Андрея Михайловича.
— И не только её, – послышался ещё один мужской голос из толпы.
— И не он один, – добавила какая-то женщина.
Тут же из толпы послышались проклятия и кары, которые они им желали и особенно этому здоровяку.
— Ах, вы, падлы! – выругался Крот и взялся за свой автомат.
Тут же вокруг меня защелкали предохранители на оружии. Бандиты готовы были от страха провалиться сквозь землю, да некуда было.
— Ну-ка тихо, все! – снова крикнул я. – Убрать оружие!
— Но он, сволочь, больше всех! – не унималась эта тётка. – Здоровый боров, силищи много и пользовался этим.
Толпа вокруг как-то неодобрительно выдохнула. Ну что же, хотят крови, сейчас получат. Хотите отомстить, да пожалуйста.
— Поднимите его, – приказал я двоим бойцам.
Те мгновенно выполнили приказ и подняли на ноги этого здоровяка.
— Ты, говорят, девушек насиловать любишь? – спросил я, подойдя к нему. А на голове-то у него хорошее такое рассечение. Видимо, эта девушка дрыном ему хорошо так попала по его башке. Стоящий передо мной бандит ничего не ответил. Он только зыркнул на меня глазищами и опустил взгляд вниз. Его руки связанны за спиной, ноги тоже связанны, рыпаться он не мог. Слова? А что он сейчас мог сказать? Тут, вон, сколько свидетелей сзади меня стоит. Я, приняв решение, достал свой нож и быстро разрезал ему хомуты, которыми были связанные его ноги. Бандит сначала испуганно посмотрел на меня с ножом и попытался отшатнуться, но двое бойцов крепко держали его под руки. Затем он непонимающе уставился на меня, когда я разрезал ему путы на ногах.
— Отпустите его, – сказал я державшим его бойцам. Те мгновенно выпустили бандита из своих железных хваток. – Он ваш, – громко сказал я толпе и, взяв бандита за руку, что есть силы толкнул его по направлению к стоящим людям. Бандит, не ожидавший от меня такого хода, успел пробежать пару метров и, запутавшись в ногах, буквально рухнул мордой в землю как раз перед стоящими бывшими заложниками. Люди стояли и смотрели то на меня, то на бандита.
— Ну что же вы? – спросил я. – Вы хотели его, он ваш.
Бандит попытался встать на ноги, но тут к нему метнулась тень, девушка, которую привёл в чувство док. Подлетев к бандиту, она что есть силы врезала ему своей ногой между его ног. Тот страшно закричал и упал на землю.
— Стоять, бойцы! – крикнул я ребятам, заметив, как некоторые из них готовы были рыпнуться на помощь девушке.
— Пропустите меня, – услышали мы женский крик. Тут сквозь толпу пробралась ещё одна девушка и, выбравшись на этот небольшой пятачок, где валялся скрючившись от боли бандит, она, недолго думая, врезала ему ещё раз между ног. Затем к ним присоединились ещё одна женщина и ещё пара мужиков. Затем по нему просто стали прыгать, каждый из заложников норовил хоть разок, но врезать ему. Бандит ещё кричал какое-то время, а затем затих. Вся экзекуция продолжалась несколько минут. Очень уж, видимо, бандиты этим людям зла принесли, ох и били его конечно.
— Хватит! – крикнул я. – Разойтись! – толпа тут же отпрянула в стороны. На земле остался лежать кусок мяса, больше я не знал, как это назвать.
— Готов! – громко сказал Крот, потрогав у того пульс на шее.
Я резко развернулся и посмотрел на оставшихся в живых бандитов. Те с диким ужасом смотрели на меня.
— Туман! – крикнул я, смотря на бандитов.
— Тут.
— Труп оттащить машиной в лес, сделать контрольный, бросить под кустом, не закапывать.
— Понял, – тут же ответил он.
— Ну что, граждане бандиты, с вами делать? – ласково спросил я у них.
— Не убивай, Александр, – снова залепетал Качан. – Вот он знает всё устройство базы в пещерах, – ткнул он ногой лежащего рядом с ним бандита.
— Правда?
— Да, да, знаю, – быстро ответил тот. – Я всё расскажу, только не отдавайте меня им, – кивнул он на стоящую и переводящую дыхание толпу.
— Разойтись всем! – крикнул я и тут вдалеке прозвучал выстрел.
— А вот и контрольный, – хохотнул Леший.

Глава 10.

— Значит, тачка за продуктами приедет минимум через пару дней? – спросил я у Тумана.
В данный момент мы сидели на крыльце бывшего бандитского здания и пили кофе. Сомкнуть глаза у нас получилось только под утро, практически всю ночь занимались оказанием помощи бывшим рабам, готовкой, быстрым допросам пленных. Бывшие заложники и пленные бандиты подтвердили слова Качана о графике приезда машины за продуктами. Поспали по часику-полтора, но, в принципе, чувствовали себя нормально. Бывшие рабы наотрез отказались идти ночевать в свой барак, поэтому спали все под открытым небом.
Первым делом, как рассвело, я сходил посмотрел на сарай, где держали провинившихся, как сказал Качан, и зинданы. Запашок оттуда ещё тот шёл. Да уж, картинка та ещё: в сарае цепи, дыбы, в общем, всё то, что помогало в мучениях людей, ну а зинданы. Ямы как ямы, метра три глубиной, и рядом лестница лежит. Туда мы пока бандитов посадили, и теперь некоторые из заложников стояли сверху и кидали на них объедки и выливали помои, а парочка мужиков, не постеснявшись никого, сходила на них по-большому. Мы не стали препятствовать сему увлекательному мероприятию. Это только в кино показывают, что хорошие парни – добрые и справедливые. Ага, щас, два раза. Нет, мы-то, конечно, тоже хорошие парни, но пусть люди хоть немного отведут душу за все те страдания и мучения, что выпали на их долю. В охрану только нескольких бойцов рядом поставили, чтобы бандитов камнями не закидали или не сожгли, слив горючку с наших машин.
— Да, два дня есть, – ответил Туман. – Я наблюдателей вон туда отправил двоих, – показал он на гору. – Сообщат, если к нам кто приближаться будет. Тачка – небольшой грузовик, в ней – трое плохих парней.
— Встретим, как полагается, – улыбнулся Дима.
— Ладно, – отставляя чашку в сторону, сказал я, – давайте по делам нашим насущным. Дим, начинай ты что ли.
— Все эти люди, – кивнул он головой на бывших рабов, – появились между пещерой бандитов и этим оазисом. Тут как раз между ними около 40 километров получается, вот бандюки на тачках и ездят периодически и собирают людей как грибы. Люди в шоке, не понимают, где они и что происходит, а тут эти на машинах. А, – махнул он рукой, – сами к ним навстречу бегут или едут. Те их быстренько обрабатывают, грабят, ставят перед выбором: либо с нами, либо против нас. Тем, кто соглашаются, дают ствол в руки и заставляют кого-нибудь убить. Те, кто отказываются – в рабы.
— Всё, как и рассказывал пленный бандит, – заметил я.
— Да, только вот какое дело. Сюда большинство людей проваливается на своих двоих. Шли там у нас под дождём, хлоп, и уже тут. Грибники, рыбаки, просто люди в лесу на отдыхе были. Попадают в том, что было на них. А у нас там со многими и машины проваливаются.
— Да, действительно интересно, – согласился я, – облако-то где?
— Облако в 10 километрах от пещер. Оттуда они и возят, что находят. Но, по сравнению с нашим, оно попроще, поэтому они и грабят караваны.
— Но почему же они из этих пещер не переедут жить сюда? – спросил я.
— А вот на этот вопрос у меня есть ответ, – улыбнулся Туман. – Сейчас я вас кое с кем познакомлю. Мне сегодня, когда бандитов допрашивали, один из них на эту женщину показал.
— На женщину? – практически хором спросили мы.
— Погодите, – отмахнулся он от нас, ища кого-то взглядом в толпе бывших заложников, которые сидели вокруг костров и завтракали. – Алевтина Ивановна! – громко крикнул Туман.
— Да, Валера, – откликнулась одна из женщин от костра, и мы увидели, как она поднялась с котелком в руках. Обычная женщина, среднего телосложения, одета уже в нашу «цифру».
— Можно вас на минутку?
— Да, конечно, – она отдала котелок ближайшему соседу и подошла к нам.
— Доброе утро, – поздоровалась она с нами.
Мы поздоровались в ответ.
— Алевтина Ивановна, – обратился к ней Туман, – не могли бы вы рассказать про пещеры, в которых живут бандиты? Да вы присаживайтесь, – спохватился он, показывая ей на крыльцо.
— Спасибо, – поблагодарила она его. – Вас всех, наверное, интересует вопрос, почему бандиты не переезжают жить сюда? – спросила она.
— Ещё как, – честно признался я, – мы слышали, что они живут в пещере, только непонятно почему. Тут всё-таки природа, – обвёл я рукой вокруг себя, – а там обычная пещера. И они живут в ней достаточно давно и продолжают жить.
— Ну не совсем обычная, – загадочно улыбнулась она, – давайте я вам расскажу по порядку. Попала я сюда около года назад. С мужем за грибами в лес пошли, попали под дождь. Гром, молния, а потом раз и пустыня вокруг. Через час показались две машины, это оказались бандиты. Они нам сразу сказали, что это другая планета и тут больше нет людей. Мужа избили, да и мне тоже досталось. Привезли нас в пещеру, я её сразу узнала. Сначала долго не верила во всё, думала, что это чей-то глупый розыгрыш, пока они на моих глазах не застрелили нескольких человек. Да и людей там много. Прожили там несколько месяцев, после чего нас перевезли сюда, – она тяжело вздохнула. – С той поры мы тут выращиваем картошку, кукурузу и за животными следим. Иногда получалось выходить на улицу, в том числе и ночью. Небо не наше, Медведиц нет. С другими такими же как мы общались. Так и пришли к выводу, что мы действительно по злому року оказались в другом месте, мире, планете, не знаю, как это назвать.
— Простите, Алевтина Ивановна, – прервал я её, – что значит, вы сразу узнали пещеру?
— Ах да, простите, – поправилась она, – на той нашей планете есть такая страна – Румыния.
— Ну да, – кивнули мы.
— Там есть пещера, вернее, бывшая соляная шахта, местная достопримечательность. Мы с мужем в ней два раза на экскурсиях были. Называется она Оконеле-Мари. Во второй половине 20 века её окончательно закрыли для добычи соли и сделали местом посещения туристов. Там дороги, перекрёстки, огромные залы, склады, вся необходимая инфраструктура и коммуникации. И вот теперь представьте, что эта пещера каким-то образом переместилась сюда, полностью. А сверху уже местные горы и вокруг обычная пустыня.
Тут мы как-то разом выдохнули. Сказать, что я охренел, это ничего не сказать. Ладно там вещи сюда переносятся, машины и корабли, людей даже в расчёт не беру, но чтобы целая пещера! Это как так? Да и мужики как-то тоже шибко удивились.
— В это сложно поверить, – продолжила Алевтина Ивановна, – но это факт. И вот в этой пещере они сделали себе великолепное место жительство. Там же строить ничего не надо, всё готово уже: комнаты, электричество. Речка там только небольшая появилась, воды в достатке. Повторюсь ещё раз, на поверхности обычные небольшие горы, но в Румынии таких точно не было, это уже местные. У них там, вроде, наблюдательные пункты есть.
— И насколько большие эти пещеры? – с интересом спросил я.
— Общая длина пещер около 13 километров, – ответила она.
Тут я еще раз охренел.
— А насколько широкие там дороги? – спросил Крот.
— Широкие, молодой человек, – улыбнулась она. – Как сказал мой муж, в самом узком месте может без проблем развернуться грузовик, в самом большом – фура какая-то. Я в этом не понимаю, вам лучше у него спросить.
— Полный пипец, – выдал Дима.
— Позвать его? – спросила она.
Я только головой смог кивнуть, пытаясь принять услышанную информацию.
— Олег, – крикнула она, встав на ноги.
У костра сразу же поднялся мужчина, это ему она свой котелок отдала, когда Туман её позвал.
— Иди сюда, – позвала она его, – тут тебе товарищи военные хотят пару вопросов задать.
— Здравствуйте, – поздоровался он с нами. На вид около 50 лет, среднего телосложения, залысина большая, на ногах самодельные шлепанцы. Вот чего-чего, а обуви у нас с собой не было. Одежда –да, несколько комплектов у Коржа в машинах нашлась. Мы её особо нуждающимся отдали, а вот обуви нет, – Меня Олегом зовут.
— А отчество? – спросил Корж.
— Просто Олег, – улыбнулся он.
— У ребят к тебе несколько вопросов про пещеру, – сказала его супруга.
— А, ну так это, – снова улыбнулся он, – помогу, чем смогу, спрашивайте.
— Насколько большие внутри пещеры помещения? – спросил я.
— Огромные, два грузовика разъедутся на раз. Вам, наверное, моя супруга уже сказала, что мы в Румынии в ней пару раз на экскурсии были.
— Да, – ответил я, – сказала.
— Там всё для людей сделано, вернее, для туристов, – поправился он. – Столовка, даже несколько, туалеты, электрические кабели, вентиляция, куча дополнительных помещений. Небольшой город, я бы сказал. Вот всё это очутилось тут. Мы там с другими мужчинами много чего делали для бандитов этих: двери ставили, стены выкладывали, пулемётные точки сооружали. Места там полно. Бандиты внутри неё на небольших машинах передвигаются. Есть несколько отсеков, куда вход посторонним воспрещён. Там главари живут. Я в Румынии-то не во всех её местах был, а что там сейчас, – он развел руками, – одному только Богу известно. У них там и мастерские, и склады, и увеселительные какие-то заведения. Бар есть огромный, тюрьма тоже есть.
— Электричество-то у них откуда? – с удивлением спросил Крот.
— Камни там какие-то есть, – произнёс Олег, – они электричество производят. Вот от них кабели и кинули на внутреннюю сеть.
— Электрические камни, – сказал я.
— Знаете про такие? – спросил Олег.
— Да, – кивнул я, – тут таких полно вокруг. Неограниченный источник энергии. А вода там есть?
— Есть, – кивнул бывший заложник. – В одной части пещеры протекает небольшая речушка. В Румынии её не было, значит, уже тут как-то появилась. Подземная река, в ней чистейшая вода.
— Сколько там народу-то живёт? – спросил Туман
— Ох, – почесал он затылок, – таких как мы там около ста человек, бандитов тоже около ста, может чуть больше. Сколько их там сейчас, сказать не могу. Тут, судя по слухам, вы с ними повоевали вчера хорошо, так что их там точно меньше.
— Это да, – улыбнулся я, – потрепали мы их хорошенько.
— Вы же полезете туда к ним? – спросил он у нас. – Чтобы уничтожить их.
— Полезем, конечно, – ответил я, – для этого мы сюда и пришли. Больно много бед они нам принесли.
— Кому это нам? – удивлённо спросил он.
— Валер, вы им не рассказывали что ли про этот мир? – спросил я у Тумана.
— Нет, некогда было. Может, сейчас им сам расскажешь? Они, вон, все сидят около костров, – кивнул он на людей. – Заодно объясни, что дальше с ними будет. Мы же к себе их всех повезём? Тут же не бросим.
Я кивнул.
— Да и бойцы нам точно не помешают ещё, может, кто согласится с нами поехать или сам желание выскажет.
— Видимо, придётся, – ответил я, поднимаясь на ноги. – Люди! – громко крикнул я. – Можно минуточку внимания?
Дождавшись, когда все переведут свой взгляд на меня и будут готовы слушать, я начал говорить. Я рассказал им про наши города, где мы сейчас живём, про облако, откуда мы всё возим, про новый оазис, который мы нашли и сейчас начинаем обживать, про то, как живут люди тут в свободе, а не в рабстве. Под конец рассказал всем, зачем и почему мы тут. Про Блюр и Арканит только промолчал, не надо пока про это. Говорил, наверное, минут пятнадцать. Все, затаив дыхание, слушали меня. Потом посыпались вопросы. Честно на них ответил, как мог. В основном, людям было интересно, как и что с ними будет дальше. Если по вопросу, что с ними будет дальше, я ответил, что они теперь все свободны, и мы доставим их к нам в город, чтобы они уже там решили, как и чем жить дальше, то по этому оазису…
— Я пока не готов вам ответить, нужен нам этот оазис или нет, – ответил я. – Для начала, нам надо разобраться с бандой. Вы все были в той пещере бандитов и знаете, что она из себя представляет. Поэтому прошу вас, кто может, предоставить нам максимально полезную для нас информацию.
— Какую именно-то? – выкрикнул какой-то мужик из толпы слушающих меня людей.
— Входы, выходы, может кто-то сможет нарисовать внутреннюю схему пещеры, расположение казарм, складов, мастерских, где жилые помещения, где держат пленных людей. Как и чем бандиты могут обороняться, куда они могут бежать, как бежать, на чём. И так далее, и тому подобное, – я замолчал и посмотрел на стоящих передо мной людей.
Тут вперёд вышли двое мужчин. Один – молодой, около 25 лет, наверное, второй – чуть постарше.
— Мы, это, – начал говорить тот, что постарше, – с вами хотим поехать. Оружие дадите?
Опа, а вот это уже хорошо. Есть добровольцы, чем больше нас будет, тем лучше. Мы мгновенно переглянулись с Туманом, и он мне подмигнул.
— Я тоже с вами хочу, – вперёд вышла та девушка, которая била дубиной своего насильника, а за ней присоединилась ещё одна, так же выразив своё желание.
— Оно вам надо? – с ухмылкой спросил Туман, вот зачем он мне подмигнул. Ну что же, посмотрим, что будет дальше. – Там можно и на пулю нарваться, причём легко. Вы все уже свободные люди, вас больше никто не обидит.
— Мы поедем! – настаивали парни. – В армии оба были, с оружием обращаться умеем, надо кое-кому должок отдать, – сказал тот, что помладше.
— Мы тоже, – решительно сказали девушки.
— А вы, Амазонки, с оружием обращаться умеете? – спросил у них Крот.
А девочки-то ничего, отмыть, переодеть, подстричь, чуть подкрасить, и будут красавицы. Походу, Крот на эту, которая дубиной бандюка обхаживала, глаз положил. Вон как лыбится стоит.
— Нет, – растерянно произнесла говорливая, – но я знаю внутреннее помещение, где Круг живёт.
О как! Я аж подскочил после этих её слов.
— Откуда? – тут же спросил Туман.
Девушка немного замялась, посмотрела по сторонам и немного покраснела.
— Стоп, – поднял я руку, останавливая её, – не продолжай.
— Спасибо, – произнесла она.
— Вот же я – осёл, – потихоньку сказал Туман, видимо сообразив, для чего её туда таскали, – извини, девочка.
— Я, пожалуй, тоже с вами пойду, – вперёд вышел довольно-таки крепкий мужик, – пулемёт только дайте.
— Так сразу и пулемёт, – засмеялся Рыжий.
— Да, пулемёт, – серьёзно посмотрел мужик на Рыжего, – обращаться умею, можете не волноваться.
— Туман? – спросил Рыжий у него.
— Валяй, – лениво ответил тот, – вон там в лесочке.
— Лама, Зима пошли, – обрадовался Рыжий. – Вы, двое, – показал он на молодых парней, – и ты, крепыш, пошли за нами. Посмотрим, как вы с оружием управляться умеете.
Бывшие заложники тут же заулыбались и потопали за нашим экипажем Навары.
— А мы? – растерянно спросили девушки.
— А с вами мы решим, что делать, – ответил им Туман. – Хотите поехать, поехали.
— Пистолет мне дайте и научите хоть чуть-чуть, как с ним обращаться, – требовательно попросила эта Амазонка.
Тут я поймал взгляд Крота. Сразу вспомнился кот из Шрека, такой же взгляд жалостливый. Туман только рот открыл, чтобы ответить, как я легонько ткнул его локтем.
— Чё?
— Крот, – как можно тише сказал я ему.
— Крот, займись! – громко сказал Туман, быстро сообразив. Видимо, он тоже заметил, как Крот смотрит на эту девушку.
— Есть! – чётко ответил Крот и вытянулся.
Я еле улыбку сдержал, такого мы за ним никогда не замечали.
— Крот, – представился он, подойдя к девушкам чуть ли не строевым шагом.
— Всё, поплыл наш гонщик, – потихоньку сказал мне Туман.

Глава 11.

К вечеру мы собрались в одном из зданий. Там была уютненькая комната, в ней и организовали что-то типа временного штаба.
— Ну, рассказывайте мужики, – обратился я к своим коллегам, – что вы там выяснили у бывших заложников о пещере. Кто начнёт?
— Давайте я что ли, – произнёс Дима. – Я тут кое-какую информацию свёл воедино, чтобы десять раз одно и тоже не рассказывать. В общем, по пещере у нас следующее, – он достал несколько листков, быстро пробежался по ним глазами и продолжил. – В лоб мы её хрен возьмём. Два въезда-выезда, большие сваренные ворота, напротив ворот – доты с пулемётами. Также бывшие рабы указали нам на три выхода на поверхность, пеших. Но я думаю, их больше. Около одного из выходов есть небольшая стоянка. На ней – пара тачек на всякий пожарный. Это тот крепыш сказал, который пулемёт требовал.
— Кстати, как он? – спросил я у Тумана.
— Нормальный пулемётчик, – ответил Туман, – пользоваться умеет. Те двое парней тоже ничего, в армии были, стреляют более-менее, пойдёт.
— Извини, Дим, продолжай, – сказал я ему.
— Пешком по этой пещере мы запаримся ходить, нужны колёса. Бандиты передвигаются внутри на машинках, которые собрали в своих мастерских. Из облака натаскали тачек и наделали букашек себе.
— Им дышать-то есть там чем? – спросил Крот.
— На счёт этого можешь не волноваться, – ответил ему Дима. – Там стоит мощнейшая вентиляция. Это всё со слов тех, кто там был, но смысла им нам врать я не вижу. Плюс там очень высокие потолки, метров по 10-15, так что воздуха там завались. Плюс армейская дисциплина, плюс наблюдатели на горе, каждый вход-выход под постоянной охраной.
— Да уж, крепкий орешек эта пещера, – сказал Корж.
— Надо думать, как нам туда проникнуть, – взял слово Туман. – Предположим, что мы сможем подъехать тихо ночью к этим горам, заберёмся на них, снимем охрану, дальше что? Днём понятно, что многие входы открыты, а ночью они запираются. Если попрём днём в лоб, нарвёмся на сопротивление, скорее всего, ещё на подступах. Ночью всё закрыто.
— Да, – кивнул Дима, – ночью они закрываются, – только автогеном резать, которого у нас нет, – он усмехнулся.
— И что, никто не знает какого-нибудь тайного входа? – с удивлением спросил я. – Не может быть, что нет такого входа.
— Не знает никто такого входа, – отрицательно помахал головой Дима. – Я спрашивал практически у всех и бандитов тоже тряс.
— Через вентиляцию никак? – спросил Рыжий.
— Нет, – ответил Дима, – слишком маленькие трубы, человек не пролезет.
— Тогда я вижу только один способ, – сказал я. – В грузовике с продуктами. Только вместо продуктов – мы.
Все разом замолчали и уставились на меня.
— Придётся прорываться, – задумчиво произнёс Туман.
— Прорвёмся, – махнул рукой Крот. – Поедем под вечер, наши тачки с остальными бойцами где-нибудь неподалёку будут стоять. По команде все к нам, нам главное плацдарм захватить.
— Некоторые из наших машин могут неподалёку от выездов из пещер стоять, чтобы из бандитов никто не ушёл, – продолжил я.
— Тогда давайте думать, как и что, – улыбнулся Туман.

Автор категорически против размещения ещё где-либо «Механиков» кроме сайта «ЯПисатель» без его согласия.
Copyright (c) Nota34.

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели